Jump to content
Sign in to follow this  
Kate Ravine

Книга четвёртая, 30 глава

Recommended Posts

    Баклер бегом прибежал на стену, намереваясь использовать её как наблюдательный пункт, чтобы отыскать четверых хищников-охранников. Его едва не сбил с ног Бартидж, спешивший мимо с валуном в лапах. Большой ёж указал на камни, кучей сваленные на дорожке:

   - Помоги-ка здесь, Бак! Нам нужно больше камней. Эта молодая барсучиха заставила нашу катапульту работать. Хо-хо, видел бы ты, как она швыряется камнями в тех негодяев!

   Командор был рядом с баллистой и махал лапой:

   - Эгей, товарищ, иди, посмотри, как эта штука работает!

   Амбревина внесла несколько изменений в орудие. Теперь на нём были два толстых молодых саженца ольхи, отобранных во дворе аббатства, с крепкими стволами. Между ними был пришнурован кусок старой парусины. Она установила это всё на первоначальной древесине. К верхушкам саженцев были прикреплены верёвки. Они были закреплены на тяжёлом дубовом брусе, в котором было просверлено отверстие. Команда из кротов и ежей Сухоиглов тянула за верёвки, упираясь своим весом в дубовый брус. Это наклоняло саженцы ольхи назад, пока деревянный колышек, закреплённый на деревянном основании, не вставлялся в отверстие на брусе.

   Четыре довольно больших камня положили в люльку из парусины. Джанго стоял на зубцах, наблюдая за наступающими Разрушителями. Лог-а-Лог Гуосима устанавливал прицел:

   - Назад! Стоп! Чуть влево! Стоп! Готовы, Амбри!

   Используя бочарный молоток, барсучиха одним резким ударом выбила колышек, высвобождая груз камней. В воздухе засвистело, когда четыре камня полетели через зубцы и на равнину, в ряды наступающих хищников. Даже несмотря на то, что те рассредоточились, снаряды упали так быстро, что двое были убиты, а ещё трое лежали с ранами, вопя в пыли.

   Командор кивнул на здание аббатства:

   - Там внизу всё в порядке, Бак?

   Молодой заяц отошёл с дороги, позволяя кроту проковылять мимо под грузом большого куска песчаника:

   - Звилт был в аббатстве, но его убили. Еще четверо хищников сбежали во двор, и Диггз лежит раненный на кухне!

   Командор подобрал своё копьё:

   - Я позабочусь о хищниках. Сестра Фамбрил, вы не могли бы пойти и заняться нашим товарищем Диггзом? Его ранили.

   Крот-воин Акстель прислушивался к разговору. Он похромал прочь, вниз по лестнице со стены, потрясая своим боевым молотом:

   - Вы, значится, оставьте хищников мне, сэрры. Они никуда, это самое, из четырёх стен не денутся. Я о них позабочусь. Хуррр!

   Сестра Фамбрил присоединилась к Акстелю:

   - В таком случае вы можете проводить меня до кухни, сэр.

   Баклер забрал камень у старого Гранви. Он был слишком уж тяжёлым для пожилого летописца, который улыбнулся в ответ:

   - Благодарение сезонам, что у нас есть знаток этих баллист. Госпожа Удача, должно быть, послала нам эту барсучиху. По всей видимости, звери там, откуда она родом, на восточном побережье, всё время их используют. Как она, так и её семья потопили много пиратских галер прежде даже, чем те смогли пристать к берегу.

   Сердцедуб Сухоигл оперся на стену над воротами, наблюдая за атакой хищников:

   - Мерзавцы всё ещё прибывают, любезный. У меня складывается впечатление, что одной баллисты недостаточно, чтобы остановить их всех. Что скажешь, Бак?

   Заяц подошёл и встал рядом со своим другом над воротами:

   - Так точно, Дубок, именно здесь будет финальная битва - на этом месте, где перед воротами Рэдволла навален холм. Как только они пересекут ту канаву, они попытаются прорваться и войти, атаковав нас. Если только не...     

Share this post


Link to post
Share on other sites

    Соболиная Королева стояла позади медленно движущегося наступления, подгоняя Разрушителей вперёд:

    - Несколькими камнями они нас всех не достанут! Гони их на двойной скорости, Гракк. Чем быстрее мы доберёмся до того холма из обломков, тем быстрее мы с этим покончим. Мы всё ещё превышаем лесных жителей числом. Мы сможем сделать это одной хорошей атакой. Ускорь речитатив, пусть пошевеливаются!

   Гракк видел впереди великие вещи для себя. Он храбро маршировал вместе с задними рядами, выкрикивая:

   - Вот погодите, когда мы заберёмся туда, парни! Вы сможете есть всё, что захотите, спать в мягких кроватях, и рабы из лесных жителей будут обихаживать вас от носа до хвоста! Соболиная Королева Вилайя! Убей, убей, убей!

   Ещё не убежденные до лобовой атаки, Разрушители припустили неуклюжей рысью, размахивая своим оружием и подхватывая подгонявший их клич:

   - Убей, убей, убей! Победа Вилайе, Соболиной Королеве!

 

   Оставив Рэдволл через северную калитку с тяжело вооружёнными силами, Баклер, Джанго и команда воинов Гуосима молча помчались приводить свой план в действие. Возникнув из леса к северу от Разрушителей, они поспешили через тропу, а затем тихо скользнули в канаву. Вскоре после этого они оказались в зоне главных ворот, поглядывая над краем канавы на ничего не подозревавшее наступление хищников.

   Землеройки выстроились в два ряда, один за другим. Баклер командовал передним рядом:

   - Стрелы на тетивы, и пусть каждая считается! По моей команде! Встать! Натянуть! Стреляй!

   Передний ряд Разрушителей был взят врасплох. Внезапный залп зазубренных стрел жестоко ударил по ним.

   Баклер подал своим лучникам сигнал отойти назад; Джанго перенял командование:

   - Задний ряд, вперёд! Пращи и дротики! Товсь! Бросай! Отступи!

   На сей раз в цель ударил залп камней и закалённых на огне ясеневых дротиков, проредив орду Разрушителей. Они попадали, открывая огонь в ответ своими собственными камнями, копьями и стрелами.

 

   Вилайя лежала на равнине лицом вниз, стуча по ногам Гракка:

   - Поднимай их, продолжайте идти, мы почти на месте!

   Из канавы прозвучали приказы. Ещё больше стрел, дротиков и камней из пращ забарабанили по хищникам. Гракк как раз собирался подняться. когда в воздухе разнеслось глухое "Ба-бах!". Вверх взлетел чёрный дым, за которым последовали искры и пламя.  

Share this post


Link to post
Share on other sites

    Джанго швырнул пустой котёл из-под грязного кухонного жира на пылающий таран. Шлёпая себя лапой по ушам, он заморгал сквозь вздымающийся дым:

    - Я себе там опалил уши, усы и треклятые брови дотла. Эгей, Бак!

    Баклер толкнул вождя землероек впереди себя вдоль дна канавы с прочими его бойцами Гуосима:

    - Поспешим, товарищ, назад в аббатство, пока они ещё гадают, что случилось!

    Крот-хранитель погребов Гурджи и Акстель Твердокогть встретили их у северной калитки. Когда они все ввалились внутрь, Баклер закрыл калитку за ними.

    - Есть о чём доложить здесь?

    Глаза Акстеля всё ещё имели кровавый оттенок от ярости берсерка. Он хромал туда-сюда по кругу, коснувшись своего носа в коротком салюте:

    - Я посчитался с тремя из тех хищников, сэрр. Четвёртый, он, значится, бросился с верха стены и сгинул, не приняв боя. Я, это самое, жду дальнейших прриказаний, сэрр, благодарю покорно!

    Джанго взглянул вверх, в сумеречное небо:

    - Лучше забирайтесь-ка наверх, над те ворота. Скоро там будет для вас битвы в достатке!

    Баклер вспрыгнул на северную лестницу:

    - Ладно, парни, теперь нельзя терять время!

    Некоторые из защитников намотали себе на лица влажные тряпки, чтобы противостоять чёрному дыму, поднимавшемуся вверх из канавы. Таран пылал; пламя охватило его. Внизу была тишина - нигде не было видно ни одного Разрушителя.

    Трагедия Сухоигл опустила вниз повязку со своего лица, выводя трели:

    - Ур-ра-а! Победа за нами! Мерзкого врага прогнали прочь! Возрадуйтесь, храбрые друзья, возрадуйтесь!

    Сердцедуб пригвоздил её к месту испепеляющим взглядом:

    - Прекрати свою дурацкую болтовню, дорогая дочь. Ну, товарищи мои по оружию, что вы об этом думаете?

    Командор вгляделся в тёмный маслянистый дым, заволакивающий закатное солнце:

    - Мне это не нравится. Что-то там происходит.

    Джанго кивнул, соглашаясь:

    - Так точно, они не могли просто поднять якоря и уйти. Они вернутся, в этом можешь быть уверен. Но когда?

    Акстель высказал мнение опытного воина:

    - Когда вы, значится, меньше всего будете этого ожидать, сэрр, вот когда.

    Баклер прошелся вперед и назад в обрамлении последних лучей солнечного света:

    - Правильно, сэр, это будет когда-то в течение ночи. Вилайя попытается поймать нас спящими. Так что мы должны быть настороже и в боевой готовности всё время, когда будет темно.

    Аббатиса Майоран взошла наверх на дорожку:

    - Всё ли под контролем? Как наши дела?

    Командор отдал честь своим дротиком:

    - Мы их один раз отбили, мэм, и мы бодры и готовы к приходу любых негодяев, что захотят попытаться ещё. Нет нужды вам волноваться, мэм.

    Майоран тепло улыбнулась вождю выдр:

    - Зачем же мне вообще волноваться, когда столь храбрые воины оберегают моё аббатство? Я просто пришла сказать вам, что брат Сугам и его помощники вскоре прибудут с ужином.

    Сердцедуб погладил своё урчащее брюшко:

    - Так мило с твоей стороны быть столь внимательной к другим, подруга Майри. Нам всем не помешает перекусить. Это был долгий утомительный день, и ночь, я подозреваю, будет намного более утомительной.

    Аббатиса похлопала Баклера по лапе:

    - Я думаю, наверное, вам бы лучше сходить в лазарет. Я бы хотела, чтобы вы взглянули на мистера Диггза.

    Баклер коротко поразмыслил над проблемой, прежде чем ответить:

    - Э-э, хоть я бы и хотел этого, мэм, но я скорее думаю, что моё место здесь, наверху - на случай неприятностей, видите ли. Я уверен, Диггз бы согласился, если бы он был тут, мэм.

     Командор пихнул зайца в плечо:

     - Иди уже, Бак. Если что-нибудь стрясётся, мы дадим тебе знать чётко и громко. Так, товарищ?

     Акстель подмигнул Баклеру:

     - Правильно, сэрр. Мы, это самое, поднимем хурроший крик, его будет на десять лиг слыхать. Вы идите, взгляните на друга Диггза!   

Share this post


Link to post
Share on other sites

    Когда Майоран и Баклер пересекали Большой Зал, по нему разнеслась песня, бывшая почти погребальным плачем. Аббатиса аж подпрыгнула:

    - Батюшки! Это ещё что?

    Баклер знал. Он указал на Кларинну, сидевшую в углу рядом с телом Звилта Тени. У неё при себе была миска с водой, которой она обмывала клинок меча Мартина, и одновременно она пела погребальную песнь убитому ей врагу.

   Баклер пояснил это Майоран:

   - Кларинна не могла как следует оплакать убийство её мужа, моего брата Клерана, пока его убийца не был покаран. Это старый саламандастронский обычай.

   Приостановившись, они вслушались в мрачные звуки песни. Кларинна продолжала петь, не замечая их присутствия:

 

Усни, моя любовь,

Мир и покой с тобой,

Уплачена цена за кровь и честь.

Я лапою своей

Исполнила закон,

Сияющим клинком свершила месть.

 

Твой сын и дочь твоя,

Растут что без тебя,

Для них живёшь ты, где потоков тишь.

В молчании лесов

И памяти лугов,

Быть может, их во сне ты навестишь.

 

Усни, моя любовь,

Ведь заберёт с собой

Все слёзы время, и утихнет боль.

Свершился правый суд,

Пора любви уснуть

До дня, когда мы встретимся с тобой.

 

    Пока они взбирались по лестнице, Баклер заметил:

    - Кларинна не поправится, как следует, пока её малыши не вернутся к ней. На данный момент они достаточно счастливы со старой водяной полёвкой Мамзи, благодаря Амбревине и Диггзу. Как там старый негодяй, мэм?

    Майоран провела его к лазарету:

    - Сами посмотрите. Сестра Фамбрил позаботилась о той жуткой ране в голову, которую он получил, но на данный момент он то приходит в себя, то снова теряет сознание.

    Диггз лежал очень тихо на своей кровати в лазарете; его голова была замотана в тюрбан из травяных мазей и бинтов. Баклер встал, пристально глядя на своего друга, и заговорил с сестрой Фамбрил:

   - Как он, сестра?

   Весёлая выдра-целительница с сомнением покачала головой:

   - Нет способа узнать, сэр; он был вот такой с тех пор, как его сюда занесли. Это была ужасная рана, удар большого меча, как я думаю. Он потерял ухо, и шрам у него останется на всю жизнь. Я всё жду, что он пробудится, но он не отвечает.

    Баклер смерил взглядом стол, нагруженный всеми видами еды:

   - Пододвиньте этот стол поближе, аббатиса. Я ещё не знаю случая, чтобы этот толстый мошенник спал во время какой-либо трапезы. Позвольте мне попробовать.

   Усевшись возле кровати, Баклер приступил к вкуснейшей трапезе, громко комментируя:

   - М-м-м, орехово-яблочная выпечка с соусом из стрелолиста. Интересно, оставить ли немного для старины Диггза? Нет, он никогда не сохранял её для меня в столовой Долгого Дозора. Ну-ка, ну-ка, а это что? Пирожок с грибами, пореем и подливкой? Я что говорю, Диггз, не хочешь кусочек? Это твои любимые. Очень вкусно, и они всё ещё тёплые, во!

   Диггз застонал. Открыв один глаз, он странно взглянул на Баклера и сказал голосом, как у старого офицера:

   - Во... во! А вы ещё кто, сударь? Говорите громко и внятно!

   Баклер улыбнулся:

   - Да ну, ты, большой толстый мошенник. Это же я, Баклер, твой товарищ!

   Диггз открыл и второй глаз, насмешливо глядя на своего товарища на всю жизнь:

   - Баклер, а? Странноватое имечко для парня. Боюсь, я никогда не имел удовольствия вас встречать. А кто, во имя гнева и хвостов, такой Диггз, а?

   Баклер налил себе кружку Октябрьского эля:

   - Диггз - это ты, ты, большой мешок сала, это твоё имя!

   Диггз фыркнул:

   - Ерунда и чепуха, парень. Я полковник Крокли Спатерингтон - для друзей Спатерс, но вы не мой друг, сэр, так что проявите капельку уважения к старшему по званию, чёрт возьми, во-во!

   Его друг протянул ему кусок пирожка:

   - О, вы правы, полковник, сэр. Как насчёт попробовать немного этой еды? Она очень вкусная, знаете ли.

   Диггз сморщил нос:

   - Уберите её прочь, сию же минуту, вы, жадный клоун! У неё отвратительный вид!

   Баклер воззвал к сестре Фамбрил:

   - Это на него не похоже - отказываться от еды. Что мне делать?

   Весёлая выдра пожала плечами:

   - Быть благодарным, что он всё ещё жив, полагаю. Я бы на вашем месте попыталась потакать ему.

   Диггз вытаращился на сестру - он был возмущён до глубины души:

   - Сама себе потакай, здоровенная ухмыляющаяся плоскохвостиха! Ещё слово, и я вас на гауптвахту посажу за вопиющую наглость, мэм! А теперь убирайтесь-ка прочь, давайте! И заберите с собой этого прожорливого дурака. Да, и всю эту пакость, которую вы зовёте едой. Меня тошнит от одного взгляда на неё!

   Решив послушаться совета Фамбрил, Баклер встал по стойке "смирно", церемонно отдавая пациенту честь:

   - Так точно, полковник Крокли Спатерингтон, сэр! Пойдёмте, мэм. Давайте уберём это все и дадим доброму офицеру немного поспать. Он, должно быть устал.

    Любую дальнейшую дискуссию оборвал громогласный боевой клич со двора:

   - Рэ-э-э-эдво-о-о-ол-л! Рэ-э-э-эдво-о-о-ол-л-л!

   Баклер бросился прочь из лазарета, взывая к сестре Фамбрил:

   - Вот оно, это атака! Я нужен на стене, они сделали свой ход!

   Когда дверь лазарета захлопнулась за ним, Диггз бросил жалостливый взгляд на аббатису, вздыхая:

   - У парня крыша поехала, он свихнулся, я бы сказал. Ох, какой ужас! Как это грустно, такой чертовски молодой зверь, во!     

Share this post


Link to post
Share on other sites

    Битва за аббатство Рэдволл действительно началась всерьёз. Как нечистая приливная волна, Рзазрушители атаковали через остаток тёмной ночной равнины, выкрикивая боевые кличи, от которых кровь стыла в жилах. Баклер вприпрыжку взлетел на стену, чтобы присоединиться к Командору и Джанго на зубцах над воротами. Вождь Гуосима точил свою рапиру об гладкий песчаник:

    - Я знал, что катапульта не остановит негодяев навеки. У них всё ещё есть более чем достаточно хищников, чтобы захватить нас.

    Длинная рапира Баклера свистнула, когда он выхватил её из ножен:

    - Так точно, но баллиста выиграла нам немного времени. Жаль, что её нельзя использовать для ближнего боя. Ну, вот оно, ребята - нам нужен каждый, кто может драться, прямо здесь!

    Джанго, Командор и Сердцедуб начали орать приказы во всю глотку:

    - Лог-а-лог-а-лог-а-ло-о-ог! Гуосим, ко мне!

    - Рэдво-о-о-ол-л-л! Давайте, парни, покажем им!

    - Собирайтесь ко мне, храбрецы! Горе тем, кто окажется лицом к лицу с Сухоиглами!

    Акстель Твердокогть начал лупить по деревянной балке своим боевым молотом:

    - Уу-у-у-у-уху-у-у-ур-р-р! Идите и встрретьтесь с дитям смеррти, хищники! Уу-у-у-у-уху-у-у-ур-р-р!

 

    Вилайя поравнялась с Гракком, бывшим в центре первой волны. Она крикнула ему, перекрикивая шум:

    - Веди их через эту канаву и прямо вверх по холму на стену. Не останавливайтесь - пусть атака будет полномасштабной. Как только наши Разрушители окажутся на стенах, мы съедим их живьём. Не подведи меня, Гракк! Ты теперь за главного!

  

     Флиб присоединилась ко второму ряду лучников и пращников. Трагедия Сухоигл, вооружённая пращей и камнями, встала плечом к плечу с ней. Кровь Флиб кипела - она подпрыгивала на месте, раскручивая пращу в предвкушении действия:

    - Яхарр! Мы покажем этой грязной толпе прямую дорожку к Адским Вратам. Первый же хищник, который высунет свой нос над стеной, будет трупом, чёрт возьми - а, Траг?

    Столкнувшись лицом к лицу с реальностью жизни и смерти в войне, драматическая натура ежихи внезапно её покинула:

    - Ох, э-э, правильно, Флиб, мы им покажем... Но что мы обязаны делать? Я имею в виду - мы что, и вправду должны убивать других живых существ, лицом к лицу?

    Флиб беспечно расхохоталась:

    - Ну конечно же, да, ты, чёртова увядшая лилия! Если ты не будешь убивать Разрушителей, они убьют тебя. Просто кидай камни, и лупи, и бей изо всех сил. Держись возле меня, я покажу тебе, как!

 

     Быстро двигаясь по обе стороны от горящего тарана, бойцы хищников выкарабкались из канавы. Гракк подгонял их вверх по пологому холму из мусора, размахивая своим копьём и подбадривая их:

    - Берите аббатство, храбрецы! Давайте захватим это место и заживём хорошей жизнью. Поторопитесь, если хотите достаточно еды, чтобы набить свои животы, да, и рабов, чтобы вам прислуживали! Это всё там для ночной резни!

Share this post


Link to post
Share on other sites

    Первые два десятка взобрались на кучу; их лапы увязали, пока они карабкались наверх. Баклер подождал, пока не смог различить их злобные физиономии, поднимающиеся сквозь тьму и дым. Он поднял клинок вверх, сдерживая первый ряд:

    - Готовьсь... Жди... По моей команде... Стреляй!

    Град стрел и камней из пращ с жужжанием помчался в воздухе, как рой сердитых ос. Снизу раздались вопли и хрипы, за которыми последовал залп брошенных копий и дротиков. Трое членов Гуосима пали под снарядами - двое были ранены, один убит.

    Теперь вторая волна хищников полезла вверх по телам своих павших товарищей. На сей раз их там было больше, и восхождение было более быстрым. Джанго услышал, как Баклер командует своему ряду отступить и перезарядиться. Вождь Гуосима вскочил на зубцы, крича:

   - Второй ряд, вперёд! Готовьсь...

   Флиб раскрутила пращу, подмигивая Трагедии:

   - Вот теперь начинается, Траг. Доброй охоты, товарка!

   Команда Джанго прозвучала резко, когда они подступили к порогу:

   - По моей команде... Стреляй!

   Трагедия как раз собиралась выпустить камень из своей пращи, когда через верх стены на неё высунулась покрытая шрамами голова крысы. Она изо всех сил шмякнула заряженной пращей сверху вниз по черепу своего врага. Крыс запнулся, хрюкнул, но продолжал лезть. Ежиха ударила его снова. И снова. И снова! Казалось, её конечности наполнились какой-то безумной силой. Она визжала, как сумасшедшая:

   - И-и-и-ий-я-я-я-я! Назад, назад, наза-а-ад!

   Крыс выпрямился на стене во весь рост, а затем безжизненно рухнул перед ней. Она выпустила свой камень в горностая, следовавшего за крысом. Он повалился назад, ударенный в горло. Трагедия услышала приказ отступить и позволить пройти вперёд третьему ряду. Она отступила, заряжая пращу и истерически хохоча в лицо Флиб:

   - Я сделала это, товарка, сделала! Ты видела? Целых два - я убила двух Разрушителей! И-и-ийя-я-я-я!

   Ряды защитников теперь смешались - таким лютым был натиск хищников. Баклер со своими командирами был везде одновременно, нанося выпады, брыкаясь, рубя и коля по бесконечному наплыву атакующих хищников. Рэдволльцев явно подавляли теперь, когда волна Разрушителей мчалась вверх. Некоторые даже теперь дрались на дорожке влапопашную с меньшими силами.

   А затем случилось неожиданное. Амбревина разбила баллисту вдребезги градом ударов своих могучих лап. Древесина полетела во все стороны, в то время как она схватила оба молодых ствола ольхи с парусиновой люлькой, натянутой между ними. Командор увидел, к чему всё идёт. Он действовал быстро, приказав защитникам отступать по стене к югу:

   - Все назад к южному углу! Отойдите с дороги этой барсучихи, иначе будете убиты!

   Баклер, Командор, Джанго и Сердцедуб приложили все свои силы к отступлению, отбиваясь от Разрушителей, которые их преследовали. Однако большой нужды в том не стало, когда на месте действия появился Акстель.

   Крот-воин был охвачен неистовым Кровавым Гневом, радостно кинувшись на наступающих Разрушителей. Его боевой молот поднимался и опускался, как будто он был могучим кузнецом, работающим у наковальни.

   Амбревина чисто подметала дорожку, размахивая обоими гибкими стволами ольхи и вопя во всю глотку от ярости. Хищники полетели в воздухе, прямо через стену, слева, справа и по центру. Решительно истончившиеся ряды врагов не могли и не собирались встретиться лицом к лицу с двумя такими зверями, поглощёнными жаждой убийства. Даже те, кто взбирался по куче, отступили. Однако это их не спасло. Очистив порог и западную дорожку, Амбревина и Акстель перемахнули через стену. Они с грохотом обрушились вниз на Разрушителей, как два удара молнии.

   Баклер схватил Джанго:

   - Давай, Лог-а-Лог, собирай свой Гуосим, и давай закончим это! Командор, Сердцедуб, оставайтесь здесь наверху и охраняйте аббатство! Позаботьтесь о раненых!    

Share this post


Link to post
Share on other sites

   Видя, что битва проиграна, Вилайя взяла ноги в лапы и сбежала через равнину; паника придала её ногам скорости. Гракк тоже побежал. Пыхтя и хватая ртом воздух, он поравнялся с Соболиной Королевой:

   - Величество, вы это видели? Большая полосатая собака и тот второй, сумасшедший с молотом? Как только они кинулись на нас, у нас не стало и шанса. Теперь нам нужен новый план.

   Вилайя обняла ласку лапой за плечо:

   - Я планирую убраться подальше отсюда, путешествуя в одиночку.

   Гракк почуял, что должно было произойти - он знал Вилайю и знал, чего ему следует ожидать за провал завоевания. Он попытался вырваться, но слишком поздно. Соболиная Королева уже наносила удар своим маленьким ядовитым клинком.

   Затем она отпустила его. Он рухнул на землю с коротким вздохом. Вилайя уставилась на него сверху вниз:

   - Возможно, ты не услышал, что я сказала - я путешествую в одиночку.

   Она рванула прочь, в темноту, оставляя Гракка смотреть на её удаляющуюся фигуру. Мало-помалу она подёрнулась дымкой, как и его глаза.

 

    Когда-то наводящая ужас, армия Разрушителей была разгромлена на тропе между канавой и западной стеной аббатства. Оставшись без лидера и полностью лишённые мужества яростью контратаки, начатой против них, они рассеялись и в смятении, спотыкаясь, бросились прочь. Баклер гнался за небольшой группой, но лишь недолго. Вложив свой клинок в ножны, он вернулся к аббатству.

    Командор сидел на куче перед главными воротами, наблюдая, как догорает таран. Он кивнул зайцу:

    - Думаю, это был последний раз, когда мы видели Разрушителей, товарищ. Присядь, дай отдых лапам.

    Молодой заяц со вздохом уселся рядом с ним:

    - Я погнался за одним или двумя из них, но они убегали в страхе. Нет смысла в ловле хищников, утративших волю к драке, так что я сдался.

    Командор потыкал в мусор остриём своего дротика:

    - Ха, попробуй сказать это Джанго и его Гуосиму! Эти землеройки пленных не берут, товарищ!

    Баклер поднялся, отряхиваясь:

    - Ну, ты же знаешь, что они говорят: "Лучший хищник - это мёртвый хищник". Трудно ломать привычки всей жизни. А ты не видел Акстеля или Амбри? Они тоже подались на охоту за хищниками?

    Командор указал на запад через равнину, окрасившуюся бледными отблесками ранней зари с восточного края неба:

    - Они пошли вон туда, оба, хотя старина Акстель шёл намного медленнее, чем барсучиха. Кто-то сказал, что Соболиная Королева сбежала в том направлении.

    Баклер перемахнул через канаву одним прыжком:

    - Я иду за ними, Ком. Пригляди тут за всем в округе, товарищ!

    Вождь выдр пожал плечами:

    - Не очень-то много за чем нужно приглядывать теперь, когда битва завершилась - эй, там, наверху, полегче! Неужто нельзя зверю посидеть минутку спокойно?

    Он отпрыгнул в сторону, когда труп Разрушителя скатился вниз со стены, а за ним ещё несколько.

    Кротоначальник Дарби высунул свою простецкую морду над стеной:

    - О-о, хурр, извиняюсь, сэрр! Я и моя команда, мы, значится, скидываем убитых хищников за зубцы, чтобы их, это самое, похоронить.

    Командор ловко вскарабкался до порога со всё ещё нетронутым достоинством:

    - Неплохо проделано, добрые сэры. Этому старому месту не повредит уборка. Мы же не хотим, чтобы аббатиса Майри увидела всё это валяющимся по Рэдволлу, не так ли?

    Аббатиса появилась на верху ступеней сторожки:

    - Разумеется, мы этого не хотим, хотя на этот раз я это прощу, видя, как вы возвратили мне моё аббатство. Ну, так что же я могу сделать, чтобы вознаградить вас, звери добрые?

    Сердцедуб, пыхтя, взобрался на парапет:

    - Немножко завтрака пришлось бы как раз к месту, моя дорогая Майри.

    Майоран, улыбаясь, сделала реверанс:

    - В таком случае это будет завтрак!

    Толпа защитников двинулась через газоны, а Сердцедуб Сухоигл превосходным баритоном исполнял песню, написанную им много сезонов тому назад для одной из его знаменитых постановок Сухоиглов. Он хорошо её помнил, потому что сам себя назначил на роль героя-победителя. Все скоро присоединились к напеву, начинавшему каждый куплет, и повторению последней строчки:

 

Ура! Ура! Ура! Ура-а!

Победа - лучшее из вин,

Скажу без самомненья.

Всё, что останется врагам - лишь горечь пораженья.

Лишь горечь пораженья!

 

Так пой - хэй-хо! - и радуйся,

Счастливей воинов нет,

Ведь каждый насладится здесь

Плодами от побед!

 

Ура! Ура! Ура! Ура-а!

Смотри - враги бегут все прочь,

Побитые, аж жуть,

Мечами взмахнём, "Хо-хо!" крича -

Они больше не придут!

Нет, они больше не придут!

 

Кричите "Ура!" близко и далеко,

Храбрецы, собирайтесь ко мне,

Устроим мы пиршество

В память о

Победы славном дне-е-е!

 

    Ежиха Дралл встретила их в дверях аббатства. Она выглядела обеспокоенной:

    - О-ох, э-э, прошу прощения, матушка настоятельница, мистер Диггз не с вами ли?

    Командор ответил за неё:

    - Нет, мэм, Диггз не с нами. Последнее, что я про него слышал - что он лежал раненый в лазарете.

    Дралл набросила свой передник себе на лицо:

    - Ох, батюшки, сейчас его там нет. Диггз исчез!

 

 

Конец тридцатой главы.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!

Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.

Sign In Now
Sign in to follow this  

  • Recently Browsing   0 members

    No registered users viewing this page.

×