Jump to content

Остров: Кладбище кораблей


Ромуальд
 Share

Recommended Posts

Любопытный путник, решивший пойти вдоль Западного побережья, прошагав по мягким, обнимающим лапы золотистым пляжам, рано или поздно набредет на эту затерянную бухту, по непонятной причине ставшую последним приютом многих доблестно бороздивших моря кораблей. Даже видавший виды зверь, взглянув на просторы сего гибельного пристанища, будет поражен до глубины души. Каких только судов здесь нет! Некогда изящные, словно белокрылые птицы, фелюги сказочных восточных государств, крутобокие купеческие баркасы, даже сейчас сохраняющие дух солидности, который и подобает почтенным негоциантам, посверкивающие разбросанными на скрытых догнивающими неводами палубах серебряными чешуйками рыбацкие шхуны, легкие прогулочные яхты утопавших в роскоши богачей и даже неповоротливый военный галлеон, устрашающе ощетинившийся батареями ржавых пушек. Мрачная, скорбная гавань! Холодные звезды отражаются в мертвых глазах бесчисленных иллюминаторов, горестно позвякивают обрывки покрытых рыжей коркой якорных цепей, прилетевший с океана ветер свищет в проломах бортов, теребит истрепавшиеся за многие сезоны снасти, хлопает обратившимися в саван полуистлевшими парусами, дергает свисающие с мачт лохмотья, оставшиеся от гордых знамен былого, гуляет по опустевшим кают-компаниям. Запах, в котором странно смешались ароматы изъеденной червями трухлявой древесины, разлагающихся морских водорослей, затхлых, давно заброшенных хозяевами комнат, щекочет путнику ноздри. Здесь есть на что посмотреть! Вот тот галлеон, на борту которого еще видны облупившиеся золотые буквы "Л...рд Бр...три", слыл красой и гордостью великого флота, но вся мощь тупо уставившихся на мир грозных орудий не спасла корабль от его судьбы! А вон истерзанная сезонами фелюга - во время оно сам султан с ее капитанского мостика озирал свои армады, выстроенные в боевой порядок! Вот славный баркас - в его трюмах лежат ставшие трухой дорогие шелка, которыми светским жеманницам уже никогда не блистать на балах...

Edited by Ромуальд
Link to comment
Share on other sites

  • 4 weeks later...

Яркий, цвета старого золота, закатный свет осветил мачты давно погибших кораблей. Резкий порыв холодного ветра спихнул с рей немногих, сидевших там, чаек, те только и могли что расправить крылья и начать громко возмущаться.

Где-то, в наиболее дальней от берега части кладбища, послышался стон дерева - грот-мачта большого торгового корабля, с остатками бледно-красных парусов начала медленно крениться к воде, это был последний порыв ветра, который она встретила в вертикальном положении; если бы не пиратский баркас, мачта бы нырнула в морскую пучину между рифами, но теперь ей ещё долго лежать в виде моста между двумя кораблями.

Однако заходящее солнце озарило не только мёртвую составляющую кладбища, сегодня живности тут было на порядок больше обычного. По якорь-цепи, а потом и некогда красиво гравированной корме торгового судна лез почти насквозь мокрый хорёк. Лез медленно и осторожно, во многих местах дерево сгнило и крошилось под пальцами, а падать на кусок мачты с реей, бившейся о борт судна, не хотелось совершенно. Собственно это резко "причалившее сооружение" и создало толчок, опрокинувший мачту.

Мокрый хорёк наконец дополз до планширя и перевалился через него на палубу, даже не проверив её на прочность, силы в процессе лазанья быстро таяли, но оно и понятно: два дня без сна и в постоянном напряжении, балансировке на перекрестье мачты и рейка, не могли не отразится на звере. И вот он лежит на спине, глядя в небо на красиво подсвеченные облака, дыхание глубокое и тяжёлое:"... но зато я жив... жив...". В голове обрывками проносились последние дни: сидение в продовольственной части трюма всё время, что плыло судно, да, его так и не заметили, хотя и появлялись там часто; шум и возня начавшегося было бунта, и треклятый шторм, разбивший корабль о рифы. Да, если бы хорь тогда не поднялся на палубу, то его бы размазало о риф вместе с носовой частью судна. Дальше в памяти были только отдельные куски: падение за борт, с матами, и ухватывание за что-то большое и плавающее. Хорошо что это было перекрестье, а не просто кусок мачты - на нём можно было стоять даже в такую штормину, пускай и на четырёх лапах, зато исключалась возможность, что, вскоре промокший насквозь, плащ своим весом утянет в чёрную пучину...

Резкий крик голодной чайки над головой Крестоноса разорвал пелену образов-воспоминаний перед глазами. Не без труда хорёк принял сидячее положение:

- И незачем так орать, я тоже жрать хочу!-рявкнул он на чайку."Грррх, надо куда-то перебираться, пока этих падальщиков не стало в количестве... До берега не близко, но и тут оставаться не стоит: не заклюют, так булькнусь... Трещит по швам всё..."- до побережья было метров 250 по прямой, это точно, глазомер у зверя был хороший.

Прошло минут десять-пятнадцать, солнце уже на треть скрылось за горизонтом, и хорь таки оторвался от скрипучей палубы. Лапы дрожали от переутомления, но твёрдо стоять на них ещё получалось, правда не известно насколько долго этого хватит...

Глубокий вдох, негромкий рык для поднятия боевого духа и вперёд!

Быстрым шагом Белый дошёл до упавшей мачты, коротким прыжком проверил её на прочность, и рысью на четырёх лапах перебрался на предательски скрипевший пиратский баркас, а с него на рифы, в этом месте удачно шедшие группой метров сто по прямой, а дальше опять корабли. Во время передвижения по рифам до уха хоря донёсся неприятный *Буль!*, как если бы в воду упало что-то тяжёлое. Рука непроизвольно потянулась к небольшому подсумку сбоку на поясе... которого не оказалось на месте! Я думаю не стоит описывать ту трёхэтажную ругань, ибо булькнулся в воду набор отмычек - единственная вещь, которую Белый честно купил. Минут через 5 пришлось остановиться на передых. До берега оставалось уже не много, нужно было собрать последние силы в кулак, что бы преодолеть водный участок, непонятно какой глубины, солнце быстро садилось и вода уже везде была одинаково чёрной.

Между зубами рифа плавал какой-то позеленевший кусок балки. Свернув в символический узел плащ, что бы тот не болтался под лапами, хорь пнул кусок деревяшки в сторону берега и сам вошёл в воду. Лапы до дна не достали, что было не приятно. Пару гребков и вот брус под лапами, теперь можно неактивно подгребать только ногами, что бы оказаться на берегу - ветер попутный...

Вот и песок под ногами, окончательно промокшая одежда тянет к земле, но воли дойти до травы и кустарника на берегу хватило. И вот оно - долгожданное плюханье на твёрдый грунт, покрытый травой. Собственно в том положении, в котором упал, зверь и отключился... Ощущение покачивания на волнах ещё не скоро отпустит тело, но осознание того что это земля, а не трюм, приятно грело душу. Плащ был сейчас одет чёрной стороной кверху, так что чайки в принципе не должны пристать, ибо издалека под кустом хорь больше походил на кучу сухих водорослей, чем на что-то живое...

Edited by Саятам
  • Плюс 1
Link to comment
Share on other sites

Проспать долго не удалось, хорёк проснулся с рассветом. То ли дело было в старой привычке, то ли в том, что всё тело ломило от ноющей боли: а чего стоило ожидать от сна на ветре в мокрой одежде? Глухо ворчливо рыча, Белый принял сидящее положение и стал снимать прилипающую к телу одежду, которая мало того, что стесняла движения, так ещё и была холодной. "Как говорил гильдмастер: если голова болит - значит она есть... Хотя сейчас она меня и волнует меньше всего..." - Крестонос уже стоял на ногах и разминал затёкшую шею и плечи.

Ветер дёргал за локоны мокрого, слипшегося от соли, меха, чайки в столь ранний час спали, так что единственное, что нарушало монотонное пение моря, это скрип разбившихся кораблей, покоящихся в бухте.

Повесив всю одежду просыхать на ближайшем кустарнике, хорёк отправился осматривать ближайшие окрестности, в чём мать родила с одним клинком в лапе; место выглядело диким и необжитым, так что стеснятся было некого и шанса наткнутся на светскую визгливую девицу тоже не было...

Солнце на юге всходит быстро, уже через полчаса начали покрикивать чайки, а чёрный мех под тёплым светом и ветром просох, хотя на ощупь был как у портового пьяницы: засаленный и неряшливыми локонами торчащий во все стороны, нырнуть в пресную воду сейчас было бы очень не плохо, но насколько хватало глаз, до самого горизонта, был сначала песчаный, а потом каменистый берег, без намёка на вытекающую речушку. Живот тем временем недовольно заурчал, напоминая о себе и о том, что он уже забыл как выглядит еда, так что нужно было возвращаться обратно, к рифам, в которых во идее должно быть много моллюсков, если их всех не сожрали чайки, во время отлива.

Минут за пятнадцать Белый дошёл до той заводи, и направился прямиком в прохладную воду:

-Фрр, бодрячок-с, однако! - и после фразы сразу нырнул, что бы быстрее привыкнуть к температуре.

Метрах в 20ти от берега из воды торчала какая-то шхуна, чудом не развалившаяся до сих пор, хорь подплыл к ней со стороны моря и задержался в протоке между скал. Ещё бы, там росла горсть мидий среднего размера. Отковырять их от камня не составило труда, а вот что бы открыть створки, пришлось повозиться: что поделать, практики в этом деле чуть больше чем нисколько. На берегу этим было бы удобней заниматься канешно, но мотаться туда-сюда было лень да и чайки что-то интерес проявлять начали, так что съев ещё пятак моллюсков покрупнее, вор погрёб обратно в сторону берега.

С момента подъёма прошло уже часа 2, так что штаны и рубашка под ветром просохнуть успели, чего, увы, не скажешь о плаще: под его весом даже куст просел почти до земли. Ну, делать особо нечего; зверь оделся, развесил на поясе обмундирование, перекинул тяжёлый, от воды и соли, плащ через плечо и отправился вдоль пляжа в сторону леса, маячившего в конце пляжа, если идти в сторону западного побережья.

 

---------> Остров: Редколесье

Link to comment
Share on other sites

  • 3 years later...

Мернонико и Раф-Риф из

<====Остров: Южные джунгли

оказались на берегу. Мышка пробежала по песку и ловко через щели в бортах, по невзначай образовавшимся мостикам между кораблями пробралась от береговых к тем, что еще мирно покачивались на волнах. Ну, или не мирно.

- Смотри, - она махнула лапой. Пользуясь кое где досками, а где-то лазая по веревкам, звери перебрались на борт одного из больших кораблей. Он казался почти новым, мышка повернула руль, и корабль накренился, что-то внутри него щелкнуло и что-то глухо ударило по борту внутри. Мернонико вернула все на место. - Можно даже спуститься. - Она вдохновленно спрыгнула на палубу и исчезла внутри корабля.

Здесь ничего не было повреждено, все ступени были на месте, все доски не тронуты. Мышка прошла в капитанскую каюту:

- Здесь тоже иногда мой дом. - Здесь не было ничего, но и не было ничего сломано.

Link to comment
Share on other sites

- Корабли! Самые настоящие корабли... - Раф-Риф вслед за мышкой спустился в капитанскую каюту, по пути осматривая всё профессиональным взглядом купеческого приказчика. Столько различных судов! Они все из разных держав и, если кот хоть что-то знает о кораблях, ещё и из разных эпох. Старинные галеры, изящные фелюги, крутобокие галлеоны, рыбачьи баркасы, военные фрегаты... Многие из-за сырости, дождей и жуков-древоточцев хлам хламом, но некоторые на вид ещё крепкие. - Милая Мернонико, откуда?! - удивлённый путник обвёл лапой вокруг себя, ошарашенно глядя на мышку.

Link to comment
Share on other sites

Мернонико пожала плечами. Откуда ей было знать откуда взялись корабли. Они здесь были всегда, и мышка никогда не задумывалась, как они тут очутились.

Звери, выйдя из каюты, побродили еще по внутренностям корабля. Мернонико показала, где он немного затоплен и рассказала, что почти во всех хороших кораблях так же. А как они оказались здесь такими хорошими она не знала.

Через некоторое время, когда кот и мышка вышли на берег, здесь было уже совсем темно и дул прохладный острый ветер. Мышка, ощутив это, сказала:

- Нам надо отсюда уходить... Поскорее.

Оказавшись в глубине джунглей, таких же самых, как и на западном берегу, мышка обернулась к Раф-Рифу:

- Что хочешь увидеть еще?

Link to comment
Share on other sites

- Спасибо, мышка! Хочу увидеть...увидеть...то, что осталось от старины: дома, вещи какие-нибудь, может быть, книги. И ещё я хотел бы добраться до какого-нибудь места, откуда виден весь остров! Пожалуйста, Мернонико. И, конечно же, то, на что, по-твоему, мне стоит посмотреть - попросил кот, пытаясь запомнить дорогу до пристанища покинутых кораблей. - Можно?

Link to comment
Share on other sites

Мышка пожала плечами, и они пошли. Шли вдоль берега, то и дело петляя в джунглях, но всегда был слышен звук моря - звери были недалеко от него. Мышка то и дело махала лапой в ту или иную сторону, называя все, что сама помнила из рассказов Тигренка, стараясь выговаривать хотя бы созвучно названия, которые давал он: бухту Икнеп-Икнех, бухту Лиедж. Когда мышка и кот уже ушли вглубь острова, Мернонико несколько раз выводила к заросшим развалинам строений. Красивые отесанные камни в беспорядке были раскиданы среди пальм, увитые плющем полуразвалившиеся арки, прогнивший металл печей - все говорило о том, что это не просто деревни, но города. Мышка рассказывала о них понемногу, но ценного здесь давно уже ничего не было. Все встреченные ими постройки давно уже захватили в свою власть джунгли...

Один раз звери прошли через спрятанную в огромных листьях как у лопуха арку, и Раф-Риф мог бы поклясться, они оказались в совершенно другой части острова, хотя те же листья, те же пальмы... Кто знает.

Здесь мышка притормозила. Сделав небольшую петлю по чаще, Мернонико и Раф-Риф вышли к плоскому камню, вокруг которого, словно стражи, стояли деревья, вместо коры покрытые колючками. Кактусы, сказал бы кот, если бы они росли в пустыне. На камне, завернутый в лист, лежал некий предмет, который и забрала мышка. В ее лапах оказался прозрачный шарик, внутри которого словно полосами было разлито что-то желтое, и получалось, что с разных сторон шарик выглядел по разному. Мышка сморщила носик, держа предмет на ладони:

- Ну и что это такое?

Спрятав шарик в складках плаща, она снова махнула двигаться в путь. Теперь звери двигались в гору. К обсерватории, кое-как выговорила мышка. Вскоре, звери к ней и вышли.

 

====>Остров: Горы

Edited by Листроса
Link to comment
Share on other sites

  • 2 weeks later...

Ночью на кладбище кораблей ещё страшнее, чем днём. В каждом разбитом иллюминаторе чудится ухмыляющийся череп, готовый впиться пожелтевшими жадными клыками в живую плоть, обрывки парусов во тьме напоминают погребальные саваны, разбитые борта судов с торчащими шпангоутами похожи на исполинские скелеты. По бухте катятся непонятные и поэтому устрашающие скрипы, стуки, шорохи. Кажется, что погибшие команды вот-вот выйдут на палубы своих кораблей. А что будет тогда, и представлять-то страшно!

Link to comment
Share on other sites

  • 2 months later...

<---------------- "Кречет" Палуба

Подул холодный северо-западный ветер и бывшую команду потопленного "Кречета" относило южнее в зловещую, злополучную бухту. Матросы оглядывались по сторонам, проплывая мимо разбитых и обросших всякими ракушками бортов кораблей. Здесь были разные судна: галеоны, клиперы, парусники, фрегаты и много других. Опустевшие палубы невольно наводили жуть.

- Проклятое место, эть! Здесь лучше не задерживаться, - пробормотал старый Вилли. - Нюх, что-то видишь? Может есть место где можно нормально выйти на землю?

- Вижу неплохой берег, в самом конце бухты, - ответил Нюх. - Но до него еще далеко.

- Все равно, лишь бы выйти поскорее из воды! - сказал продрогший до костей Тео.  

Edited by Бэррил
Link to comment
Share on other sites

  • 2 weeks later...

<-- "Кречет" Палуба

-  Мы поплывем туда, не правда ли? - выдохнул Фраге. Он не выразил каких-либо эмоций, по поводу увиденного. В его голове все еще укладывалась мысль, что "Кречета" больше нет. В открывшейся ему картине он увидел что-то символичное. Теперь его парусник мертв, и место ему среди прочих, на этом кладбище.

Джетро был более многосовен:

- А ну не раскисать! Берите свои ящики, они вам еще пригодяться, и гребите к берегу. Живо! Раз-два!

  • Плюс 1
Link to comment
Share on other sites

<------"Кречет" Палуба

-"Хороший был кораблик" - думал Лью, плывя вслед за всеми в сторону берега, - "Жаль что потопили. Ну ничего, мне непривыкать!"

Он оглядел всех, кто плыл рядом с ним, и обратился к капитану

- Товарищ капитан, что мы будем делать, когда доберёмся до берега?

Link to comment
Share on other sites

Тео неодобрительно посмотрел на выжившего боцмана, но все-таки не отрекся от его приказа и ухватился за ящик. Он не оборачиваясь погреб к берегу. Перед ним поплыл Нюх и Вилли, а чуть сзади плыл Ротта.

- Эй, толстяк, а ведь корабля уже нет, мы не должны слушаться тебя! - не удержался Тео. - Ты уже не боцман!  

Link to comment
Share on other sites

  • 1 month later...

Барсук плыл к берегу, что ужасно сильно кололо его в бок...

Вот он уже вылазит на берег, в боку застряла шепка.

Барсук в отчаинье закричал

- Есть кто тут! Помогите!

Link to comment
Share on other sites

 Share

  • Recently Browsing   0 members

    No registered users viewing this page.

×
×
  • Create New...