Jump to content
Sign in to follow this  
Kate Ravine

Книга четвёртая, 32 глава

Recommended Posts

    Над западной равниной ласточки порхали и быстро опускались вниз на фоне неба, горящего алым великолепием заката. Стройные узкие облака, лиловые и жемчужно-серые, окаймляли дальний горизонт. Аббатство Рэдволл купалось в мягком розовом свете от карнизов до фронтонов. Это было зрелище, которое навеки будет прославлено в памяти тех из малышей, кто видел его впервые.

    Колонна устало тащилась вдоль по тропе в дымке тонкой пыли, которую поднимали их лапы. Некоторых из малышей, слишком выдохшихся, чтобы идти, несли на своих спинах и плечах их спасители.

    Трагедия Сухоигл, балансируя на юго-западном краю зубцов, углядела их первой. Она громко закричала в полной драматизма манере:

    - Слушайте, слушайте, все и каждый! Я вижу их, я вижу их вон там!

    Это привело в действие два колокола аббатства, прогремевших для всех своё послание дома и безопасности.

    Ворота аббатства распахнулись, и радостно кричащие звери единой толпой бросились вниз по тропе, чтобы приветствовать путешественников. По-военному шествуя во главе колонны, Диггз (или же полковник Крокли Спатерингтон) прооар приказы в отличном стиле для тренировочного плаца:

    - Смотреть перед собой! Вы там, сзади, держать строй! Следите за формой и за шагом, идти в ногу! Не разрывать строй и без моей команды не расходиться!

    Его слова внезапно потерялись, когда обе стороны встретились.

    Димфния Сухоигл схватила Джиддла и Джинти, стискивая их в объятьях до тех пор, пока они не начали хватать ртами воздух:

    - О, мои прекрасные ежатки, я глаз не могла сомкнуть, пока вас не было! Ох, дорогие мои, вы и не знаете, как это действует на материнское сердце!

    Диггз грубо протолкался мимо них троих, пытаясь восстановить хоть какой-то порядок в счастливом хаосе:

    - Слева, справа и по центру, дисциплина пошла прахом, чёрт возьми! Они не что иное, как треклятый ералаш!

    Димфния тяжело шлёпнула его по спине, отчего он едва не свалился. Она поддержала его, восклицая:

    - Ох, отлично проделано, мистер Диггз, отлично проделано!

    Он встал, трясясь от гнева от ушей до кончика хвоста:

    - Мистер Диггз, мэм? Да будь проклят мистер чёртов Диггз и весь его проклятый род. Вы хоть знаете, к кому вы обращаетесь? - Он зашагал прочь, размахивая своим стеком и вопя:

    - Назад в строй, вы, тощие грязнолапые гады!

    Димфния была в растерянности. Она обратилась к Баклеру:

    - Что я сделала? Я что, сказала что-нибудь не то?

    Молодой заяц отвёл её в сторонку, когда ликующая толпа хлынула сквозь ворота во двор аббатства:

    - Вы уж простите его, мэм. Это всё из-за той раны в голову, которую он получил. Теперь он думает, что он какой-то другой зверь, и хочет, чтобы его называли полковник Крокли Спатерингтон.

    Димфния позволила Джиддлу и Джинти убежать прочь и воссоединиться с остальными членами семьи:

    - Ох-хо-хо, я о таком и не догадывалась. Я знала, что его ранили, но никто не говорил мне, что мистер Диггз думает, что он какой-то другой зверь. Ну да ничего, беспокоиться не о чем, Бак. Я скоро его вылечу.

    Она поспешила прочь за своими детьми, не объяснив, каким образом она сможет вылечить Диггза.

Share this post


Link to post
Share on other sites

    На счастье, украшения в саду были оставлены на ветках, и, благодаря усилиям доброго брата Сугама и его персонала, сверхурочный пир был накрыт и ждал. Когда все собрались там, аббатиса Майоран взобралась на перевёрнутую тачку.

    Командор призвал болтающую и смеющуюся толпу к порядку:

    - Эгей, товарищи, попрошу тишины от всех и каждого для Майоран, матушки настоятельницы Рэдволла! Закройте рты и будьте тихо, пожалуйста!

    Явно тронутая зрелищем освобождённых из плена малышей, Майоран вытерла глаза рукавом своей рясы и несколько раз шмыгнула носом, прежде чем начать свою речь:

    - Приветствую вас в аббатстве Рэдволл, друзья, как старые, так и новые! Вы все вольны жить здесь в мире и безопасности. Прошу вас, считайте это место своим домом так долго, как захотите. А теперь, я не буду тратить прекрасный и счастливый летний вечер на кучу нудной болтовни. Я вижу, что вы голодны и устали. Сестра Фамбрил, ежиха Дралл и другие помощники - не забывая о нашей новой подруге, водяной полёвке Мамзи - позаботятся о малышах. У них будет чудесная новая одежда, спальня с мягкими кроватками и, кто знает, возможно, хорошее купание в нашем аббатском пруду завтра. Но сейчас я хочу, чтобы вы все насладились пиром. Ешьте, пейте, пойте, танцуйте и будьте счастливы! И ещё раз приветствую, дважды и трижды приветствую в аббатстве Рэдволл! Да начнётся праздник!

    Все охотно принялись за еду. Аппетит новоприбывших малышей был таким здоровым, что брат Сугам вытаращился на них стоя:

    - Ох, горюшко, мне придётся доставить добавку с кухни, если они продолжат в том же духе!

    Ежиха Дралл изумлённо покачала головой:

    - Я думала, что те малыши устали и более чем готовы были уснуть. Охти ж мне, поглядите, как они едят!

    Тура подняла замурзанное личико от миски с черничным бисквитом в соусе из стрелолиста:

    - Прошу прощения, мэм, но если бы вы никогда в жизни не видели такой еды, что бы вы скорее делали - ели или спали?

    Улыбаясь логике белочки, Командор налил себе миску своего любимого креветочного супа с жгучим корнем:

    - Хорошо сказано, мисси, поспать всегда можно и позднее. Эгей, полковник, не хотите ли попробовать мисочку вот этого?

    Диггз до этого момента даже не притронулся к пище. Он бродил по саду, ворча себе под нос. Выпятив губу на вождя выдр, он отрезал:

    - Неужели никто не способен думать о чём-нибудь ещё, кроме как набивать свои чёртовы рты? Отвратительное зрелище, сэр! Эта молодёжь сейчас должна быть в кровати и отсыпаться, во-во! Ну, всё, что я могу сказать, это то, что им бы лучше встать завтра утром пораньше. О да, я хочу видеть их всех на параде, готовыми к маршу на длинную дистанцию! Я приведу их в форму, сэр. вот увидите!

    Крот-хранитель погребов Гурджи был решительно против:

    - Вы, значится, ничего такого не сделаете, сэрр. Они малыши и нуждаются, это самое, в заботе!

    Димфния Сухоигл. казалось, не была согласна с Гурджи:

    - Ох, тц-тц, сэр. Я уверена, что добрый длинный марш пойдёт малышам на пользу. Не правда ли, Дубок?

    Отставив тяжёлый фруктовый торт, Сердцедуб кивнул:

    - Ты совершенно права, моя дорогая! О, полковник, не могли бы вы переговорить со мной по секрету - я бы хотел кое-что шепнуть вам в здоровое ухо, сэр!

    Полковник важно подошел туда, где сидел Сердцедуб. Наклонившись, он склонил своё незабинтованное ухо к румяному ежу:

    - Шепчите, сэр. Что вы там хотели?

    С куском торта, затиснутым в одной лапе, Сердцедуб ударил, нанеся зайцу ошеломляющий удар по затылку. Полковник Крокли Спатерингтон рухнул на траву без сознания.

    Немедленно поднялся шум. Баклер набежал на Сердцедуба со стиснутыми кулаками:

    - Зачем. во имя крови и уксуса, вы это сделали?

    Трагедия взвыла:

    - Ох, отец. какой трусливый поступок - ударить беднягу столь коварным способом!

    Сердцедуб всего лишь ухмыльнулся, спрашивая мнения своей жены:

    - И как оно было, дорогая? Я всё правильно сделал?

    Димфния пожала его лапу, полную фруктового торта:

    - Я бы сама этого лучше не сделала, Дубок. Ты стукнул его совершенно точно, так же, как я сделала это с тобой, дорогой!

    Аббатиса примчалась с тряпкой и ведром холодной воды:

    - Молю, кто-нибудь, объясните мне, что происходит?

    Димфния охотно подчинилась:

    - Мой Дубок однажды ударился головой об руль на нашем плоту, вырубился на месте. Когда он пришёл в себя, он думал, что он сова. Мы должны были называть его Эгберт Ух-Ух. Мы терпели его таким шесть дней, он сидел на верхушке мачты и издавал совиные звуки. В конце концов я не смогла этого более выносить. Так что я взобралась на мачту однажды ночью, когда он спал, и спихнула его прочь. Он ведь на самом деле не был совой, видите ли, летать он не мог. Так что он грохнулся на палубу вниз головой и снова вырубился. Вы не поверите, но когда он снова пришёл в сознание, он снова был Сердцедубом Сухоиглом. Думаю, это второй удар по голове вылечил его.

    Аббатиса Майоран закатала рукава своей рясы:

    - Ладно, давайте посмотрим, ага?

    Плес-с-сь! Она опорожнила ведро холодной воды на голову бессознательного зайца. Застонав, он сел. Вытирая воду с глаз, он быстро оглядел великолепный пир, а затем разразился гневной тирадой:

    - Ах вы. поганое сборище гадов, сами тут угощаетесь всеми этими клятыми харчами, пока я сплю! Надеюсь. ваши грязные хвосты от этого засохнут и поотпадают!

     Баклер обнял своего друга лапой за плечи:

     - Диггз, это правда ты?

     Вывернувшись, его товарищ принялся нагружать свою тарелку всем, до чего только мог дотянуться:

     - Конечно, это я, ты, здоровенный круглый дурак! А кто, по-твоему, перед тобой - утка в цилиндре? И вы ещё называете себя друзьями, во! Вы все мерзкие, вся ваша толпа низких невеж и гадов. Сыграть такую грязную шутку с помирающим от голода юным прапорщиком! Я больше никогда с вами не заговорю, никогда! Особенно с тобой, Бак Кордайн!  

      Затем, без предупреждения, его настроение изменилось. Он улыбнулся:

     - Я что говорю, этот летний салат весьма приятно выглядит. Не передашь ли мне добрую порцию, Бак, старина, во?

     Все рассмеялись, радуясь изменению. Диггз снова стал Диггзом - тем же обжорой, что и всегда.

     Пир продолжался до рассвета, когда многие малыши уснули глубоким сном там, где сидели, всё ещё держа в лапках миски с ложками. Мамзи, сестра Фамбрил и другие преданные помощники начали переносить малышей прочь в их спальни. Амбревина прошла мимо, нагруженная четырьмя детёнышами. Она кивнула Баклеру:

    - Думаю, Кларинна хочет перемолвиться с тобой словечком. Она в Большом Зале.  

Share this post


Link to post
Share on other sites

    Лучи утренней зари проникали сквозь высокие окна, окрашенные витражами. Баклер нашёл Кларинну сидящей возле гобелена Мартина Воителя. Он сел рядом с ней:

    - Калла и Урфа уже спят?

    Она кивнула наверх:

    - Уложены в кроватки в спальне, благослови их небо. Вот, Баклер, это для тебя. - Она положила перед ним большой палаш и монету-медальон. Баклер минуту посидел, уставившись на них, а затем подтолкнул их назад к ней:

    - Это принадлежало моему бедному брату Клерану по праву первородства. По семейной традиции, они принадлежат Калле, его старшему сыну.

    Кларинна покачала головой:

    - Я и мои малыши не вернёмся в Саламандастрон. Моё желание таково, чтобы они росли здесь, со мной, в аббатстве Рэдволл. Я не хочу видеть, как они воспитываются под лапой лорда-барсука, чтобы присоединиться к Долгому Дозору и научиться воинскому ремеслу, уставу и владению оружием. Рэдволл - это место мира, доброты и мудрости.

    Она повесила медальон на шею Баклера:

    - Ты должен носить это. Ты всегда был истинным Мастером Клинка. Клеран был фермером в своём сердце.

    Баклер коснулся яркой золотой эмблемы:

   - Но это ты убила Звилта Тень. Ты была героиней, Кларинна.

   Она указала на фигуру Мартина Воителя:

   - Нет, это на самом деле сделал он. Мартин попросил меня взять его меч. После этого я ничего не помню, только то, что увидела, как соболь лежит мёртвый передо мной. Думаю, Мартин не позволил бы тому злому зверю убить дитя в его аббатстве. И он бы не захотел увидеть, как такой храбрец, как ты, жертвует своей жизнью, чтобы спасти это дитя.

    Баклер поднял палаш:

    - Мартин был очень мудр. Он знал, что Звилт убил бы нас всех, если бы у него была возможность. Я буду носить медаль, Кларинна. Но что делать с этим мечом? Это не то оружие, которое мне подходит. У меня есть моя собственная длинная рапира, которую лорд Брэнг выковал для меня.

    Зайчиха-мать уставилась на клинок с чем-то вроде омерзения во взгляде:

    - Я не буду больше иметь дела с этой штукой. Можешь хоть выкинуть его в море - мне всё равно!

    Баклер понимающе погладил её по лапе:

    - Предоставь это мне, Кларинна. Я знаю как раз такого зверя, которому он подойдёт. Палаш, выкованный в Саламандастроне могучим лордом-барсуком, слишком ценен. чтобы его выбросить.

    Надев медальон и закинув на плечо тяжёлый клинок, Баклер вышел из Большого Зала в солнечный свет нового летнего дня.

Share this post


Link to post
Share on other sites

    Мягкий осенний туман лежал во впадинах и долинах района дюн на дальнем западном побережье. Настанет уже середина утра, прежде чем тепло солнца испарит его. Молодая зайчиха Виндора Ветвь Рябины из Долгого Дозора стояла на вершине высокого холма. Опираясь на своё тонкое копьё, она пристально вглядывалась в дальнюю вершину дюны. Убедившись в том, что увидели её острые глаза, она крутнулась на месте, устремившись прочь, как стрела, выпущенная из лука в направлении Саламандастрона.

    Виндора была гонцом, самым быстрым и лучшим в горе. Она была поэзией и грацией в движении, ее конечности двигались, как поршни, а уши прижало ветром назад из-за её значительной скорости.

    Лорд Брэнг был у своей наковальни, нанося последние штрихи на шлем. Это было изделие великой красоты, полированный стальной купол с ярким медным шипом по центру. Полотно тонкой стальной сетки, одновременно простое и практичное, свисало вокруг него полукругом, служа защитой для шеи воина и верха его плеч. Большой барсук полировал шлем куском намасленного шёлка, заставляя его блестеть в свете горна.

   Генерал Шквал Флэкбат вошёл, коротко кашлянув, чтобы сообщить Брэнгу о своём присутствии. Лорд-барсук даже не поднял взгляда:

   - Ты что, больше не утруждаешь себя стуком в дверь, Шквал?

   Старый усатый заяц покачал головой:

   - Прошу прощения, милорд, но я постучал дважды!

   Брэнг осторожно положил шлем на подоконник:

   - Я тебя не слышал, друг мой. Наверное, я старею.

   Шквал отозвался почти извиняющимся тоном:

   - Никто из нас не становится моложе, чёрт возьми, сэр. Вы были заняты, скажем так, погрузились в свою работу, а?

   Брэнг наполнил две кружки из бочки с элем. Достав раскалённый докрасна клинок кинжала из пламени горна, он охладил его в кружках, передав одну своему другу:

   - Подогретый эль. Всегда делает утро чуть более сносным. Ну что, генерал, какие новости?

   Шквал посмаковал глоток своего напитка, встав спиной к пламени горна:

   - Молодая бегунья Ветвь Рябины только что доложилась, сэр. Кажется, трое лиц приближаются сюда с востока.

   Лорд-барсук взглянул над краем своей кружки, говоря так, как будто разговаривал сам с собой:

   - Двое наших и давно опаздывающая молодая барсучиха. Мои сны были правдивы, Шквал. Вышли двадцатерых из нашего Долгого Дозора в полной форме для их встречи. Приведи всех троих прямо сюда, ко мне.  

Share this post


Link to post
Share on other sites

    Осенний туман уменьшился до молочно-белых клочков, когда трое путешественников остановились на вершине холма, там, где ранее стояла зайчиха.

    Баклер обнажил свою рапиру, указывая на огромную гору на береговой линии:

    - Ну, вот и он, Амбри. Саламандастрон!

    Барсучиха на долгое мгновение уставилась на неё:

    - Невероятно! Она в точности такая, какой я видела её в моих снах. Ты можешь в это поверить?

    Диггз лениво крутанул свою пращу:

    - Не вижу причин, почему нет, мэм. Ты же барсучиха, не так ли? Кто мы такие, чтобы сомневаться в твоих проклятых видениях и всём таком, во?

    Лапа Амбревины потянулась к рукояти её палаша:

    - Смотрите, у нас появилась компания; они приближаются, их около сорока.

    Диггз рванул вниз по склону, отзываясь:

    - Это, должно быть, старый добрый комитет по встрече, во! Все хорошие друзья и верные товарищи. Ха, бьюсь об заклад, что они не подумали о том, чтобы принести хотя бы крохотный сливовый пудинг в знак приветствия для возвратившихся героев, эти оголодавшие прыгуны. Ха, посмотрите-ка, кто возглавляет парад, старина Флэкерс! А вот и Тощий Суипптон, Альджи Блоггморт, Пухляк Магрул и младший капрал Каддерфорд. Все в своей лучшей парадной форме, только чтобы встретить прапора Дигглетвейта, во! Я не знаю, чувствовать ли мне себя польщённым или побитым. Эй там, привет, парни!

     Эскорт шагал в ногу с генералом Шквалом, который слегка прихрамывал, оберегая подагрическую ногу. Затем он остановился, поджидая прибытия троих, и обменялся привычным салютом с Баклером:

     - Мастер Клинка Кордайн, с возвращением!

     Глядя прямо перед собой, молодой заяц ответил:

     - Благодарю вас. генерал, сэр! Боюсь, у нас не было возможности привести наш внешний вид в порядок, сэр!

     Шквал заметил их покрытые пятнами от путешествия рубахи и пропылённый внешний вид в отличие от опрятного внешнего вида его сопровождения.

     - Гм-м! Не важно, парень, это не важно. Э-э, прапорщик Диггз, не могли бы вы сделать что-нибудь с этим вашим левым ухом? Оно шлёпает, как флаг на ветру, во!

     Диггзу удалось холодно, по-геройски, улыбнуться, объясняя:

    - Ах, это, сэр. Боюсь, что я не могу. Потерял ухо в битве, знаете ли. Остался с кусочком не более ракушки, видите?

    Он развязал тесьму под подбородком, предъявляя фальшивое ухо для осмотра:

    - Очаровательная старая ежиха по имени Крамфисс Сухоигл связала это для меня. Довольно привлекательно, не так ли, сэр? Чуток хлопает на ветру, но издали выглядит довольно-таки похоже на настоящее, во-во!

    Он снова надел тесьму под подбородок, прикрепив ухо под лихим углом. Это вызвало много восхищённых замечаний со стороны молодых зайцев, для которых не было ничего лучше, чем настоящий воин с боевыми шрамами:

    - Я что говорю, высший класс, Диггз! Это и вправду стильно!

    - Ага! Обожаю, как оно типа полощется с половины!

    - А тебе там ничего не отрубили, Бак? Бьюсь об заклад, ты бы хотел, чтобы отрубили. Старина Диггз выглядит абсолютно потрясно, во!

    - Да ты с таким ухом сможешь все споры в столовке выиграть, старина! Парни будут тебе всю свою порцию пудинга отдавать, лишь бы его примерить!

    Генерал Шквал строго прервал весёлую болтовню:

    - Тихо там в рядах!

    Он церемонно отдал честь Амбревине:

    - Мои извинения, миледи, не обращайте внимания на этих молодых повес. Лорд Брэнг ждёт вас в своих покоях как можно скорее.

    Барсучиха коротко и грациозно кивнула ему:

    - Благодарю, генерал. Прошу вас, ведите! 

Share this post


Link to post
Share on other sites

    Вдоль всего пляжа были воткнуты знамёна и выставлен почётный караул из членов Долгого Дозора до самого входа в крепость. Полковой оркестр, состоявший из дудок и барабанов, громко сыграл бравурный марш, называвшийся "Зайцы в вереске". Блистая в полированных доспехах и великолепном плаще из карминового бархата, лорд Брэнг появился, чтобы приветствовать троих.

    Стоя по обе стороны от барсучихи, Баклер и Диггз отсалютовали. Брэнг кивком подтвердил принятие приветствия. Он стоял лицом к Амбревине, которая, хоть и не обладая мощным телосложением лорда-барсука, возвышалась над ним на полголовы.

    Музыка прекратилась. Брэнг протянул вперёд лапу, награждая новую гостью одной из своих редких улыбок:

    - Леди, я лорд Брэнг Пламя Горна, правитель Саламандастрона. Ваше присутствие здесь доставляет мне огромное удовольствие. Добро пожаловать!

    Барсучиха грациозно приняла протянутую лапу:

    - Меня зовут Амбревина Молниеносный Камень, с дальнего восточного побережья, сэр. Я почитаю за честь быть здесь.

    С лапой Амбревины, опиравшейся на его лапу, лорд Брэнг повернулся, возглавляя процессию в гору. Оркестр начал играть величественную ритмичную мелодию, носившую название "Сердце Западного Побережья".

    Генерал Шквал прошептал Баклеру:

    - Его Лордство хочет видеть вас всех троих наверху, в своей кузнице, перед пиром.

    Глаза Диггза загорелись:

    - Ого, я что говорю, старый добрый пир, во! Ты иди вперёд с Амбри, Бак. Я не очень-то хорош в докладе, чёрт возьми. Я задержусь здесь внизу с парнями.

    Усы генерала Шквала щекотнули здоровое ухо Диггза, когда старый офицер угрожающе пробормотал:

    - Вы такого не сделаете, сэр. Марш прямо наверх, в кузницу!

    Диггз застонал и продолжил идти вверх по ступенькам, на ходу свирепо дёрнув своим здоровым ухом в сторону одного из своих полковых товарищей:

    - Берегись, Пухляк Магрул! Коснись только одной крошечки пира, прежде чем я вернусь - и я отлуплю тебя по жирной башке!

Share this post


Link to post
Share on other sites

    Теперь туман уже рассеялся, оставив после себя ясный осенний день. С высоты широкого низкого окна верхней комнаты могучее море было гладким, как мельничный пруд, до самого покрытого дымкой западного горизонта.

    Они сидели на покрытом подушками уступе, смакуя настойку из шиповника и миндального цвета, щедро разлитую Шквалом. Лорд-барсук не мог отвести взгляда от Амбревины.

   - Ты носишь имя Молниеносный Камень. Я был знаком с одним или двумя из этого рода, когда был молод. Они были мастерами во владении пращей.

   Амбревина извлекла свою собственную пращу, большую, внушительную штуку:

   - Так точно, лорд, я ею владею. Я выросла среди племени, единственным оружием которого были пращи.

   Брэнг указал на палаш, который она носила:

   - Однако ты носишь клинок, тот, что я сделал вон в той кузнице. Я узнаю его как тот. что принадлежит клану Кордайнов. Как это так?

   Баклер вмешался, чтобы объяснить:

   - Мой брат Клеран был убит соболем, Звилтом Тенью, и его хищниками-убийцами. Я упомяну всё это в моём рапорте, сэр. Но его жена Кларинна отдала мне меч и эту медаль, о которой вы знаете. Она теперь живёт в Рэдволле со своими детьми-двойняшками. Они хотят быть мирными зверями, так что она отдала мне меч. У меня есть мой собственный клинок, так что я подумал, что леди Амбревина могла бы им владеть.

    Брэнг кивнул:

   - И ты владеешь им, леди?

   Барсучиха улыбнулась:

   - Я ещё учусь, лорд, и нужен ли мне лучший учитель, чем Мастер Клинка Кордайн?

   Баклер покраснел до кончиков ушей, заметив:

   - На самом деле ей не так уж нужен меч - настолько она хороша с пращей, лорд. Может быть, она могла бы научить вас искусству пращника, сэр?

   Брэнг взял пращу, взвешивая её, чтобы определить баланс:

   - Возможно, она могла бы. Мне это понравится!

   Диггз побледнел, когда у него в животе громко забурчало:

   - Не так сильно, как мне бы понравился чёртов пир!

   Укоризненный взгляд Брэнга впился в коренастого прапорщика:

   - Прошу прощения, но - что это такое было?

   Диггз глупо хихикнул:

   - Нет нужды просить у меня прощения, сэр. Это всё мой желудок шумит. Э-э, я, э-э, просто говорил, как чертовски хорошо снова оказаться дома, э-э, во-во!

   Взгляд лорда-барсука милостиво смягчился:

   - Да, допускаю, что это хорошо - вернуться домой; и, раз уж об этом зашла речь, я надеюсь. что ты будешь считать это место своим домом, леди?

   Амбревина прогнулась в реверансе:

   - Я буду счастлива называть Саламандастрон домом, сэр! Я видела эту гору много раз в своих снах.

   Брэнг кивнул:

   - Я знаю, что так и было; а мне снились сны, что ты тут. Когда кто-то стареет, его место должен занять молодой. Саламандастрон будет в безопасности в твоих лапах, Амбревина. Генерал Шквал и я однажды передадим это всё тебе. Думаю, что моя гора будет процветать под твоим правлением. Хотя тебе придётся многому научиться. Может быть. тебе понадобится рядом генерал Баклер Кордайн?

   Баклер покачал головой:

   - Вы знаете, что я чувствую по поводу таких вещей, сэр. Я весьма доволен тем, что я Мастер Клинка, если леди Амбревина не против, разумеется.

   Барсучиха на мгновение сделала паузу, прежде чем ответить:

   - Конечно, Бак. Я знаю, что всегда смогу на тебя рассчитывать, если мне это понадобится. Это, разумеется, если у меня будет верный помощник - может быть, полковник Диггз?

   Генерал Шквал фыркнул сквозь усы:

   - Клянусь хвостом, мэм, этот юный вредитель - офицер? Что он может знать о том, как быть полковником, чёрт возьми?

   Амбревина не смогла удержаться от смешка:

   - О, у него есть предыдущий опыт, а, Бак?

    Баклер подавил смех:

    - Так точно, мэм, уж это у него есть!

    Лорд Брэнг перевёл взгляд с одного на другого:

   - Думаю, вам лучше доложиться. Диггз, ты первый!

Share this post


Link to post
Share on other sites

     Пир в честь возвращения домой продолжался полных три дня, с небольшим перерывом. Количество пищи и питья, поглощённое полком зайцев, было воистину легендарным. Амбревина сидела между лордом Брэнгом и Баклером. Она наслаждалась каждым мгновением праздника, даже непристойными казарменными балладами - она присоединялась к пению, как только выучивала припевы.

     Все молодые зайцы признали её неимоверно популярной, особенно после того, как она продемонстрировала своё владение пращей на пляже. Они были переполнены благоговением от того, с какой точностью и на какое расстояние барсучиха метала камни. Вся компания время от времени взрывалась смехом из-за Диггза, который подвязывал своё фальшивое ухо по-разному: то под подбородок, как бороду, то поперёк носа, как усы, когда уморительно передразнивал генерала Шквала.

    Лорд Брэнг и Баклер сделали паузу в празднованиях на третий день. Уйдя подальше от суматохи, они уселись на нагретом солнцем камне прямо над линией прилива. Лорд-барсук засмотрелся на спокойное море, нежно хлюпавшее о жёлтый песок, отливая в западном направлении. Брэнг вздохнул:

    - Знаешь, Бак, я хотел бы, чтобы ты ещё раз подумал насчёт этого поста старшего офицера. Леди Амбревина одобрит такой острый ум, как твой, когда примет обязанности от меня.

     Баклер бросил гальку в удаляющийся отлив:

     - Я не говорил, что не собираюсь ей помогать, сэр. Я жизнь отдам на службе у неё, и она это знает. Но это всё насчёт того, чтобы быть генералом, ну, это вообще-то не мой стиль.

     Большой старый барсук хохотнул:

     - В некоторых вещах ты никогда не изменишься, прямо как твой дед, истинный воин Кордайн. Хотя, выслушав доклад о твоей миссии, я могу сказать, что ты сильно изменился в других вещах. Опыт - вот что ты приобрёл, Бак.

     Молодой заяц подобрал немного песка, а затем позволил ему просыпаться сквозь лапу:

     - Так точно, я кое-что видел и кое-чему научился. Путешествовал с таким товарищем, как старый добрый Диггз, друзьями, такими, как Сухоиглы и Гуосим. Открыл для себя чудеса аббатства Рэдволл и его честных обитателей. Ух, даже встретил своего первого крота с Кровавым Гневом, Акстеля. Потерял брата Клерана и увидел двух его малышей, узнал, каково это - быть дядей. Освободил малышей, дрался с Разрушителями, видел, как убивают друзей и врагов. Такие вещи не переживёшь, не набравшись знаний о жизни, сэр. Спасибо вам, что в тот день отослали меня прочь. Теперь кажется, что это было так давно!

    Мгновение они посидели молча, а затем Баклер встал.

    - Прошу прощения, лорд, но мне нужно идти. Время для урока фехтования леди Амбревины.

    Брэнг кивнул. извлекая пергамент из кармана своего плаща:

    - Конечно, иди. Я почитаю то письмо, которое ты принёс от моей подруги Майоран.

    Баклер отдал честь и порысил прочь. Лорд-барсук понаблюдал, как он на ходу обнажает свою длинную рапиру, готовый начать урок. Прежде чем развернуть пергамент, он крикнул вслед молодому зайцу:

   - Прежде чем уйдешь: ты помнишь, что я сказал тебе по поводу путешествия?

   Баклер развернулся в вихре песка, крича в ответ:

   - Конечно же, я помню, сэр! Вы сказали, что путешествие - это приключение, и так оно и было! Настоящее приключение!

   Вспрыгнув на камень, Баклер крутанул свой клинок высоко в воздухе. Со всей радостью и энергией своей молодости он выкрикнул боевой клич Долгого Дозора:

    - Е-е-улали-и-и-а-а-а-а!!!

 

Конец тридцать второй главы.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!

Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.

Sign In Now
Sign in to follow this  

  • Recently Browsing   0 members

    No registered users viewing this page.

×