Фанфикшн

Вероника – Меч Мартина

Автор: Мэриел
Жанр: Нет жанра
Ограничения: G
Дата: 02.01.2004
Рейтинг:

Это ранее летнее утро, предвещавшее отличный денёк, обмануло рэдволльцев. Оно с рассвета преподнесло обитателям древнего аббатства дурную новость. Меч Мартина украден, и кем, неизвестно! Воительница Рэдволла Прострелика, проснувшись ещё незадолго до рассвета, обнаружила, что на столе, где обычно лежал меч в ножнах, его нет. Прострелика не хотела поднимать преждевременную тревогу, но вместе со своим мужем Крокусом и Мартином Вторым начала поиски. После трёх-четырёх часов безрезультатных поисков воины объявили о пропаже Меча. Аббатство было не на своём месте от волнений.

Вероника, известная в Рэдволле и окрестностях юная мышка, сидела в Большом зале со старейшинами Рэдволла. Веронику уважали за её здравый ум, вежливость, а кроме того – за редкий талант детектива. Редко когда ей не удавалось распутать хитроумное преступление. Обычно Вероника искала пропавших малышей или вещи, но были дела и посерьёзнее. Преступнику не удавалось скрыться от Вероники, когда она нападала на его след.

Мышь-аббатиса Нэнси спрятала лапы в широких рукавах своего одеяния:

– Вероника, надеюсь, ты нам поможешь.

Кротоначальник привстал на цыпочки, чтобы казаться выше, и промямлил:

– Ведь тут, хрр… это, некому нам больше, того, помочь… хур-хур.

Вероника сидела, не показывая на своём лице никаких эмоций. Но наконец она сказала:

– Я буду рада вам помочь. Мне интересно заняться этим делом и найти легендарный меч, украденный каким-то злодеем.

– Когда мы узнаем, кто вор, мы его сильно накажем! И ещё посмотрим, оставить ли его в живых! – хором произнесли Прострелика, Крокус и Мартин. Вероника невозмутимо произнесла:

– Только когда я найду его, этого вора. А в мои поиски прошу не вмешиваться.

Краклин, любопытная белочка-летописица, выступила вперёд:

– Вероника, можно я буду твоей помощницей? Ну пожалуйста!

– Ладно, – милостиво согласилась мышка, – ты у нас толковая белка.

Вероника и Краклин были в комнате Прострелики, на месте преступления. Сама Прострелика стояла у порога и отвечала на вопросы Вероники, а та и её помощница между тем рассматривали комнату. Вдруг Вероника села на корточки и провела когтем по дощатому полу:

– Ты сама моешь полы в комнате, Прострелика? И чем их обрабатываешь, если да?

– Конечно, сама мою! – гордо произнесла воительница. – Я их вчера как раз мыла, и натёрла доски таким особым средством, с воском… видишь, как пол блестит?

Краклин усмехнулась:

– У нашей воительницы есть какие-то задатки домохозяйки.

Вероника шикнула на неё:

– Молчи! Смотри, на тонком слое воска на полу – следы чьих-то когтей. Они явно не принадлежат нам или нашей сусличихе. И, к тому же, следы средней свежести, ночные.

– Ко мне никто ночью не заходил, – подавленно произнесла Прострелика. – Значит, это следы вора.

Вероника продолжила:

– Следы ведут от окна к столу и обратно… Значит, вор забрался через окно. Пойдём посмотрим снаружи, возможно ли это.

По пути к той стороне главного здания аббатства, на которую выходило окно Прострелики, Краклин спросила Веронику:

– Ты знаешь, какому зверю принадлежат отпечатки этих когтей?

– Я догадываюсь, но пока не буду говорить, чтобы никого не обвинять. А на всякий случай я сделала слепок, – Вероника достала из кармана платья гипсовый слепок со следами когтей.

Стену, в которой было окно, обвивали стебли поздней розы. Это растение уже зацвело, и стена из красного песчаника стала ещё краснее. Краклин показала на колючки розы:

– Теоретически по стене можно залезть в окно, ну а практически – нет. Розы ведь такие колючие!

– Ты ошибаешься, Краклин, – покачала головой Вероника, – вору надо было всего лишь-то на второй этаж, и выносливый зверь мог это проделать. И вот ещё доказательство, – с этими словами Вероника сняла с колючек старого толстого стебля розы клок шерсти. Этот стебель шёл прямо к окну Прострелики.

Краклин захлопала в ладоши:

– Отлично, Вероника! Но как же нам помогут шерсть и когти?

– Подожди, Краклин. Сейчас я хочу побеседовать с Командором и остальными выдрами, благо, они близко.

 

– Разве подозреваемый – выдра? – охнула Краклин. Вероника сердито шикнула на неё:

– Повремени с этим вопросом.

Окно «места преступления» выходило на аббатский пруд. Через минуту мышка и белочка уже были там. Командор выдр был рад им помочь и с готовностью отвечал на вопросы Вероники.

– Командор, я уверена, что вор скрылся через эту сторону. Могли ли твои выдры его заметить?

– Конечно, мы бы обязательно его заметили. Мы, выдры, ведь очень наблюдательны. Этой ночью мы не спали, у нас был праздник Ловли Рачков, мы варили и ели перчёный суп с рачками. Так что вор не мог пройти незамеченным.

– Тем не менее он прошёл, – усмехнулась Вероника.

– Откуда знаешь? – возмутился обычно вежливый Командор. Вероника злорадно указала на следы, ведущие от стены здания аббатства к пруду:

– Зверь, который оставил эти следы, нёс что-то тяжёлое, например, Меч.

Командор охнул:

– Это же следы… выдры!

Шкипер оббежал пруд. Дальше следы выходили из пруда и направлялись к крепостной стене.

Вероника догнала Командора, и, чтобы его успокоить, ласковым голосом сказала:

– Не принимай этого всерьёз, Шкип. Не говори ничего выдрам, чтобы они не обиделись. А я вот пойду, немного поговорю с ними. Ладно?

– Да, да, – подавленно произнёс Командор, и, чтобы приободриться, вылил в пасть котелок перчёного супа.

Результаты допроса кое-что дали. Нет, почти все выдры ничего странного не замечали, но одна выдра, молодая Роуни, сказала Веронике и её помощнице нечто странное, заслуживающее внимания. Роуни поведала:

– Вот что странно: я не помню, что происходило ночью. Как будто этого не было! Сегодня утром я очнулась у берега пруда, мои лапы были изрезаны, исцарапаны и болели. И я себя так странно чувствовала! Боюсь, неужели я неосознанно причастна к этому преступлению? Я так боюсь, я же ничего плохого не делала! Может, меня околдовали?

– Околдовали… – тихо повторила Вероника и уже громко добавила: – Роуни, не волнуйся. Мы разгадаем эту тайну и поможем тебе.

Краклин с силой оттащила мышку к крепостной стене и начала яростно шептать:

– Вероника, мы же не расспросили остальных выдр о Роуни?!! Давай!

– Нет, это возбудит подозрения нашей молодой выдры, – невозмутимо ответила юная мышка. – Лучше мы будем незаметно за ней следить.

Вскоре случай проследить за Роуни представился. Молодая выдра, спокойно работавшая с остальными, вдруг дёрнулась, и, двигаясь как во сне, направилась к крепостной стене. Роуни взобралась на неё, легла у одного из зубцов и принялась что-то говорить: её губы шевелились. Через несколько минут выдра встала и вернулась к пруду. Никто, кроме Вероники и Краклин, не заметил, как она ушла и пришла. Оказавшись снова среди работающих выдр, Роуни как-то ошарашено встряхнулась, и её мордочка приобрела опять нормальное выражение.

Вероника шепнула Краклин:

– Похоже, кто-то загипнотизировал её. Гипнотизёр заставил её украсть меч, а потом докладывать ему – то есть гипнотизёру – как идут наши поиски.

– Может, Роуни только прикидывается, что её загипнотизировали? Может она сама – преступница?

– Нет, я уверена, преступник – гипнотизёр.

– И что же ты будешь делать? – недоверчиво произнесла Краклин. Вероника победно упёрла лапы в бока:

– Я немного умению гипнотизировать. Я загипнотизирую Роуни и выманю у неё нужные сведения.

– Браво! – восхитилась Краклин. – Ну ты и мышь, Вероника! Можно, я буду тебя для краткости звать Веником? По дружески?

– Ещё чего!

 

Вероника, Краклин и Роуни сидели в одной из комнат здания аббатства. Эту комнату выделили специально под эксперимент. Роуни о нём ничего не знала.

Вероника оказалась талантливым гипнотизёром. Через полминуты Роуни оказалась полностью под её влиянием. Вероника задала вопрос:

– Что произошло ночью?

Роуни заговорила спокойным голосом, лишь иногда он становился немного нервным:

– Мы, выдры, все ловили рачков. Вдруг я нечаянно наступила на острый камешек и отошла в сторону, к стене, чтобы осмотреть лапу. Вдруг кто-то тронул меня за плечо. Я обернулась. Хорёк с тёмным мехом в упор глядел на меня. Как он сказал, его зовут Великий Бешеный Глаз, повелитель всех зверей. Он поглядел на меня, и меня будто околдовали. Я зачем-то пошла к зданию аббатства, влезла на стену по стеблям розы, раня лапы, и залезла в окно. «Возьми меч! Возьми меч!» – говорил голос хорька у меня в голове. Я взяла меч, вернулась к стене, где стоял тёмных хорёк, и отдала меч хорьку. Никто меня не заметил и не заподозрил, ведь я же выдра, а выдры всю ночь ходили с той стороны и у пруда. Меч я пронесла под одеждой. Потом я легла спать, и проснулась, уже избавившись от гипнотического влияния Бешеного Глаза. Но сегодня днём я вдруг опять оказалась околдованной. Меня тянуло к стене, вверх! Хорёк прячется с мечом под камнем, на котором круглая отметка, там тайник и отдушины! Я рассказала ему, о чём меня спрашивала Вероника. Хорёк сказал, что ночью смоется отсюда. Сейчас он ещё там, в тайнике… Когда я вернулась к пруду, я очнулась от этого колдовства, и опять всё позабыла…

Вероника вывела Роуни из гипноза. Выдра ошарашено задёргала головой:

– А? Что случилось?

– Ничего, – улыбнулась Вероника, – попили чай, и хватит тут прохлаждаться. Роуни, сиди пока здесь, а мы с Краклин выйдем по делам. Жди нас.

Вероника посвятила Мартина, Прострелику и Крокуса в суть дела. Они все решили пойти на ловлю хорька-гипнотизёра. Вероника приказала Краклин оставаться в здании аббатства:

– Оставайся тут, Краклин, и предупреди всех, чтобы тоже не выходили. Снаружи останутся только выдры-воины. Мы пойдём на ловлю хорька, потому что для нас это не опасно, так как для тебя. Хорёк не сможет загипнотизировать меня, или воителей – у нас очень хорошая сила воли и большой опыт.

– Ну, удачи, – крикнула Краклин.

Мартин и Прострелика стали справа от камня, заграждавшего тайник, Крокус – слева. Они держали своё оружие наготове. Вероника налегла на тяжёлый камень:

– Приготовься, народ!

Хорьку всё-таки удалось обмануть воинов и Веронику. Бешеный Глаз незаметно проскользнул мимо них с мечом Мартина. Только когда мыши и суслики увидели, что в каменной нише никого нет, они обернулись назад, откуда донёсся злобный смех хорька:

– Ха-ха-ха, дуралеи рэдволльские! Хахаха! Великий Бешеный Глаз, повелитель всех зверей, улизнёт отсюда в мечом Мартина! Вы никогда больше не увидите этого меча!

– Скорее мы не увидим больше тебя, потому что мы тебя сейчас убьём! – раздался громовой голос Воительницы Рэдволла, Прострелики. Воители и Вероника вместе с ними бросились вдогонку за хорьком с тёмным мехом.

Бешеный Глаз, всемогущий хорёк с гипнотическим взглядом, способный загипнотизировать даже зверя, не глядящего на него и на расстоянии, был трусливым, щуплым и низкорослым зверем. Он с трудом бежал по стене, спасаясь от своих преследователей. Меч был тяжёлым для Бешеного Глаза, но жадный хорёк не бросал его. Меч Мартина, он же такой удобный, красивый, сверкающий… Бешеный Глаз еле бежал, но меч не бросал.

Прострелика достала своё первое оружие – камень, привязанный к длинному поясу – и замахнулась им. Камень ударил по правой лапе хорька, тот взвыл и выронил меч. Прострелика подняла меч Мартина, и погоня продолжилась.

 

Несколько раз Бешеный Глаз оборачивался, и гипнотическим взглядом смотрел на преследователей. Но хорёк с ужасом убеждался, что это не действует на воителей Рэдволла и Веронику. Бешеный Глаз бежал, бежал вдоль стены.

Вдруг Вероника, увлечённая погоней, споткнулась и упала. О выступ стены она сильно ударилась головой. Мышка обхватила голову лапами. От боли она чуть было не потеряла сознание. Но Вероника собрала все свои силы и прокричала:

– Командор, пли!!!

Командор и его выдры стояли внизу, под стеной, с дротиками наготове. Вероника уговорила Командора стрелять только в том случае, если она подаст сигнал или если хищник убежит от неё и воителей. Вероника подала сигнал. Несколько дротиков взлетели в воздух и вонзились в бегущего Бешеного Глаза. Хорёк-гипнотизёр даже не успел вскрикнуть. Он, мёртвый, повалился на землю и навсегда закрыл свои гипнотизирующие глаза.

Вероника чуть приподняла голову, и, убедившись, что хорёк мёртв, спокойно упала в обморок.

Очнулась юная мышка в лазарете, на одной из кроватей. Сестра Цецилия прикладывала к её шишке примочки, а Фиалка стояла рядом с миской неаппетитного варева – отваром водорослей на ракушечном бульоне. Вокруг кровати стояли рэдволльцы: воители, Краклин, Ролло, аббатиса Нэнси, Аума, Пижма, Командор и некоторые другие. Краклин пожала лапу Вероники:

– Молодец, ты раскрыла и это преступление!

– Ну, это было не так уж и сложно, – скромно отмахнулась Вероника. Аума позволила себе пошутить:

– Но посложнее, чем поиски пропавших малышей.

Командор заметил:

– Мы даже много дротиков выпустили в вора. Но зато он сразу умер, без лишних мучений. Хотя… для подлого вора и труса это было слишком, я хочу сказать, не заслуживает он этого.

Вероника села в кровати:

– Сейчас я расскажу вам все подробности моего расследования. Ещё это необходимо для Роуни, она ведь невиновна…

– Ты не сможешь рассказывать, ты же ещё слаба… – неуверенно промямлила сестра Цецилия. Фиалка пододвинула миску со своим варевом под самый нос Вероники:

– Ты должна выпить вот это.

– Если ты выпьешь «вот это», – хихикнула Краклин, – у тебя стухнут мозги.

Цецилия и Фиалка посмотрели на белочку таким взглядом, каким волне можно убить.

– Вот ещё! А как я тогда буду расследовать преступления, а? – возмутилась Вероника.

Под смех всех рэдволльцев и под негодующие крики сестёр Цецилии и Фиалки очаровательная юная мышка Вероника выхватила из лап Фиалки миску и вылила её содержимое из окна. :)

Добавить отзыв

Отзывы

Нет отзывов

(c) Redwall.Ru, 2019