Jump to content
Sign in to follow this  
крыска

Почему мы любим отрицалов?

Recommended Posts

Да потому что скоро настоящих блондинок не останется!

- Да потому что скоро отрицалов не останется!

 

Говорю ж, одно и то же.

 

На самом деле, кому-то нравятся блондинки, кому-то нет, кому-то нравятся отрицалы, кому-то нет, и у каждого это сугубо личное, нельзя обобщать ни в коем случае. Мне, например, нравятся далеко не все, и Углука с Шагратом я никогда не любила, ровно как и Клуни, Фераго, и всех этих...

Было сказано, что "зло" чаще всего харизматичнее , и у каждого "злодея" есть своя фишка, свои черты, в которых мы находим близкие для себя. ДЛЯ СЕБЯ. Не обобщайте их. И нас.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Потому что они гораздо ярче положительных персонажей. И потому что они всегда проигрывают, вне зависимости от законов физики, опыта etc.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Вообще обычно зверям/людям нравятся такие герои, на месте которых они не против оказаться. Если у героя схожие чертами и мировозрение или он очень-очень подробно расписывается, то читатель отождествляет себя с ним, воспринимает мир "его глазами" и из "его шкуры".

Share this post


Link to post
Share on other sites

Злые всегда проигрывают? Значит вы читаете только приторно-сладенькие произведения. Есть много жёсткой и серьёзной литературы, где отрицательная сторона одерживает верх. Хотя из-за совсем иной степени интеллектуальной глубины само понятие "зло" там неоднозначно, но вполне очевидно.

Если говорить о Рэдвольском цикле, то я бы не сказал что отрицалы там индивидуальны. Наоборот, штамп на штампе. Впрочем, и положительные персонажи не блещут палитрой характеров.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Хмпф... скажем так, на самом деле, чаще всего получается, что отрицательные персонажи в книгах (по крайней мере с моей точки зрения) более харизматичны и неидеальны, нежели положительные герои. Лично меня это-то и привлекает.

 

Корохвост

Посмею не согласиться с Вашими словами о штампованности характеров отрицалов Брайана Джейкса. Вот уж не так... прошу Вас, если действительно так считаете, то приведите примеры схожести характеров отрицательных персонажей Редволла.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Ниол

Собственно, если Вам угодно... Взглянем на любого предводителя шайки отрицалов... Идентичное отношение к своим бандитам. Распространённая привычка "говорить вкрадчиво и доверительно"(видимо это стоит расценивать как показатель хитрости). Приблизительно схожие амбиции. Методы тоже схожие.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Корохвост

А ещё отрицалов часто выставляют отребьем, шпаной, трусливыми гопниками) У Джейкса практически таковыми являются все бандиты-хищники кроме их командиров.

Share this post


Link to post
Share on other sites
Есть много жёсткой и серьёзной литературы, где отрицательная сторона одерживает верх. Хотя из-за совсем иной степени интеллектуальной глубины само понятие "зло" там неоднозначно, но вполне очевидно.

хмм, там нету "отрицалов", а мы говорим именно про них.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Добро уныло и занудно,

И постный вид, и ходит боком,

А зло обильно и причудливо,

Со вкусом, запахом и соком.

Игорь Губерман.

 

Но это я так, к слову о.

Как орк по первой и пока все еще основной национальности, выражаю ГРОМКУЮ БЛАГОДАРНОСТЬ КРЫСКЕ!!! ЛЮБИТЕ НАС ВСЕ!!!

 

В довершение оркской темы, публикую плоды "совместного творчества" из цикла “Что было бы с нашими великими поэтами, родись они в Мордоре

 

Орки (которые изначально Скифы)

 

Мильоны вас – нас – тьмы, и тьмы, и тьмы

Попробуйте, сразитесь с нами!

Да, орки – мы! Да, урук-хайи – мы!

С раскосыми и жадными очами!

Для вас – века, для нас – единый час,

Мы, как рабочие скотины

Держали щит меж двух враждебных рас

С Гондора до Ородруина

Века, века, наш черный горн ковал,

И заглушал грома лавины,

И дикой сказкой был для вас провал,

И Рохана и рохирримов.

Вот – срок настал. Крылами назгул бьет.

И каждый день обиды множит,

Не будет и пеньков, как день придет,

От ваших Золотых Лесов быть может!

О светлый мир! Пока твой крепок сон,

Пока томишься дремой зыбкой,

Остановись, премудрый как Элронд,

Пред милой орочьей улыбкой!

Да, так смотреть, как смотрит орка глаз,

Никто из вас давно не может,

Не углядит и зоркий Леголас,

Как орк в пещере кости эльфа гложет.

Мы любим мир, и он нам нужен весь,

Хотим его и с Севера и с Юга,

Мы орочий несем для вас прогресс,

Грызите ногти на ногах друг друга.

Мы любим плоть, и вкус её и цвет,

И душный смертный плоти запах,

Виновны ль мы, коль хрустнет ваш скелет,

В тяжелых, нежных наших лапах?

Привыкли мы, хватая за хайры,

Чтоб нам вдруг отдавались все эльфийки,

А опосля ломать им всем носы,

И уши прибивать гвоздем к затылку.

Вам не уйти от ужасов войны,

Вам не уплыть на ваш спокойный Запад,

И Колоброду не припрятать меч в штаны,

И дыбом шерсть на хоббитовых лапах.

И если так, нам нечего терять,

И нам доступно вероломство,

Века, века, вас будет проклинать,

Не ваше полуорочье потомство!

И мы пойдем по дебрям и лесам,

И перед Средиземием пригожим

Расступимся и обернемся к вам,

Своею урук-хайской рожей!

Идите все, идите на Мордор,

Мы очищаем место бою

Узрите же, как страшен утром орк,

Когда он вышел из запоя.

Но сами мы – совсем не ваш обед,

Отныне – в бой! Мы все увидим сами,

И крови мы увидим вашей цвет,

Вонзимся в горло острыми зубами.

Не сдвинемся когда презренный эльф

В пустом колчане будет шарить,

Теперь понятно, кто тут чей обед?

Из острых ух шашлык мы будем жарить!

В последний раз вздохни спокойно мир,

Отныне торжествует власть и сила,

В последний раз на наш кровавый пир,

Взывает варварская лира!

 

 

 

ПроОрк

 

Похмельем тяжким был томим,

С утра я в Барад-Дур тащился

И вдруг мой Чёрный Властелин

На перепутье мне явился.

Чтоб понял я, что он не сон,

Он дал мне в морду сапогом.

Он за хайры меня поднял,

Чтоб тёмному призыву внял.

И внял я эльфов содроганью,

И Манве гордого полет,

И Горлума подземный ход,

И Шелоб старой прозябанье.

И он ещё меня потряс,

Чтоб я почетче слышал глас.

Меня потыкал он мечом,

Слегка уменьшив мой объем.

И самогону дав сказал,

Чтоб закусь сам я добывал.

«Иди мой орк, грабь и насилуй,

Исполнись тёмной волей сей,

И земли обходя с секирой

Жри равно эльфов и людей

 

/распространение этого творчества по просторам сети КРАЙНЕ не приветствуется!!!/

 

пАрдон за оффтоп, но не сдержалась. ГРРРРРР!!!!!! :ph34r:

  • Плюс 2

Share this post


Link to post
Share on other sites

Селандина

хмм, там нету "отрицалов", а мы говорим именно про них.

Почему нет? Отрицал - понятие субъективное. И он есть в любом произведении. Просто в одних произведениях авторы показывают на "отрицала" пальцем и не оставляет вариантов для раздумий. А другие авторы в других произведениях приводят полную картину происходящих событий, не оценивая в явном виде поступки героев.

 

Дэтранк

Помнится в колледже учили Скифов наизусть =). И кстати Пророка тоже. Очень милые стихи. :ph34r:

Share this post


Link to post
Share on other sites

У мирняков очень мыльные образы, в них нет ярких характеров :Был Матиас

Воин Редволла, стал Маттимео- они очень похожи и по фразам, и как становились воителями, что чувствовали и как ощущали взрослость и силу, готовность к битве... вот Мартин - это я понимаю настоящий боевой характер, с непростой судьбой, с турдностями детства и угнетенияи юности,он сам сделал сбя таким, а остальные мирняки - нет, обстановка сделал их такими.У них все просто мир-война-мир. А вот орицалы-это заманчивые образы, загадочные, да они творят зло, порабощают и грабят, но у каждого из них замысел, свой путь.. и иногда они даже умнее чем мирняки.Без отрицалов стало бы скушно читать, так как старабтся добиться своего любым путём и ничто их не сотанавливает,прсото иногда хочется увидеть в никге настоящюю ярость и желание побуды любой ценой, и из-за этого оони сходят с ума, а как говорится безумие и гениальность соседи.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Дэтранк

крыска

Я уже не удивляюсь.

потому как, недавно пришел к следующему мнению:

В современном мире все теперь наоборот.

Добро стало злом, а зло воспринимается как добро.

 

Что до оркского фольклёра, то могу сказать одно. Толкиена коверкали, Толкиена перевирали, Толкиена пытались превзойти.

Но никто и никогда не сможет сделать то, что сделал он.

Искать восхищение в том, что умышленно попрано автором, и возведено в рамки зла - гнуть свою дугу, противоречить основной идее целого мира.

Толкиен наглядно доказал, что зло не способно творить, оно может только коверкать, искажать, разрушать.

В вашей орочьей поэме именно это и воспевается.

Орки - это образ людей, которые дошли до известной черты, урки - вполне подходящий синоним.

Что ж, если кому-то нравится быть причастным к таким блатным ребяткам, с таким крутым юмором, которым чисто случайно не повезло, которые имеют куда больше прав на существование и процветание, что ж, это ВАШ выбор.

 

Что говорить о людях, воспевавших мразь,

Что ожидать от их испорченного сердца.

Коль они сами выбирают грязь,

Оправдываясь - "Мы крутые перцы!"

Коль видится им грязь лужайками эдема,

И не кончается совсем их торжество.

Раз так, то преступить черту - им не проблема,

Стремясь со злом себе воздвигнуть тождество.

Что говорить о тех, кто сам смешал,

Понятие о правде черно-белой.

Их разум им всегда все разрешал,

А разум - не душа, а часть их тела.

Что говорить о людях, воспевавших грязь,

Презрение мое - им всем в обиду.

Не обижайся же поэт, коль выбрал мразь,

И не показывай обиженного виду.

  • Плюс 1

Share this post


Link to post
Share on other sites

Тарквуд

Урки - тут совсем неуместное сравнение. Орки - другая раса. Другой менталитет. Знаешь, с точки зрения коров мы все ужасные пожиратели мяса. Убийцы и садисты. Различные полудикие племена до сих пор пожирают своих умерших, а также тела убитых врагов. И для них это нормально. Это часть их культуры.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Тарквуд

Ты несомненно абсолютно прав!

Share this post


Link to post
Share on other sites

Корохвост

Ты путаешь ментальность - с проявлением сущностного зла.

Орк - воплощение низин человеческого естества, если уж у них такой менталитет, то эти отрицалы чисто символическое штамповое зло, без всякой надежды на свободу выбора.

Если для них зло - норма жизни, то как говорил Пендальф, - хватай шашку, и руби всю эту сволочь! - (приблизительная цитата).

Вот так.

Кот

Спасибо, я похоже не одинок в своем мировоззрении.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Тарквуд

Ты путаешь ментальность - с проявлением сущностного зла.

Разве? А что есть зло? Если бы в мире жили одни орки, не думаю что они были бы воплощением зла. Это было бы нормой. Всё зависит от точки зрения.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Корохвост

Разве? А что есть зло? Если бы в мире жили одни орки, не думаю что они были бы воплощением зла. Это было бы нормой. Всё зависит от точки зрения.

Нелогично мыслишь.

Если бы они жили одни, то это был бы мир, где нет добра. Этакий ад.

Но раз ни один мир не обходится без обратной стороны медали, следовательно этот адский мир может быть только в воображении человека.

Если в этом мире орки обретут способность выбирать между добром и злом, то они уже перестанут быть Толкиеновскими орками.

В нашем случае мы говорили об орках Средиземья - а именно, воплощении сущностного зла.

Сущностное зло как раз таки и является одним из определяющих факторов ментальности, так что, ты смотришь на производное, а я говорю о корнях.

Отрицалы - они на то и отрицалы; если у человека появляется к ним симпатия, то они для него уже не отрицалы. Но это только с его точки зрения.

А в наше время преобладает точка зрения, о том что нет ни добра ни зла вообще.

А насчет нее я уже высказался.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Тарквуд

Если бы они жили одни, то это был бы мир, где нет добра. Этакий ад.

Опять же. Это исключительно точка зрения антагониста. Ты называешь добром то что тебе добром только кажется. Сам Толкиен просто ткнул в орков пальцем и сказал "плохие". Формально, он никак не описывает их как индивидов. Но, что мешало автору... Кхм...

Великий народ орков был загнан в бесплодные пустоши воинством мерзких людей и эльфов. Их великий предводитель повержен. Но надежда есть. Алчные победители сами выроют себе могилы. Орки ведомые Сауроном вернут то, что принадлежит им по праву.

Ну, или нечто подобное.

Edited by Корохвост

Share this post


Link to post
Share on other sites

Корохвост

На тему "добрых орков" Кирилл Еськов написал книгу "Последний кольценосец". Там очень живо описанно что орки жертвы агрессии "мерзких людей и эльфов". Но это меняет только стороны конфликта, а не стандарты и результаты добра и зла.

Share this post


Link to post
Share on other sites
Опять же. Это исключительно точка зрения антагониста. Ты называешь добром то что тебе добром только кажется. Сам Толкиен просто ткнул в орков пальцем и сказал "плохие". Формально, он никак не описывает их как индивидов. Но, что мешало автору... Кхм...

Великий народ орков был загнан в бесплодные пустоши воинством мерзких людей и эльфов. Их великий предводитель повержен. Но надежда есть. Алчные победители сами выроют себе могилы. Орки ведомые Сауроном вернут то, что принадлежит им по праву.

Ну, или нечто подобное.

Корохвост :ph34r:

Вот именно, что он ткнул в них пальцем. И он их описал очень хорошо, как отрицалов.

Антагонист я или не антогонист, тем не менее... автору ничего не мешало. Все вышло так, как он и задумывал. А нахрена ему было долбаться и описывать их как индивидов?

НАХРЕНА? Хотя, нет я ошибаюсь...

Гришнак и Углук описаны очень индивидуально! У Крыски спроси, она тебе про них все расскажет. Очень индивидуальные образы, он они отрицательные понимаешь, их сам автор сделал плохими. Ну, конечно, кто-то с Толкиеном не согласен!

Да как он посмел бедных орков так обидеть?! Какой кошмар! Надо срочно переписывать Властелин Колец, так получается?

Я же уже говорил, что отрицал перестает быть отрицалом для того, кому он нравится.

Ты называешь добром то что тебе добром только кажется.

Да вот, понимаешь, прожил уже почти 16 лет, а дерьмо от мороженого отличить не умею. Такой вот я болван.

Если бы я в советские времена сказал, что знаете, красные - отрицалы, и я их всех ненавижу. Мне бы тоже начали говорить, что мол, ты антагонист, и тебе только кажется, что красные это зло, а на самом деле они хорошие!

А здесь мы имеет престрашный конфуз.

Слоненок утверждает, что ему нравятся плохие парни, именно потому что они плохие.

Слоненку злобный лев говорит, что мол, ты дубина, и это совсем нехорошо!

Тут прелетает просвещенный попугай, и начинает говорить, что мол, граждане антагонисты, не забывайте, что у каждого есть своя субъективная точка зрения. И даже в символической категории сущностного зла, относительно другой точки зрения, есть добро.

Ну вот и получается, что слоненок и попугай остаются при своей точке зрения, до тех пор, пока якшание с плохими парнями не доведет их до горящей задницы, чему они очень удивяться, а лев уйдет и ничего не скажет, и только печально покачает головой.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Кот

Вот именно. Меняет стороны. События остаются теми же. Но добро и зло легко меняются местами.

 

Тарквуд

 

Ну вот и получается, что слоненок и попугай остаются при своей точке зрения, до тех пор, пока якшание с плохими парнями не доведет их до горящей задницы, чему они очень удивяться, а лев уйдет и ничего не скажет, и только печально покачает головой.

Пример некорректен вроде... Засунь человека в среду орков, и будет человеку плохо. Но орку в среде орков вполне комфортно.

 

Вот если бы попугаи рвали львов на части при встрече, и были "плохими парнями", то среди себе подобных им бы не напекло задницу. К тому же склонность сравнивать Орк,Эльф=Убийца,законопослушный гражданин тоже сомнительна. Уместно сравнение Орк,Эльф=Крестоносцы,Арабы. У них у каждого может быть своя правда. Только вот правду орков Толкиен загнал вместе с кольцом в жерло вулкана.

Вот скажи, что делает орков злыми?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Корохвост

Тарквуд

Извините, что я вот так влезаю, но по-моему ваш спор безсмысленен. Вот вы рассуждаете о двух противоположностях, но для каждого индивидума добро и зло раличны. Не стоит забывать о том, что есть мораль и общественные устои, которые говорят и учат нас тому, что такое хорошо и что такое плохо, но это применимо только для определённого мира или общества, а в остальном у каждого свое добро и свое зло. А у вас получается: один доказывает другому, что белое это черное, а другой- что черное это белое, вы никогда не договоритесь, так как ваши точки зрения настолько различны, что пересечения им не будет.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Обычно злом считают поведение, применение которого к среднестатистическому субьекту нежелательно субьектом.

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Зло — понятие нравственности, противоположное понятию добро, означает намеренное, умышленное, сознательное причинение ближнему вреда, ущерба, страданий. Собственно злом является не сам ущерб или вред, а сознательное намерение его причинить. В этом смысле зло может причинить только свободное существо, обладающее волей. Различают добрую и злую волю. Вред, причиненный неумышленно или явившийся неудачным стечением обстоятельств, игрой случая, а не намерением свободной воли (злой воли) не является злом.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Юна

Кот

Вы как и Тарквуд заблуждаетесь в ключевом моменте. Бытовое зло, как преступление, никаких вопросов трактовки не вызывает. И вызвать не может. Но в данном вопросе бытовуха никак не рассматривается. Красивые люди и красивые эльфы без задней мысли режут орков. Орки (по Толкиену, весьма неприглядные существа) режут эльфов и людей. И кто тут лучше? Кто добро? Кто зло? И почему? Неужели орки - зло, только из-за отталкивающего внешнего вида?

 

Тут Тарквуд написал...

Да вот, понимаешь, прожил уже почти 16 лет, а дерьмо от мороженого отличить не умею.

Вот и я не умею. И никто не умеет. Повторюсь. В таких вещах у каждого своя правда. Своя цель, своя идея. То что Толкиен сделал орков "отрицалами", лишь его прихоть. Я даже сильно подозреваю, будь орки красавчиками, были бы они тоже положительными. Даже не хочу приводить различные непопулярные трактовки Властелина Колец. Это не по теме.

  • Плюс 1

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!

Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.

Sign In Now
Sign in to follow this  

  • Recently Browsing   0 members

    No registered users viewing this page.

  • Similar Content

    • By Роксана
      Аннотация: Летний рассказ о жизни в аббатстве при правлении Клуни Хлыста, об отношениях детей и родителей и о недетском противостоянии Клуни Младшего и Маттимео. Продолжение рассказа «Роксана vs Крыска». 
      Рейтинг: G. 
       
      С тех пор, как аббатство превратилось в крысиное, утро стало приходить позже, однако все же неумолимо наступало. «Голубые и розовые вешайте во дворе, это типа радость для всех, красные и черные только у нас в Большом зале» ,— Роксана спокойно, но вовлечено командовала мышами. Клуни, идущий к себе в кабинет, вместе с Крыской, держащей ворох исчерченных планов, сначала подумал, что обознался. Роксана? Чем-то занимается? Утром? Предвосхищая его вопрос, она обернулась: «У рэдволльцев же сегодня какой-то праздник по расписанию. Я решила, что не надо его отменять, это вредно для духа государства, а значит, и на работоспособности скажется. К тому же и нам веселье не помешает». Клуни чуть презрительно не сплюнул: «Опять эта мирняковская ерунда — отмечать без причины! Пьянку надо еще заслужить! Взяли на абордаж корабль? Вот это повод! Захватили город? Вот это праздник!» Роксана ни чуть не удивилась реакции мужа и с непринужденной улыбкой сказала: «Да-да, я в курсе, что ты не умеешь отдыхать и уже хочешь завоевать что-то новенькое. Это мой праздник, я тебя на него приглашаю, но если не хочешь, не приходи». Клуни обалдел от очередной наглости, выдающейся за нормальный уклад вещей, но независимость Роксаны всегда его подстегивала: «Ага, щас! Я король вообще-то, если ты вдруг забыла! Праздник без правителя называется «бунт»! И еще тебя оттанцовывающей с этим рогатым зайцем мне не хватало! Я приду, но участвовать в игрищах не буду». «Вот и славно» , — сладко подытожила добившаяся своего Роксана и продолжила раздавать поручения жителям аббатства. Крыска часто еле сдерживала смех от их диалогов, но в этот раз у нее была возможность прикрыться планами. Клуни, ни о чем не подозревая, обратился к ней, как к серьезной женщине: «Все делают, чтобы не работать». Крыска быстро мобилизовалась: «Да, Хозяин, королевство держится только на вас». «На нас» ,— Клуни положил лапу ей на плечо. Даже он не мог не оценить исполнительность и самоотверженность своей подчиненной. 
       
      Вдруг к Роксане, дегустирующей сладости для празднества, подбежал Клуни Младший с еще детским, но уже звучным криком: «Мама! Училка мне не подчиняется! И мерзкие диббуны тоже! Я считаю, что надо посадить их в колодки и кидать в них гнильем за неповиновение принцу, сыну самого Клуни Хлыста!» Роксана облизнула губы от сахарной пудры и слегка наклонилась к отпрыску: «Птички с утра поют, а вы с отцом орете. Послушай, Клуни, я с самого твоего рождения приказала учительницам относиться к тебе, как ко всем, чтобы ты не вырос глупым и слабым... самодуром, вот. Твой отец добился уважения и власти самостоятельно, твое преимущество же пока лишь в том, что в тебе течет его кровь, а значит, у тебя есть все шансы продолжить его дело. Понял, солнце мое?» Клуни огрызнулся и обиженно зыркнул на мать: «Подожди, ты еще увидишь, я папе все расскажу». Роксана замахнулась и дала ему затрещину. Удар получился смазанным и скорее символическим, потому что ей было тяжело поднимать лапу на столь дорогое ей существо, но самоуважение у нее все еще осталось: «Во-первых, папа меня поддержит, потому что он не дурак, во-вторых, он тебе так врежет за то, как ты сейчас повел себя по отношению ко мне, что ты опередишь всех в развитии, научившись считать звездочки в глазах!» Ошарашенный Клуни схватился за щеку и убежал, сдерживая слезы от стыда и бессилия. Роксана вздохнула и подумала, что объяснит ему свой поступок позже. Конечно, он ее любимый крысеныш на свете. Но так иногда доводит. Крыска ощутила, как будто ее полоснули ножом по сердцу, увидев эту сцену: «Роксана, ты чего?! Что он такого сказал, чтобы ты ударила его по лицу? Что он пожалуется папе? Он ведь в чем-то прав и как будущий король требует от подданных послушания! Все логично!» Роксана всем своим видом показала, что не собирается даже это обсуждать. Подол ее платья эффектно воспарил от резкого поворота и она удалилась. Клуни Старшего же ничего не смутило, он только усмехнулся от шутки про опережающее развитие и звездочки в глазах. Тем более он не смотрел, а только слушал, ведь взор его единственного глаза был направлен в планы. Клуни был уверен, что сын вырастет таким же великим, как отец, потому что он его и воспитывает собственно. Проще некуда. 
       
         Клуни Младший до сих пор трясся от злобы. Если родители не хотят помочь ему расправиться с обидчиками без жертв, он сделает это своим путем. Да так, что мама пожалеет о своем поведении, а папа будет гордиться и, может, даже позволит ему наконец участвовать в королевских делах. Вернувшись на занятие, он как ни в чем не бывало сел на свое место. Диббуны и крысята старательно рисовали закорючки. «Клуни, почему ты не прописываешь буквы? Будущему королю нужно будет писать указы» ,— мягко, но настойчиво обратилась к нему Василика. «Я не буду, а ты не смей мне приказывать, иначе я с тобой расправлюсь» , — произнес Клуни с нахальной улыбкой. «Молодой человек, за такие слова вы сейчас отправитесь в комнату для непослушных детей, чтобы подумать о своем поведении часок-другой» , — строго ответила Василика. Клуни встал и приготовился к нападению, но вдруг почувствовал, как что-то ударило его в живот. «Ррр, ну все, Маттимео, считай, что ты покойник! Я искромсаю тебя на кусочки, сын самого позорного мыша Рэдволла!» — Клуни яростно бросился в атаку на мышонка. Однако Маттимео технично отбивал удары более сильного соперника только что найденной палкой. Ребятня уже стала собираться в круг, подначивая драку, но Василика привела двух бывших защитников Рэдволла, чтобы они растащили маленьких бойцов. 
         
      Когда в школе случалось что-то из ряда вон выходящее, Василика обычно звала обоих родителей провинившегося, но в данном случае осмелилась пригласить только Роксану. Та извинилась перед подругой и под руку потащила сына за собой: «Ты хочешь драться? Будет тебе драка, заодно примешь участие в моей концертной программе». Клуни не понимал о чем идет речь, но что-то мямлил про то, что ему нужна власть, а не драки. Он даже был готов уже начать извиняться, потому что если мама ведет его к папе, то Клуни Старший не станет особо разбираться в ситуации, ему будет достаточно того, что мама расстроена. Но у Роксаны были другие планы. Она собрала свободных офицеров и приказала им начать тренировать всех крысят королевства для сегодняшнего шоу. Номер будет называться «Детский бойцовский клуб». Черноклык и Темнокоготь охотно взялись за организацию, хоть и были разочарованы наличием правила «до первой крови». Клуни Младший, тренируя удары на чучеле, начал понимать, что путь к власти нелегок: с утра его треснула мама, днем его отдубасил палкой Маттимео, а вечером ему придется биться с рядом крысенышей. Вдруг рядом с чучелом возникло нечто, выглядящее несильно лучше. «Чего тебе надо, ошибка природы?» — устало спросил Клуни у Маттимео. «Я буду драться с тобой, потому что ты хотел напасть на мою мать и оскорбил моего отца» , — твердо сказал мышонок. Крысы вокруг засмеялись, а Темнокоготь крикнул ему: «Мышь, иди в свой мышатник! Вы годитесь только для уборки и готовки!» Маттимео встал вплотную к Клуни: «Ты назвал моего отца самым позорным мышем в Рэдволле. Так вот твой отец — самое позорное существо на всем белом свете, и к Рэдволлу он не относится, хоть и захватил его. Это достаточно серьезное заявление, чтобы участвовать в ваших боях?» Черноклык и Темнокоготь ошарашенно переглянулись и пришли к выводу, что пожалуй, да. Клуни сжал кулаки. Злоба ему сегодня еще понадобится. 
         
      Роксана велела всем прийти на праздник, когда небо будет уже сиреневым, но еще не подмигнет первая звезда. Как ни странно, столь поэтичное указание было понято жителями и в указанное время уже было много народу. Роксана поднялась на сцену в черном, бархатном платье, выгодно оттенявшим ее светлую шерстку. Ткань переливалась россыпью еле заметных звездочек и сидела плотно, делая ее похожей на статую. Образ завершали венок из белых роз с ромашками и сумеречный свет. В общем, она добилась своего и выглядела в глазах мышей мистически и недосягаемо. Она мягко улыбнулась всем присутствующим: «Я рада приветствовать вас на ежегодном летнем празднике. Веселитесь, вы это заслужили. И ни о чем не волнуйтесь, ведь несмотря на то, что мы теперь правим Рэдволлом, здесь всегда будет место для радости. Наши дети хоть и выполняют разные задачи, учатся вместе и будут расти в крепком, развивающемся и процветающем королевстве. За нас!» Толпа поддержала ее. Конечно, по стандартам мышиной самки она чокнутая, высокомерная стерва, но по стандартам крысиной самки и крысы в принципе она — единственная институция, готовая выслушать их прошения в нынешние времена. К тому же ей, кажется, нравится роль мудрой и доброй правительницы, в то время как король занят завоеванием соседних земель. Роксана спустилась со сцены и начался концерт для мышей: песни, хороводы, выступления детей и акробатов — в общем, все, способное прославить лето, мир и семью. Сняв венок и подкрасив губы вишней, она уже была готова войти в Большой Зал на крысиный праздник, но ей преградили дорогу две фигуры. 
       
      И Василика, и Крыска не переодевались к празднику, потому что настроение у них было вовсе непраздничное. Начала Крыска: «Клуни Младший не станет достойным своего отца, если его будут постоянно избивать и унижать. Он еще не готов к таким боям. Он может проиграть и навсегда запомнить этот позор и разочарование отца. Ты видела сына Темнокогтя? Он же в два раза больше любого крысенка. Клуни еще вырастет и сможет одолеть кого-угодно, но сейчас у него еще неокрепшие косточки, его могут покалечить». Крыска понимала, что ведет себя, как слишком заботливая мамочка, но она видела в этом ребенке продолжение Клуни и ничего не могла поделать со своим желанием защитить его любой ценой. Тут подключилась Василика: «Роксана, опомнись, это же наши мальчики! К тому же ты знаешь наших мужей, все может закончиться трагично!» Она посчитала, что сказать что-либо еще будет лишним и только пустила слезу. Роксана смотрела на них тепло, но спокойствие ее было ледяным. Она уже начала входить в транс от музыки, доносящейся из зала. Ободряюще коснувшись их, она сказала, что все будет хорошо, и элегантно протиснулась сквозь их маленькие фигурки. Крыска терпеть не могла Василику из-за любопытного взгляда, который бросил на нее Клуни много лет назад, но сегодня они делили на двоих одни и те же чувства. Ладно если бы Роксана просто заняла сторону слишком спокойных и одурманенных духом соревнования отцов, так она же ведь и организовала эту бойню для малолетних. Крыска и Василика переглянулись. Что-то надо было делать. 
         
      Среди своих Роксана не пыталась ломать комедию и казаться неземной. Здесь достаточно быть завидной самочкой с кошачьей грацией. Дождавшись, когда Призрак закончит гнусавить неприличные частушки под низкопробную мелодию гармони Сырокрада (самый неожиданный номер, который ей довелось поставить), она взобралась на сцену. Было душновато, но дым окрашивал духоту так, что она становилась частью атмосферы. Повсюду стоял галдеж, смех, звон кружек и лязг оружия. Когда появилась Роксана, добавился еще и заинтересованный свист, но ледяной взгляд Клуни, пытающийся найти источник звука, охладил крысиный пыл. «Неуважаемые неледи и неджентельмены, без лишних слов хочу представить вам бойцовский клуб для наших будущих воинов. Папочки, хватайтесь за кошели и делайте ставки, мамочки, хватайтесь за сердце, потому что это будет жестко» , — на последних словах она как бы сама будучи матерью сделала красивый театральный жест отчаяния с рукой у лба и закатанными глазами. Стоит ли говорить, что толпа завелась. Музыканты начали играть ритмичную, даже первобытную мелодию, раскачивающую зал, и Роксана слезла со сцены с помощью Клуни. Он неожиданно ее поцеловал, да еще и как-то иначе. Обычно он делал это только из-за непреодолимой тяги к ней, но сейчас подмешалось еще и признание: «Слушай, я думал, ты сделаешь какой-то бабский отстой с песнями и плясками, а это реально круто! Я даже это... горд за тебя». Роксану всегда умилял грубый, отроческий лексикон, который использовал Клуни для выражения своих чувств. Она встала подле него и лучше всяких слов отблагодарила его своим выразительным взглядом. 
         
      Клуни Младший попал в команду Черноклыка, но особой разницы между ним и Темнокогтем не было, так что радоваться и расстраиваться было не из-за чего. Весь кураж куда-то испарился, остался только неприятный страх в животе. Так было и со всеми остальными крысятами: каждый был не прочь разойтись как ни в чем не бывало. Это секрет, который вам не расскажет ни один боец, готовящийся выйти на арену. Клуни боялся не тумаков, а поражения. Если мать, несмотря на ее своеобразную натуру, примет его любым, то нужен ли отцу сын-неудачник? Фразы «Ненавижу неудачников», «За неудачу есть только одно наказание — смерть», которые он слышал с самого детства, наводили на мысль, что нет. Вот сидел бы с утра в школе и писал закорючки — ничего бы этого не было... В это же время Маттимео мучало чувство вины, ведь мама умоляла его не сражаться. Папа сказал, что неважно сможет ли он победить, важно, что он постоял за честь семьи. Ох, от чести всегда кто-то страдает... 
       
      Раздался удар в колокол, наставники начали пытаться разбудить в них ярость, первые бойцы приготовились. В начале взрослые смотрели на детские драки с долей смеха и умиления, но затем в них проснулся настоящий азарт. Тем временем пришла очередь Клуни. Первый противник дался ему легко — он был слабее и медленнее. Со вторым уже пришлось немного попотеть. Ему уже начало казаться, что все до неприличия просто, ведь он уже, считай, оказался в полуфинале, но когда он узнал имя своего третьего противника, сердце его ушло в пятки. Хряк был сыном Темнокогтя и по размеру больше походил на барсучонка, чем на крысеныша. Клуни лихорадочно пытался вспомнить все то, чему его учил отец, пока не раздался звон и он все не позабыл. Он стрелой бросился на Хряка, надеясь дать ему под дых, но вдруг оказался в противоположном конце арены. Пока он пытался понять, что происходит, Хряк по-детски напряженно схватил его за лапы и повалил на землю. Он уже собирался навалиться на него всем своим весом, но тут ор толпы прорезал крик Роксаны «Давай!», обрамленный вторящим ей басом Клуни, и Клуни Младший дал Хряку коленом в живот и встал. Они провозились еще долго, наваливаясь друг на друга и делая захваты. В какой-то момент у Клуни даже было время полежать. От недостатка воздуха и причудливой игры теней толпа принимала странные очертания. Мама и папа танцевали друг с другом, раскачиваясь, как змеи. Они выглядели красиво, но как-то неприятно и пугающе. Их желтый и зеленые глаза сверкали в отблесках луны, а эффектные черты лица казались выточенными из камня. Между ними стояла тетя Крыска и не обращала внимания, что они все время ее задевают. Она смотрела на Клуни Младшего со всей жалостью, которая у нее была. Острота ее боли будто отрезвила его и он решил закончить этот кажущейся вечным бой. Резко сменив усталый темп, он подскочил к Хряку со спины и сделал самый сильный свой захват. Хряк попятился к другому краю арены, но в конечном итоге обессилено упал, а Клуни успел ловко из под него вылезти. Хряк посмотрел на него так обиженно, будто тот нарушил правила какой-то их игры. Толпа ликовала. Темнокоготь не расстроился, потому что проиграть сыну Шефа непозорно, к тому же выгоднее, чем выиграть у него. 
         
      Маттимео знал, что стоит ему сделать одно неверное движение и он проиграет. Даже самый тщедушный крысеныш значительно превосходил его в силе, он мог лишь бить по болевым точкам и использовать вес противника против него самого. Именно эта стратегия помогла дойти ему до финала. В зал начали сбредаться мыши, ставки, звучащие по рядам, были уже невероятно высоки. Взрослые стали волноваться, ведь бойцы олицетворяли собой крысиное и мышиное племя и даже в чем-то их будущее. Роксана и Клуни перестали плясать и сосредоточенно смотрели на арену вместе с Крыской, как три филина. Клуни Младший закрыл глаза, концентрируя в себе всю энергию, что была в его маленьком теле. Смог папа, сможет и он. Как только палка коснулась колокола, он бросился на Маттимео, как бегун к финишу. И сорвался с арены. Маттимео успел отскочить, так как он видел по яростному лицу противника и напряженному положению тела, что он сейчас сделает. От стресса Клуни поднялся очень быстро, коленки засаднило. Вдруг он услышал крик Василики: «До первой крови! До первой крови!» «До первой крови!» — вторила ей Крыска. Клуни Старший посмотрел на нее взглядом, который она никогда раньше не видела, на миг ей показалось, что он сейчас выхватит меч из ножен и убьет ее. В зале начался спор. Крысы орали, что это несерьезно, и под первой кровью подразумевается хотя бы торс или морда, мыши кричали, что это не они придумали правила, а крысы просто жулики. Начали выяснять, кто вообще придумал правила, особенно пытался это узнать Клуни, ведь ни один указ не действителен без его воли. Роксана забила в колокол, чтобы привлечь их внимание: «Я придумала это шоу и эти правила. Но во-первых, я не знала, что все будет настолько серьезно, во-вторых, коленки не в счет. Я уверена, что у всех бойцов в той или иной степени есть ссадины на коленках, просто у кого-то кожа тоньше, а у кого-то толще. Да и не было никакого боя, никакого контакта, он просто грохнулся. Продолжаем». Зрители стали одобрительно стучать по столу. Клуни с облегчением посмотрел на Роксану. Никто не умеет создавать проблемы, как она, но никто не умеет и так их решать. Крыска же взглянула на нее с укором. «Я сама уже устала от всего этого. И я не представляю, как устал Клуни Младший. Но что теперь поделать?» — прошипела ей Роксана. Крыска не изменилась в лице. «Ну да, да, ты была отчасти права. Полоумная Роксана и ее идеи. Ты удовлетворена?» — прошипела Роксана громче. Крыска отвела с нее испепеляющий взгляд, хотя порицать Роксану доставляло ей удовольствие. «Ты наказана. Я буду две недели звать тебя Рокси» , — с удовольствием подытожила Крыска. Рокси не оставалось ничего кроме как смириться. 
         
      Бой начался во второй раз. И Клуни, и Маттимео уже еле стояли на лапах. Клуни Старший не выдержал и крикнул сыну: «Соберись!» Клуни Младшего только больше замутило от страха. Сначала они не решались подойти друг к другу и лишь махали кулаками по воздуху, но в какой-то момент крики толпы их растормошили и началась настоящая драка. Быстрая, нелепая, яростная. Клуни уже забыл, зачем дрался, главное было выиграть. Любой ценой. Маттимео же все прекрасно помнил и поэтому вдарил Клуни по носу. Тот не смог удержаться и смачно грохнулся на спину. Зал на секунду притих. Потом раздались ликующие крики мышей. Клуни Младший закрыл морду лапами, хлюпая кровью из носа и слезами. Роксана взбежала на сцену, достала из коробки кубок, сунула его Маттимео и протараторила: «Поздравляем победителя нашего турнира! Праздник окончен, можете расходиться или идти ко всем во двор!»  Она тут же бросилась поднимать сына: «Все хорошо, ты молодец, это всего лишь игра! Ты еще сотню настоящих боев выиграешь!» Клуни Младший не мог уже закрывать морду, так как кровь хлынула сильнее. Только сейчас он понял смысл выражения «хочется провалиться сквозь землю от стыда». Он не мог поднять глаза, чтобы взглянуть на кого-то. Крысы смотрели на него и явно обсуждали. Роксана крикнула им: «Нет в вас соревновательной этики! Уважения бойцов! Здесь выиграл, здесь проиграл! На то это и поединок, поэтому это и интересно! А это всего лишь дети, это потешные бои! Вы еще увидите на что он способен! Все, идите пьянствовать, пока я не забрала все вино!» Крысы вняли угрозе и стали разбредаться, но медленно, чтобы посмотреть, что произойдет дальше. 
       
      Клуни Старший наконец отошел от шока и направился к семье. Роксана оскалилась: «Только тронь его пальцем и я убью тебя». «Очень смешно. А теперь отойди от него, нечего поощрять его слабохарактерность своей жалостью. Он проиграл мышонку, но этого позора ему оказалось мало, и теперь он еще и ревет у тебя под юбкой!» — Клуни не орал, но говорил громко и с сильной злобой. «Он ревет, потому что ему стыдно от поражения, и он боится тебя. Хорошенький настрой для победы!» — Роксана запрокинула Клуни Младшему голову и приложила к носу холодную бутылку вина, только что взятую из погреба. «Надо было говорить ему, что главное не победа, а участие, и отправить учиться вышивать, по-твоему? Давала бы ты мне его нормально воспитывать, ничего бы такого не было! Но это закончится прямо сейчас, отойди от него сейчас же или я тебя оттащу!» — Клуни схватил ее за руку. Матиас окрикнул его: «Эй, Клуни, может, хватит срывать гнев на жене? Вдруг ей надоест и она уйдет, ну скажем, к всегда веселому и доброму Бэзилу Оленю?» Клуни оторопел: «Заткни хлеборезку, мышь, не то я вырву тебе язык! Во-первых, она никогда не уйдет к этому ушастому, дебильно скачущему ничтожеству, во-вторых, если бы я срывал на ней гнев, она бы не дожила до сегодняшнего дня!» Роксана поняла тактику Матиаса и быстро передала Клуни Младшего Крыске, та в свою очередь повела его в женские спальни. Матиас знал куда надавить: «Только не обижайся, я не хочу с тобой ссориться, ты нас покорил, у меня жена и ребенок, и я отвечаю за их безопасность. Просто, знаешь, у Роксаны и Бэзила была особая связь... Он так заботился о ней, смешил ее... А ты наоборот ее только расстраиваешь. На него она смотрела, как на луч надежды, а на тебя она смотрит... ну как на строгого дедушку». Клуни был не идиот и понял, почему Матиас затеял эту игру, однако эта тема вызывала в нем неконтролируемую ярость. К тому же со спиногрызом он всегда может разобраться (да и нового можно завести в крайнем случае) и отрубить Матиасу голову за дерзость тоже. Через пять минут вся компания пошла искать Бэзила Оленя для дальнейшего разбирательства. Слушание дела растянулось где-то на час и в адрес Роксаны было высказано много предполагаемых обвинений, но в итоге Клуни остался удовлетворен словами Роксаны: «Тогда я думала, что ты меня предал, и хотела отомстить тебе. Бэзил Олень был единственным зверем мужского пола, приемлемого возраста и роста во всем аббатстве, который был бескорыстно добр ко мне. Но даже если бы у меня с ним начался роман, в нем не было бы той особой связи, которая есть у нас: нашей глубины, силы и безумной страсти». 
         
      Клуни, Роксана, Крыска и Клуни Младший сидели под деревом. Иногда до них долетали кусочки конфетти и звуки крысиной пирушки, вернувшейся в Большой Зал после того, как мирные жители разошлись. Клуни Младший на всякий случай сидел с маминой стороны. Кто-то периодически вздыхал, смотря вдаль. Наконец Роксана решилась нарушить нависшую тишину: «Клуни, а ты ведь тоже не с первого раза аббатство захватил». «И то верно, но... Ладно, не буду» , — Клуни знал, что сказать, но он был уже не в настроении ссориться. «Жизнь вообще странная штука. Помните, раньше у нас такие события заканчивались драматично и триумфально?» — заметила Роксана. Клуни со знанием дела ответил ей: «Ну взрослая жизнь, бытовуха, сама хотела замуж, вот и получай». «Ты мог бы использовать это как свою свадебную клятву, было бы очень в твоем стиле» , — Роксана пошутила первый раз за этот долгий вечер, перетекший в ночь. Все усмехнулись. «А знаешь, Клуни, твой сын немного другой, но очень похож на тебя. Я чувствую это всем сердцем и люблю его почти так же сильно, как тебя уже» , — поделилась своими мыслями Крыска. «Ну ничего удивительного, это же мой сын. Идиот, но мой. Но ничего, и это мы исправим» , — Клуни Старший потрепал Клуни Младшего по голове. Клуни Младший улыбнулся — он снова ощутил себя дома. Роксана задремала и плюхнулась головой Крыске на плечо, Крыска попросила Клуни отнести ее в спальню. Когда Клуни взял Роксану на руки, она открыла глаза и спросонья начала откровенничать: «Скучнее сейчас живем, но лучше. Есть куда приходить, где просыпаться. Давайте, кстати, завтра поленимся, подурачимся и поедим клубники». Все, включая Клуни, согласились и пошли спать. 
       
      Клуни Младший наконец лег на кровать — тело давно ныло от усталости. Перед сном он думал о том, что и папа когда-то был маленьким и мечтал о грядущей боевой славе. Завтра Клуни Младший начнет тренироваться совсем по-другому. А пока его коленки приятно охлаждают листья подорожника и ветерок колышет гобелен с изображением папы на пиратском корабле, который он вышел сам. Крыска спала и в части, где спали офицеры, и в части, где спали женщины аббатства. Сегодня ей хотелось душевного спокойствия, а не залихватского веселья, поэтому она выбрала второй вариант. Не переодеваясь, она легла в постель. Одежда хранила воспоминания дня и ощущение того, что у нее теперь не один, а два Клуни. Надо заставить Роксану родить третьего. Или целую армию. С этой безумной, но сладкой мыслью она уснула. В комнате, интерьер которой сочетал в себе брутальность и утонченность, Клуни и Роксана, как обычно, спали в крайне причудливой позе. Они переплетались между собой, потому что Клуни физически требовалось много места, а Роксане духовно. Клуни обвивал ноги Роксаны хвостом, как змея посох. Роксана иногда выскальзывала из плена, благодаря своей шелковой ночнушке, но Клуни сквозь сон приковывал ее к себе снова. Крысы, наконец закончившие отмечать, спали в окружении закрывшихся бутонов. Мыши спали там, где должны. Пускай кто-то еще не, а кто уже не, но есть что-то доступное всем возрастам. Не всегда удобное, иногда слишком близкое и раздражающее, но уютное и родное. Наверное, это и есть счастье, неописанное в книгах, но прославленное жизнью. Сердца, бьющиеся в разных ритмах, но омывающиеся одной кровью. Жидкостью, которая порой соединяет нас на всю жизнь надежнее, чем самая нерушимая твердь. 
         
         
    • By Рагнар
      Хочу услышать ваше мнение!
    • By Magdalena
      Пиратов было очень много.Кто вам из них нравится?Лично мне-Сагитар и Ромска.Величайшие пираточки!
    • By Урт Чёрный
      Солнце только-только начало подниматься над лесом, когда Феллдо в одиночестве выходит из спящего лагеря. Никто не должен видеть, куда он идёт.
      За спиной у белки висит копьеметалка, в лапах Феллдо несёт две связки дротиков. Всего лишь длинные заострённые палки, но их достаточно, чтобы убить хищника.
      Этот день решит многое.
      Словно не чувствуя тяжёлой ноши, Феллдо выходит на берег моря. Над ровной кромкой берега мрачной громадой возвышается Маршанк.
      Феллдо мог бы ненавидеть эту крепость, ставшую обителью страданий для него и десятков таких, как он, несчастных зверей, попавших в рабство к хищникам. Но он смотрит спокойно на стены, сложенные из камней, в том числе, и его руками. Бесполезно ненавидеть строение. Ненавидеть стоит тех, приказал воздвигнуть его ради власти над чужими жизнями.
      Долго и пристально смотрит Феллдо на тирана Маршанка. Вот он, проклятый горностай, Властитель Бадранг, стоит на стене, ухмыляясь при виде одинокого зверя, подходящего к крепости.
      Сегодня Феллдо пришёл сюда убить его. Без Властителя банда хищников распадётся в одночасье, и мирным жителем больше никто не будет угрожать.
      …Всего две недели назад Феллдо бежал из этой крепости вместе со своим другом Мартином. Они поклялись возвратить вместе с большим войском, чтобы сплясать на могиле Бадранга. Но Мартина нет. Он исчез в бушующем море. Помощи ждать неоткуда.
      Феллдо уже освободил из крепости всех рабов. Они могли бы уйти в далёкие южные земли, где Бадранг их не достанет. Но Феллдо не может уйти. Если он это сделает, горностай продолжит совершать набеги на мирные селения, и многие и многие попадут к нему в рабство, и десятки таких же Феллдо будет расти в заточении, не зная ни мира, ни свободы.
      Феллдо не уйдёт, пока Бадранг жив.
      Целя в голову тирана, Феллдо метает дротик. Тот, со свистом рассекая воздух, пролетает мимо увернувшегося горностая.
      - И это всё, что ты можешь? – кричит Бадранг со стены.
      На его голос летит второй дротик.
      - Спускайся, и сразимся один на один!
      Феллдо сам удивляется, когда разозлённый тиран соглашается…
      Ворота распахиваются, и Бадранг, сжимая в руках меч Люка Воителя, выходит из крепости один.
      На что надеется Феллдо, выходя против вооружённого мечом горностая с одними лишь заострёнными палками? Вероятно, на то, что в честной схватке всегда побеждает тот, кто прав.
      Если сегодня он убьёт Бадранга, побережье будет свободно. Если же нет… Одни назовут его героем, другие – безумцем. Но стоит ли жить в мире, где даже в честном бою везёт тирану?
      Прочь предательские мысли. Феллдо пришёл убить Бадранга, и он сделает это. Он победит.
       
       
      Через несколько минут сверкающий меч будет выбит из руки Бадранга. Тиран Маршанка будет повержен на землю. Ослеплённый яростью Феллдо совершит фатальную ошибку. Вместо того, чтобы поднять меч и зарезать ненавистного горностая, он примется сечь его палкой так, как тот когда-то сёк своих рабов. Бадранг закричит… Его крики будут сигналом для притаившихся в засаде солдат.
      «Рабовладельцы никогда не дерутся честно, - подумает Феллдо, глядя на окружающих его врагов. – Мне следовало понять это раньше».
      Образ Феллдо, с хохотом продолжающего убивать наседающих хищников, будет преследовать Бадранга до самой смерти. Пусть Феллдо погибнет, но он одержит победу. Тиран уже никогда не будет уверен в себе.
       
       
      В Тёмном лесу Феллдо долго будет искать Мартина Воителя. Он обегает все чащи, осмотрит все деревья, и поймёт – Мартин ещё не умирал.
      Полный надежды, Феллдо вернётся к воротам, в которые вошли уже миллионы зверей, и из которых не дано выйти никому.
       
      - Мартин, я сделал всё, что мог, чтобы победить Бадранга. Не подведи теперь ты.  
×