Jump to content
  • ×   Pasted as rich text.   Paste as plain text instead

      Only 75 emoji are allowed.

    ×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

    ×   Your previous content has been restored.   Clear editor

    ×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.

  • Recently Browsing   0 members

    No registered users viewing this page.

  • Similar Content

    • By Брагун
      Вот решил попробовать себя в роли переводчика. Оригинал комикса тут. Если какой-то зверь укажет мне на ошибки, буду благодарен. Жду отзывов.



    • By Jaisi
      Название: Amétór.
      Автор: walk_in_sunshine
      Переводчик: Jaisi
      Рейтинг: G.
      Жанр: Зарисовка.
      Пересечение с книгами: Легенда о Льюке, Воин Рэдволла.
      Аннотация: Это было его первое слово. Уиндред не понимала, почему. Она учила его мягким словам, не таким как "смерть", "война" или "месть". Но самое мягкое слово, его самое любимое слово, ранило глубже остальных.
      Посвящение и благодарности: Автору оригинального фанфика walk_in_sunshine.
      Фанфик также опубликован  на сайте "Книга Фанфиков".
      Оригинальное название фанфика с греческого переводится как "Лишившийся матери".
       
       
      Мартин
       
      -Мама.
      Это было его первое слово. Уиндред не понимала, почему. -Мама. Уиндред перевела взгляд туда, где должен был быть Люк, его плечи были напряженны, голова опущена, но овдовевший воин знал, что ему не стоит задерживаться после наступления темноты. Кажется, она слышала, как он кричал на берегу, но не стала прислушиваться. У старости были свои плюсы. У Мартина была маленькая кукла. Жалкая вещь, сделанная из сушёных водорослей и ракушек. И он изучал её с необычной интенсивностью. Мама. И он снова покачал её в своей лапке. Мама. Снова. Мама Мама Мама Ма- Туд.* Уиндред поняла, что произошло, и перевела взгляд на внука.  Маленький Мартин показывал на помятую куклу, лежащую на полу. Его глаза, затуманенные слезами, были широко раскрыты.  -Мама. -Мартин, Мартин, - вздохнула Уиндред. Она подняла потрёпанную игрушку с пола и попыталась поправить её платье. - Ты действительно должен играть в эту игру каждый день? Эта нехорошая игра, мышонок. Он мог выглядеть пристыжено, и  это заставляло выглядеть полуторамесячного детёныша пугающе.   ~~   -Мама, почему ты так кормишь его? Почему ты не кормишь меня так, Мама? Осторожный вздох. -Ты слишком взрослый, Тимбал, ты знаешь это. Тишина на мгновенье. -Ты не любишь своего Тимбала? Я тоже хочу кушать, Ма. Мать Тимбаллисто многострадально вздохнула и поставила Мартина на вниз, чтобы тот поиграл. -Я люблю тебя, Тимбал. Но я нужна и Мартину. У него нет никого, кто бы мог его накормить. Юной мыши не нужно было напоминать об этом. Он видел, как его мать сердито потрясла костяной погремушкой над мышонком, и опустил уши. Он перевёл взгляд  на  Люка, стоящего в другой части пещеры. -А папы-мыши тоже не могут кормить своих детей? Глаза его матери потемнели, он не мог понять их выражение. Она не смотрела на него, когда заговорила: -Я не уверена, что у него всё ещё есть отец, милый. Он не знал, почему его мать сказала это. Он не знал, почему Люк повесил голову, когда она прошла мимо. -Мама. И он не знал, почему маленький Мартин зовет её так. -Она не твоя мама, - поправил Тимбал. Он пытался говорить нежно, но твёрдо. Он упёр лапы в бока. -Мама, - так же твердо ответил Мартин. Уши Тимбаллисто встали торчком: -Она не твоя мама. Это моя мама. Маленький Мартин был зол. Он принял такую же позу, как и он, уперев его маленькие лапки в маленькие бока. Тимбал понизил голос и  наклонился поближе к запачканной в молоке мордочке. Он знал, что если эти слова кто-то услышит, то его накажут. -У тебя нет мамы. Поэтому ты пытаешься украсть мою! Тимбаллисто не нужно было, чтобы его слышали. Мартин же встал на лапы, теперь это у него получалось, и набросился на старшего мышонка с кулаками. Его глаза были заполнены слезами. -Мама! - он упал на Тимбала, кусаясь и колотя его. - Мама! Он откусил кусочек уха у Тимбаллисто, прежде чем Люк их разнял. Обоих наказали. Они больше не упоминали о драке, и Тимбал был уверен, что Мартин о ней забыл. Позже, когда Уиндред с трудом заснула, а Люк исчез, Мартин сидел один на песке. Над ним весела деревянная доска. Он не мог разобрать написанных слов. Но, казалось, что табличка что-то шепчет ему в свете пляшущих волн. И он шептал в ответ. То единственное слово, которое имело для него значение.     Матиас   -Мама. Это был испуганный шёпот маленького мышонка, держащего в лапках свой хвост. Он услышал сопение. -Всё хорошо, малыш, - сирота подскочил от испуга и тяжело приземлился на хвост. Мартин опустился перед ним на колени. На лапе, которую он протягивал малышу, уже много лет не было плоти, в ней давно не было костей. Но она была достаточно твёрдой для Матиаса. -М-м- -Тихо, - проворковал древний воин. - Когда-нибудь, ты снова её увидишь, малыш, но не сегодня. -С-скучаю по ней. Мартин повёл его в сторону пустой кровати и сел рядом с ним. Лунный свет струился через незашторенное окно, и, если юный Матиас вдел его сквозь тело война, он не стал об этом говорить. -Она тоже по тебе скучает. Матиас молчал. -Но она хочет, чтобы ты был храбрым. Ты будешь храбрым ради неё, Матиас? Матиас мрачно кивнул, но колокол  Джозефа три раза прозвенел в ночи. Маленькие лапки сжали его плечи. Остальные диббуны начали шевелиться, но Мартин по одному успокоил их духи и обернул почти бесформенные руки вокруг мышонка, сидящего у него на коленях. -Тебе не нравится колокол Джозефа? Лапки сжались сильнее, почти проходя сквозь его плечи. -Страшный. Мартин усмехнулся. -Я тоже был напуган, - признался давно умерший воин. - Я никогда не слышал до этого колокола. Особенно такого большого. Глаза Матиаса закрылись, малыш чувствовал тепло и безопасность, а час был поздний. -Но затем... Ты понимаешь, насколько этот звук красивый. Нос Матиаса дёрнулся, прежде чем выражение его лица стало расслабленным. Мартин уложил мышонка в кровать. -Может быть, однажды, ты позвонишь в большой колокол. Верно, Маленький Чемпион? Эхо колокольного звона было похоже на эхо морских волн, и Мартин наслаждался ими, проплывая над головами спящих диббунов. И древний дух напевал им, как напевал многим другим детям, жившим много веков назад. Наполовину - песню, наполовину -  воспоминание о маленькой теплой пещере на северном побережье, о старой мыши... и о стойком мышонке, называющем каждого проходящего мимо зверя мамой, мамой, и мамой, и чьи крики в ночи не прерывались.     *В оригинале тоже нет запятых. 
    • By LRose
      Это была прохладная ясная, тихая ночь в Аббатстве Рэдволл. Все звери были на пиру в Большом Зале. Они праздновали рождение сына Мэриел и Дандина, Диндала. Все, кроме одного.
       
      Старая мышь стояла, опершись о парапет, пристально глядя на миллионы звезд, которые окружали пылающую луну. Его глаза искали одну особенную звезду, пылающую ярче остальных на бархате неба. Эта звезда, казалось, сияла, со своего рода, зеленоватым блеском, очень знакомым Джозефу Литейщику.
      Мышь не спускал глаз с неба, а душа его блуждала по минувшим сезонам.
       
      “Ах, Джейд. Ты должна гордиться нашей Мэриел. Она больше не маленький робкий мышонок, которым была. Она выросла от крошечного, хныкающего малыша, до бесстрашного воина. И только подумай! Она - теперь мать. Жена Дандина Воителя и ать малыша Диндала. У него твои глаза, Джейд. У него те те же самые изумрудно-зеленые глаза, обрамленные черными ресницами, что были и у тебя.
       
      "Теперь о Дандине. Он - такое хорошее существо, всегда помогающее другим, особенно нашей Мэриел. Он имеет замечательное чувство юмора, и является таким доброжелательным зверем! Он - сильный воин, но он кажется настолько нежным во времена мира, что, на первый взгляд, он кажется точно так же как любой другой миролюбивый, Джейд, как я хочу, чтобы ты была с нами сейчас!"
       
      Джозеф услышал шаги. Кто-то поднимался по лестнице на крепостную стену.
       
      “С кем ты разговариваешь, отец?” - Это был голос Мэриел.
      Джозеф обернулся.
      -Мэриел, что ты здесь делаешь? Я думал, ты будешь с Дандином и Диндалом.
      -Я хотела задать тебе этот же вопрос. Но ты ещё не ответил на предыдущий. С кем ты разговаривал?"
       
      Джозеф отвёл взгляд, сосредотачиваясь на зеленоватой звезде снова:
      -С кое-кем очень особенным, Мэриел. С кое-кем особенным.
       
      На мгновение Мэриел задумалась.
       
      Она посмотрела в глаза отца: потеря, гордость, страдание, радость, страдание, счастье. Она знала, о чём он думал. Взяв его лапу, мышка спросила:
      -Ты разговаривал с мамой, да?
       
      Джозеф кивнул. Они не нуждались в словах. На мгновение они стояли там, совершенно спокойные, безмятежные, вспоминая, что они потеряли так давно.
       
      Мэриел попросила:
      - Отец, мог ты... Я давно хотела попросить... Расскажи мне о маме!
       
      Джозеф медленно кивнул, поворачиваясь к дочери:
      -Самое время тебе узнать о матери, но, пойдём на скамейку у пруда. Я не так молод, каким кажусь на первый взгляд, чтобы стоят тут всю ночь.
       
      Завтра ждите конец)
      ИМХО: сына обозвали,как если бы это была дочь ><
    • By Junie
      Помнится, как-то уже переводила один фанфик из этой "сезонной" серии. Раньше автора звали просто Killy. Теперь предпочитает именоваться Killy - S. Текст принадлежит автору, мир - Брайану Джейксу, мой только перевод.
       
       
      На дворе стояла Осень Возвращения Воинов. После многих дней пиров и празднования возвращения в Рэдволл воинов и молодёжи, жизнь в Рэдволле медленно возвращалась к прежним миру и тишине. Или, по крайней мере, должна была, если бы не одна молодая выдра. Щекач, как обычно, оправдывал своё имя. Большинство молодых лесных жителей, вернувшихся из царства Малькарисса, выросли зрелыми. Щекач, как всегда, оставался моложавым и беспокойным.
      Матиас Воитель наслаждался обедом, сидя рядом с выдрой Уинифред в Пещерном Зале. Они смотрели на молодых существ, посещавших школу аббатства и сидящих сейчас за столом напротив них во время полуденного перерыва между уроками. Большинство были послушниками, облаченными в светло-зелёное одеяние ордена Рэдволла. Во главе стола сидел Щекач, сооружавший многоэтажный бутерброд.
      - Щекач, ты не думаешь взгромоздить ещё сыра на этот бутерброд? - сказал кротёнок Бунго, глядя, как молодая выдра водружает ломтики сыра поверх зелени и орехового хлеба.
      - Смотри, сейчас добавлю несколько листков салата.
      Взяв у соседа пригоршню салата, он поместил её на верхушку конструкции.
      - Теперь немного помидоров. Ещё один ломтик хлеба, немного горчицы, ещё этого прекрасного сыра, ещё один ломтик хлеба и готово.
      Размахивая лапами в воздухе, он подначивал диббунов изобразить барабанную дробь выстукиванием на столе. Щекач сумел три раза откусить от бутерброда, прежде, чем тот стал разваливаться.
      - Посмотри на этого молодого прохвоста. Он становится хуже зайца Бэзила Оленя. - рассмеялся Матиас, отпивая бузинного ликёра.
      - Вот что я тебе скажу, дружище, эта молодая выдра точно оправдывает своё имя. Старый заяц Бэзил, похоже, единственный, кто может его контролировать. - Уинифред покачала головой.
      Матиас кивнул.
      - Да, отец-настоятель пригласил их обоих пожить в аббатстве, но Бэзил отказался. Он сказал что-то насчёт того, что ещё не слишком стар. Хотя, я уверен, старина рад, что у него есть молодые лапы в помощь. Забавно, что он усыновил Щекача, он ему практически как отец.
      Уинифред доела суп из креветок с острыми корешками и причмокнула губами от удовольствия.
      - Бэзил просил меня замолвить словечко перед Командором и другими выдрами Страны Цветущих Мхов. Сказал, что не хочет иметь никаких дел, пока у Щекача не будет никого, чтобы присмотреть за ним.
      - Сюда идет сестра Мей и она не выглядит счастливой.
      Выдра посмотрела на сестру Мей, засучившую рукава и схватившую молодую выдру за ухо.
      - В лесах полно голодающих существ, а вы переводите еду, как не стыдно, Щекач?! Отправляйтесь на уроки! Щекач, я думаю, время сестре Пэнси преподать тебе урок чистки горшков. Ступай. - она вытянула протестующую молодую выдру из-за стола за ухо.
    • By LRose
      Вы сейчас думаете, что это будет очередной слезливый фанфик, про то, как Мартин встретил Розу в Тёмном Лесу, они расцеловались и The End?
      Ну, скажем так, вы почти угадали.
      Но не совсем.
      Итак. Скандалы!Интриги!Расследования!
      Откуда хищники в Тёмном Лесу?
      Можно ли умереть после смерти?
      Урран Во против Люка Воителя: кто прав?!
      Из чего были отлиты мечи для Мартина и Люка?!!!
      *ну что для Розы дирк из серебра, так это ясно*
      Вас ждут:
      старые и новые герои
      белка-летяга
      белка-ассасин
      диббаны
      дедуля Цармины
      и многие-многие другие
×