Jump to content

Наследие Императора Бэдранга.


Aleone
 Share

Recommended Posts

В конце прошлого года начал писать фанфик, но так и не закончил - слишком много параллельных проектов. 
Решил выложить его часть...
На случай если будут желающие поучаствовать в качестве соавторов.

 

Суть примерно такая - литературный коллаб; вы пишите часть от себя, затем - я от себя, и так по очереди от каждого автора, скреплённые одним сюжетом и общей идеей. 

"Наследие Бэдранга" - это альтернативная история Редволла, развилкой которой стала победа собстно Бэдранга в битве за Маршанк. Корсару удалось построить оплот, ставший затем военной столицей будущего королевства, разросшегося до размеров Империи за полтора века. 
В фанфике представлена альтернатива событиям книги "Меч Редволла", где "отрицательные" персонажи играют роль героев и наоборот. 


-------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Тени прошлого.

 

На неспокойную границу Северной Империи опускалось новое лето, туманной дымкой, словно пеленой, покрывая герцогство Цветущих Мхов. Грозная тень могучего оплота защищает сей предел, возвышаясь над болотами - форт Редволл, последняя твердыня перед дикими землями, разделяющими Империю и королевство Малкарис. О могучие стены, испещренные бойницами словно скалы гнёздами ласточек, разбилось в прах ни одно варварское воинство, что осмелилось бросить вызов молодой нации. И хотя от цветения лугов под сенью цитадели перехватывает дух усталых странников, движущихся по южному тракту, всякому следует помнить: земли эти удобрены кровью многих врагов императора.

 

Тигран, огромный горностай, размерами не уступавший средней лисе, словно завороженный рассматривал древнее полотно что украшало Главный зал твердыни. Сотканное полтора века назад, оно постоянно дошивалось новыми звеньями, рассказывая историю новых подвигов... И поражений. Центральной фигурой гобелена был первый император, черный зверь по имени Бэдранг, что заложил фундамент новой державы. На этом самом месте, где ныне стоял форт, он сокрушил нечестивое воинство королевы Цармины, очертив кровью южную границу своих владений. Много храбрых бойцов пало в той битве, и память о них была увековечена на сим полотнище - грубым, но крайне детализированным рисунком. Вот возвышался над ратью сам Бэдранг, опираясь на огромный меч, впоследствии ставший легендарным; вот разбегаются в страхе дикие кошки и наемники из числа лис, разбитые дерзким кавалерийским рейдом по тылам. Вот сама Цармина, распятая на триангеле после окончания великой битвы, а вот - солдаты, заложившие первый камень стен Редволла...

 

Тигран приходил к гобелену в тяжкую минуту - перед боем, в моменты смятения и душевной слабости. Грозный, но вместе с тем всепрощающий и благородный лик императора наполнял его уверенностью в своих силах, в святости дела, за которое боролся молодой лучник. Нет, горностая не прельщали лавры императора - особенно в эти смутные времена, когда на троне восседал назначенный парламентом регент. Не власть и не слава восхищал воина, но внутренняя сила и мудрость основателя державы, что позволили сплотить под единым стягом племена и королевства, враждовавшие веками. Именно этого не доставало Тиграну - внутренней силы, выдержки и самоконтроля. Ловкости, выучки и опыта горностаю было не занимать, и в свои годы он уже водил небольшой отряд. Это бремя истязало его душу; раньше воин не знал страха, а теперь на него легла ответственность за жизни соратников. Он был слишком импульсивен, слишком сильно поддавался эмоциональным порывам в горячке боя - что недопустимо для командира. Словно в надежде впитать толику мудрости героя древности, сержант снова и снова возвращался к гобелену, прося у императора духовного покровительства.

 

- Эй! Ты что здесь делаешь? Почему ты ещё не в палатах генерала? - разнёсся эхом по огромной зале неприятный, скрипучий голос, вырывая Тиграна из своеобразного транса. Это был Рольф Огненосый, заносчивый рыцарь-куница, с которым лучнику предстояло идти в разведку. Происходивший из высокого рода, он пока не отличился какими-либо заслугами на поле брани, но зато обладал непомерно высоким самомнением.

- Сир. - поклонился сержант, сверкнув глазами цвета тусклого янтаря. - лорд Клуни просил меня подождать вас, прежде чем начать совет. Черноклык уже на месте. Ждём только вас, сир. - язвительно ухмыльнулся горностай. Куница-то и сам явно не спешил.

- А почему здесь, а не в палатах? - прищурился рыцарь, обернувшись к гобелену. - Всё ещё воображаешь себя высокородным отпрыском императорской семьи?

- Сих слов я не произносил. Подобная околесица преступна. - ещё сильнее понизил тон лучник, сжимая дрожащий кулак.

- Воистину, не произносил. Но думал! - пригрозил кривым пальцем Рольф.

- Я лишь бедный воин, пришедший просить защиты у всемилостивого покровителя. Или ваше благородие соизволит отнять у своих верноподданных право молиться?

- «Молиться». - покачал головой рыцарь. - Помни место своё, йомен, и оставь бесплодные надежды. Никогда не обрести тебе высокородства, рождённый крестьянкой. Какое б то было представление - йомен, ставший Императором! Какая невообразимая чушь!
Куница набрал в грудь воздуха, словно не находя слов, чтобы продолжить свою возмущенную тираду.

- За мной, воин. Помолиться ты успеешь в дороге.

 

Огненосый был болезненно мнителен. Хотя сначала он не питал неприязни к Тиграну, первые же совместные походы заставили рыцаря искренне возненавидеть сержанта. Горностай был сильнее, опытней и куда харизматичнее высокородного отпрыска, и внушал уважение не только соратникам-солдатам, но и рыцарству из числа крыс. Он признавал ошибки, хотел и любил учиться, не ведал страха. Но вместе с тем проявлял необычайное для йомена благодушие к врагам Империи, следуя давней крысиной мудрости - «Лучше сохранить роту противника в целости, чем разбить её. Поэтому сто раз сразиться и сто раз победить – это не лучшее из лучшего; лучшее из лучшего – покорить чужую армию, не сражаясь».
Рольфа же вежливо избегали, словно белоручку, прибившуюся к матёрым воинам. Куница из шкуры лез, чтобы доказать свою доблесть, умение и командирский навык, но меж тем оставался в тени талантливого простозверина. Его кровь закипала при виде Тиграна, он винил его во всех неудачах, свалившихся на голову после перевода в форт Редволл. И хотя горностай хранил учтивость, подобающую в разговоре с высшим сословием, в его глазах ясно читалось, что эти чувства - взаимны.

 

Палата Клуни Мудрого не отличалась изысканностью интерьера или блеском драгоценных украшений, но была достаточно просторна и хорошо освещена. Кроме того, покои лорда отличали удивительная чистота и опрятность - убирались в них не реже двух раз за сутки. У стен громоздились старинные шкафы, ломящиеся от сотен книг в кожаном переплёте, не подшитых рукописей и картографических свитков. Сам крыс восседал за массивным столом из красного дерева, буквально заваленном донесениями со всех концов южной границы, ровно как и собственными заметками и письмами. Годы не пощадили внимательных, вечно бегающих глаз генерала, и посему он был вынужден пользоваться очками - относительно недавним изобретением ремесленных гениев Светлой Долины. Некогда крошечный городок ныне превратился в торговую столицу Империи, простираясь до самого побережья, где была основана пристань для больших заморских кораблей. Близость судоходной реки, соединяющей почти все пэрства державы, сыграла ключевую роль в развитии селения. Купцы со всего мира собирались в Долине чтобы обменять экзотические товары на звонкую монету, на которую не скупилась имперская знать.

 

Рядом с генералом, внимательно рассматривая карту, возвышался сэр Черноклык - огромная серая крыса, чьи татуировки, нанесенные синей охрой, рассказывали о множестве пройденных битв. Сей доблестный рыцарь считался правой рукой Клуни, и как правило координировал действия полков во время крупных баталий, объезжая поле боя на своём могучем сауре - ездовом ящере. Так же в комнате находился Пика - ёж-писарь, которого легко было принять за предмет интерьера, столь молчалив и сдержан был сей ученый муж. Из под его руки выходило большинство писем что исходили от генеральского стола.

 

- Я вижу вы всё-таки соизволили появиться сегодня, сэр Огненосый. - хмыкнул Клуни, едва заметив фигуру куницы в дверном проёме. - Извольте-с отнестись к поручению с ответственностью, достойной вашему чину. В противном случае вас разжалуют в солдаты.

Рольф молча поклонился - крыс пускай и казался рассудительным, но в жесткости его слова сомневаться ещё никому не приходилось.

- Я надеюсь, вы хотя бы ознакомились с поступившими сим утром донесениями беженцев?

- Так есть, ваше сиятельство. - поморщился рыцарь. - Очередной крестьянский бунт в городке Святого Нинья. Дайте мне четыре дюжины воинов, и к вечеру это недоразумение будет окончено.

Крыс покачал головой.

- «Крестьянский бунт»? Боюсь, всё намного хуже. По всей границе приходят донесения о перемещении вражеской рати начиная с весны сего года. Небеса чернеют от спарр, носящихся над имперскими позициями, картографируя укрепления. И теперь, когда в нескольких милях от форта неизвестные разбойники начинают вооружать крестьян и тянуть продовольствие, вы считаете, что это спонтанный бунт? Я поражен вашей «дальновидностью».

Тигран растянулся в ухмылке, а щёки куницы покраснели даже сквозь плотную шерсть.

- Что же в таком случае вы предлагаете, ваше сиятельство?..

- Предлагаю отправить тебя в дозор с малой группой чтобы уточнить ситуацию, возможно, провести разведку боем - если это потребуется. Тебе придам четверку кавалерийских лучников для прикрытия отхода, коль ситуация окажется тяжелой.

Куница оглянулся по сторонам, словно ища поддержки у генеральских заместителей; рыцарь и в целом был не слишком опытен, а в разведку раньше и вовсе не ходил.

- Но.. Но это ль не лучше поручить крылатым? Пусть воздушные полки отрабатывают свой кусок мяса!..

- Все летуны заняты на более значительных участках, в том числе отгоняя спарр. Более того. Вчера мне пришлось отправить даже Чиля с просьбой выслать подкрепления из Рангара.

- Лорда Чиля? Командующего крылатыми? - в недоумении почесал за ухом Рольф. - Почему бы не поручить столь простое дело городским голубям?

- Голуби ныне не заслуживают доверия, и никогда не заслуживали, а уж тем более после казни их вождя в прошлом году.

Edited by Aleone
Link to comment
Share on other sites

 Share

  • Recently Browsing   0 members

    No registered users viewing this page.

×
×
  • Create New...