Jump to content

Пепел


Guest Керригор_гость
 Share

Recommended Posts

Глава 24.

Пепел проснулась незадолго до заката. Разговор как-то не завязался, и оба решили вздремнуть. Белка мельком глянула на спящего Митча и села, прислонившись спиной к стене. Что теперь делать? Этим вопросом она задавалась с момента своего заточения. Все складывалось против нее. Она уже вряд ли успеет спасти Ульфина. Белка почувствовала отчаяние и тут же до крови укусила себе лапу.

- Выкручивалась и из ситуаций похуже…

Из недолгого разговора с Митчем ей удалось узнать немногое. Мышонку многое пришлось пережить: в соседней камере с дверью без окна часто проводились пытки. Как сказал Митч, его посадили сюда за воровство, его и его отца с маленьким братом. Он не стал вдаваться в подробности того, что с ними делали стражники, отвернувшись и глотая слезы. Но Пепел заметила шрамы от плетей на лапах мышонка. Когда белка спросила, пробовал ли он бежать, Митч опустил голову и кивнул.

Факел уже давно потух, так что сидеть приходилось в полной темноте. В подземелье царила полнейшая тишина, нарушаемая лишь посапыванием мышонка и почти неслышным дыханием белки. Прошло около получаса. Озарение по поводу плана действий не слишком торопилось снисходить. Пепел уронила голову на грудь и вздохнула.

Тут тишину нарушил новый звук. Белка шевельнула ухом. Тихие шаги по лестнице приближались. Послышался знакомый скрежет. Пепел, бесшумно поднявшись, схватила Митча и, зажав ему рот, скользнула во тьму коридора. Из открывшегося прохода забил свет. Вошел стражник с факелом в лапе.

- Чтоб вам пусто было… Проклятущий котяра! Когда-нибудь я сам перережу ему горло…

Стражник оказался крысой. Он вперевалку пошел вдоль стены, ворча и проклиная всех капитанов стражи на свете. На мгновение факел осветил его вторую лапу. На месте запястья у крысы был крюк с прикрепленным к нему луком. На поясе болтался колчан со стрелами. У стрел было оранжевое оперение…

Дрефан замер. Перед ним из темноты выросла смутная фигура. В свете факела сверкнула обнаженная сталь ятагана. В голове крысы мгновенно промелькнул образ с ног до головы перепачканной кровью Когтелома белки с серой шерстью и взглядом без эмоций, медленно обнажающей блестящие багровые ятаганы.

Дрефан судорожно шарил лапой в поисках стрел. Холодное лезвие коснулось ложбинки под его подбородком. На шерсти появилась темная капля крови. Из темноты послышался спокойный голос:

- Чудесно… Ты вовремя. Мы уже начали скучать.

Лезвие сильнее надавило на шею Дрефана, заставляя его попятиться. Белка окончательно выступила из мрака темницы. За ней шел напуганный Митч. Белка дотронулась до спины мышонка, подталкивая его к выходу из подземелья.

- Митч, подожди меня наверху. Мне надо с ним кое – о чем потолковать. – Пепел ободряюще похлопала малыша по плечу. – Иди.

Митч послушно побежал по лестнице. Приоткрыв лапкой дверь, он шмыгнул за стоящее неподалеку кресло. Мышонок зажмурился от подступивших слез. Слез счастья и горечи.

Пепел повернулась к Дрефану. Глубоко вздохнув, она тихо произнесла:

- Я задам тебе пару вопросов. Отвечай подробно, с выражением и только правду. Почувствую, что лжешь… - белка провела ребром ладони по горлу. Дрефан, дрожа как осиновый лист, кивнул.

Через полчаса Пепел поднялась в зал. Она вздохнула полной грудью и уперла лапы в бока. Из-за кресла раздался голос:

- А где стражник?

Пепел хмыкнула.

- Он решил немного посидеть в камере, подумать о жизни и о своем предназначении.

Мышонок выбрался наружу и вопросительно посмотрел на белку.

- А куда нам надо идти?

Пепел наклонилась к нему и внимательно посмотрела в глаза.

- Ты должен идти один. Я пришла сюда спасти своего друга. И спасу его.

- Но… но я не знаю, куда…

- Ты должен отсюда выбраться. – Голос белки был более суровым, чем ей того хотелось. – Я не смогу пойти с тобой. Ты смелый, и я верю, что ты сможешь. Другого варианта нет. Ты сам отвечаешь за свою жизнь.

Митч проглотил комок в горле и кивнул. Пепел выпрямилась и произнесла уже более мягко:

- Я знаю, это тяжело. Будь я уверенна… - она ненадолго замолчала, - В общем, все зависит от обстоятельств. Удачи тебе.

Пепел быстро пересекла зал и скрылась за высокими дверями. Во взгляде ее горела спокойная решимость. Теперь она знает, куда идти.

Link to comment
Share on other sites

Снова только часть.

Глава 25.

Блейд выпрямился.

- Если не у кого нет вопросов, то все свободны.

Капитаны отрядов отрывисто поклонились и вышли. Блейд подавил тяжелый вздох. Непонятное чувство беспокоило его уже два дня. Отбросив лишние мысли, заяц в который раз наметил на большой карте предположительный план штурма.

Заметив возвращающихся капитанов, Коррин подбежал к накаченной выдре, с которой его познакомил Ульфин.

- Сай, подожди минутку. Что сказал Блейд?

Сай повел широкими плечами.

- Что, что… объяснил план действий, дал указания. Неужели не ясно?

- Ясно. Ну ладно, пока.

Коррин повернулся к своей палатке, но выдра его остановила.

- Ты что, боишься? – хорек кивнул. – Так всегда бывает. Если переживешь первый бой, во второй пойдешь уже как бывалый вояка.

- Угу.

Коррин вошел в палатку, сел на кровать и просидел неподвижно около получаса. Ни Ульфин, ни Пепел так и не вернулись. В душу начал прокрадываться страх. Он будет один. Жить ему осталось одну ночь. Одну ночь… Коррин машинально опустил лапу в карман жилетки и почувствовал, как когти коснулись чего-то шероховатого. Хорек вынул предмет. На ладони лежал камень, в полутьме палатки источавший мягкий голубоватый свет. Коррин сжал его. Он не струсит и пойдет в бой вместе с остальными. Пусть его там ждет смерть, но он не предаст память друга. «До заката остается совсем немного времени. Пойти, потренироваться с кистенем?» Хорек медленно встал и направился в оружейную. В глубине души давно затаились страх и отчаяние.

---

Стены пустых безжизненных залов эхом отражали звук быстрых шагов. Серая белка бежала по коридорам крепости, принадлежащей хищникам. Теперь Пепел знала, где ее цель.

За стенами Фамагосты медленно гас кроваво-красный закат. На один миг Пепел остановилась. Последние лучи дня заиграли на ее шерсти и отразились в глазах. «Тогда закат был точно таким же…» Перед мысленным взором промелькнуло видение: черный дым клубится в закатном небе, поднимаясь все выше. На берегу стоят объятые пламенем каркасы хижин. Черная, как дым, вода оставляет на прибрежных камнях клочья седой пены. Все побережье усеяно трупами. Трупами белок. Детей и их матерей. На краю бывшего селения стоит белка, с перепачканной в крови темно-бурой шерстью. Она падает на колени и закрывает лицо лапами.

- Кровь смешалась с пеплом. Мер`Эт Тин, сама Смерть бродила среди убитых. Этот день навсегда останется в нашей памяти. Ты единственная, кто выжил. Имя тебе – Кровавый Пепел!

Эти слова посвящения на древнем языке глубоко врезались в память. Пепел отвернулась от окна и продолжила путь.

- …Tire in neno

Tempora im a

Int infa eno…

Link to comment
Share on other sites

Продолжение.

Знакомый коридор встретил непрошенную гостью полнейшей тишиной, и словно с молчаливым предупреждением наблюдал за ней невидимыми глазами каменных стен. Лапы белки коснулись тонкого блестящего лаком дерева двери, расписанной желтыми и красными розами. Она легко поддалась, и Пепел оказалась на балконе.

Едва слышный скрип петель двери, и силуэт белки потонул во мраке, царившем в огромном зале. Пепел неподвижно стояла, ожидая, пока глаза привыкнут к темноте. Затем взяла в лапу предусмотрительно экспроприированную у незадачливого крыса – охранника подземелий веревку и подошла к невысокой колонне, соединяющей перила балкона со сводчатым потолком. Дотронувшись до нее, белка почувствовала, как холод, исходивший от отшлифованного черно – белого гранита, заструился через сильную лапу, успокаивая напряженные нервы. Завязав узел на петле, стягивающей колонну, Пепел дернула за веревку, проверяя ее надежность, и одним прыжком перемахнула через перила.

Через несколько минут лапы белки коснулись холодного камня пола. Пепел осторожно пошла к высокому, в три ее роста, окну. Встав напротив него, белка зажала края шторы и резко дернула вниз. Мягкая ткань тяжелыми бархатными волнами осела на пол. В зал хлынул яркий серебристо – белый свет полной луны. Пепел огляделась.

Все было точно так же, как и в тот вечер, когда в этом зале на глазах у Ульфина убили его брата. Длинные столы у каждой стены, но на этот раз без стоявших на них блюд. Каменный трон в конце зала с ведущими к нему закругленными ступенями. Взгляд белки скользнул по нему и тут же застыл.

Над троном, медленно растекаясь по стене и поблескивая в лунном свете багровыми бликами, темнела надпись. Вокруг нее вился рой мелких мошек. Надпись была сделана кровью.

Ты не найдешь его.

Белка медленно опустилась на ступени. Сомнений больше не оставалось. Ульфин мертв.

Через мгновение воздух задрожал и наполнился низким, глубоким звуком, казалось, пронизывающим мощные каменные стены. Ничего, подобного этому, белке не приходилось слышать.

Пепел поднялась со ступени и вытащила из-за спины ятаганы. Знак. Подсказка, где ее искать.

Через секунду в зале не осталось никого, кроме ветра, шевелящего край оставшейся шторы, и призрачного света полной луны.

Я жду тебя, воин.

Link to comment
Share on other sites

Керригор

Дочтал последние главы выложеного, и толькр сейчас осознал маштабность всего. Мне очень нравится как ты показуешь что одно, даже самое незначительное на вид событие, может понести за собой ряд колосальных последствий. Я скажу так- у тебя Талант. Самый настоящий, чистый как горный хрусталь Талант. Продлжай, ведь этот самый Талант- требует постоянного улучшения навыков. От всей души желаю тебе творческих успехов.

Link to comment
Share on other sites

Спасибо большое.

 

Глава 26.

Коррин, сжавшись в комок, лежал на кровати, ворочаясь и бормоча что-то невнятное. В ушах звучали чьи-то голоса, соединяясь в один сплошной поток, где нельзя было разобрать ни слова. Неровное частое дыхание хорька то и дело нарушалось тихим всхлипыванием.

Вдруг Коррин чуть не подпрыгнул: со стороны лагеря раздался жуткий грохот, буквально разорвавший ночной воздух. Хорек мгновенно схватил лежащий на краю постели кинжал и выскочил наружу.

Из леса на пустом пространстве перед лагерем из темноты появлялись широкие колонны огромного войска. Лес озаряли огни сотен факелов, воздух наполнился треском барабанов, отбивающих ритм марширующим. В ночном небе развивались знамена с изображением следа огромных когтей. В лагере звери поспешно выстраивались в шеренги. Коррин занял место в одной из них, наблюдая, как колонны сгруппировываются в одну, и как два десятка широкоплечих солдат вывозят вперед пять больших стальных пушек. Коррин дернул за рукав стоявшую рядом мышь.

- Что происходит?

- Войска Рогора наконец прибыли к нам на помощь.

---

Высокие, окованные железом двери с грохотом распахнулись. Быстрые шаги отдавались гулким эхом в самом сердце крепости, холодном и темном.

Сотни свечей, образовавшие широкий круг, капали восковыми слезами на холодные гранитные плиты. В центре круга, возвышаясь трубами к самому потолку, стоял огромный орган.

Внутри белки заклокотала ярость. Она сжала ятаганы и крикнула в темноту:

- Выходи! Я знаю, что ты здесь!

Ответа не последовало. Пепел рывком подскочила к органу и размахнулась. Лезвие ятагана легко прорубило дерево. Раздался почти оглушающий звук. В стороны брызнули щепки.

В это же мгновение Пепел почувствовала, как неведомая сила с ужасающей легкостью отбрасывает ее от органа. А затем – неописуемую боль, когда что-то острое как бритва прошлось по дельтовидным мышцам ее спины. Зарычав, белка откатилась в сторону. Над ней возвышался огромный силуэт, закутанный в черный плащ. В лапе за изогнутую рукоять зверь держал окровавленный меч. Странный меч, похожий на топор. Пепел могла поклясться, что уже видела его раньше…

Ткань с тихим шепотом упала на пол. Даркен Рал сузила глаза и улыбнулась отвратительной змеиной улыбкой. Когда она нагнулась над распростертой на полу белкой, на черной как копоть шерсти заиграли блики от свечей. Над ухом белки раздался издевательский бархатный голос:

- Так просто?.. Неужели воин сдастся так просто?..

Пепел вскочила и, морщась от боли, согнула лапы с ятаганами в блоке. Даркен тихо рассмеялась.

- Я-то думала, что пророчество невозможно изменить… Воин, что придет забрать мою жизнь … - горящие желтые глаза следили за каждым движением белки. Пепел медленно отступала на другую сторону круга. Жгучая боль, словно живая, пульсировала в ране, заставляя белку все сильнее сжимать зубы. – Тебе со мной не справиться, Серый Убийца.

- Ты здесь – единственный убийца! - прохрипела Пепел.

- Не-е-ет… - Даркен сделала два медленных грациозных шага по направлению к белке. – Ты – такая же убийца, как и я. Ты уже переступила черту.

Глаза белки налились кровью. Она сорвалась с места, замахнувшись для рубящего удара. Раздался металлический скрежет. Ятаганы, высекая искры, скрестились с мечом Даркен.

- Я знаю, что меня ждет. Но я заберу с собой и твою жизнь!

- Нет, Воин, - злорадно прошипела волчица, - Умрешь ты.

Даркен сделала едва уловимое движение, и Пепел почувствовала, как мертвая хватка размыкается. В следующий миг сокрушительный удар выбил ятаган из правой лапы белки и пригвоздил ее к стене. Лезвие собственного оружия оказалось у Пепла на горле. Она подняла взгляд и встретилась с горящими злобой глазами волчицы.

Перед глазами поплыли разноцветные круги. Она задыхалась. Но тут давление ятагана исчезло. Пепел осела на пол, судорожно хватая ртом воздух. И не сделала ни единой попытки увернуться от тяжелого удара когтистой лапой, опрокинувшего ее на пол. Спину обожгло горячее дыхание волчицы. Затем боль. Затапливающая сознание боль, когда длинные белоснежные клыки сомкнулись на мышцах спины, с устрашающей силой потянув их вверх. Кровь залила пол. Лапа белки случайно легла на выбитый ятаган.

Силы стремительно покидали ее вместе с бьющей из огромной рваной раны кровью. Перед глазами Пепла вдруг предстало побережье родного острова. На море бушует шторм.

А на берегу стоит Рангувар. В лапах зажаты ее ятаганы. Дикий ветер треплет черную шерсть. В небе появляется просвет. Рангувар поднимает голову. Ее голос едва слышен сквозь шум бури.

- Akem Arimant…

Она поднимает оружие над головой. Блики солнечного света на лезвиях почти ослепляют.

Даркен повернулась к лежащей на полу белке спиной и негромко произнесла, одергивая полы черного плаща:

- Слишком просто…

- Akem Arima-а-а-аnt!

Зазубренное лезвие ятагана вырос у волчицы из груди. Лапы Пепла безжизненно упали на залитый ее кровью пол. Даркен издала неясный хриплый звук. Из уголка рта потекла тонкая струйка крови. Длинные клыки ощерились в оскале.

- Ну нет…

Лапа сжала окровавленное лезвие и с отвратительным хрустом вдавила назад. Оружие со звоном свалилось на пол. Черный плащ взметнулся за спиной Даркен Рал, когда она обернулась назад, глянув суженными желтыми глазами на труп белки.

- Серый Воин думал, что у него есть шанс. Но он ошибся.

Тихий шелест полов плаща, бесшумные скользящие шаги, и зал опустел. Уронив на пол прозрачно-белую слезу, одна из свечей с шипением погасла.

Edited by Керригор
Link to comment
Share on other sites

 Share

  • Recently Browsing   0 members

    No registered users viewing this page.

×
×
  • Create New...