Jump to content

Leaderboard


Popular Content

Showing content with the highest reputation since 05/14/21 in Posts

  1. 3 points
    Пэйринг и персонажи: Принцесса Курда, Трисс, Затрещина, Флит Размер: 5 страниц, 1 часть Жанры: AU Фэнтези Экшн Предупреждения: Отклонения от канона Преканон Описание: Две несчастные души, которым суждено было встретиться... Посвящение: Всем поклонникам творчества Брайна Джейкса и серии "Рэдволл". Примечания автора: Данная работа является завязкой к альтернативной истории книги "Трисс Воительница". Публикация на других ресурсах: Уточнять у автора/переводчика Минуй нас пуще всех печалей И барский гнев, и барская любовь. Грибоедов А.С. Замок Рифтгард. За час до полудня. В тот день все вокруг казалось ей гнетущим: холодное северное Солнце, мрачные коридоры замка, в которых шаги отдавались гулким эхом, сочувствующие взгляды других слуг и многозначительные усмешки стражников. От того ощущение, будто ее ведут на казнь, становилось лишь сильнее. Да, прежде Трисс не доводилось бывать в этой части дворца и о том, что здесь творится она знала лишь понаслышке. Кто-то мог бы сказать, что ей до сих пор везло — прислуживать принцессе Курде во время тренировок как правило отбирали сильных и выносливых зверей. Однако удача переменчивая штука, и сейчас, глядя на довольную морду Флита, Трисс догадывалась, что дело тут не столько в желании угодить принцессе, сколько в личной неприязни лейтенанта к ней. У двери, ведущей в оружейную палату, они оказались довольно быстро. Пока Флит гремел ключами и возился с замком, второй стражник бесцеремонно сунул в лапы Трисс увесистый мешок с репой. — Значит так, слушай внимательно и запоминай, дважды повторять не буду. — средних лет крыс, с проседью в темной шерсти, явно считал ниже своего достоинства разговаривать с какой-то там белкой, но вместе с тем понимал необходимость объяснить новенькой основные правила. В гневе Курда была горазда вымещать злость не только на слугах. — Пока принцесса не пришла, убедись, что все готово к тренировке — пол не скользит, тюки плотно набиты и так далее. Репу развесишь на стропилах, как мишени. И только попробуй умыкнуть хотя бы одну — неделю будешь сидеть в клетке, на воде и сухарях. — Вот-вот, — поддакнул Флит, наконец справившись с дверью. — Репки у нас все посчитаны, все для Ее Высочества. Да и еще: проверь оружие — наточено ли, блестит ли. А то принцесса очень рассердится, если придется упражняться с тупым клинком, — добавил он, хитро подмигнув напарнику. Курда терпеть не могла, когда кто-то из слуг прикасался к оружию без ее позволения, но эта дерзкая и непокорная белка никак не могла знать об этом, в свой первый день у принцессы Рифтгарда. Донельзя довольный собой, Флит проводил пошатывающуюся под тяжестью мешка Трисс взглядом исполненным мрачного предвкушения, а затем захлопнул дверь и, вытянувшись по стойке смирно возле нее, стал ждать, что будет дальше. *** Уже почти наступил полдень, когда Трисс, немного запыхавшись, подготовила зал для тренировки — протерла зеркала вдоль стен, поправила и кое-где набила соломой напольные и подвесные чучела, ровными рядами развесила пресловутую репу. Остановившись чтобы отдышаться, она в последний раз окинула взглядом плоды своего труда, с тоской думая о том, что скоро от идеального порядка не останется и следа. Где-то на краю сознания встрепенулась злость, возмущение своим рабским положением, … но Трисс усилием воли загнала эти чувства подальше, в темные уголки души. Чтобы пережить сегодняшний день ей нужны были холодная голова и трезвый расчет, а ярость и праведный гнев пускай тлеют, до лучших времен. Успокоившись и переведя дыхание Трисс решительно подошла к оружейным стойкам, которые ровными рядами протянулись вдоль дальней стены, под высокими и узкими окнами палаты. Сабли, одноручные и двуручные мечи, шпаги, рапиры — от бесчисленного количества клинков рябило в глазах, а играющие на полированной стали солнечные лучи так и норовили ослепить. С замиранием сердца Трисс поняла, что у нее почти нет времени, чтобы проверить каждый из них, но и отступать перед трудностями она не привыкла. Взяв со стойки ближайший меч — обоюдоострый, с полукруглой гардой и позолоченным навершием — она придирчиво осмотрела его, проверила когтем остроту лезвия и уже собиралась вернуть на место когда… — Ну и что, по твоему, ты делаешь? Высокий, холодный голос за спиной подействовал на Трисс словно ушат ледяной воды. Она обернулась, всем видом демонстрируя смирение и покорность, сочетание способное польстить любому тщеславному зверю… Однако на принцессу Рифтгарда это не произвело должного впечатления. Застыв в дверях, царственная хищница смотрела на Трисс в упор и взгляд у нее был совсем нехороший — гневный, но вместе с тем какой-то оценивающий… — Простите Ваше Высочество, — кротко ответила она, склонив голову в почтительном поклоне. — Мне приказали быть сегодня при вас и… — Мне известно для чего ты здесь. — плотно затворив дверь Курда шагнула к Трисс, в ее тоне, как и в движениях, читалась неприкрытая угроза. — Но я не припомню, чтобы приказывала подавать мне оружие. Лишь после этих слов Трисс с ужасом осознала, что все ещё сжимает в лапе тот проклятый меч. Но странное дело — мысль о том, чтобы его бросить и молить о снисхождении, она отмела практически сразу, лишь крепче стиснув рукоять. — О, как видно, ты любишь играть с мечами? — в коралловых глазах принцессы Рифтгарда заплясали искры темного веселья, но голос оставался ледяным. — Всего лишь служанка, а воображаешь себя фехтовальщицей? Быть может, мне стоит преподать тебе урок, как думаешь? Трисс собиралась было возразить, но Курда уже натянула рукавицу из плотной ткани и взяла со стойки шпагу с вычурным эфесом. И снова — стоило ей лишь взглянуть на вражеский клинок, как страх и тревога отступили, а на их место пришла холодная, жесткая сосредоточенность. Положение было безвыходным, и все же она предприняла последнюю попытку избежать боя: — Ваше Высочество, я не умею сражаться… — Подними меч. — в голосе принцессы отчетливо звякнул металл. Заложив левую лапу за спину и направив острие шпаги в грудь Трисс, она замерла в этой позиции, будто змея, готовая в любой момент прянуть и ужалить. Поняв что выбора у нее нет, Трисс подчинилась. Сделав шаг назад она попыталась повторить стойку Курды, но вышло довольно неуклюже. — Выше, выше — надменно скомандовала принцесса. — Еще… Высокомерие и небрежный тон сделали свое дело — чувствуя закипающий в глубине души гнев, Трисс впервые посмотрела на Курду в упор, глаза в глаза. — Хорошо. — одобрила та… и тут же атаковала — стремительно, без малейшего предупреждения. От первого выпада Трисс ушла чисто на инстинктах — легким, истинно беличьим прыжком. Но Курда не дала ей перевести дух — стремительно сократив дистанцию она напала снова, на этот раз дальним рубящим ударом, практически тут же переведя его в колющий. И снова Трисс спасла реакция — отскочив вбок она укрылась за тренировочным чучелом, так что остриё шпаги пронзило лишь набитый соломой мешок. Но буквально через секунду ей пришлось вновь уклоняться от молниеносных ударов и выпадов… Эта опасная игра продолжалась еще какое-то время — Трисс отступала, а Курда преследовала ее, но из раза в раз клинок принцессы не достигал цели, поражая то репу, то соломенные чучела. Несколько раз Трисс была неприятно близка к тому чтобы получить серьезные раны, и только в последний момент ей удавалось избежать этого. Однако вскоре, терпению Курды пришёл конец. — Хватит убегать! — прорычала она, когда не в меру прыткая служанка в очередной раз разорвала дистанцию. — Защищайся! Было ли дело в эйфории боя или в адреналине, бурлящем в крови, но новый удар Трисс приняла на меч. Это был первый раз, когда их клинки скрестились — звон прокатился по залу, многократно отраженный и усиленный эхом. Свою ошибку она осознала мгновением позже, когда Курда чуть не выбила оружие у нее из лап, связав клинки коротким вращением. Потеряв равновесие Трисс рубанула мечом наотмашь… и теперь уже принцессе пришлось отпрянуть. На миг в коралловых глазах хищницы промелькнули шок и неверие, — какая-то белка-служанка вынудила ее, первую шпагу Рифтгарда отступить! — а затем Трисс пришлось уйти в глухую оборону под яростным натиском взбешенной принцессы… *** У оружейной палаты успела собраться приличная толпа зевак из замковых слуг и рядовых стражников, так что отряду королевских гвардейцев, пришлось пустить в ход копья и кулаки, чтобы пробиться в первые ряды. Капитан Затрещина, лично раздал не меньше дюжины зуботычин тем, кто не пожелал уступить ему дорогу, и своим подчиненным в том числе. Но командующего армией Рифтгарда это не волновало — сквозь гул толпы он отчетливо слышал звон клинков и от осознания того, что в замке идет бой у него шерсть становилась дыбом. Но зрелище, открывшееся когда он наконец прорвался в зал, определенно прибавило ему седых волос на загривке. Принцесса Курда, позабыв об всем на свете, яростно атаковала молодую белку из замковой челяди, а та, мало того что была до сих пор невредима, так еще и не стеснялась атаковать в ответ. При этом обе выглядели уставшими, с обеих градом катился пот, но ни одна, ни другая не желали уступать. — Ваше Высочество.! — Затрещина шагнул было вперед, желая остановить поединок, но… — Назад! — прорычала принцесса Рифтгарда, метнув в капитана испепеляющий взгляд. — Я справлюсь с ней сама! С этими словами она удвоила темп боя, устремившись в последнюю атаку, а Затрещина заметался, не зная что предпринять. Он не мог ослушаться прямого приказа принцессы, но в то же время понимал, что если с головы Курды упадет хотя бы волос, его собственная голова будет красоваться на пике у замковых ворот. К тому же, он видел с каким восторгом другие слуги смотрят на юную белку, и понимал, что если оставить все как есть, то это может окончиться всеобщим мятежом. Ухватив за плечо первого попавшегося стражника — по счастью им оказался Флит, наиболее расторопный и исполнительный малый во всем гарнизоне — Затрещина притянул его к себе и страшным шепотом приказал: — Немедленно собрать всех стражников и перекрыть это крыло дворца. Без моего приказа никого отсюда не выпускать. Передай надсмотрщикам — всех рабов разогнать по баракам, бараки оцепить до моего распоряжения, понял? И быстро, одна лапа здесь, другая там! Флит отдал честь и, протолкавшись к выходу, что есть духу припустил в сторону казарм. Никогда еще он не был так рад полученному приказу и искренне надеялся, что никто так и не узнает, какую роль он сыграл в этой истории. *** Почти наступило время обеда, когда в конец измотанные Курда и белка-служанка одновременно опустили оружие. Обе тяжело дышали, и метали друг в друга враждебные взгляды но поднять клинки уже не могли. Трисс опиралась на свой меч всем весом, Курда же использовала шпагу вместо трости. Многочисленные зрители затаили дыхание ожидая развязки. — Этот бой… — выдохнула принцесса Рифтгарда, уже без тени насмешки или высокомерия — ловкость и силу соперницы она оценила по достоинству. — Для тебя... он был первым? — Да. — честно ответила Трисс, кое-как выровняв дыхание и утирая пот тыльной стороной лапы. Для нее это и в правду был первый настоящий бой, да еще с сильным противником — с непривычки кисти и предплечья болели так, словно она весь день махала молотом в кузнице. Тем не менее, следующий вопрос сорвался у нее с языка прежде, чем она успела себя одернуть. — А для вас? Глаза Курды опасно сузились, и капитан Затрещина, посчитав, что лучшего шанса не представится, поспешно выступил вперед являя собой воплощение праведного гнева. — Что за неслыханная дерзость! — прорычал он и ткнув в белку когтистым пальцем добавил — Ваше Высочество позвольте, я разберусь с этой смутьянкой… — Молчать! — отрезала Курда и капитан тут же сник, утратив весь свой пыл. — А ты, — добавила она, обращаясь к недавней сопернице. — Назови свое имя. — Трисс, дочь Аррема Рокка. — ответила юная белка звонким, исполненым силы голосом, но спохватившись, добавила. — Ваше Высочество. От этих слов Затрещину прошиб холодный пот. Даже спустя сезоны, это имя все еще имело над ним власть. Тот день отпечатался в его памяти так, словно все это было только вчера — первая высадка короля Саренго на скалистое побережье Рифтгарда, атака объединенных сил белок, мышей, ежей и выдр, их попытка сбросить захватчиков в море. Помнил он и Рокка пронзенного не менее чем тремя десятками стрел, тогда как иному зверю хватило бы и одной чтобы отправиться в Темный Лес. И вот теперь, словно из ниоткуда, объявляется его наследница и в ее лапах меч… Кошмар наяву, не иначе… — Что ж, Трисс, на сегодня можешь быть свободна. — Курда между тем улыбнулась, а ее тон хотя и остался властным, приобрел милостивый и покровительственный оттенок. — Как следует отдохни и восстанови силы. Завтра я буду ждать тебя в этом зале, в это же время. И не вздумай опаздывать. Среди стражников и слуг послышался изумленный ропот и все они расступились перед Трисс, когда она вернув меч на место и поклонившись принцессе, направилась к выходу. Даже капитан Затрещина не осмелился заступить ей дорогу, а лишь наблюдал со стороны, сжимая кулаки от бессильной злости. Разумеется Курда никак не могла знать о событиях, имевших место еще до ее рождения, как и о том, какая опасность угрожает всему Рифтгарду в лице этой юной белки-служанки. И когда та прошла мимо, а их взгляды на миг встретились, внутренний голос шепнул капитану, что уж лучше бы в этот день в кладовых замка не досчитались очередного мешка с репой…
  2. 1 point
    Больше всех жалко Фэлдо. Перед ним было такое будущее, но он выбрал прошлое, где ничего хорошего. Смерть Фэлдо большая потеря для СЦМ. Он же со своим огнем в глазах мог и горы сворачивать, и города строить.
  3. 1 point
  4. 0 points
    ОКО 75 Хотелось бы увидеть хоть один пример хищника, вписавшегося в Рэдволл, да. Тот же Хвастопуз, и то должен был поселиться на почтительном расстоянии от аббатства. Тура и Битоглаз могли бы спокойно жить в Рэвдолле, если бы не роковая случайность с убийством брата Хэла. А мы могли бы увидеть брата-крысу в зелёной рясе. Он мог бы быть привратником или писарем, живущим в сторожке (чтобы его сильно не дичились). Или лиса-лекарь в лазарете. Хорь-келарь, горностай-звонарь, ласка-повар, диббуны-хищники, вырастающие также, как какие-нибудь белки или выдры - суровыми, но не злыми. Джейкс не даёт таких прмеров, увы. Землеройки и полёвки вообще пограничные персонажи. Известны случаи сотрудничества с хищниками с их стороны, склонность к раздорам, воровству, насилию. Белки и зайцы просто обычно могут за себя постоять в отличие от большинства мышей, кротов и ёжиков. Белки ещё очень часто склонны к мстительности. С выдрами и барсуки всё вообще очень интересно. В нашем мире они принадлежат к одному семейству куньих с росомахами, соболями, куницами, хорьками, горностаями и ласками, и, по идее, должны быть заодно. Хищнические наклонности у них очевидны, и доброта держится только на усиленном воспитании. Весьма примечательно, что сезоны указали лисице Гриссе на Дейну как на нового Таггерана. А ведь Грисса - реальная провидица. То есть выдрёнку было свыше определено попасть в хищную стаю Юска. Вот, кстати, да. У нас столько историй успеха, и все в прошлом. Книги повествуют только о крахе хищников. Добавлю ещё островных монархов - Габула, Ублаза, Сильф, Феликса, а также того же Криволапа. Я уж не говорю про Страну Льдов и Снегов, где правят бродячий камень росомахи, и бывший Лоумхедж с виаратами и Малькариссом.
  5. 0 points
    Спасибо, Мгла! Отдельная благодарность за объяснение пропорций, буду учиться:)
  6. 0 points
  7. 0 points
    Утро начинается не с чашечки кофе. Точно не для Клуни и порабощенных им рэдволльцев. Именно поэтому утро растянулось надолго, господа! Итак, Клуни был зол и хмур и решил казнить аббата. Именно своим шипом и именно чтобы Василика это сделала. И место выбрал - лес. Проводить туда должен был ее Краснозуб, а также Роксана, подруга Клуни. Но что-то пошло не так - поэтому пейте эспрессо, господа! Старичелло вырвался, начал угрожать Краснозубу ножиком, пока они препирались Бэзил, сидевший в засаде выкрал Василику, которая предусмотрительно дала деру. Роксана побежала всех предупредить, но особо это не удалось. Пока они миловались с Клуни, Скалраг, лис, разобрался со старичелло и вернул его на место. Они с Краснозубом спорили, нужно ли догонять зайца, но таки не стали. Тем временем Бэзил и Василика с помощью горностая, который заметал следы , добрались до церкви св. Ниниана. Бэзил предложил отправиться за помощью в Саламандастрон. Тем временем на кухне Рэдволла стала помогать лисичка Сара, влюблённая в Скарлага. На кухне хозяйничает злобная белка Розамунда, которая спит и видит о том, как уничтожить хищников. Клуни дал задание Краснозубу и Роксане проверить, надёжно ли заперта Констанция. Краснозуб за это утро понял, что влюблён в Роксану и хочет занять место Клуни, он пытался отравить барсучиху, но побоялся. А вот Роксана что-то дала Констанции, но так и непонятно что. Тем временем наш первый парень на деревне, Скарлаг довёл до слез лису и насильно поцеловал белку на кухне. Розамунда решила его зарезать ночью, после того, как лис назначил ей встречу. Клуни потребовал завтрак (ещё бы!) и пока готовился ёж и кролик, Сара и Краснозуб так надегустировались аббатского вина, что поцеловались. Наконец, Клуни завтракает и решает отправить шпионить за рэдволльцами сначала Роксану и Сару, а затем, подумав, Розамунду и Сару. Наступил день! Ты ещё можешь успеть присоединиться к этой Санта Барбаре до вечера! http://zamokcluny.rolka.su/viewforum.php?id=4
  8. 0 points
    Я знаю, что V в lives, да. Ага. Уже поздно.
  9. 0 points
    Чума не длится сотни лет. ( - :
  10. 0 points
    Раф Неужели ты считаешь лесных жителей такими слабыми и неорганизоанными?! Мартин лишь ускорил процесс свержения Котира дополнительным подкреплением, причём тоже самое мог сделать и кто-нибудь другой. К плану затопления Котира Мартин вообще не имел отношения - прошёл бы ещё сезон и крепость сама утонула. Вообще Мартин в СЦМ "подвернулся под лапу" и был использован для экспедиции за Вепрем, из-за каких-то предпологаемых достоинств хотя нашлись бы и другие герои, посильнее и поскромнее.
This leaderboard is set to Moscow/GMT+03:00
×