Jump to content

Rapier

  • Posts

    623
  • Joined

  • Last visited

Everything posted by Rapier

  1. А Рэдвол дошёл до духов Инквизиции. Нет, на иезуитов это больше похоже - с одной стороны, пытают неугодных, с другой просвящают детишек.
  2. Следующий "драконистый" рассказ в процессе.
  3. А в Изгнаннике нападение на оголодвашую банду Сварта Шестикогтя? "Всех убьём, одни останемся"
  4. Возможна ли деградация Рэдволла? Я имею ввиду смену смысла. Перемену местами героев и злодеев. И, под конец, может ли Рэдволл первый напасть на хищников? Судя по сцене из "Изгнанника", сразу после которой нашлм Покрова, то вполне может.
  5. Для 11-лет очень и очень на уровне. Не понравилось первое предложение. Присутствует грамотность, это хорошо. Над картой долго ржала.
  6. *Cмущённо так покраснела*
  7. Знаем-знаем, но я требую вменяемой критики, ахха
  8. Я могу помочь вам с дизайном на форуме. Ибо не слишком профессионально сделан. Мои работы, если хотите посмотреть: - http://myfalloutdisco.forum24.ru - http://falloutboyforever.forum24.ru/ - http://falloutboyforever.forum24.ru/ С организацией помогу, ибо гейм-мастер с 2,5 - летним стажем.
  9. Писалось на химии. Битва за Рэдволл: Крик души - и сердца крик В подземелье пронесётся. Победитель уж поник. Враг в конвульсиях забьётся. Стали блеск и сабли визг, Он жесток и он прекрасен. С башни - детский жалкий писк, Потому лишь ты опасен. Веришь ты, что всё пройдёт, И что снова мир наступит. Знаешь, ты что мор уйдёт, Погребён под камнем будет Воин тот, что пожелал Поступиться на аббатство, Хищник тот, что убивал Дорогое тебе братство. И про мою обожаемую Трэй. Тихая песня клинка ассассина, Свист острия. Холодный блеск лезвия цвета кармина, Крови струя. Меркнущий свет ледяных глаз кристаллов Тает в ночи. Лапою белой сминает снег талый. Сердце стучит. Снова придёт ли она в Лес Цветущий? Не знает никто. Услышан ли будет её зверь зовущий? Юска - ничто.
  10. Тафтология есть, не спорю, ибо творилось это в блокноте. Спасибо за отзыв, приятно слышать похвалу от тебя
  11. Это ГЕНИАЛЬНО. Это нельзя назвать чем-то другим.
  12. Я пробую себя в том, откуда я пришла - в фэнтэзи. Этот рассказ - да, именно рассказ - один из цикла миниатюр о мире, похожем на миры Ника Перумова. Тут мало сюжета - тут есть дилемма. За время, проведённое НЕ на форуме, мой стиль сильно изменился. Блеск стали клинка меркнет, исчезая, утопленный в ней. Темнота. Ослепляет? Нет, просто сбивает с толку. Маг дрожащими, сведёнными в судороге пальцами пытается откинуть капюшон тяжёлой мантии, но не выходит. Получается лишь бессмысленное, рассеянное, хаотичное движение. Кто-то там, в темноте, умехается. Блеск зелёных глаз и больше ничего. Маг даже и не был уверен, что эти глаза были зелёными. Просто... зелёная искорка. И ничего. Шипение, как будто воздух уходит из разрезанного ножом трупа, и рычание. Глухое, хриплое, сбивчивое. Маг судорожно перебирает в уме все заклинания, что только знакомы ему. Шорохи на камнях становятся всё громче. Даже молнии нет. Небо сине-серое, как прозаично. Факел бессмысленный мокрой деревяшкой валяется за ближашим камнем. Горы вырисовываются едва различимым тёмным контуром. Оно где-то там, за завалами камней. Свалка природы, она так и неапоминала магу впечатляющих размеров кучи помоев, "украшающие" шумные города. Кучи помоев, украшенные останками очередной "ведьмы". Луна прячется за облаком, то ли чего-то боясь, то ли от омерзения. Рык пронизывает почему-то гнилостную тишину. Не грозный, высокий, с так явно различимыми издевательскими нотками. Смеётся, тварь. Маг искренне радовался, что за камнями не прятался ни тролль, ни гхоуль. Они глупы, влекомые одной целью: жрать, жрать, ЖРАТЬ. "Кто остаётся? Воскрешённый? Нет, они тихие, мертвецы." - проносится у него в голове. Слишком много мгновений потрачено впустую. Тварь с клекочущим криком вырывается из-за камней, пытаясь вцепиться тому, кого она явно уж и себе в жертвы пророчила, в горло. В темноте "жертва" могла различить только чешую, отдающую склизком блеском, измазанную очевидно в плесени, да кожистые, порванные в нескольких местах и от того наполовину превратившиеся в лохмотья крылья, будто бы оторванные и небрежно воткнутые в спину. "Дракон. И как он только летает ещё?" Маг предпринимает жалкую попытку увернуться, падая на камни. Тварь медленно подходит, обнюхивая его - шумно, с лёгким присвистом втягивает воздух ноздрями. Глаза подслеповато щурятся. Кривая лапа, с грязными вросшими когтями, давит на грудь мага. Голова, ударившаяся о камень, нестерпимо болит. Тёплая кровь заливает плотный драп мантии. В глазах потемнело. Сейчас или... никогда. Жить или... быть ему жалкой кучкой обглоданных не до конца костей, загнивающим куском плоти. Маг делает рывок. Дракон отступает, но руки вцепились ему в короткую шею. Надо усилить хватку. Тварь всхрипнула, задыхаясь, издав бессмысленный, но полный злобы крик, заливая тёмной мутной слюной лицо и мантию своего мучителя. Изгибается, пытаясь вцепиться в его лицо. Длинные, заострённые клыки скользнули по щеке, пропоров её. Кожа, её почти нет. Обнажённая рана, сочащаяся мерзкой смесью - кровь и слюна твари смешались воедино, их не разделить теперь. Маг с гневным криком отталкивает дракона, отбрасывая его на камни. Тот ударяется, как мешок с мусоров, как перезрелый до гнилости фрукт. Глухой хруст костей, крыло висит плетью. Тёмная липкая кровь склизкими каплями разлилась по камням. Маг морщится, рассматривая тварь. Резкий бросок. Дракон ещё жив - это он и не учёл. А ошибки порой ценятся слишком дорого. Слишком дорого, чтобы платить за них. Цена была рукой. Дракон вонзил длинные, жёлтовато-серые, обломанные клыки именно в неё. Выстрел в слепую, бросок наудачу. Злобный крик, бесформенный и яростный. На этот раз кричит маг. Трёх пальцев уже нет, по изуродованной руке растекается кровавая перчатка. Боль, страх и ярость, вместе они дают стоящий результат. Как жаль, что алхимики ещё и не догадались об этом. Заклинания. Магия есть, маг чувствует её. Магия плещется грохочущим, неудержимым океаном вокруг. Надо лишь найти её. Она везде, но она спрятана. -Эверге... Вспышка пламени. Зеленоватого пламени. Она разбивается о чешую дракона, она обнимает его холодным, смертоносным одеялом. Пламя разъедает воздух вокруг, дракон судорожно дёргается. Пламя не отпустит его. Огню принесли жертву - огонь примет её, будь он хоть трижды мёртвым. Дракон бьётся в агонии. Как глупо всё кончается, как бессмысленно. Но глупость состоит не в этом. Глупость состоит в том, что когда люди думают о конце, он является только началом. Пламя рассеивалось. Жертва принесена. Жертва принята. Мёртвый огонь получил своё - да и более ему не надо. Дракон как будто бы осторожно пробует свернуться, негромко рыча от боли. Горелая плоть красными ошмётками вылезает из-под чешуи. Маг пятится. Дракон, пружиня, хотя и прекрасно видно было даже глупцу, что каждое движение даётся ему с трудом, спикировал на камень, расправил крыло - второе безвольно повисло плетью, рваным покрывал тьмы, обрывком тучи. Последний шанс. Последний шанс и у твари, и у человека. Ещё не известно, чьи кости будут жалком кучкой разбросаны среди ка мней, только Небо видит это. Дракон грозно рычит, но его рык пронизан уже нотками ужаса - как и взгляд мага. Бой. Нет, не бой. Схватка за жизнь, уже не грызня двух хищников, но ещё далеко и не дуэль. Небо уже медленно светлело, а робкие лучи только проглядывающего, зеленовато-бледного как человек, больной чумой солнца, выхватили пыльные камни, залитые местами тёмно-багровой, местами неестественно, чужеродно-красной липкой, подсыхающей кровью. Не скелет, не труп – жалкая куча плоти и костей, бессмысленная и уродливая, притулилась под валуном. Дракон, он ещё не мёртв, но ступив на порог смерти, Серых Пределов, уже не вернёшься обратно. Как чародей, обличённый инквизицей, перед сожжением – щедрая порция боли, смешанной со смертной скукой перед концом. Какой, он, конец, зачем, чего ради – это уже не имеет смысла. В момент, когда борьба за жизнь уже проиграна и остаётся только ждать, смысл теряет всё. Даже у твари, единственными целями которой были два простых слова – «есть» и «жить». Маг вздрагивает, слегка пошатываясь. В висках – звенящая боль, раны запеклись. На месте оторванных пальцев – кровавые, ссохшиеся пятна, откликающиеся жаркой болью на каждое движение, каждый шорох. Но боль затмевает одна только мысль, мысль о победе. Пускай победа и бессмысленна, пускай цена слишком дорога. Орден учил – победа любой ценой. Или смерть. Несмотря на всю свою хладнокровность, маг всё же слишком боялся кары. В чародеях воспитывают страх перед одним – гневом Мессира Архимага. А всё остальное, чем бы оно ни было, должно померкнуть. Маг тяжело вздыхвает, в глазах – лёгкая дымка тумана. Пора уходитью Фигура в потёртом дорожном зелёном плаще, пошатываясь, опираясь на отломанную от полусгнившего деревца, уцепившегося сворими корнями за склон, палку, уходила по протоптаной горной дорожке.
  13. Да и контур лучше пером, а не кисточкой делать. Или в реале линерами или рапидографом.
  14. Суэйн Движение есть, складок на одежде нет. Одежда без складок - это боди-арт.
  15. Gleam Морда укуренная
  16. Суэйн Над источником света я подразумеваю некую точку из которой "будет торчать лампочка", направленная на персонажа. То бишь свет падает с одной стороны, тени лучше бы сделать поконтрастнее. Ну и с Хаокой на крыльях на перепонках лучше бы сделать ещё и более контрастные блики по центру - крылья смотрятся немного плоскими, хотя анатомия их вроде бы правильная.
  17. Суэйн Могу сказать, что ноги у существа на заднем плане нарисованы неправильно. Левая вывернута. Покраска кисти руки - пластилин. Нет едигого источника света, тени бы поконтрастнее. Хотя покраска футболки неплоха.
  18. Gleam Премия музТВ Лэнг А не будет, не будет. Не-бу-дет.
  19. Пёр на северо-запад и увидел, как в дневе было сказано. Проды завтра не будет, ибо иду на МузТВ
  20. пиратка Восток... Лэнг Спорное утверждение. Сравни габариты вофлка крупных размеров и мангуста. Раскидать их волку ничего бы не стоило. А затевать скандал им не выгодно- казнят за сдохшего командира. Экшеан после сцены с соколом неуместен.
×
×
  • Create New...