Jump to content
крыска

Дорога к дому, дорога к себе

Recommended Posts

тадам!

 

 Глава VII

 

Синтия просунула палец в горлышко бутылки и подцепила кусок пергамента, свернутый трубочкой.

 

Дрожа от волнения, полёвка развернула пергамент.

 

«Доброму зверю, который это получит. Помоги мне!»

 

Ниже была нарисована карта, где крестиком было помечено место, где писавшего держали в плену.

 

- Дай-ка сюда, - скомандовал Витч, который, заглядывая полёвке за плечо, тоже всё прочитал.

 

Крысёнок вырвал пергамент и только хотел бросить его в воду, как Синтия, навалившись на него всем телом, отобрала записку.

 

- Ты что делаешь? – вполголоса вопрошала она, стараясь не разбудить Веслохвоста.

 

- Не будь идиоткой, ясно же, что это – ловушка, - Витч сел ровно на брёвнах.

 

- Какая ещё ловушка? Тебе всё мерещится всякая ерунда.

 

- Самая простейшая ловушка! Пишешь такое, а потом ждёшь кретина, который на это клюнет и готово!

 

- Что готово?

 

- Ну, можно ограбить или ещё что…

 

Синтия задумалась.

 

Плот несло всё дальше.

 

 Ну а если это не так? Если кто-то в беде, а мы не поможем?

 

- Значит, судьба у него такая.

 

Синтия усмехнулась:

 

- Да уж, нашла у кого спрашивать.

 

Она уже протянула лапу, чтобы разбудить Веслохвоста, как вдруг спросила, обернувшись на маленькую крысу.

 

- Послушай, а почему ты убежал?

 

- Откуда убежал?

 

- Ну… из дома. У тебя такая мама хорошая.

 

Витч нахмурился.

 

- Не лезла бы ты не в свое дело, полёвка! За такие вопросы и получить недолго.

 

Но Синтия считала, что она права, и продолжила.

 

- Получить? Интересно, за что? Я разговаривала с твоей мамой, пока искала тебя. Ты просто дурак, что сбежал. Жил бы сейчас дома, спокойно и тихо, и не яшкался бы с такими, как Слэгар и Трёхпалый.

 

Витч злобно сощурился.

 

- Думаешь очень умная, да? Ты так действительно думаешь, полёвка? Тогда я скажу тебе кое-что, так, дружеский совет, хоть он тебе и не понравится.

 

Он наклонился ближе, и Синтия непроизвольно отшатнулась от агрессии, которая, казалось, переполняет это тщедушное существо.

 

- Ты думаешь, такая взрослая и самостоятельная, потому что сбежала из своего тёпленького Рэдволла? Думаешь, знаешь все на свете только от того, что плохой зверь  Слэгар тебя похитил? Да ничего ты не знаешь! Ты – маленькая послушная девочка, которая всю жизнь делала, что тебе скажут. Ела кашу по утрам, а потом шла до Малькарисса, но за тебя всё равно всё решали другие. Ты никогда не сомневалась – так тебе поступить или иначе, а от ошибки зависела твоя жизнь. Да и Слэгар постоянно давал вам поблажки, только иди, ешь и спи. Тебе не приходилось бороться за себя, не приходилось выполнять приказы, общаться с другими зверями, очень опасными зверями, если хочешь знать. Нельзя никогда никого ни о чём спрашивать, за это всегда дают в зубы, да и правильно делают. Ладно, если зверь сам с тобой начинает делиться за выпивкой, ты только слушаешь и молчишь. Но учить, что кому делать или не делать, не твоё это дело, понимаешь ты меня?

 

Крысёнок неосознанно повысил голос, и Веслохвост привстал на локте.

 

- Клянусь мехом, крыса! Ты так вопишь, что можешь мёртвого поднять. Посмотрим, как ты поспишь после своего дежурства. Что там у вас?

 

Синтия, чувствуя поддержку выдры, пересела к нему поближе.

 

- Смотри, что мы выловили. Зверь в беде, а Витч говорит, что это ловушка.

 

- Это и есть ловушка, идиотка, - мрачно стоял на своем крысёнок.

 

Веслохвост поднял глаза от записки и посмотрел на крысу.

 

- Витч, не прошло и двух дней, как ты стал слишком много себе позволять. Извинись перед Синтией, здесь не банда хищников, а группа друзей.

 

- Извини, - проговорил Витч после непродолжительного молчания.

 

Полёвка чуть улыбнулась.

 

Выдра посмотрела на крысу.

 

- Почему ты думаешь, что это ловушка, Витч?

 

Крысёнок смотрел на искрящуюся воду.

 

- Потому что я сам писал такие. Когда был в одной банде.

 

- Понятно. Но всё-таки есть вероятность, что кто-то попал в беду. Мы не можем хладнокровно забыть о просьбе о помощи.

 

Веслохвост оттолкнулся шестом, направляя плот к берегу. Спрыгнув за борт, работая лапами и хвостом, он вытащил плот на сушу. Синтия и Витч молча сошли на берег.

 

- Надо замаскировать плот, - проговорил Веслохвост, отламывая сучья и покрывая ими их нехитрое судно. Витч, не особо желая помогать, обвёл взглядом кусты. Ему показалось, что он услышал шорох.

 

- Вот, видите, видите! – завопил он. Мы в ловушке, нас окружают!

 

Веслохвост подбежал к кустам и ткнул их палкой.

 

- Никого. Витч, тебе это кажется, успокойся уже. И давайте посмотрим на карту.

 

Три зверя склонились над пергаментом.

  • Плюс 1

Share this post


Link to post
Share on other sites

@крыска

Ох, думаю, еще нахватают герои приключений на пятую точку с этой запиской...;)

Отлично! Ждем продолжения!+1))

Share this post


Link to post
Share on other sites

@Фортуната

Ну дык за приключениями же пошли)))

А ВИтч уже за свою недолгую жизнь нахлебался приключений)))

Share this post


Link to post
Share on other sites

Глава VIII

 

-      Смотрите, вот это – место, где мы находимся, - негромко сказал Веслохвост. – Здесь как бы небольшой залив реки.

Его товарищи кивнули. Выдра действительно разбиралась в водной стихии.

 

- Значит мы совсем недалеко от места, где томится несчастный, - проговорила Синтия.  – Надо только пройти по лесу во-о-о-т сюда, а потом повернуть налево и большого дерева.

 

- Идём!

 

Витч хотел что-то сказать, но промолчал. Мучающийся дурными предчувствиями, крысёнок поплелся в хвосте их маленького отряда.

 

Он несколько раз обернулся через плечо, ему постоянно казалось, что листья кустов позади них шевелятся. Но это, наверное, просто нервы.

 

Три зверя шли по узкой лесной тропинке, и Витч, наконец, сказал, что ему пришло на ум:

 

- Послушайте, всё-таки неразумно идти вот так, напролом. Может, кто-то будет разведчиком, выйдет вперёд и посмотрит обстановку? Это могу быть я, например. Чтобы нас не схватили из-за угла неожиданно.

- Нет, лучше не разделяться. Нас и так ма…

 

Раздался характерный свист верёвки, и на шею выдры набросили аркан. Задыхаясь, он упал на колени,а из-за кустов выскочило несколько бандитов.

 

Витч в ужасе озирался, в то время как две ласки и большая крыса палками оглушали его друзей. Он бросался на крепкие лапы, кусался, царапался, пытаясь сорвать верёвку с шеи Веслохвоста и защитить Синтию от ударов.

Но ведь всё это бесполезно,  когда ты – один и маленький, а врагов много и они большие.

 

А, может быть, он ничего и не делал. Может быть, он просто стоял, и это кровь бешено стучала в висках:

 

- Не троньте моих друзей, сволочи! Не троньте!!!

 

Рослая ласка Спиночёс склонилась к крысёнку и присвистнула:

 

- Фью-у-у-у, кого я вижу! Малыш Витч! Ты-то нам и нужен, с тех пор, как ты свалил, дела пошли всё хуже и хуже.

Витч не смог не спросить:

 

- Как твоя лапа, приятель? – его голос был полон ненависти.

 

- Не беспокойся, я в порядке! – маленькие глазки ласки злобно сверкнули. – Ты бы о своих лучше беспокоился, как бы я их тебе начисто не повывернул.

 

- Ладно-ладно, парни, - коренастая крыса подошла ближе и положила лапу на плечо Спиночёсу. – Малыш Витч нам нужен, так что успокойся. Но всё-таки ты скажи, Витч, как так вышло, что ты стал якшаться с выдрой и полёвкой?

 

- Я… - крысёнок мучительно пытался придумать, что лучше ответить. И он совершенно, совершенно не знал, что делать дальше. Как ему спасти своих друзей… - Я…Они мне не друзья. Мы просто шли вместе на юг.

 

Спиночёс опять присвистнул.

 

- На юг? Ну, в общем, мы тоже туда двинем и как раз продадим этих двоих. Говорят, на юге хорошо ценятся молодые лесные жители.

 

Витч повернулся к крысе.

 

- Зачем я вам нужен?

 

Крыса, которую звали Костохруст, с деланным радушием взял крысёнка за плечи.

 

- Чёрт возьми, малыш, нам тебя здорово не хватало! Чуть с голоду не померли. Без такого мелкого поганца в банде очень тяжело. Шпионить не получается, мирные звери сразу в тебе бандита чуют. Милостыню не попросишь – сразу говорят: ты здоровый, сам себя прокормишь, да и вообще… Гонят отовсюду нашего брата…

 

Он помолчал и продолжил, его голос звучал глухо и в тоже время опасно.

 

- Витч, завтра мы двинем на юг, а по пути ты и я будем заходить в норы разных зверей под видом папочки и сынка, повытряхиваем их добро. Помнишь, как в старые добрые?

 

- Я не занимаюсь этим больше, - угрюмо буркнул Витч. – Слишком опасно.

 

Он даже не успел договорить, как Костохруст отвесил ему такую затрещину, что крысёнок покатился по земле.

- Не бей его, ты… трусливая тварь! – Веслохвост очнулся и попытался заступиться за своего друга, но…

 

Наверное, рабство не научила выдру не заступаться ни за кого, кроме себя.

 

Костохруст пнул Веслохвоста по рёбрам так, что он опять замолчал.

 

Витч, дрожа, поднялся с земли.

 

- Я… Я сделаю, как ты сказал, приятель, - крысёнок старался говорить медленно и внятно.

 

- Вот и отлично, сынок. Вот и отлично, - Костохруст потрепал Витча по начинающей опухать щеке. – Прости, но нужно же тебя кому-то воспитывать.

 

Хищники, таща бесчувственных пленников,  пришли к месту своей стоянки.

 

Витч без сил повалился на землю. Щека и челюсть пульсировали от боли. В голове роились тысячи, миллионы планов, один безнадёжнее другого. Планы о том, как спасти друзей.

Edited by крыска
  • Плюс 1

Share this post


Link to post
Share on other sites

Ну вот и попались, спасатели, теперь самих спасать надо. И всё одному бедняге Витчу.

Edited by Nibelung111

Share this post


Link to post
Share on other sites

свежая прода!


 


Глава IX


 


Тритон Скерл подполз ближе к стоянке хищников.


 


- Маленькая крыса опять одна, опять в беде… Но нет, этого ещё недостаточно, слишком опасно… Он сможет выкрутиться, он не совсем в западне…  Скерл ещё подождёт…


 


Остаток дня и полночи  бандиты пили, но при этом не теряли бдительности.


 


Витч бессильно наблюдал за связанными друзьями и за хищниками. Пока он не мог ничего сделать.


 


Костохруст с насмешкой звал его «хлебнуть» и даже предлагал кусок хлеба, но крысёнок так ненавидел этих бандитов, что даже мучимый голодом не смог пересилить свое отвращение и съесть еду, которую предлагали хищники.


 


Они это делали не из добрых побуждений. Просто добропорядочный крысёнок, которого ему предстояло сыграть завтра, не должен быть уж слишком измождённым. Да, он должен вызывать жалость, но не ужас и брезгливость.


 


Наутро Костохруст разбудил Витча лёгким пинком.


 


- Давай, поднимайся. Дай-ка посмотреть на тебя.


 


Сам Костохруст был одет в какую-то более-менее приличную одежду, которую, скорее всего, он снял с несчастного предыдущего хозяина. На нём была коричневая туника, довольно чистая,  и зелёные штаны. Борода крысы была расчёсана ветками и бурыми завитками падала ему на грудь.


 


Костохруст нахмурился, разглядывая щёку Витча, которая распухла от удара.


 


- Проклятие, не надо было мне тебя бить по морде вчера. Ну да ничего, повяжем тебе повязку, вроде как зубик у тебя болит.


 


Витч молчал, ковыряя землю задней лапой, а Костохруст внезапно разозлился:


 


- Клыки ада, иди и вымойся! От тебя за милю несёт крысой! Давай, топай к реке. И плащ свой вонючий выстирай! На тебя смотреть противно, не то, что в дом пустить! Чтобы через час был чистый, как мышонок.


 


Крысёнок взглянул исподлобья и пробурчал:


 


- Да какая разница, как я выгляжу. Ты-то уж точно не похож на мышь.


 


Костохруст размахнулся, чтобы залепить ему оплеуху, но вовремя остановился и схватил крысёнка за шиворот.


 


- Послушай, будешь умничать, и я сломаю одну из твоих лапок, чтобы бедный сиротка вызывал побольше жалости! Иди и делай, что тебе говорят, я тебя жду!


 


Витч поспешно удалился, еле увернувшись от пинка Костохруста, и направился к реке.


 


Что делать? Куда бежать? Было ясно, что даже бандиты понимали, что идти ему за помощью некуда, и что ему придется вернуться.


 


Его задняя лапа наступила на грязный кусок пергамента. Крысёнок его поднял.


 


Это была та записка…


 


«Доброму зверю…»


 


Витч сжал записку в кулаке. Надо, надо было настоять на своём, почему он сдался и не убедил друзей, что это было опасно!


 


Что же делать?


 


Крысёнок дошел до берега речки и тщательно искупался, пытаясь тянуть время до последнего. Затем, обсыхая на утреннем солнце, он долго стирал свой плащ, используя камни у реки чтобы оттереть самые неподдающиеся пятна грязи.


 


Затем он сел на траву, разложив свою одежду для того, чтобы она высохла, и закрыл морду лапами.


 


Что делать? Что?


 


Все его планы подразумевали силу и ловкость, удачу и смекалку, которых у него просто не было.


 


Солнце поднялось выше, и Витч встал. Со спины он был совсем не похож на крысу, его шерсть была чистой и пушистой, лоснилась в лучах солнца. Если бы не длинный хвост и нос его можно было принять за мышонка.


 


Витч вздохнул и стал одеваться. Оторвав кусок ткани от низа плаща, он положил в него увесистый камень и повесил импровизированную пращу за пояс, скрыв её плащом.


 


- Хоть одного гада, да прибью, - мрачно подумал он.


 


А потом крысёнку в голову пришла еще одна идея. Он взял ту злополучную записку.


 


Просьба о помощи и карта, где нарисовано место стоянки бандитов. Витч нацарапал три крестика с чем-то вроде кинжалов на месте стоянки хищников.


 


Если получится, он сможет передать эту записку тому зверю, который впустит их в дом.


 


Если не будет слишком поздно…


Edited by крыска
  • Плюс 1

Share this post


Link to post
Share on other sites

@Nibelung111

@Фортуната

Спасибо, ребята! Всегда жду отзывов с нетерпением!

Конечно, автор пишет "для себя" и все такое, но я не такой автор))) Нужно немного любви Витчуле))))поддержим его!

Share this post


Link to post
Share on other sites

Глава X


 


- Ты не торопился вернуться, - проворчал Костохруст, увидев маленькую фигурку.


 


Витч взглянул вверх.


 


- Ну, вот видишь, совсем другое дело, - продолжила большая крыса. – Дай-ка я тебе повязку завяжу.


 


Костохруст не слишком нежно наложил повязку на раздувшуюся щеку Витча. Внезапно, крыс разозлился:


 


- Клыки ада, сделай что-нибудь со своей мордой! Если будешь так угрюмо пялиться,  делу конец!


 


Витч изо всех сил попытался придать своей морде беззаботное выражение, и Костохруст немного успокоился.


Он положил лапы на плечи крысёнка и пытливо заглянул ему в глаза:


 


- Послушай, Витч, никаких выкрутасов, когда пойдём на дело. Если что-нибудь испортишь – пожалеешь, что твой папочка встретил твою мамочку, и на свет появилось недоразумение вроде тебя.  Ты понял меня?


 


- Да, да, конечно, - Витч опять приложил все усилия, чтобы в его голосе звучал энтузиазм и преданность.


 


Костохруст тоже почувствовал, что перегнул палку с запугиванием своего билета в дом мирных зверей и попытался разрядить обстановку.


 


- Да ты не обижайся, малыш Витч! Ты только представь, как мы все заживём, когда станем богатыми! Помнишь, как у нас все отлично получалось в старые добрые времена…


 


Крысёнок энергично закивал, представляя, как он влепит этому жирдяю камень между глаз:


 


- Да, да, приятель! – снова с преувеличенным весельем воскликнул Витч. – Мы обманем этих тупиц не хуже чем лисы. Вот только не называй меня малышом.


 


- А как же тебя называть, коротышка? – рассмеялся Спиночёс. – Большим Витчем?


 


Костохруст тоже покатился со смеху.


 


- Зовите меня просто по имени, - продолжил крысёнок, когда хохот немного утих.


 


- Ладно, как скажешь. Ну, пошли, не будем терять время.


 


Обернувшись, крепкая крыса оглядела неподвижно и безмолвно лежащих пленников под охраной Спиночёса и еще одной ласки. Костохруст шагнул к Синтии и грубо стащил с неё шарф.


 


- Какой миленький шарфик, - он повязал его на шею Витчу. – Вот теперь совсем отлично. Идём.


 


Большая крыса взяла за руку маленькую и по тропинке по направлению к реке пошли уже отец и сын.


 


…Веслохвост осторожно повернулся мордой к охранникам.


 


«Я должен освободиться… Должен!»


 


Он не будет больше рабом. В голове выдры проносились сотни мыслей, большинство которых были полны сожалений о том, что они с полёвкой не послушали Витча. Но сейчас надо было действовать, а не предаваться самобичеваниям.


 


Выдра сжала и разжала свои лапы - худые, но жилистые от непосильного труда в подземелье Малькариса.  Он напрягал и расслаблял мышцы лап, чтобы хоть немного ослабить верёвки.


 


Он не будет больше рабом. Никогда!


 


Костохруст и Витч шли вдоль берега, разговаривая о всяких мирных мелочах так, чтобы случайно услышавший их разговор прохожий, ничего не заподозрил. Костохруст противно сюсюкал, изображая любовь папаши к сыну, и Витч еле сдерживался от того, чтобы не отпустить едкое замечание.


 


Ничего, Костохруст, будет тебе сюрприз.


 


Внезапно большая крыса сильно сжала лапу Витча так, что он едва не вскрикнул.


 


Крысенок взглянул на бандита. Тот подмигнул и Витч понял, что нужно подготовиться.


 


Впереди около воды находилось семейство ежей, скорее всего рядом была их нора или какое-то другое жилище.


Отец семейства – огромный еж с длинными иголками, торчащими во все стороны, помогал своей жене искупать малыша. Маленький ежонок вопил, плескался и, похоже, в глубине своего сердца наслаждался купанием.


Костохруст двинулся к ежам, и Витч нехотя поплёлся рядом с ним.


Share this post


Link to post
Share on other sites

Оу, что же дальше? Костохруст явно сильно удивится... скоро. Если успеет.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Глава XI

 

-      Хорошего дня, добрые звери, - Костохруст подошёл к ежам почти вплотную, почти волоча за собой крысёнка.

Его противная морда кривилась в ухмылке, которую он пытался изобразить, обнажая гнилые зубы.

 

- Хорошего дня… - рассеяно ответили еж и ежиха, вытаскивая малыша из воды.

 

Может быть, Костохруст пройдет мимо, и все обойдётся?

 

Но нет, на это не стоило и надеяться.

 

- Ау-у-у-у!!!  - Витч непроизвольно завопил, потому что большой крыс наступил ему на заднюю лапу так, что чуть не отдавил её.

 

- Бедный мой сыночек, - запричитал Костохруст, подхватывая Витча на лапы и раскачивая из стороны в сторону, как маленького диббуна. – Он совсем-совсем болен, у него зубик болит. А нам так далеко идти до нашего дома и мамочки. Правда, малыш? – бандит выразительно посмотрел на Витча, и тот тоже начал игру.

 

- А-а-а-а! Мой зубик, как он болит! – по щекам крысёнка потекли слёзы. – А-а-а-а, хочу к мамочке!

 

Ежиха, поколебавшись, подошла к крысам. Какое-то чутье подсказывало ей, что не стоит к ним приближаться, но бедный крысёнок так жалобно плакал.

 

- О Великие Сезоны! – воскликнула она, дотронувшись до распухшей щеки Витча. – Да малыш действительно болен. Эй, случай, Эньен, не стой там, помоги! Это хорошие звери, несмотря на то, что крысы.

 

Эньен же стоял, опасливо прижимая ежонка к груди, и выискивая глазами что-то вроде оружия.

 

Но крысы выглядели так безобидно – почтенный толстяк с расчёсанной бородой и его сынишка в розовом шарфике и жилетке.

 

- Мы мирные звери, друзья, - улыбнулся Костохруст. – Ох, после этого ужасного Клуни Хлыста никто не доверяет простым лесным зверям, крысам. А мы не все бандиты и злодеи.

 

Витч закрыл глаза. Ему хотелось исчезнуть, хотелось очутиться где-то далеко-далеко, не участвовать в том, что дальше будет. И очутиться там вместе со своими друзьями.

 

- Кажется ему совсем плохо, - забеспокоилась ежиха.

 

- Надо отнести его в дом, - предложил ёж. – Нельзя находиться на улице ребёнку в таком состоянии.

 

- Спасибо, спасибо, добрые звери! – в голосе Костохруста послышались фальшивые слёзы. – Мы долго у вас не пробудем, как только малышу станет лучше, мы сразу же уйдем. Ведь нас ждет мамочка…

 

- Скорее, скорее…

 

Витч безвольно лежал на лапах Костохруста и вдыхал запах его пота. Подходящий момент… Ему просто нужен подходящий момент.

 

Ведь хоть раз в жизни  ему может повезти?

 

Хоть раз в жизни он может не испугаться? Поступить решительно?

 

Семейство ежей довело Костохруста с «сыном» до своей искусно спрятанной норы. Вход в нору прикрывали растения вроде плюща и разнообразные ветки.

 

- Заходите, - Эньен отодвинул полог из плюща.

 

Бандит шагнул внутрь, его маленькие глазки рыскали по жилищу ежей в поисках чего-то ценного. Пока ничего не было видно и, желая выиграть время, крыс положил Витча на кровать, вокруг которой столпились ежи.

 

- Нужно сходить за знахаркой, - проговорил Костохруст. – А для этого нужно дать лисе что-то ценное.

 

Он говорил быстро, чтобы ежи не опомнились.

 

- Ценное, - протянул Эньен. – Но у нас нет ничего ценного, мы обычное семейство, правда, Оливия?

 

Его жена поставила ежонка на пол и направилась к шкафу, который стоял в дальнем конце комнаты и, открыв его, начала лихорадочно что-то искать.

 

Костохруст подошел ближе к ней, Витч подглядывал сквозь прищуренные веки.

 

Когда всё внимание зверей переключилось на ежиху, крысёнок тихо поднялся на локте и засунул другую лапу за пояс, осторожно нащупывая пращу под плащом.

 

- Чего ты копаешься?! – Костохруст перестал притворяться. – Дай, я сам посмотрю.

 

Он отпихнул удивленную ежиху, и Витч понял, что пора действовать.

 

В мгновение ока он спрыгнул с кровати и, подбежав к наклонившемуся Костохрусту, раскрутил пращу.

Крыс обернулся.

 

- Какого чёрта ты де…

 

Он не успел ничего сказать.

 

Витч залепил ему камнем прямо между глаз, точно, как будто всю жизнь только и делал, что тренировался.

Костохруст, без единого звука рухнул на земляной пол.

 

Повисла звенящая тишина, а потом ежи закричали.

 

- О, Великие Сезоны!!! Ты убил его! Убил своего папочку!

  • Плюс 2

Share this post


Link to post
Share on other sites

@Пышнохвостка

Да, мне тоже дико нравится старый фанфик Линга, но какое отношение он имеет к фанфику Крыски?

Share this post


Link to post
Share on other sites

@Пышнохвостка

Да, мне тоже дико нравится старый фанфик Линга, но какое отношение он имеет к фанфику Крыски?

 

хэдшот  - звук при выстреле ив голову в квейке и или думе, забыла точно где) Употребляется иногда как в этой сцене - типа Витч прибил Костохруста)))

А Линг этим именем назвал горностая))

 

ВСЕМ спасибо!! Прода уже на подходе :book:

Share this post


Link to post
Share on other sites

Глава XII


 


Витч разжал пальцы, и праща упала на пол, перед глазами плыл красный туман, а крики ежей доносились как-будто издалека.

 

Ему вдруг стало смешно – подумать, что Костохруст – его папочка, ну что за нелепая мысль!

Витч рассмеялся, и ежи замолчали.

 

Эньен сделал знак жене, и ежиха, схватив перепуганного детёныша, быстро выскочила наружу, с опаской проходя мимо крысёнка.

 

Большой ёж смотрел на крысёныша во все глаза, и только тут он понял, что сильно, сильно ошибался. Как он мог быть таким глупцом!

 

Это был не мирный лесной крысёнок, сын добропорядочных родителей. Только сейчас, приглядевшись внимательно, Эньен увидел его страшные шрамы на голове, они бугрились отвратительными белесыми гусеницами, которые никак нельзя было получить в мирных условиях. Было такое ощущение, что когда-то этому крысёнку безжалостно проломили голову. Его распухшая морда, скорее всего была не от зубной боли, и теперь, вблизи, он видел, что его одежда слишком изношена и истрёпана в многочисленных бездомных скитаниях, хотя и была чистой, а этот розовый шарфик … Наверное, был снят с чьей-то чужой шеи…

 

Но самое главное – это взгляд, недетский настороженный взгляд карих глаз из-под сурово нахмуренных бровей. Этот взгляд был, как у взрослого зверя, который много всего повидал, и который способен на всё.

 

Эньен сделал шаг назад, побаиваясь этого тщедушного крысёныша.

 

Витч перестал смеяться.

- Он не мой папочка, - объяснил он.

 

Ёж все еще молчал и как-то странно пялился, и Витч устало вздохнул. Ему вдруг захотелось опять вернуться в раннее детство, расплакавшись, броситься в объятия взрослых, которые всё могут и всё исправят. Но он слишком хорошо знал, что надеяться нужно только на себя. И что его друзья до сих пор в опасности.

 

- Послушай, приятель, - начал крысёнок тем тоном, которым он обычно разговаривал с разными громилами в бандах. Без страха и угодливости, на равных, чтобы его приняли за своего. – Не глупи, я, между прочим, спас тебе и твоим родным жизнь, - Витч шагнул вперёд, к телу Костохруста. Ёж отступил ещё на шаг, а крысёнок, хотя у него внутри всё переворачивалось, пересилил себя и, откинув часть туники мёртвой крысы, показал на здоровенный тесак за поясом.

 

- Он бы порешил вас, как пить дать! Всю требуху из тебя бы вытряхнул!

 

Эти слова, казалось, вывели Эньена из оцепенения.

 

- Ты хочешь сказать, что он хотел убить нас?!

 

- Да!

 

Несколько минут еж переваривал услышанное. Вся жизнь проносилась перед его глазами – любимая жена, малютка-сын…

 

- Но… Но почему ты спас нас? – Наконец, спросил Эньен.

 

Вот оно! Теперь главное-не сплоховать.

 

Но силы стали покидать Витча, мёртвое тело у его лап вводило его в ужас, его лапы задрожали, а мысли о друзьях заставляли почти умолять.

 

- Он…Он заставил меня! – Небрежный тон уступил место совсем детским жалобам. В голосе Витча зазвучали слёзы, и он мучительно пытался их сдержать. – Мои.. Мои друзья. Они держат их в плену, они хотят… Хотят убить их…

Крысёнок шагнул к ежу, ища поддержки, но тот опять попятился.

 

- Помогите мне! Я.. Я сделаю всё, что угодно, только помогите им! Мои друзья у бандитов…

 

Было видно, что Эньен совсем не верит ему, и Витч попробовал ещё раз.

 

- Мои друзья, выдра и полёвка. Они здесь.

 

Он вытянул смятый пергамент и дрожащей лапой передал его ежу.

Эньен машинально взял записку.

 

«Доброму зверю…»

 

- Подожди, - насторожился ёж. – Твои друзья – полёвка и выдра?

 

- Да, - Витч чувствовал себя так, будто ещё раз провалился в зыбучие пески. Он понимал, что ёж все больше не верит ему, а он один ну никак, никак не может спасти своих друзей. – Вы можете не верить мне, но просто помогите этим зверям. Иначе их продадут в рабство!

 

- Но как?

 

О, клыки ада, как? Да у него же иголки, он большой и сильный. Витч готов был грязно выругаться, но вовремя прикусил язык.

 

Он призвал на помощь все свои мозги, потому что ёж сразу не отказал, и это давало надежду.

 

- Нам нужен план, - затараторил крысёнок, чувствуя, как убегают минуты. – Они не ждут подвоха, они думают, что я и этот мерзавец сейчас придём с добычей от вас. Их всего двое – две ласки. Если при этом освободить, хотя бы выдру – он сможет драться. Мы застанем их врасплох.

 

- Может, лучше позвать на помощь? Недалеко отсюда аббатство Рэдволл.

 

Витч запасся терпением.

 

- Оно в двух днях пути по реке и более длинном перехода по суше. За это время они будут уже далеко. У вас все получится – вы большой и сильный, у вас… у вас иголки! Вы спасете выдру, которая находилась в рабстве и маленькую полёвку. Вы ведь не хотите, чтобы их убили?

 

Почему-то ёж поверил этому крысенку и, нагнувшись к телу Костохруста, вытащил его тесак.

 

- Ну, давай, говори свой план, парень.

 

- Значит так! Я пойду первым, а вы…

 

…Верёвки были ослаблены и, при желании, лапы можно было освободить. Веслохвост скосил глаза на ласок, которые сидели у костра и запекали картофель. Нужно дождаться подходящего момента…

 

Синтия же лежала неподвижно и молчала. Она совершенно не питала надежд, потому что эти ласки и Костохруст казались ей совершенно непобедимыми… 

Edited by крыска
  • Плюс 2

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!

Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.

Sign In Now

  • Recently Browsing   0 members

    No registered users viewing this page.

  • Similar Content

    • By крыска
      Небольшое предисловие. Собственно. Потерянные дети, найденные родители и потеря памяти обычно занимают 98% фанфиков. И я решила от этого не отставать.
      Итак, просмотр "Маттимео" на двух языках, перечитывание "Похода Матиаса" в оригинале и в двух переводах не могло пройти бесследно для моего мозга и не могло ничем хорошим закончиться. Это закончилось фанфиком. Более того, что фанфиков про Витча чуть более, чем ничего, а если и начинались, то были недописаны.
       
      Идея фанфика так или иначе пришла в голову еще в далеком 2003 (!) году, а сейчас я решила ее развить.
       
      Необходимое и достаточное предположение для фанфика - что рэдволльцы все-таки могли помочь раненому хищнику.
       
      Итак... Наслаждаемся!
       

      Часть I.
       
       

       
      Рисунок Химика
       
      Удар, боль и темнота. Спасительная темнота, в которой не было ни единого чувства… Витч отдыхал в этом небытии, но затем боль вернулась. Сначала она пульсировала еле слышно, но потом нарастала, ширилась, голову как будто распирало изнутри, шум в ушах нарастал как прибой, как гром…
       
      Он пытался забыться, убежать в безопасную темноту и нечувствие, но боль настигала его и в тот момент, когда стала особенно невыносимой…
       
      - О, клыки ада, моя голова!!!
       
      Витч схватился за виски обеими лапами и сел.
       
      - Я бы на твоем месте не стал трогать повязки, - раздался голос. – Ты серьезно ранен.
       
      Крысенок с трудом разлепил зажмуренные веки и осторожно откинулся обратно на какое-то подобие постели, на котором он лежал.
       
      Перед глазами прыгали мушки, все было мутным и нечетким. Витч с трудом различил очертания мышонка, который сидел рядом с ним.
       
      - Где я? – Тихо спросил крысенок. Это извечный вопрос очнувшихся существ, которые сразу не понимали где они, и что с ними случилось.
       
      - Мы сейчас на Великой Южной Гряде. Уже прошли Ущелье и Лес Крашеных.
      Витч несколько раз моргнул. Он не понял ни единого слова. Эти названия мест ему ничего не говорили.
       
      - Мы возвращаемся в Рэдволл, - добавил мышонок.
       
      Он как-то странно смотрел на Витча, и крысенок тоже забеспокоился.
       
      В голове не было ни единой мысли. Ничего. Только шум и пульсирующая боль.
       
      - Я хочу пить.
       
      Мышонок все также странно смотрел, как будто колебался или хотел что-то сказать. Но потом, решившись, встал и отошел.
       
      Крысенок осторожно повернул голову, пытаясь осмотреться. 
       
      Вокруг был лагерь – стояли палатки и горели костры. Около костров сидели мыши, выдры, белки, какие-то странные маленькие мыши с длинными мордочками и яркими повязками на головах. Вдалеке стоял огромный барсук.
       
      «Мы возвращаемся в Рэдволл» - сказал тот мышонок. Проклятие, почему это ему ничего не говорит?
       
      Витч попытался вспомнить, что с ним произошло, и вот тут он испугался.
      Он внезапно понял, что не помнит ничего.
       
      Вообще ничего.
       
      В голове не было ни одного, даже самого маленького воспоминания.
      Только чернота и пульсирующая боль.
       
      - Вот, - вернулся мышонок и протянул миску с водой.
       
      - Спасибо, приятель, - машинально поблагодарил крысенок.
       
      Удивление опять промелькнуло в глазах мышонка, но Витч отмахнулся от этого. Одним глотком осушив всю миску, он протянул ее обратно.
       
      Стало лучше, оказывается, его сильно мучила жажда. Удивительно, как становится все равно на любое чувство, когда так ужасно болит голова!
       
      Крысенок откинулся назад, опять теряя сознание. Последнее, что он спросил, было:
       
      - А как тебя зовут, приятель?
       
       

      Часть II
       
       
      Теперь в темноте была боль, но приглушенная. Но она таилась за углом, пряталась, чтобы опять напасть и вгрызться в голову своими острыми зубами.
      Витч убегал от нее, прятался, но она опять настигала.
       
      Ему казалось, что его куда-то несут, его тело мягко покачивалось. Какое-то забытое ощущение из далекого детства, будто его качали в колыбели. Но ведь этого не могло быть?
       
      Больше в этом забытьи не было ничего, потому что для образов сна нужны воспоминания.
       
      А их не было.
       
      … Боль вцепилась в голову мертвой хваткой, Витч застонал и поднял лапы к голове.
       
      - Постарайся не двигаться, - раздался строгий голос, и крысенок открыл глаза. 
       
      – Надо сменить бинты.
       
      Взрослый мышь протянул лапы к его голове, и Витч взмолился:
       
      - О, нет-нет, не трогайте! Голова ужасно болит, я просто умираю!
       
      - Придется это сделать, иначе будет хуже, - ответил мышь, накладывая повязки. Витч стиснул зубы, стараясь подавить крик. – Тебе повезло, что ты выжил после такого удара, пусть даже он и пришелся вскользь.
       
      - После какого удара? – Прошептал крысенок, откидываясь назад, когда пытка перевязкой закончилась.
       
      Мышь помолчал. Он явно был обескуражен.
       
      - Ты что, не помнишь? – Наконец, спросил он.
       
      Витч тоже молчал, пытаясь вспомнить. Но в голове не было ничего. Пусто. Только темнота и какие-то всполохи света.
       
      - Нет… Не помню. Я что, упал?
       
      Мышь молчал. Потом он пробормотал что-то вроде «Конечно, такой удар не мог остаться бесследным… Но, может быть, так ему будет лучше…»
       
      - Лучше не думай об этом, - наконец, ответил мышь. – Я тебе принесу поесть. Тебе сейчас важно просто поправиться, а вспоминать будешь потом.
       
      Он удалился, а Витч стиснул виски лапами. Значит, он не упал. А что с ним произошло, что?!
       
      Почему эти мыши ему помогают? Значит, они его друзья? Но почему они так странно смотрят на него?
       
      И… Самое главное…
       
      Клыки ада, кто он?! Как его зовут?!!!
       
      Витч вытянул лапы. Лапы, как лапы. Затем вытянул хвост из-под себя.
      Хвост был как у мыши или как у крысы. Кто же он – крыса или мышь?
       
      Вернулся тот взрослый мышь. Он принес овощного супа и какой-то настой.
       
      - Выпей потом это – травы уменьшат головную боль, и ты сможешь заснуть.
       
      - Хорошо бы. Спасибо.
       
      Мышь отошел, прежде, чем Витч смог его о чем-то спросить. Было какое-то непонятное чувство, что, при том, что они были добры к нему, они как будто делали это через силу, будто заставляя себя. 
       
      Мышь оставил еду – и ушел. Если бы он был близким ему или другом, он бы остался, подождал, пока раненый поест. Это было бы понятно.
       
      Или тот мышонок – он так удивился, когда услышал «приятель».
       
      Витч с трудом съел суп – голова начинала болеть все сильнее. 
       
      - Надеюсь, этот отвар мне поможет, - простонал он.
       
      Может быть, эти мыши так расстроены, что он их не помнит, что не знают, как им себя с ним вести? Ведь он должен их знать, раз они его знают. Насколько хорошо они знают друг друга?
       
      И, проклятие, что же с ним случилось? Это был несчастный случай?
       
      Или нет?!!!
       
      Настой начал действовать, Витча стало клонить в сон. Боль в голове притупилась так, что он почти смог ее не замечать. Закрывая глаза, он опять провалился в темноту.
       

      Часть III
       
       
      … Когда он снова очнулся, было просто прекрасный день. Пели птицы, потрескивали костры, на которых что-то шкварчало. Маленькие мыши с красными повязками переругивались, но это было как-то не всерьез.
       
      Мышонок о чем-то разговаривал с какой-то мышкой, они смеялись.
       
      Его как будто не замечали.
       
      Это было такое знакомое чувство, когда ты вроде бы рядом с другими, но на тебя не обращают внимание. Качество, полезное в шпионаже.
       
      Шпионаже?
       
      «Продолжай шпионить! Ты вернешься в Рэдволл!» - раздался в голове громоподобный голос, страшный голос зверя, который скрежетал так, словно ему кто-то когда-то жестоко сдавил горло.
       
      Витч резко сел на постели и схватился за голову.
       
      Что это? Чей это голос?
       
      Но потом опять была пустота. Ни единой мысли, ни единого воспоминания.
      Боль в голове была не такой сильной, как раньше, и крысенок попытался встать.
       
      Голова кружилась, но в целом, он чувствовал себя лучше. По крайней мере, он не может больше лежать и погружаться в пустоту своего разума.
       
      Наверное, он покачнулся и упал, потому что мыши подбежали к нему.
      Тот мышонок помог ему подняться.
       
      - Ты не должен вставать! – воскликнул он.
       
      Крысенок сел на землю и обхватил голову лапами.
       
      - Я чувствую себя хорошо, - сказал он. – Я не могу постоянно лежать, это сводит меня с ума.
       
      Мыши молчали и испуганно смотрели на него.
       
      - Вы ведь знаете меня, да? – Спросил крысенок. – Расскажите мне… обо мне. Звучит по-идиотски, но я действительно…не помню.
       
      - Ты ничего не помнишь? – Переспросил мышонок. Мышка отвела взгляд и перетаптывалась с лапы на лапу.
       
      Витч вытянул лапы вперед и стал рассматривать их. 
       
      - Я ничего не помню… - Прошептал он, больше обращаясь к себе, чем к мышам. – Я не помню, что произошло… Не помню вас, хотя, видимо, должен знать. Но хуже всего то, что я не помню…
       
      Он поднял глаза и опять схватился за голову.
       
      - Я не помню, кто я! Как меня зовут!
       
      - Тебя зовут Витч.
       
      Это ответил мышонок.
       
      - Витч… - Повторил крысенок. – А я мышь или крыса?
       
      - Крыса.
       
      - Витч…. – Он помотал головой. - Странно, я думал, что когда услышу свое имя, будет что-то вроде: «О да, точно, меня так зовут!», и я все вспомню. Но ничего этого нет.
       
      Он закрыл морду лапами.
       
      - Просто еще мало времени прошло, и ты еще не поправился, - сказала мышка. По-видимому, ей стало его жаль. – Ты все вспомнишь…
       
      - Но ведь вы знаете обо мне еще что-то? – Сказал крысенок и, встав, схватил мышонка за лапу. – Расскажите мне то, что знаете!
       
      Маттимео испытывал смешанные чувства. Он ненавидел Витча, хотел ему отомстить за все. За его насмешки, тычки, помощь Слэгару, за неприкрытое злорадство… Когда он увидел своего врага закованного в кандалы, он хотел оказаться рядом с ним, чтобы проучить…
       
      Но одно дело – желать мести своему мучителю, а другое – видеть его в луже крови, видеть, как страшное оружие работорговца уничтожает живую плоть… Это совсем другое, кто бы что не говорил.
       
      Маттимео очень изменился и теперь, потеряв друзей, почти потеряв надежду увидеть родителей, Рэдволл… Он стал больше ценить жизнь. Любую жизнь, каждую жизнь.
       
      Поэтому он не стал говорить Витчу, что он бывший погонщик рабов, шпион и негодяй, который за это поплатился. И что они помогли ему, просто потому что не могли иначе.
       
      Потому что, если он это узнает – он уйдет.
       
      А если он уйдет – то не выживет в одиночку.
       
      Маттимео это отлично понимал.
       
      - Меня зовут Маттимео, а ее – Тесс. – Сказал мышонок. – Произошло много грустных событий, поэтому мы не хотим об этом говорить. Коротко говоря, лис Слэгар Беспощадный захватил нас в плен и увел далеко от дома. Но наши родители настигли его, и спасли нас. А заодно и наших новых друзей – бывших рабов. А сейчас мы возвращаемся домой.
       
      - В Рэдволл? – Спросил Витч.
       
      Маттимео поднял брови.
       
      - Ты сказал: «Мы возвращаемся в Рэдволл», когда я впервые очнулся.
       
      - А, ну да. 
       
      Крысенок обдумывал информацию, которой так щедро поделился Маттимео. Слэгар Беспощадный… Рабы…
       
      А какое было его участие в этой истории? Что с ним было, и что стало?
       
      Но почему-то Витч почувствовал, что мышонок больше ничего не скажет. Он явно знал больше, чем сказал. Только вот почему?
       
      Ясно было одно – его родителей не было среди этих зверей. Среди них не было крыс.
       
      А это значит, что он – чужой среди них. Не такой, как все.
       
      Вокруг были мыши, белки, два барсука, эти маленькие мыши с повязками – Витч слышал, что их называют «землеройками», выдры. Ни одного хищника. 
       
      Кроме него.
       

      Часть IV
       
       
      Крысенок встал.
       
      - Я могу принести сучьев для костра. Я хочу что-то делать.
       
      - Не думаю, что это хорошая идея, - сказал мышонок. – Ты даже встал с трудом, а если уйти от лагеря…
       
      - Я справлюсь. – Витч осторожно дотронулся до забинтованной головы. – Я не могу постоянно лежать, - повторил он.
       
      Ему почему-то хотелось отойти от всех. Побыть одному. Мыши не стали его останавливать.
       
      - Не ходи далеко! – Крикнула ему в догонку Тесс. – Приноси их к во-о-он тому костру, землеройки будут делать завтрак. А потом мы отправимся в путь.
       
      - Хорошо.
       
      Крысенок углубился в небольшую рощицу около поляны, на которой расположился лагерь. Издалека были слышны смех и шутки. Но он почему-то чувствовал все нарастающую тревогу.
       
      Собирая небольшие ветки привычными движениями – значит, его часто отправляли на такие мелкие поручения – Витч наткнулся на небольшой ручеек.
       
      Он попил воды и смочил водой виски и затылок. Голова стала болеть меньше.
      Рабы… Слэгар Беспощадный… Ну и прозвище!
       
      А этот Маттимео его чем-то раздражал. Витч чувствовал какую-то неприязнь к этому мышонку, хотя и не мог понять, почему.
       
      Около ручья вода сделала ответвление и образовала небольшую лужицу. Крысенок наклонился, пристально разглядывая свое отражение.
       
      Это – он. Острая мордочка крысы, небольшие уши и голова, обвязанная бинтами с красно-коричневыми пятнами крови. 
       
      Витч всматривался. Нет, он не помнит. Не помнит даже себя!
       
      Вздохнув, крысенок поднял сучья и двинулся к лагерю.
       
      Около костра сидела юная полевка. «С ней можно поговорить, - подумал Витч. – Мышки обычно более разговорчивы. Если бы эта Тесс была одна, то она бы все мне рассказала.»
       
      Интересно, откуда у него эти мысли? Про то, кто больше разговорчив? Это ведь тоже очень помогает…
       
      В шпионаже… Шпионаже!
       
      Крысенок подошел к костру и бросил ветки рядом. Он попытался добродушно улыбнуться, хотя выглядел как настоящий ночной кошмар с осунувшейся от болезни мордой и кровавыми повязками на голове.
       
      - Привет! – Витч старался говорить вежливо и жизнерадостно. – Вот, принес сучьев для костра.
       
      Полевка испуганно взглянула на него и отодвинулась. 
       
      - Тебя как зовут? – Спросил крысенок.
       
      Она удивленно моргнула и ответила, спустя довольно продолжительное время:
       
      - Ты же знаешь, как меня зовут.
       
      Витч приложил лапу к голове и попытался улыбнуться:
       
      - Да… Наверное. Но я все забыл. Все-все. Ты ведь поможешь мне вспомнить, правда?
       
      Она молчала, ее взгляд был таким же странным, как и у Маттимео.
       
      - Хотела бы и я все забыть, - наконец, произнесла мышка. В ее голосе звучала печаль и гнев.
       
      - Что забыть? – Спросил крысенок.
       
      - Что моя мать мертва! – Она встала. – Что я вернусь в Рэдволл, а ее больше нет!
       
      - Мне очень жаль… - Машинально произнес Витч фразу, которой обычно встречают такие признания.
       
      Глаза полевки округлились, у нее задрожали губы. Она сжала лапы в кулаки.
       
      - Тебе… не может быть…жаль! – Воскликнула она и убежала.
       
      Крысенок удивленно посмотрел ей вслед. Ему не может быть жаль? Почему?
       
      Он все думал об этом, пока ел нехитрый завтрак и пока ему меняли бинты.
       
      Потом, несмотря на его протесты, взрослый мышь –он сказал, что его зовут Матиас, отец Маттимео, заставил его лечь на носилки.
       
      Две землеройки подняли его, и все двинулись в путь.
       
      Витч мягко покачивался на своем ложе.
       
      Сложив лапы на груди, он смотрел на небо.
       
      Небо, голубое и ясное, с белыми облаками… Оно качалось в такт носилкам.
       
      Качалось, качалось, а еще, бывает и такое, что, небо опрокидывается на тебя миллионами осколков, рвется на части и невыносимо звенит в ушах.
      А потом наступает темнота.
       
      Крысенок опять потерял сознание.

       



      Часть V
       
       
      Теперь, во время забытья, ему снился сон.
       
      Вернее, кошмар.
       
      Он бежал из какого-то темного места, а под лапами все рушилось. Сверху падали камни, блоки, слышны были крики тех, кто падал в бездонную пропасть. Он бежал и бежал.
       
      Падал, оскальзываясь, вставал, и бежал снова. Сердце колотилось где-то в горле, дыхания не хватало. И вот, впереди свет… Дневной свет, яркий, слепящий глаза, такой белый, как раскаленный огонь в середине костра.
       
      Задыхаясь, он двигался туда, к свободе.
       
      Внезапно, мир раскололся, свет выжигал разум. В ушах зазвучал пронзительный крик:
       
      - Нет-нет, пожалуйста! Я ничего не сказал им, и не собирался с ними идти! Они поймали меня!
       
      Нет-нет, пожалуйста!
       
      Пожалуйста!!!
       
      Витч стиснул голову лапами, вскакивая с постели.
       
      Этот крик так и звучал у него в ушах.
       
      Я ничего не сказал им, и не собирался с ними идти! Они поймали меня!
       
      Он встал, вытирая дрожащими лапами морду – по ней струился холодный пот.
       
      Крысенок огляделся – была ночь, и лагерь спал. Горели костры, около которых сидели часовые.
       
      Витч не мог дальше спать – он боялся повторения этого кошмара.
       
      Или воспоминания?
       
      Еще раз вытерев морду, крысенок пошел от лагеря, ему хотелось пройтись.
      Обдумать то, что вспомнил.
       
      Его поймали, это точно. Мыши – не друзья. 
       
      И Маттимео – не приятель.
       
      Но кого он умолял – так отчаянно?
       
      Крысенок сделал еще несколько шагов, как его остановил оклик:
       
      - Стой! Ты куда?
       
      Из темноты выступил он – Маттимео.
       
      Витч молча смотрел на него.
       
      - Ты куда? – Повторил мышонок.
       
      - Никуда. Мне не спится, и я хотел пройтись, - нехотя, ответил крысенок.
       
      Они помолчали.
       
      - Ты что, следишь за мной? – Вдруг спросил Витч. 
       
      - Нет, что ты… - Замялся Маттимео, но им обоим было ясно.
       
      Это была неправда. 
       
      - Почему ты следишь за мной? – Настаивал крысенок. – Что будет, если я не подчинюсь? Если буду ходить, где мне вздумается? Я ведь не могу от вас уйти просто так, не так ли?
       
      «Они поймали меня!» - пронеслось в голове.
       
      - Перестань, - возразил мышонок. – Любой может уйти, но никому не выжить в этих местах в одиночку.
       
      - Значит, ты шпионишь за мной ради моего же собственного блага? – В голосе Витча звучало все больше раздражения.
       
      - Шпионю?! – Маттимео задохнулся от возмущения. – Уж не тебе об этом говорить, Витч!
       
      Он понял, что проговорился, потому что крысеныш схватился за голову.
       
      - Шпионить.. Шпион… Продолжай шпионить… - Забормотал он.
       
      Мышонок взял его за лапу и отвел к носилкам.
       
      - Делай что хочешь, крыса, - проговорил он. – Можешь уходить, никто не тебя не держит. Но на твоем бы месте, я бы спал.
       
      Витч сел на своей постели, не обращая внимания на Маттимео.
       
      Его слова разбудили какие-то отголоски памяти, и он старался их не потерять.
       
      Шпионаж – было основное слово, такое знакомое…
       
      Наверное, он был как-то связан со слежкой. Или сам был шпионом. 
       
      Он скоро вспомнит. Все вспомнит…
    • By крыска
      вот отрывки которые я хочу обсудить, выделю жирным.
      Короче как мы помним, Витча не приняли в ряды крыс малькарриса а заковали вместе с рабами.
      Далее..
      когда новых рабов выводили строиться перед статуей был такой эпизод
      "Стоя со склоненной головой и скосив взгляд, Маттимео увидал Витча, стоящего в веренице с другими рабами. Его держали две крысы. Мышонок тихонько толкнул Тэсс локтем:

      - Смотри, кто здесь, - наш маленький погонщик, которого "наградили" за его службу. Надеюсь, меня закуют рядом с ним на какое-то время. "
      Тоесть Маттимео хотел отомстить. Но читаем дальше.

      "Лестница сильно тряслась. Джесс напряженно вглядывалась в темноту.

      - Там кто-то идет. Посторонись, Сэм!

      Из темноты стремглав, как будто черти кусали его за хвост, выбежал маленький Витч.

      - Йаах! Моя темница вся зашаталась, и дверь выпала! Помогите!

      Маттимео схватил его за загривок:

      - Мой отец, Орландо, ты видел их?

      - Нет, нет, я только бежал. Там, внизу, все рушится! Разве вы не слышите? "
      Здесь Витч среди рэдволльцев и никто его не трогает.
      Далее вылезли Матиас и Орландо.

      "Матиас поглядел на края образовавшейся впадины, на дне которой они оказались. Деревья бывшей рощи торчали из ее склонов под самыми различными углами, черная и коричневая земля виднелась сквозь трещины, прорезавшие травяной покров. Он устало положил меч на плечо и крикнул своим спутникам:

      - За мной, в Рэдволл!

      Они уже были на полпути к вершине склона, когда Витч вдруг бросился бежать. Он стремительно скатился с откоса, пересек впадину и начал взбираться на противоположный склон.

      Маттимео хотел догнать его, но отец удержал:

      - Пусть его бежит, сын. Ему нет места среди честных лесных жителей.
      Они постояли минуту, наблюдая, как маленькая крыса перелезает через большой валун, наполовину торчавший из земли. Внезапно Витч вскрикнул и полез обратно на камень. Подняв умоляюще лапы, он завопил:

      - Нет, нет, пожалуйста. Я ничего не сказал им и не собирался с ними идти. Они поймали меня!
      Из-за холма в поле зрения появилась шелковая маска и плащ. Затем раздался свист и в воздух взвились металлические шары.

      Витч испустил дух без единого звука.

      - Слэгар! "
      Означает ли это то, что Маттимео хотел удержать Витча с рэдволльцами? Что было бы, если бы он не бросился бежать? И почему он стал убегать?
    • By крыска
      объясните плизз-ваши мнения. Колбасит( Вот Маттимео на днях пересматривала-ну непонятно!
      Ваши идеи этого события.
      Вот смотрите какая ситуация. Витч бросился бежать от рэдволльцев. Слэг это увидел. Витч крикнул "Они поймали меня, я не собиралдся с ними идти", а Слэг его убил. Непонятны мотивы этого действия. Он своих членов банды убивал ради того чтобы они не рассказали ничего и набирал новых. Но чем мог помешать Витч? Витч был уже Слэгу никак не нужен и уж никоим образом не опасен-битва закончилась и надо было уходить. Тем более-Слэг видел рэдволльцев, а оружие Слэга-одноразовое-надо было швырнуть и подобрать. Почему не соххранить это оружие для того же Орландо или Матиаса? Этим поступком Слэг косвенно поставил себя на путь к гибели-он остался без оружия, выдал себя из укрытия и ему пришлось бежать. Не видно в то же время чтобы Слэг убил Витча в состоянии ярости или психоза-Витч слишком мелок для этого.
      Так почему????
      глава 52 если кто забыл
      http://www.litportal.ru/genre6/author2156/.../book10776.html
×