Фанфикшн

Отец и сын

Автор: Борджигин
Жанр: Нет жанра
Ограничения: G
Герои:
  • Клуни Хлыст
  • Краснозуб
  • Рваноух
  • Витч
Дата: 25.10.2017
Рейтинг:

«Лев-чужеземец не назовет своего имени никому, кроме короля», — сказал его брат. И король Амалкоси подумал, вызов ли это, и отправился встретить незнакомца добрым словом, чтобы оценить его силу как противника. Но когда лев-чужеземец предстал перед королем, М’хиту, друг детства пропавшего принца, поклонился и воскликнул: «Смотрите, это Зарэй, который однажды пропал, и теперь нашелся. Посмотри, мой король, львенок вернулся львом». И когда король присмотрелся к нему и узнал своего сына, он заплакал… ЛЬВИНАЯ САГА»
Джон Буркитт, Дэвид Моррис «Хроники Земель Прайда»

 

Часть 1.Тяжёлые воспоминания.


Клуни был явно не в духе. Когда у него бывало такое паршивое настроение, лучше было не попадаться ему под лапу.

Это хорошо усвоил и маленький Витч. Но всё-таки он набрался смелости и жалобно спросил у отца: 
– Пап, а пап, когда мы уже доплывём до суши, а? Сколько уже можно плавать в этом противном море? Меня тошнит! 
Клуни злобно посмотрел своим единственным глазом на сына. – Хватит ныть, сосунок! И сколько раз можно повторять, я тебе не «пап», а «хозяин» или, в крайнем случае, «шеф»! Уяснил?!
- Да, но ты же мой папа… - пискнул Витч и тут же наклонил голову, потому что сильная лапа отца просвистела над ним. 
- Молчать! Ты ещё смеешь огрызаться, щенок?!- Клуни взмахнул хвостом, обвил его вокруг горла Витча и поднял крысёнка в воздух. Витч слабо вцепился в кольца отцовского хвоста, пытаясь высвободиться. 
– Нет ,пап, ааа…то есть, хозяин…отпусти! Мне больно!
Клуни резко ослабил хватку, и Витч громко шлёпнулся на доски палубы. Крысёнок медленно встал под сдавленный смех команды, утирая слёзы. Клуни, стоявший всё это время у левого борта, рявкнул: - Проваливай в трюм, чтоб мой единственный глаз тебя больше не видел! И сопли подбери! – крикнул он сыну вслед.
- А вы что уставились, идиоты? – заорал Клуни на своих пиратов. – Любите поглазеть на скандалы, чтобы потом шептаться у меня за спиной, да?!
Клуни отвернулся от них и уставился в море.
– Этот сосунок всё чаще выводит меня. – проворчал он себе под нос. – За год своей никчёмной жизни он уже успел порядком меня достать. «Чёрт, Витч, лучше б ты отправился тогда вслед за своей матерью! - подумал он – что же мне с тобой делать?»
Он вошёл к себе в каюту, предупредив перед этим своих пиратов, что всякому, кто его потревожит, он оторвёт голову. Клуни устало улёгся на койку. Он думал о Витче.

Крысёнку не повезло с самого рождения. Его главным недостатком было полное отличие от Клуни. Витч был маленьким слабым зверьком с бурой шерстью и тёмно-карими глазами, а самое главное – у него был короткий хвост, совсем не такой, как у отца.

Клуни напрасно надеялся, что физическая слабость сына будет компенсироваться наличием мозгов. Со временем стало понятно, что Витч не наделен высокими умственными способностями, у него не было даже десятой части той сноровки, которой обладал отец. Клуни в задумчивости почесал затылок. Почему же он не прикончил крысёныша, когда тот только родился? И не было бы сейчас никаких проблем!(Конечно, Клуни был уверен, что во всех бедах виноват его сын) .

Нет, тогда ещё была жива мать Витча, Кассандра, и она бы не позволила…Да и сам Клуни тогда надеялся, что из сына вырастет хороший помощник…

А сейчас? Почему бы, например, просто не вышвырнуть его за борт, на корм рыбам? Нет, Клуни не сможет до такого опуститься. В конце концов, Витч же ещё детёныш, тем более, его детёныш. А вдруг он ещё пригодится Клуни? Может, малец станет сильным бойцом(хотя Клуни в это мало верил), или лихим пиратом, или непревзойдённым шпионом, если доживёт до зрелости, конечно…Одно было ясно уже сейчас, таким воином, как Клуни Хлыст, он не станет.

Клуни лениво повернулся на бок, подложив лапу под голову. Он пытался заснуть, но желаемый сон никак не приходил…Раньше Клуни и так плохо спал, ему часто снились кошмары, особенно после очередной бойни, но после смерти Сандры он и вовсе потерял сон…

В его памяти ожил образ маленькой хрупкой крыски, с живыми тёмно-карими, почти чёрными, глазами и острой мордочкой, когда он вспомнил о жене…Когда-то она была для него всем - целым миром, главной мечтой и единственным существом в мире, которому он мог хоть как-то доверять. Хотя Клуни и никогда ей не говорил об этом…

И она оставила его! Бросила, покинула, предала – это можно назвать по-разному. Она оставила ему маленького сына! Да, может это и не её вина, но она как будто специально бросилась прямо на меч какого-то горностая в ту битву!

Погибнув, она как бы переложила все заботы о сыне на Клуни…И то же время это её словно бы за что винить(и это большего всего бесило Клуни), ведь она хотела спасти его, когда погибала…Тьфу, она поступила с ним по-свински! Клуни чувствовал себя гораздо лучше, если б она сбежала с каким-нибудь офицеришкой из его армии, прихватив с собой маленького Витча. А так Клуни было некого винить, и он чувствовал себя каким-то дураком, обманутым…

И почему ей приспичило спасти тогда Клуни? Как будто он бы сам не справился! А ведь тогда, год назад, он уже был готов поверить, что все эти сказки насчёт любви и семейного счастья –действительно правда…Клуни даже фыркнул вслух. Что за тупые мысли иногда приходят ему в голову! Стыдно признать, но когда рядом были Кассандра и Витч, Клуни чувтвовал себя счастливым,как никогда в жизни!…Когда они были все вместе…Но Сандры уже давно нет, а о Витче даже вспоминать не хочется…

Наконец, после долгих размышлений Клуни уснул…

 

Часть 2. Кассандра.


Кассандра была милой коричнево-бурой крыской восемнадцати сезонов, когда в лагере её отца, предводителя разбойников, появился Клуни Хлыст.

Лагерь этот располагался на северо-западе, неподалёку от побережья, где находились Северные пещеры. Когда-то в этих холодных местах жило племя мышей, но потом они ушли, оставив огромные, но скудные и неплодородные земли хищникам.

Здесь обосновался её отец, Борей, со своими крысами. Как ему удалось собрать такое огромное(почти три сотни крыс) войско, Кассандра не знала, да и не горела особым желанием узнать. Отец никогда не рассказывал много о своём прошлом. Она знала только, что её мать тоже звали Кассандрой, и она умерла, когда дочери не исполнилось и сезона.

Борей был уже далеко не молод. Старый вождь доживал свои последние сезоны, все чувствовали это. Но кто станет предводителем войска после его смерти, оставалось только догадываться. Взять бразды правления в свои лапы Кассандра не могла, она была ещё слишком неопытна и совсем не разбиралась в управлении и военном деле. Нужен был кто-то молодой и сильный, тот, кто сможет собрать уже отвыкших от боёв крыс вместе, с качествами хорошего лидера. А таких кандидатур среди разбойников Борея не было…

Вот тут-то и появился Клуни Хлыст. Откуда он явился со свое, тогда ещё малочисленной командой, для всех оставалось тайной. Просто однажды, в ясный летний денёк, редкий для северного лета, в шатёр Борея зашла одноглазая чёрная крыса со своими двадцатью пиратами…У Кассандры в памяти навсегда остался этот день. Он перевернул всю её жизнь…

***


- Я Клуни Хлыст, пират, а это - моя команда! – властный твёрдый голос прорезал тишину, царящую в шатре.

Кассандра, сидевшая на мягком покрывале рядом с креслом отца, на некоторое время оторвалась от вязания пледа и с любопытством подняла голову, чтобы посмотреть на вошедшего.

Высокая мускулистая фигура Клуни Хлыста поражала воображение…Да, у него были могучие мышцы, но при этом он не выглядел как какой-нибудь огромный верзила, работающей вышибалой при таверне. Наоборот, в Клуни самым лучшим образом сочетались необузданная природная сила и такое необычное для крыс его типа изящество. А его длинный, заканчивающийся шипом хвост! Образ Клуни поражал и восхищал одновременно…

Мысли Кассандры прервал дружелюбный голос отца, донесшийся откуда-то издалека, хотя она сидела рядом с ним:
- О, сам Клуни Хлыст! Весьма наслышан о тебе!
- Мы хотим поступить к тебе на службу, вождь. – сухо сказал Клуни, и Кассандра втайне удивилась его ему, потому что когда все обращались к отцу, то обычно рассыпались в любезностях или хотя бы кланялись, чего Хлыст определённо не собирался делать.
- Добровольцы мне никогда не помешают, тем более такие могучие корабельные крысы.- Борей щёлкнул пальцами, и перед ним мигом явилась поджарая бурая крыса с деревянной табличкой и остро заточенным кусочком угля в лапах: 
– Вы звали, господин?
- Краснозуб, запиши-ка этих молодцев, они хотят присоединиться к нам! Только учти, Клуни, - добавил Борей, откинувшись на спинку своего любимого кресла – Здесь тебе нельзя будет творить полный хаос, какой ты учинял в море. – он улыбнулся себе в усы, по-видимому вспомнив свою молодость, – Так, всего лишь мелкие разбои, грабежи и тому подобное. В последнее время мы стараемся жить мирно, чтобы не навлечь на себя злобу со стороны мирных жителей.
Клуни только молча кивнул, хотя на его морде при последних словах Борея появилось такое выражение, будто его сейчас стошнит. 
- Ох да, чуть не забыл!- старый крыс указал на Кассандру. - Это – Кассандра, моя дочь и моя лучшая помощница!
Кассандра покраснела до корней волос, слава сезонам, что её густая шерсть скрывала это! Клуни бросил на неё безразличный взгляд, а потом обратился к Борею: - Это всё, мы можем идти?
- Да, пойдёте с Краснозубом, он вас запишет и покажет, где вы сможете расположиться.
И Клуни со своими крысами быстро вышел вслед за Краснозубом.
- Ну как он тебе, дочка? – задумчиво спросил Борей. – Его крысы смотрятся весьма внушительно, тем более с таким предводителем! Сразу видно – корабельные, настоящие пираты, не то, что наш разношёрстный сброд, а? 
Его вопрос вывел Кассандру из раздумий: - Что ты говоришь отец? ...А, да, немного жутковатый правда?- Кассандра попыталась придать своему дрожащему голосу спокойное выражение. Она смущённо замолчала, но потом всё-таки решилась и сказала: 
- Зачем ты его нанял, отец? О нём ходит множество ужасных слухов и легенд…Говорят он в одиночку убил крупного хорька, а потом прикрепил его череп на длинную пику…Ещё говорят, что он разорил и сжёг целую деревню, не оставив никого в живых…Ещё, что он обрушил шахту, в которой жило много зверей, и все они погибли…- испуганно прошептала она. На самом деле её пугали не столько все эти злодеяния, сколько мысль о том, что Клуни Хлыст теперь будет занимать центральное место в её сознании…
- Откуда моя дочь знает такие страшные вещи? – с удивлением улыбнулся отец. – Да, его поступки, конечно, ужасны, но посмотри на это с другой стороны. Чтобы совершить такое, нужны не только злость и жестокость, но и острый, изворотливый ум, хорошая смекалка и почти безнадёжная отвага. Кроме того, кто-то же должен…- он не договорил и схватился за широкую ручку кресла, опустив голову. 
Он сильно раскашлялся. Кассандра вскочила и бросилась к нему:
- Отец, с тобой всё в порядке? – она взяла его за лапу. – Всё хорошо?
- Опять этот кашель. – проворчал Борей, когда приступ прошёл. – Права была твоя мать, надо было лечит эту мерзкую заразу ещё тогда, двадцать сезонов назад! Этот противный кашель когда-нибудь сведёт меня в могилу!
- Не говори так, у тебя впереди ещё много сезонов! – сказала Кассандра, обрадовавшись, что отец вспомнил о её матери, значит, ему уже стало лучше. – Я принесу воды.- она схватила со стола кружку, выбежала из шатра и помчалась к бочке с водой…

… После того приступа кашель Борею больше не возвращался. Его самочувствие было прекрасным, и все были уверены, что их старый вождь после долгой болезни наконец-то идёт на поправку. Кассандра же с каждым днём чувствовала себя только хуже.

Нет, она была совершенно здорова. Но какие странные ощущения она испытывала теперь! То ей хотелось спрятаться и не выходить из своего шатра неделями, лишь бы не попадаться на глаза Клуни Хлысту…А иногда она наоборот ощущала непреодолимое желание быть рядом с Клуни всегда и везде…Она очень испугалась всех этих новых чувств. Клуни Хлыст завладел её воображением. Она думала о нём всегда или почти всегда. Внутренне она очень хотела, чтобы Клуни хоть как-то обратил на неё внимание. И в тоже время она очень стеснялась его… «Наверное, я сумасшедшая! – думала по ночам Кассандра, лёжа в своей постели.- Он же пират! Злой, грубый, страшный, эгоистичный в конец концов! Недостатков столько, что и в толстой книге не поместится!» Но стоило ей отвлечься и подумать о чём-то другом, как в её воображении неизменно возникал Клуни Хлыст. Она представляла себе, как они бы гуляли вместе по берегу моря, как Клуни бы признался ей в любви, причём совсем не таким грубым голосом, как обычно, а очень нежным, и поцеловал бы её… «Дура, наивная дура! -прерывала свои мечты Кассандра.- он же сам Клуни Хлыст, а я кто…Он никогда меня не полюбит…» И обычно с такими мыслями она засыпала…

Кроме того, с появлением в лагере Клуни Хлыста, у Кассандры появилось несколько странных привычек. Если раньше её почти не заботило, как она выглядит, то теперь каждое утро она тщательно расчёсывала свои длинные волосы и заплетала их в аккуратную косу, а одевалась только в свои самые лучшие платья.

Да, теперь она стала гораздо лучше выглядеть, но её внутренние мучения, которые она тщательно от всех скрывала, только усиливались…

Неизвестно, сколько бы ещё всё это продолжалось, но однажды, когда прошло две недели с тех пор, как корабельные крысы во главе со своим капитаном поселились в лагере, Клуни совершил странный для него поступок. Впрочем, если бы Кассандра лучше знала самого Клуни и его планы, она бы так не удивилась.

Был ясный летний вечер, очень тёплый, даже жаркий, по меркам северного лета. По светлому небу ( летом на севере солнце не садится почти всю ночь) лениво плыли кучерявые облака, листья деревьев едва шелестели от слабого ветра. В лагере царила тишина, многие крысы уже спали…

Кассандра сидела у себя в шатре, довязывая плед из заячьей шерсти, который она хотела потом подарить отцу. Внезапно снаружи раздался голос, заставивший её вздрогнуть от неожиданности. 
– Эй, Кассандра! Что ты делаешь?- странно, но этот голос принадлежал Клуни Хлысту, он звучал гораздо вежливее, чем обычно.
Она отложила в сторону плед и высунула голову наружу:
- О, здравствуй, Клуни! В чём дело?- спросила она пытаясь скрыть ставшее уже привычным волнение.
- Я думал, может ты это…Прогуляешься со мной до берега, покажешь мне, что да как…- он поправил чёрный пояс. Клуни как всегда был в своей неизменной сиреневой тунике и длинном плаще, скрепленным кротовьим черепом.
«Он, что, приглашает меня на свидание?!- подумала изумлённая Кассандра.- Неужели мечты сбываются?» 
- Сейчас, сейчас, подожди, я только соберусь. – сказала она Клуни и нырнула обратно к себе. Кассандра открыла небольшой ящичек и достала оттуда зеркальце. Она помазала края губ брусничным соком, аккуратно подвела глаза и брови чёрным угольком, а веки накрасила светло-оранжевым порошком. Этот порошок хранился в мешочке, доставшимся ей ещё от матери(отец отдал Кассандре все вещи своей жены, когда она подросла).
Закончив свой туалет, она поправила красное платье, в которое была одета, и вышла.
- Почему так долго? – скрестив лапы на груди, сердито спросил Клуни.
Она виновато улыбнулась:
- Я замешкалась, прости, нужно было привести себя в порядок.
Клуни грубо схватил её за лапу, и они направились к морю, которое было отделено от лагеря высокими поросшими редким кустарником холмами.

Из палатки, расположенной на самом краю лагеря в сторону моря, высунулись две крысиные головы.
- Как ты думаешь, хозяину удастся запудрить ей мозги? – глядя вслед Клуни, спросил Черноклык.
- Не сомневаюсь! Ты же видишь, как эта папенькина дочка, как за глаза зовёт её шеф, ради него вырядилась! – ухмыляясь, ответил Сырокрад. – А Череп говорит, до нас она была настоящей замарашкой! Ну и умница наш хозяин, это же надо до такого додуматься!
- Да уж, его новый план прост до неприличия! – кивнул Черноклык. – Вскружить голову дочке вождя, чтобы потом заполучить его войско! Я б до такого сам не дошёл! 
- Тсс…- Сырокрад опасливо поглядел по сторонам. – Ты б потише, а то вдруг услышит кто. Шеф велел нам помалкивать! 
Вдруг на ум Черноклыку пришло что-то неприличное, и он глупо улыбнулся.
– Интересно, а у шефа получиться её охмурить? 
Сырокрад захлопал ресницами на манер невинных девиц:
- Конечно, он же та-а-акой симпатяжка!
И они, тихонько смеясь, скрылись в палатке.
Кассандра молча наблюдала, как северное море лениво перекатывало свои пенистые волны. Она совершено не знала, о чём можно поговорить с Клуни на свидании, и являлась ли их прогулка свиданием вообще.

Тот тоже молчал. Может, просто не хотел разговаривать, а может, о чём-то размышлял. Наконец она решилась и прервала молчание первой:
- Расскажи, пожалуйста о себе, Клуни Хлыст. Про твои деяния ходит множество слухов, но никто не знает о твоём прошлом.
- Не твоё дело! – грубо ответил Клуни, но потом поспешно добавил, уже вежливее. – Тебе достаточно знать, что оно было весьма тяжёлым… Мне не хочется об этом вспоминать!
Клуни поднял плоский камешек с земли и бросил его в воду, сделав «блинчик». 
– Давай лучше поговорим о тебе. Ты-то как здесь оказалась?
- Я родилась и выросла в этих краях. – Кассандра гладила свою косу, она всегда так делала, когда волновалась. – Мой отец разбил здесь лагерь ещё двадцать сезонов назад. Он пришёл сюда вместе с моей матерью.
- И что, вы больше никуда отсюда не уходили? Не отправлялись в походы и тому подобное? – удивлённо спросил Клуни.
- Нет. Отец иногда посылает небольшие отряды, чтобы обокрасть каких-нибудь путников… - Да, на этом много добычи не награбить!
- Отец был очень богатым зверем в молодости, он умеет правильно распоряжаться своим состоянием, и у него ещё осталась часть прежних сокровищ.
- Но как ему удаётся содержать такую армию, если солдаты занимаются только мелкими разбоями? – недоумевал Клуни.
Кассандра нервно повертела серебряное кольцо на указательном пальце.
– Они сами добывают себе на жизнь, как хотят, а отец предоставляет им кров над головой…
- Но тогда это уже не войско, а чёрт знает что! – воскликнул Клуни. – С такой жизнью, в конечном счёте, и мирным жителем можно стать!
- Не знаю, никто из крыс пока жалуется. Кроме того, я считаю, не все хотят постоянных сражений и разбоев, Клуни. Я уверена, некоторые хотят спокойной жизни. А отец, кстати, хотел наладить торговлю с крепостью барсуков, находящуюся немного южнее отсюда. В этих пещерах - она указала на каменистую цепь, тянущуюся по всему побережью, - можно найти кое-какие ценные руды, если хорошо поискать, конечно. А владельцы этой горы-крепости, насколько мы знаем, заинтересованы в металлах, у них даже есть кузница. Правда, это всё планы отца, ещё неизвестно, как к этому отнесутся звери из этой горы, не всякий захочет торговать с крысами…
- Торговля?! – Клуни взмахнул хвостом. – Это уже переходит все границы! Теперь я понял, что появился здесь вовремя!
- А в чём дело? – удивилась его гневу Кассандра. – Разве это запрещено?
Клуни даже схватил её за плечи и встряхнул. 
– Ты в своём уме? Чёрт подери, что за вздор?! Конечно, запрещено, мы же хищники, пираты!
Она обиженно потёрла плечо, когда он её отпустил:
- Я так не считаю. Во-первых, мы - не совсем хищники. А во-вторых, не все крысы – пираты, такие, как ты! – из её голоса на время исчезли робость и неуверенность. – Нельзя делить всех зверей только на хищников и не хищников! Ведь хищники, я думаю, иногда вполне могут жить как травоядные…
- А травоядные могут жить как хищники. – закончил за неё Клуни. – Конечно, я так и думал!
- Тебе нужно пересмотреть свои взгляды на окружающих. – строго сказала Кассандра.
- А может, ещё посоветуешь мне, самому Клуни Хлысту, бросить пиратство, раскаяться в грехах и уйти в монастырь?! 
Он широко зевнул: 
- Ладно, хватит болтать без толку…В конце концов, я зря тебя сюда притащил, что ли? – Он вдруг обхватил Кассандру за талию, с силой прижал её к себе и… поцеловал. Причём совсем не так, как Кассандра себе представляла… Потом он легонько оттолкнул её и развернулся, эффектно взмахнув плащом, к тропинке, ведущей в лагерь. Оставив Кассандру в полном недоумении, он ушёл, задорно крикнув ей напоследок: 
- Да, кстати, чуть не забыл, спокойно ночи!
Кассандра застыла, глядя ему вслед. Она не знала, радоваться ей теперь или плакать…Слёзы потекли по её щекам, но это были слёзы счастья. «Должно быть, я и впрямь сумасшедшая, раз так радуюсь поцелую Клуни Хлыста» - подумала она. 
Она утёрла слёзы и побежала вверх по холмам, звонко смеясь, потому, что на сердце у неё ещё никогда не было так хорошо…

…Кассандра не знала, что сам Клуни был очень недоволен своим поступком… « И какой чёрт дёрнул меня её целовать?» - злился он про себя.

С другой стороны, если он решил и впрямь её «очаровать», то нужно действовать! Старик Борей когда-нибудь отдаст концы, и кто-то должен будет занять его место! Подопечные Клуни (а это были в основном его заместители, например, Темнокоготь и Черноклык), которым он говорил( и то частично) о свих планах, недоумевали, почему же нельзя просто прикончить Борея втихую, ведь это было бы гораздо проще.

Но Клуни опасался, что верные подданные могут взбунтоваться при насильственной смерти своего вождя, тем более, если узнают, кто всё это подстроил. А Клуни с его двадцатью, как он считал, придурками вряд ли сможет справиться с такой огромной армией. Здесь был нужен более тонкий подход…

Нужно было втереться в доверие к Кассандре и, прежде всего, к её отцу. А тот, как надеялся Клуни, когда будет при смерти, назовёт Хлыста своим преемником…

Сама Кассандра, конечно, ничего не подозревала о замыслах Клуни. После того свидания она была просто на седьмом небе от счастья! Она уже почти не стеснялась Клуни. Отныне она приносила ему в шатёр еду, тщательно там прибиралась, старалась побольше говорить с ним, хотя он и не был особо разговорчив.

Странно, но она перестала видеть в нём неотёсанного пирата, каким он ей показался вначале. Её необычная привязанность к нему только усиливалась…

***


Так или иначе, но время шло, и к старому Борею вновь вернулась прежняя болезнь. Его здоровье вдруг начало резко ухудшаться, приступы кашля повторялись всё чаще и чаще, последнее время он всё больше лежал, острая боль ломила его старые хрупкие кости. В лагере не было целителей, как и во всей округе тоже. Кассандре оставалось только наблюдать, как её бедный отец угасает с каждым днём, она могла только немного облегчить его мучения. Клуни понял, что нужно действовать. Сейчас ему предстояло самое омерзительное – вести себя, как какая-нибудь мирная зверюшка! Впрочем, чего только не сделаешь ради власти… На третий день после того, как ухудшилось здоровье Борея, в лагере крыс произошло очень важное событие…

Клуни вошёл, нет, скорее, влетел в шатёр Кассандры. Та как раз заканчивала уборку. 
- Что случилось? – она тревожно посмотрела на запыхавшегося Клуни. 
- Я это… - отдышавшись, начал Клуни, - Ну, короче, я…пошли к твоему отцу!
Он схватил её за лапу и потащил к шатру Борея. Они быстро вошли.

Борей лежал в кровати, похоже, он дремал, но звуки шагов разбудили его. Он слабо повернул голову в сторону вошедших:
- Кто здесь? Чужаки? Грабители?... Убирайтесь, у меня ничего нет!
- Отец! – Кассандра склонилась к нему и успокаивающе погладила его лапу. – Это мы - я и Клуни.
«Что с тобой случилось!» – подумала она, едва сдерживая слёзы. За последнее время её отец превратился из мудрого, здорового старика в умалишённого, бредящего больного! Клуни подошёл к Борею и слегка склонил голову в знак приветствия(он никогда не отвешивал глубокие поклоны):
- Вождь, я пришёл чтобы…- он замялся, но потом быстро выпалил, - Я пришёл просить лапы вашей дочери!
Кассандра прикрыла рот лапой, чтобы сдержать вырвавшийся из её груди стон, который представлял смесь радости, изумления и ужаса одновременно.
- Я так рад! –воскликнул Борей. – Наконец-то моя дочь обретёт счастье! Ты согласна? – он посмотрел на Кассандру.
- Конечно, конечно! Я согласна! –она с визгом набросилась на Клуни. Казалось, она сейчас задушит его в своих объятиях.
Тот с недовольством отстранился:
- Спокойней, спокойней, а то от радости лопнешь!
Она не знала, что Клуни чувствовал себя полным идиотом, и сейчас сгорит на месте от стыда.

Как хорошо, что его крысы не видят этого!

Наконец, когда Кассандра более менее успокоилась и отпустила его, он осторожно спросил:
- А кем будет муж дочери вождя в армии? Он будет отличаться от простых солдат?
- Моим зятем! – весело улыбнулся Борей. – Не волнуйся, Клуни Хлыст. Отныне ты – мой первый заместитель!
Клуни сделал вид, что его удовлетворил ответ старика, хотя на самом деле он надеялся услышать другое.
- Когда церемония? – спросил Борей, слегка приподняв голову с подушки. Его самочувствие после столь радостной новости явно улучшилось.
К-какая церемония? – Клуни, который уже собирался выйти из шатра, остановился в проходе.
- Как какая? Женитьба! Ты же просил лапы моей дочери, и она согласилась! Значит, должна состояться ваша свадьба!
- Наверное завтра. – ответил за я изумлённого Клуни Кассандра. – Так ведь, дорогой? 
- Свадьба? Клуни Хлыст и св…Нет уж, мы так не договаривались! – морда Клуни приняла такое выражение, будто он увидел что-то отвратительное и всё содержимое его желудка сейчас выйдет наружу.
Борей с удивлением уставился на него:
- Что-что? Я не расслышал, что ты сказал?
- Ничего. – до Клуни только сейчас дошло, в какие сети он впутался. – Я согласен. Пусть будет завтра.
Он быстро вышел.
Кассандра выбежала за ним, но быстро отстала, потому что за Клуни всегда было очень трудно поспевать.

Кроме того, её вдруг остановил Краснозуб, который раньше почти никогда с ней не разговаривал:
- Не делайте этого, госпожа! – предостерегающе сказал он.- Если вы это сделаете, то он будет нашим предводителем!
- Чего не делать? – с недоумением спросила Кассандра.
- Вы прекрасно понимаете, о чём я! Остановитесь, пока не поздно! Вы же понимаете, он сделал вам предложение только потому, что хочет занять место вашего отца?
Но Кассандра сейчас была не в состоянии внимать чьим-либо советам и указаниям. Она гневно воскликнула:
- Ты что, подслушивал? Да как ты смеешь так говорить про Клуни! Он по-настоящему любит меня! Я выхожу за него замуж, и точка! И вообще, чего пристал?!
Она развернулась и быстро пошла прочь от него. Она не придала значения словам Краснозуба, но внутренне удивилась выражению его голоса, в котором были предостережение, страх и, что очень странно, глубокое огорчение. Впрочем, тогда ей было не до него…

Церемония прошла быстро и совсем, не так, как представляла себе Кассандра.

В просторном шатре отца собрались несколько особо приближённых к нему крыс-офицеров и, собственно, сами молодожёны.
Кассандра надела дорогое платье изумрудного цвета с длинными белыми рукавами, Клуни же был в своей неизменной тунике и плаще.

Борей по старинному крысиному обычаю прочитал особую обручальную молитву древнему крысиному божеству, которого крысы, как такового, уже давно не почитали, а затем Кассандра с Клуни произнесли короткие клятвы верности.

Крысы, в отличие от лесных жителей, никогда не устраивали пышных празднеств, у них не было такого обычая, поэтому свадьба была довольно коротко и закончилась простым обедом, который никак было нельзя назвать праздничным пиром.

Когда церемония подошла к концу, Борей, который всё это время полусидел-полулежал в своей постели, громко хлопнул в ладоши:
- А теперь, хочу обратить внимание всех присутствующих и сделать небольшое заявление!
Все вокруг замолчали и обратили взгляды на своего вождя.
- Я хочу вам сообщить. Что после моей смерти вашим новым предводителем станет…Клуни Хлыст!
Один из крыс-офицеров как-то разочарованно вздохнул, другие тут же принялись шёпотом обсуждать услышанную ими новость. Клуни самодовольно улыбнулся, Кассандра радостно прижалась к нему.
- Ну вот и всё, что я хотел сказать, свободны! – устало приказал Борей и взял из лап Кассандры кубок с вином.
Крысы разошлись, всё ещё обсуждая решение вождя. Кассандра присела к отцу на край кровати.
- Ты счастлива, дочка? Я всегда был уверен, что есть на свете зверь, достойный тебя, и вот, он нашёлся…
Вдруг кубок выпал из его лап. Он закашлялся, Кассандра дотронулась до лба отца:
- Святые сезоны! Ты весь горишь!- она обратилась к Клуни, который молча стоял рядом. – Скорее, беги в мой шатёр, возьми небольшой пузырёк, он поможет немного приостановить кашель!
- Это звучит как приказ! – лениво ответил Клуни. – Ему уже ничем не поможешь. – он кивнул в сторону Борея.
- Нет! Чего же ты медлишь? Сейчас речь идёт не о твоей гордости, ему плохо! – она с ужасом посмотрела на бьющегося в болезненных судорогах отца и громко позвала:
- Краснозуб, Рваноух, скорее сюда!
- Не нужно, Сандра. – Борей глубоко вздохнул. – Моё время пришло.
- Нет, только не сейчас! Тебе станет лучше, обещаю! – в слезах воскликнула Кассандра. - Я сбегаю к себе и… 
- Мне уже полегчало.- перебил её Борей и перевёл взгляд на Клуни.- Заботься о ней, она – это самое прекрасное и хрупкое существо на свете, и моё самое главное сокровище!
Борей обратился к рыдающей Кассандре:
- Прощай, моя красавица, я обязательно передам привет твоей матери. – он улыбнулся и снова тяжело вздохнул, как оказалось, в последний раз.
Прибежавшие на шум крысы с ужасом оглядели труп Борея.
- Он мёртв. – равнодушно изрёк Клуни. – Вы слышали, что он сказал вам сегодня? – его голос тут же приобрел властное выражение. – Теперь я ваш повелитель!
С этого момента жизнь в лагере полностью переменилась. После быстрых похорон Борея(его тело на следующий же день отнесли глубоко в пещеры, завернув в дорогое одеяло), Клуни велел всем собирать вещи и провизию, потому что скоро они покинут эти места.

…Кассандра бережно собирала вещи Клуни у него в шатре.
- Куда мы уходим? – поинтересовалась она.
Клуни, который сидел в это время за столом, погружённый в какие-то свитки, коротко бросил:
- Не знаю, я ещё не решил. Отстань, не видишь, я занят!
- Всё уже готово к отходу, а ты ещё не решил?
- Чёрт, я же сказал, отвали!
Кассандра прекрасно знала грубую натуру Клуни, но всё же не бросала попыток его перевоспитать.
- Клуни, мы же теперь женаты, разве ты забыл? Зачем ты грубишь мне?– сказала Кассандра, продолжая складывать вещи в большой сундук. 
- Гррр, вот только не напоминай, и без того тошно! – рявкнул Клуни и снова погрузился в свитки.
Кассандра нахмурилась:
- Послушай, я терплю твоё отношение, но долго так не вынесу. Пожалуйста, будь хотя бы чуть-чуть повежливее!
- Если ты хотела, чтобы тебя всегда носили на лапах, -похоже, Клуни терял терпение, - дарили цветы и постоянно шептали на ухо нежности, то тогда вышла бы замуж за другого! Тебя никто не заставлял! – фыркнул Клуни.
- Не говори так, ты же прекрасно знаешь, моё сердце принадлежит только тебе! И всё же, хотелось бы, чтобы ты уделял мне побольше внимания.
- Ха, размечталась, папина дочка! - загоготал Клуни. – Я что, так похож на влюблённого дурака? Пора бы уже понять, что я не жалкий слюнтяй и нежностями тебя одаривать не собираюсь! А теперь пошла вон, надоело! – он махнул на неё лапой и вернулся к свиткам, на которых была изображена карта Северных земель.
Кассандра выбежала из шатра в слезах. Шёл холодный сильный дождь. Она быстро промокла, но не обратила на это внимание.

Она задрала голову вверх и посмотрела на небо, дождевые капли текли по её лицу, смешиваясь со слезами…
«Что же я наделала?!». Она вспомнила слова Краснозуба и ужасом осознала, что он был прав. Какой она была наивной всё это время! Похоже, какие-то особые, таинственные чары Клуни подействовали на неё так сильно, что она не догадалась вовремя о его замыслах. Она с полным презрением к самой себе почувствовала, что эти чары действую и сейчас.

Нет, она не оставит, не бросит его, хотя ей вполне могла представиться такая возможность. Теперь он будет в её сердце вечно. Да, ей предстоит множество мучений, как и от самого Клуни, так и от их новой, походной жизни. Это будет очень тяжело, но если она действительно любит Клуни, она вытерпит…

Так начался новый этап в её жизни…

 

Часть 3. Жизнь с Клуни.


Клуни повёл своё войско в дремучие восточные леса, кишащие шайками разбойников. Некоторые из них, в основном крысы, были не прочь присоединиться к армии Хлыста.

Кассандра никогда не вмешивалась в военные дела мужа, не интересовалась его планами и намерениями, ей было достаточно сознания того, что она заботится о Клуни и любит его. А тот, в свою очередь, любит Кассандру. Хотя Клуни никогда не признавался ей в любви, не говорил тёплых и нежных слов, даже когда они оставались наедине, она чувствовала это. Например, он никогда не бил её, и, учитывая то, как Клуни обращался со своими подчинёнными, это было для неё огромным везением. Да, он был с ней довольно груб, но не более того. Может, он и скрывал свои чувства, но всегда давал волю своей страсти…

Однажды, в конце зимы(войско Клуни тогда остановилось в одной когда-то разорённой им деревне), Кассандра почувствовала некоторые изменения в своём теле. Когда у неё не осталось сомнений, она сообщила Клуни, что беременна. К её удивлению, он встретил эту новость недовольством.
- У нас будет ребёнок! Разве ты не рад? – она подошла к сидящему за столом Клуни и ласково обняла его за плечи. 
- Дети в мои планы не входили! – раздражённо ответил Клуни. 
Ему никогда не приходилось иметь дело с детьми, а собственного детства у него, как такового, не было, поэтому он не имел не малейшего представления о них.
- Ладно, будет, так будет, чёрт с ним! А теперь отстань, я думаю, куда мы отправимся весной! – Клуни сделал вид, что глубоко погрузился в свои мысли, и ему нет дела до окружающих.
- Хорошо. – ласково улыбнулась Кассандра, - Сейчас пойду, займусь чем-нибудь, помою кастрюли, например. – Она направилась к выходу из шатра.
- Эй, ты там это, поосторожнее… -с явным беспокойством сказал ей вслед Клуни. – Раз ты в таком положении, тебе сейчас нельзя тяжёлой работой заниматься, так что иди лучше, отдохни!
Кассандра вышла из шатра, обрадовавшись, что Клуни волнуется за неё, это ещё одно доказательство, что он её всё-таки любит…

…Маленький Витч родился весной. Крысы Клуни тогда разбили лагерь на юго-востоке. Весна в эти края приходила рано, и когда произошло радостное событие, почти стаял весь снег, и уже вовсю грело лаковое солнце…

Почему малыша назвали Витчем, Кассандра и сама не могла объяснить. Просто когда крысёнок родился, и пришло время дать ему имя, она вспомнила, что её деда(о котором рассказывал отец) звали Витч, он был искусным шпионом. Она предложила этот вариант Клуни, и тот согласился, ему было совершенно всё равно, как назвать сына.

К несчастью (как оказалось в будущем) Витч был совсем не похож на своего отца. Витч был маленьким слабым плаксивым малышом с острым носиком и бурой, как у матери, шёрсткой. «Первый блин комом» - эти слова Клуни мог с уверенностью отнести к Витчу.

Кассандра же наоборот души не чаяла в своём первенце. Она, в отличие от сурового Клуни, баловала сына при каждой удобной возможности.
«- Перестань тискать его! – говорил порой Кассандре Клуни. – Маменькин сынок вырастет!
На что Кассандра миролюбиво отвечала:
- Тише, тише. Он же ещё совсем малыш. Малышей можно, как ты выразился, «тискать» сколько угодно!
Клуни в таких случаях только что-то ворчливо фыркал в ответ и заканчивал спор, делая вид, что у него полнм полно других более важных забот. Он тоже любил Витча, но всегда скрывал это…

Кассандра не знала, что скоро их хрупкой идиллии наступит конец…

 

Часть 4. Просто из-за любви к нему.


В начале лета войско Клуни расположилось на юго-западном побережье. Где-то неподалёку находился замок Флорет, но Клуни, несмотря на свои военные способности и большую армию, решил не рисковать и не осаждать его.

Клуни очень скучал по свое прежней пиратской жизни. Он мечтал когда-нибудь снова выйти в море, и вот, вскоре такая возможность появилась.

Призрак, шпион Клуни, доложил, что рядом, на песчаном берегу Южноземья, разместилось целое войско ласок, горностаев, хорьков и прочих хищников, причём в одной из местных заводе бросил якорь их корабль.

Это судно было просто идеальным, как раз таким, в каком и нуждался Клуни. Огромный парусник, способный вместить всех солдат Клуни, может, не слишком быстроходный и неповоротливый, но для Клуни в то время – настоящий подарок судьбы! Где Багровый Клык, предводитель горностаев, раздобыл «Разящий Кнут»(так назывался корабль), Клуни не знал, да и не горел сильным желанием узнать..

Сначала он надеялся, что получит корабль мирным путём, и что, быть может, кто-то из горностаев и ласок даже захочет присоединиться к нему. Однако после недолгих переговоров(в основном, благодаря вспыльчивому нраву Клуни и упрямству Багрового Клыка), стало ясно, что двум армиям хищников не избежать столкновения…

***


… Клуни отдал приказ готовиться к битве. Он надел доспехи, устрашающий шлем с рогами жука-оленя и чёрный плащ, а к поясу прицепил ножны со своим новым длинным мечом.

Кассандра сидела у костра и помешивала варящийся в котелке суп. Маленькиё Витч, которому тогда исполнился сезон, сидел рядом и перебирал худыми лапками камешки.
- Вы уже уходите? – спросила Кассандра, когда Клуни в боевом облачении появился перед ней.
- Будь здесь, никуда не уходи. Я оставил Черепа, Шелудивого и Грязноноса сторожить лагерь, пока меня не будет.
- Где начнётся битва? – Кассандра посмотрела на небо, где свинцовые облака вот-вот готовились пролить дождь. Пасмурная погода соответствовала её настроению.
- Вон там, на берегу, за этими дюнами. – указал лапой Клуни.
- Ты не будешь есть? Суп уже доваривается.
- Нет, перед сражением у меня что-то пропал аппетит.
- А солдаты? Никто из них не голоден?
- Обойдутся! Нечего им перед битвой жрать! – вдруг весело воскликнул Клуни. Своим задорным тоном он попытался хоть как-то сбросить царящее в воздухе напряжение.– Ну да ладно, перед смертью не надышишься, говорят… Так что, пока, до скорого!
Он опустил забрало шлема и направился к ожидающим его солдатам.
Кассандра наклонилась к Витчу и тихо сказала ему:
- Скажи что-нибудь папе на прощание.
- Пока, папа! – пискнул Витч, он только совсем недавно научился говорить. Клуни обернулся. 
Кассандра шепнула что-то на ухо сыну, и тот добавил:
- Мы с мамой желаем тебе удачи! 
Она защекотала его, и он звонко засмеялся.
Хотя она тогда не видела выражение лица Клуни, она почувствовала его счастливую улыбку…

Клуни с солдатами ушли. В лагере воцарилась гнетущая, редкая для него, тишина. Вечером пошёл сильный дождь. Кассандра сидела в шатре с Витчем и рассказывала ему сказку:
- …И тогда любопытный крысёнок спросил у большой кошки, которая стерегла амбар:
«- А почему ты ешь всех крыс и мышей, они тебе так сильно не нравятся?
- Я их не ем. – хитро промурлыкала кошка. – Они сами запрыгивают мне в пасть, потому, что хотят узнать, что там внутри!
- И вдруг она набросилась на крысёнка, но тот был ловким и быстрым, он успел отскочить в сторону. Тут в крышу амбара ударила молния, и он загорелся. Сверху на крысёнка упало несколько горящих досок, они чуть не убили его. Но и на этот раз он успел увернуться и спрятался в большой куче соломы. Кошка бросилась за ним, вот так! – Кассандра расставила пальцы, загнув вниз когти, и зашипела, - Пока кошка ждала, что он выбежит, крысёнок тихонько выбрался с другой стороны. Он взял горящую палку и привязал её своим поясом к хвосту кошки. Из-за того, что он делал всё быстро, она ничего не заметила. Почувствовав, что её хвост горит, она громко завопила и помчалась прочь из амбара. Она убежала далеко-далеко и больше не возвращалась. А когда пошёл дождь и потушил в амбаре пожар, там поселились храбрый крысёнок и его родители. Теперь они могли не бояться, что их съест страшная кошка. И с тех пор они жили очень долго и счастливо…
- Когда я вырасту, я буду таким же храбрым, как этот крысёнок! – Витч гордо выпятил грудь.
- Конечно, будешь, золотце! – Кассандра поцеловала его в щёчку.
- Эй, мам, отстань! – сердито буркнул он, подражая Клуни.
Кассандра тяжело вздохнула, вспомнив о муже. Жив ли он? Побеждает в битве или проигрывает? Несмотря на то, что Клуни, как всегда, был уверен в своей победе и перед сражением заверил её, что с ним будет всё в порядке, она всё равно волновалась. Она знала, что он может не вернуться с поля боя живым.

Отогнав от себя мрачные мысли, она уложила маленького Витча спать и вскоре легла сама… Утром Кассандру разбудил плач сына. Он беспокойно вертелся в своей колыбельке и жалобно всхлипывал:
- Нет, папа, не бей меня, я…
Она бросилась к нему:
- Проснись, сынок проснись! Это только сон.
Витч открыл глаза и испуганно посмотрел на мать:
- Ой, мама, это ты! – он прижался к ней.
- Спокойно, спокойно, малыш. – Кассандра погладила его по голове. – Тебе опять приснился папа?
Витч обнял её ещё крепче и с ужасом прошептал: 
- Он убьет меня…Когда-нибудь он ударит меня своим хвостом и…
- Перестань! – Кассандра строго посмотрела на сына. – Ты же знаешь, папа никогда не обидит тебя! 
- Но я видел, как он бил Сырокрада и Рваноуха тоже, и ещё…
- Хватит! Папа просто очень строгий, вот и всё…Успокойся, вытри свои глазки, а то смотри, какие они у тебя мокрые! Помнишь ту сказку, которую я рассказывала вчера? Тот храбрый крысёнок никогда не плакал! И ты больше не плачь, хорошо? Полежи тут ещё немного, а я пойду, приготовлю завтрак. 
Она накинула тёплый меховой плащ и вышла.

Всё вокруг было окутано утренним туманом, земля после вчерашнего дождя была ещё сырой. Она разбудила двух храпящих часовых и отправила их в маленький, расположенный неподалёку, лесок за сухим хворостом. 
- Как дела у Клуни? – спросила она у Грязноноса, который сидел возле того места, где они обычно разводили костёр. 
- За ночь вестей не было, - ответил тот, но Шелудивый уверяет, что слышал лязг оружия и крики ночью, хотя я ничего не слышал…- вдруг он замолк и прищурился, заметив что-то в тумане. 
Из белой мокрой пелены возник силуэт крысы. Это был Мокрошкур, один из многих рядовых армии Клуни. Он истекал кровью и еле держался на лапах. В его боку торчала поломанная стрела.

Кассандра быстро подбежала к нему, подхватила и вместе с Грязноносом бережно положила на землю. 
- Грязнонос, пригляди за ним! Я сейчас, сбегаю к себе за тряпками, нужно перевязать ему раны! 
– Стой, госпожа, - прохрипел Мокрошкур, мне нужно сказать тебе…
- Молчи! Подожди, вот перебинтуем тебя, тогда всё расскажешь! – властно прикрикнула на него Кассандра. Странно, но в этот момент она напоминала Клуни…
Когда Мокрошкуру стало лучше, и все его раны были перевязаны, он рассказал Кассандре, что случилось: 
- Мы сражались, как могли, госпожа! Эти чёртовы горностаи и хорьки дерутся, как очумевшие! – он закашлялся. Кассандра дала ему воды, и он продолжил: 
- Пока перевес у наших, но противник пробил левый фланг и ринулся к шефу…
- Подожди, - перебила его Кассандра. – Ты хочешь сказать, Клуни в опасности?! 
Крыс слабо кивнул: 
- Да…Враг как бы разделил наше войско на две части, и если эти части не соединятся вовремя, хозяину не поздоровиться! 
Она поняла, что больше не может ждать. Она вбежала в шатёр и принялась перебирать вещи. Наконец на дне большого сундука она обнаружила то, что искала – стальной тяжёлый палаш. Когда-то он принадлежал Борею, Клуни не любил это оружие из-за неудобной рукоятки, предпочитая ему свой любимый меч, и палаш всё время лежал, никому не нужный, на дне сундука.

Витч, всё это время с любопытством наблюдавший за ней, удивлённо воскликнул: 
- Мам, а куда это ты так торопишься, да ещё и с такой штуковиной? – его глаза загорелись, когда он взглянул на грозное оружие. 
- Всё в порядке, малыш, просто нужно помочь твоему папе. 
- Мам, а можно мне с тобой? – попросил Витч. 
- Нет, ты останешься здесь! – Кассандра с трудом подняла палаш и направилась к выходу. 
Витч обиженно надул губки и проворчал что-то невразумительное. Она остановилась и ласково сказала ему: 
- Кто-то же должен охранять лагерь от врагов, пока нас с папой нет! 
Витч сразу повеселел: 
- Есть шеф! – и смешно отдал честь. 
Она быстро вышла, отдавая приказы Грязноносу: 
- Приглядывай за Витчем! Когда Череп и Шелудивый вернутся, пусть перенесут этого беднягу, - она указала на Мокрошкура, - в свою палатку!
- Госпожа, куда вы собрались? - спросил у неё Грязнонос -Клуни же велел нам ждать…
- К своему мужу! – решительно выдохнула Кассандра. Грязнонос хотел что-то ответить, но промолчал.
Она бросила последний взгляд на шатёр, где был Витч, и сквозь туман пошла к берегу. При такой погоде заблудиться не стоило труда, и она долго блуждала среди песчаных холмов. Наконец, когда вдалеке послышались чьи-то крики и странный, неизвестный ей шум, Кассандра догадалась, что она на правильном пути.

Ей начали встречаться трупы крыс, горностаев, ласок, хорьков…Она с содроганием и ужасом проходила мимо мёртвых, ей никогда не приходилось видеть столько трупов…

Удивительно, но она выбрала правильное направление и вышла к солдатам Клуни, а не к врагам. Первым ей повстречался Темнокоготь. Туман уже почти рассеялся, и она быстро узнала его.
Он, хромая, подошёл к Кассандре:
- Вы что здесь делаете?
Увидев, что она невредима, он воскликнул:
- Ну и удача? Вы не ранены? И ни разу не наткнулись на этих выродков? Или вы так мастерски с ними справились? - добавил он, увидев в её лапе палаш.
Кассандра отрицательно покачала головой и нетерпеливо спросила:
- Где Клуни?
Темнокоготь указал на размытые очертания дюн вдалеке:
- Там, зализывает раны. У нас пока небольшая передышка, этот мерзавец, Багровый Клык, пока не торопиться снова атаковать, мы расправились с его мощным отрядом, но… - он замолчал, потому что продолжать уже не имело смысла – Кассандра уже мчалась к тому месту, где находился Клуни.
Она бежала, сжимая в лапах оружие. У неё не хватало сил и умения поднять палаш и выставить его перед собой, как это делают воины, он волочился за ней, оставляя своим острием чёткую борозду на земле.

Вдруг откуда ни возьмись прямо перед ней возник хорёк с длинным копьём в лапах, но тут же упал замертво, потому, что что-то убило его сзади.

Это оказался Краснозуб. Он с презрением пнул труп врага, а потом, заметив Кассандру, громко присвистнул от удивления: 
- Вот уж не думал, что встречу вас здесь! Уходите, здесь очень опасно! – предостерегающе сказал он, убив перед этим ещё одного хорька, подкравшегося сзади. 
- Мне надо найти Клуни, я хочу помочь ему! – она крепко сжала рукоять палаша, её глаза были полны решимости. 
- Вы очень поможете ему, если уберётесь отсюда куда подальше! И немедленно! – Краснозуб взял её за лапу. По-видимому, он намеревался отвести её обратно в лагерь. 
Она резко, с необычной для неё силой, выдернула свою лапу и побежала вперёд. 
- Куда вы? Вернитесь немедленно! Вас же убьют! – прокричал ей вслед Краснозуб, но она его уже не слышала…
Кассандра ужаснулась, когда увидела то, что Темнокоготь назвал «зализывает раны». Правой лапой Клуни ловко отражал удары от меча огромного горностая, левой держал за горло какую-то ласку, а хвостом сильно бил хорька, вцепившегося в его заднюю лапу. Это страшное зрелище сопровождалось жуткими криками, воплями и лязгом металла…

У Кассандры замерло сердце, когда она заметила, как сзади к Клуни приближается ещё один горностай, занеся высоко над головой меч…

Всё произошло слишком быстро.

Она, издав пронзительный боевой крик, налетела на горностая, а точнее, на его меч…Тот даже не успел понять, что произошло, когда на него напрыгнуло маленькое бурое существо…Он быстро повернулся к этому существу и инстинктивно выставил меч вперёд…В следующий момент Клуни, уже расправившийся с остальными врагами, отрубил ему голову…

Кассандра никогда не умела обращаться с оружием, палаш выпал из её лап, она даже не успела им воспользоваться, а холодное лезвие меча уже вонзилось ей в грудь…Смерть пришла к ней быстро, Кассандра не успела осознать, что умирает…

Клуни осторожно положил мёртвое тело на землю. «Зачем она это сделала? – спросил он про себя, - Я ведь и сам мог справиться, я бы заметил этого горностая...Почему?»

У Клуни что-то защипало в глазу, он почувствовал, что сейчас расплачется, как самый последний слизняк…Но ведь битва ещё не окончена, это только короткая передышка, впереди ещё решающее сражение…А ему больше не хотелось драться, первый раз в жизни он захотел отступить…Почему? Потому что ещё никогда не чувствовал себя так паршиво…Потому что она умерла…

К нему, ковыляя, подошёл Краснозуб. Увидев мёртвую Кассандру, он воскликнул:
- О нет, дьявол! Она погибла! Кто это сделал? Я прикончу его!
Клуни, не отвечая, указал хвостом на лежащего неподалёку обезглавленного горностая. Краснозуб опустился на колени рядом с телом Кассандры и погладил её холодную лапу. Клуни был готов поклясться, что в этот момент в глазах его подчинённого сверкнули слёзы!
- Они убили её, – запричитал Краснозуб, – это самое прекрасное создание на свете! 
- Да что ты говоришь? – язвительно заметил Клуни. – А почему это смерть « самого прекрасного создания на свете» тебя так задела? Тебе-то какое дело?
Ну я… - Краснозуб смущённо потупил взгляд. – Я любил её когда-то, но она выбрала вас…и всегда принадлежала только вам! – добавил он с неподдельной завистью.
- Надо же, какой ты у нас чувствительный! Вот тебе, получай, чтобы окончательно не превратился в слюнтяя! – Клуни со всей силы ударил Краснозуба по спине, тот отполз, взвыв от боли.
- Будешь знать, как разводить при мне сопли! – крикнул ему вслед Клуни. Затем он наклонился к Кассандре и прошептал:
- Извини, любимая(в первый раз он так обратился к ней), придётся тебя похоронить попозже, мне ещё надо разобраться с этими горностаями!
И он отправился к своему разрозненному отряду, чтобы собрать всех солдат вместе и вновь ринуться в бой…

 

Часть 5. Сдох, и ладно!


…Клуни проснулся от сильного толчка. Он вскочил, осмотрелся и понял, что упал с койки. Вдруг корабль сильно накренило, и Клуни больно ударился о стену. Выругавшись, он поднялся наверх. На палубе царил хаос! «Разящего Кнута» бросало во все стороны, большие волны ударяли в борта и заливали палубу, сильные порывы ветра нещадно разрывали паруса, хлестал холодный дождь. 
- Мы попали в шторм, капитан! – крикнул с грот-мачты Рваноух.
- И без тебя уже понял! – огрызнулся Клуни. Он ринулся к штурвалу и оттолкнул от него Черноклыка:
- Отвали, дай, я!
Огромный корабль вертело в море как щепку. В таком сильном шторме Клуни ещё не бывал!
До него долетели слова вперёдсмотрящего:
- Капитан, впереди скалы, их так много! Боюсь, нам не пройти мимо них!
Клуни попытался развернуть неповоротливый корабль влево, но не успел, и «Разящий кнут» налетел правым бортом на скалы. Раздался громкий треск, потом крики матросов о том, что в судне пробоина и, похоже, не одна. Затем последовал сильный толчок, и Клуни смыло огромной волной. Что произошло с «Разящим кнутом», он не увидел, потому что оказался глубоко под водой. Он принялся грести лапами, и вскоре его голова оказалась на поверхности. Он едва успел сделать вдох, как следующая волна подхватила его и понесла на скалы. Он ударился головой об холодный камень и потерял сознание…

Клуни выполз на берег, потирая голову, где теперь красовалась большая шишка. Он, бурча себе под нос ругательства, поковылял к своим солдатам. Те либо сидели на мокром песке, либо ещё только выползали на берег, отплёвываясь от морской воды.

Клуни сел на большой камень и подозвал Темнокогтя. Тот деловым тоном отчитался:
- Корабль потерян безвозвратно шеф…
- Сам вижу, тупая башка! – перебил его Клуни, но повелительным жестом приказал продолжать. 
- Трое наших утонуло, один налетел на скалы так, что свернул шею, остальные целы! 
- Ясно. – кивнул Клуни. – Так, бери с собой десяток ребят, отправляйтесь на разведку местности, потом всё доложите мне! 
- Но хозяин… - жалобно протянул Темнокоготь, он очень устал. 
- Живо! – взмахнул хвостом Клуни, и Темнокоготь быстро скрылся с его глаз. 
Клуни задумчиво почесал подбородок и только сейчас вспомнил: 
- А где, чёрт возьми, Витч?! 
Сырокрад, вытиравший рядом свой мокрый хвост, ответил: 
- Мы обошли весь берег, хозяин, но его так и не нашли. Наверное, утонул, бедняга. 
Клуни сначала не обратил внимания на его слова, но потом что-то кольнуло в его сердце, так же, как и тогда, когда умерла Кассандра. Мысль о смерти собственного сына пронзила его сознание насквозь, и он вздрогнул. Он тряхнул головой, словно пытаясь от чего-то избавиться. 
- А, подох, и чёрт с ним! – махнул лапой Клуни. – Всё равно это сосунок действовал мне на нервы! 
Солдаты Клуни втайне удивились тому, с каким презрением и равнодушием он это сказал, но промолчали. Их предводитель был не в таком настроении, чтобы выслушивать чьи-либо замечания…

***


…Витч очнулся, когда почувствовал, что лежит на чём-то сыром и холодном. Он откашлялся, пытаясь избавиться от горько-солёного привкуса морской воды во рту. 
- Эй, смотрите-ка, это недомерок живой! А я-то думал, что он мёртв!
Витч открыл глаза и увидел над собой морду горностая.

Крысёнок присел и осмотрелся. Оказывается, его выбросило на берег, и теперь его окружила целая кампания ласок, горностаев и хорьков. 
- Где я? – слабо спросил Витч. 
- Похоже, братец, в большой переделке! – ухмыльнулся тот самый горностай, который говорил первым. – Знаешь, что мы делаем с такими слизняками, вроде тебя? – он достал из-за пояса кинжал и повертел им прямо перед носом Витча. 
- Не убивайте ме-еняя.. – жалобно проблеял крысёнок. – Я сын Клуни Хлыста! 
Услышав его последнюю фразу, разбойники сначала загоготали во всю глотку, а потом вдруг резко замолкли и с опаской посмотрели по сторонам.

К Витчу подскочил хорёк: 
- Ты что, идиот? – злобно прошипел он и схватил Витча за горло. – Никогда не произноси это имя! Эта крыса – посланник дьявола! 
-А ты ещё смеешь нам утверждать, что ты – его сын?! – возмутился какой-то бандит-ласка. 
- Но я клянусь, это правда, я честно…- простонал Витч. 
Хорёк всё-таки отпустил его, но перед этим дал ему увесистый подзатыльник: 
- Это отучит тебя молоть всякую чушь! 
Витч с всхлипами уселся на песок, потирая горло. 
Хорёк вопросительно посмотрел на горностая: 
- Ну что с этим крысёнышем-то делать будем, Полухвост? 
В разговор вмешалась ещё одна ласка, с головы до пят увешанная оружием: 
- Перережем ему глотку, и дело с концом! 
- Заткнись, Трёхпалый! – шикнул на ласку Полухвост. – Этот щенок нам ещё пригодится. Банда у нас не ахти какая, любые салаги не помешают, побольше зверья надо набирать! А крысёныш будет таскать наши вещички, может, даже шпионом станет, когда подрастёт…
- А что если он и вправду тот, кем себя назвал? – полушёпотом сказал другой горностай. 
- У тебя что, мозги не в порядке, Битый Глаз? – усмехнулся хорёк. – У Хлыста не может быть детей, он же демон! 
Битый Глаз фыркнул в ответ: 
- Ходят слухи, что Хлыст – такой же обычный зверь, как и мы с тобой, так что, тут ещё неизвестно, у кого не в порядке мозги, Морщатый! 
Морщатый сжал рукоять кинжала: 
- Я не понял, ты что, нарываешься? 
Битый Глаз оскалил клыки в ответ и тоже схватился за свой нож. 
- Хватит! – остановил их Полухвост. – Я очень сомневаюсь, что это крысёныш сказал нам правду… - он посмотрел на Витча. – Попросту невозможно, чтобы Клуни Хлыст, беспощадный пират, демон или кем бы он там ещё ни был, имел сына…Тем более, такого! – он рассмеялся, и остальные разбойники тоже захохотали вместе с ним. 
С этого момента Витч раз и навсегда понял, что называть имя своего отца нельзя. С тех пор он больше никогда в жизни не упоминал о своём происхождении.

Хищники взяли его к себе в банду. Они долго разбойничали в Стране Цветущих Мхов, где вскоре Витч и узнал от каких-то полёвок, что армия Клуни Хлыста, осаждавшая аббатство Редволл, наконец разбита, а её предводитель мёртв. Потом судьба столкнула разбойников со Слейгером Беспощадным, он сделал из них более менее организованную шайку работорговцев и повёл на юг, где проходили основные пути торговли рабами…Затем – аббатство Редволл, опасное и долгое путешествие, мрачное царство Малькарисса и, наконец, страшное оружие Слейгера, задушившее Витча насмерть…

 

Часть 6. В Тёмном Лесу.


…Когда Витч открыл глаза, он очень удивился тому, что увидел.

Всё окутано туманом, вокруг только тёмно-серые силуэты голых деревьев, совсем не видно неба(даже непонятно, есть ли оно здесь вообще)… Он опустил голову и увидел, что по земле тоже стелется светлая пелена… «Тёмный Лес!» - догадался Витч про себя. 
- Ты только посмотри, как вырос наш сын! Он совсем не тот малыш, каким я его помнила раньше! – услышал Витч откуда-то сзади и обернулся: 
- Мама? 
Что она здесь делает? Несмотря на то, что он почти забыл её, он сразу узнал её голос. 
- Да, Сандра, ты права. Смотри, какой красавец! 
Из тумана возникли две фигуры. Кассандра первая бросилась к сыну и крепко обняла его: 
- О, Витч! Как я по тебе скучала! 
Витч тоже обнял её, но ничего не ответил, всё его внимание было приковано к другой фигуре. Кассандра поцеловала его и отошла. Она знала, что сейчас её сын и её муж должны поговорить наедине, и нужно на время оставить их. 
- Отец! – странный вздох, полный радости, ненависти, горечи и облегчения одновременно, вырвался из груди Витча. 
Клуни подошёл к сыну и положил ему лапу на плечо. Если бы Витч лучше помнил отца, он удивился бы тому, что Клуни смотрит на него обеими глазами, и на нём нет его излюбленной повязки. 
- Сынок, я…- Клуни резко замолчал. Наступила тяжёлая пауза, полная напряжения. 
Витч выдержал её и вдруг заплакал, прижавшись к отцу: 
- Прости, папа…Я не стал таким, как ты…Всю свою жизнь я был чьим-то слугой и прихвостнем, надо мной всегда издевались и унижали меня! У меня никогда не хватало храбрости противостоять этому… Я - всего лишь жалкий трус! 
-Не жалей о том, что не стал кем-то, похожим на меня. Ты – Витч, мой сын, и этого достаточно. – ласково сказал Клуни. Он не ожидал, что сын так встретит его. Он всегда полагал, что Витч испытывает к нему только ненависть. – Кроме того, травоеды не вынесли бы второго Клуни Хлыста. – весело добавил Клуни. 
Витч посмотрел на него блестящими глазами: 
- И ты не злишься на меня? 
- Злиться? Ну ты и сказал, чёрт подери! Я злюсь только на самого себя, потому что был слишком жесток с тобой! Это я должен перед тобой извиняться. 
- Ну, простишь своего старика, а? – виновато улыбнулся Клуни. 
Крысёнок улыбнулся в ответ: 
- Конечно прощу! 
К ним подошла Кассандра: 
- Ну что, помирились? 
- Я почему-то думал, что Тёмный Лес – это очень мрачное место. – Витч с любопытством огляделся вокруг. 
- Так оно и есть…Иногда тут сходишь с ума от скуки… – вздохнул Клуни. – Ладно, пойдём, хватит тут торчать! Ты нам ещё много должен рассказать о своей бурной жизни! 
Клуни потрепал сына по голове, а тот недовольно поморщился: 
- Пап, перестань! Не надо меня тискать! 
- Ох, уж в этом вы оба очень похожи! – проворчала Кассандра, и её фраза потонула в задорном смехе Клуни и Витча…

Добавить отзыв

Отзывы

Нет отзывов

(c) Redwall.Ru, 2017