Jump to content
Sign in to follow this  
TakiRuSiS

Книга третья, 23 глава

Recommended Posts

стр. 288-291

 

Безлунная ночь опустилась на заливной луг. Молодые звери сбились вместе и крепко спали. Мидда и близнецы Сухой Колючки не спали вовсе. Они лежали вниз животом, рассматривая ночной пейзаж. Джиддл пробормотал:

- Что задерживает Туру? Её нет уже много времени.

Джинти потерла глаза.

- Да, она, скорее всего, сейчас обыскивает остров, да, Мидда?

Землеройка Гуосим кивнула.

- Да, первым делом она должна найти, где у старого помешанного его логово. Именно туда он забрал Дигглу. Это старый безумный зверь, меня бы не удивило, если бы он сделал своё гнездо на дереве, как птица. Однако Джиддл прав, ведь Туры нет уже давно. По-моему, слишком давно.

- Мы должны отправиться на её поиски?

Мидда отклонила предложение Джиддла.

- Нет. Это может привести к суматохе, если малыши проснутся и обнаружат, что нас нет, они будут горланить на всю округу. Тише, тише, думаю, я что-то слышу...

Дикий смех Сухобрюха заставил их подпрыгнуть от неожиданности.

- Ха-а-а-ха-а-а! Услыхали что-то? Так и есть, но не волнуйтесь, это всего лишь я. Вот она, ваша маленькая пышнохвостая подруга. На сей раз можете получить ее обратно...

Тура, с кляпом во рту, связанная и оглушенная, была вброшена в лагерь пленников. Когда Сухобрюх снова заговорил из темноты, его тон изменился. Теперь сумасшедший ёж был разгневан и грозен.

- В следующий раз, если попробуете сделать какой-нибудь трюк, я отправлю вашего мышонка обратно к вам. Сначала уши, затем его хвост, и морду. Может быть, в следующую ночь вы получите его лапы и язык. Я ясно выражаюсь?

Мидда издала стон поражения:

- Хорошо, мы поняли, - это больше не повторится!

С последним взрывом безумного смеха Сухобрюх проворно скрылся в ночи.

 Джинти Сухая Колючка освободила белочку от кляпа и пут, умыла её лицо прохладной водой. Тура была полностью подавлена.

- Вы не поверите, но у сумасшедшего создания есть шайка жаб, охраняющие его. Я проползла до его логова, когда вдруг они все оказались надо мной. Фу-у-у! Влажные, скользкие твари, они навалились на меня и квакали, пока не прибежал безумец и не треснул по моей голове палкой. Затем он связал меня словно старый узелок с бельём. Я думала, что он собирался убить меня!

Мидда осмотрела синяк на лбу Туры.

- Но он не сделал этого. Ты будешь жить. Ты смогла обнаружить Дигглу?

Тура покачала головой.

- Я даже не поняла, что попала в логово Сухобрюха. Ну, каков наш следующий шаг, приятели?

Джиддл Сухая Колючка устало зевнул.

- Не знаю. Просто сидеть и ждать, я так считаю. Что еще мы можем сделать, а?

Его сестра-близнец мрачно согласилась.

- Не так уж и много. Сухобрюх Связка может и сошел с ума, но он, конечно, перехитрил нас.

Мидда с недовольством уставилась на обоих ежат.

- Уже одолел вас, да? О Великие Сезоны, вы двое, услышьте себя. Вы заставляете меня стыдиться того, что я вас знаю!

Тура бросила на подругу осуждающий взгляд.

- Они правы ведь. Не петь и плясать же нам теперь?

Землеройка Гуосим смотрела на всех троих, делая резкие замечания, не допускающие никаких возражений.

- А где же мы были вчера, а? Запертые в подземной пещере, где очень темно и мрачно. Мы ели помои и пили грязную воду. Хищники с копьями стерегли нас. Один из наших друзей, прекрасный молодой выдрёнок, был убит Соболиной Королевой. Так скажи мне, что вы ели на ужин сегодня вечером? Свежие фрукты и ягоды, и чистую воду для питья. И где мы теперь? Я скажу вам! На свежем воздухе, под звёздами в летнюю ночь, без хищников, следящих за каждым нашим шагом. Хах, посмотрите-ка на себя! Ох, бедные мы, бедные, неужто нам так не повезло, что мы до сих пор живы и здоровы. Это неправильно, говорю вам. Разве  не должны мы были все умереть, как несчастный Фландор? Ха, меня тошнит от всех вас!

Для Туры это было последней каплей. Она стояла лицом к лицу с Миддой, высказывая землеройке Гуосим своё недовольство.

- И меня от тебя тошнит со всеми твоими криками и воплями. Что ты на это скажешь, тощая мышь?

Мидда ощетинилась.

- Я знаю, кто я — землеройка племени Гуосим, ты, самоуверенная кустохвостая финтифлюшка!

Джиддл и Джинти весело потёрли лапы. Они учуяли надвигающееся состязание в ругани, и вызвались поддерживать пару.

- Не позволяй ей тебя назвать так, Тура. Скажи Мидде, что ты думаешь о ней, давай!

Так завязался серьезный спор. Они стояли бок о бок, сыпя друг на друга оскорблениями.

- Хо-хо, финтифлюшка, да? А ты мокрохвостое водоплавающее!

- Хах, послушайте старую проворную усатую орехогрызку!

- Да, держу пари, что ты желаешь, чтобы у тебя был настоящий хвост, а не сырой кусок бечёвки, отрепье Гуосима!

- Если бы у меня был такой хвост как у тебя, я бы приспособила его для подметания пыльных пещер!

- Ах, так, а если у меня была бы морда как у тебя, я бы пошла пугать ей лягушачьих младенцев!

- Бутылконосая! Косолапая! Шишкозадая!

Тура старалась удержать серьезное выражение лица, но всё же зашлась в приступе смеха.

- Ох, хи-хи-хи-хи! Ха-ха-ха-ха! Шишкозадая? Ха-ха-ха! Где ты такое раздобыла? Шишкозадая. Хи-хи-хи!

Мидда не удержалась и присоединилась к веселью подруги.

- Ха-ха-ха! Я просто это выдумала. Хо-хо-хо! Это хорошая штука, не так ли? Шишкозадая, хо-хо-хо!

Джиддл и Джинти хихикали, держась за рёбра.

Тура вытерла слёзы с глаз.

- Хи-хи-хи, ой, прекрати, пожалуйста. «Шишкозад» могло бы быть хорошим имечком для старого сумасшедшего. Шишкозад!

Мидда поправила белочку.

- Так, как все его иголки выпадают, может, лучше назовем его лысым шишкозадом. Хи-хи-хи!

Безумный смешок Сухобрюха прервал потеху. Откуда-то поблизости, он окликнул их.

- Ха-аха-ха! Может пора закончить шуметь и успокоиться. Завтра вы начнёте строить мой новый дом!

Мгновенно прекратив шуметь, они лежали, закрыв глаза, пока не услышали, что сумасшедший ёж скрылся.

Джиддл открыл один глаз и махнул лапой в его сторону.

- Спокойной ночи... лысый шишкозад!

Сдавленный смех продолжался, пока они, наконец, не уснули.

Edited by Гленнер

Share this post


Link to post
Share on other sites

стр. 291-293

 

Соболиная Королева Вилайя медленно пришла в себя; в её левом боку пылало от боли. Горностаиха Глив наклонилась над ней, чтобы что-то сделать.

- Лежи спокойно, Вилайя. Твоя рана должна быть запечатана, или ты умрешь от потери крови. Сейчас будет больно.

Глив вынула наконечник копья из сооруженного ею костра. Вилайя завизжала в агонии, когда раскалённое острие прижалось к подрёберной ране от палаша. Заклубился дым. Воздух наполнился вонью от паленой плоти и меха. Взглянув поближе, горностаиха проверила свою работу.

- Это сделало свое дело. Теперь всё, что ты должна делать, это жить и выздоравливать. Я не лекарь, так что у меня нет ни одного зелья или примочки, чтобы дать тебе.

Соболиная Королева наблюдала, как Глив перевязала рану лентами, вырванными из её шелкового плаща. Вилайя была озадачена поведением горностаихи.

- Я знаю тебя. Я видела, как ты шепталась со Звилтом. Ты одна из его шпионов, не так ли?

Глив кивнула, как только надежно завязала повязку.

- Да, я была одной из тех, кто делал за него грязную работу.

Вилайя задала вопрос.

- Тогда почему ты помогаешь мне сейчас? Тебе, наверное, я даже не нравлюсь. Как тебя зовут?

Горностаиха подняла голову соболихи, поднеся кубок с водой к её губам.

- Пей, но медленно. Меня зовут Глив. Я не люблю тебя, Вилайя, но у меня есть причина помогать тебе. Звилт думает, что убил тебя. Я остановила его, когда он собрался отрубить твою голову, сказав ему, что похороню тебя на радость червям и насекомым. И я так и сделаю, если ты не оправишься от этой раны.

Соболиха оттолкнула кубок прочь.

- Не волнуйся — я буду жить. Итак, каким образом Звилт обидел тебя, Глив?

Взгляд горностаихи погрузился в раздумья.

- Он послал на смерть моего мужа Балду. Балда верно служил ему. Звилт никогда не должен был посылать его в воду сражаться с гигантским угрём. Это Звилт виноват. Я обвиняю его в гибели Балды. Он был верным, большим, здоровым горностаем, моим мужем. Я его любила.

Соболиха поморщилась, она легла на спину и расслабилась.

- И что ты хочешь, чтобы я сделала?

Глив уставилась в мерцающий огонь.

- Ты собираешься убить Звилта как только тебе станет лучше. Я видела, как ты используешь отравленный кинжал, и я знаю, что ты хочешь, чтобы он умер сейчас. У тебя есть свои причины, а у меня - свои. Мне плевать, сколько придется прожить, чтобы услышать предсмертный хрип из горла Звилта Серой Тени! Это будет моя благодарность от меня для сохранения твоей жизни, Вилайя.

Раненая заговорила властно:

Вилайя – это мое имя, но для таких, как ты, я Соболиная Королева, так что обращайся ко мне «Ваше Величество»!

Глив презрительно скривила губы.

- Ха, ты сейчас для меня королева ничего. Когда ты убьёшь Звилта и будешь снова возглавлять Разрушителей, то я буду называть тебя Ваше Величество. Но сейчас ты просто зверь, выполняющий мои указания, чтобы остаться в живых!

Глив обратила внимание, как лапа Вилайи потянулась в сторону маленькой вещицы, которую она держала подвязанной к шее. Хитрая горностаиха подняла маленький отравленный кинжал в хрустальных ножнах. Повесив его как ожерелье, она насмешливо покачала головой.

- Нет, ты этого не сделаешь, Вилайя. Я позабочусь об этой маленькой игрушке, пока не придёт время.

Кривая улыбка застыла на губах Вилайи.

- Ну и ну! А ты хитрая горностаиха!

Глив кивнула.

- Да, а ты опасная соболиха, и мы достойная пара, чтобы решить эту задачу. А теперь поспи немного, потому что, когда ты снова сможешь стоять, не падая, мы пойдём по следу Звилта Серой Тени.

На берегу потока, в лесной ночи, догорал маленький костерок. Два существа погружались в сон, и каждое мечтало о смертельной мести.

Share this post


Link to post
Share on other sites

стр. 293-297

 

Наступило пасмурное и хмурое утро, с дождём, приглушившим птичье пение. Это не имело никакого значения для Сердцедуба Сухой Колючки, которому нужно было следить за безопасностью аббатства Рэдволл. Надев старый плащ и накинув широкополую шляпу поверх капюшона, упитанный ёж взобрался по ступенькам на Западные ворота. Плетясь вдоль зубчатого парапета, он смотрел то влево, то вправо. Сдув дождевую каплю с кончика носа, ёж недовольно фыркнул на свинцовое небо.

- Фи! Ни единого зверя на посту. Куда, во имя иголок и бирюлек,  они подевались?

Он вышагивал по крепостной стене совершенно возмущенный, сшибая бесхозные плащи, которые были нанизаны на столбики, чтобы создать видимость усиленной охраной аббатства.

Летописец Гранви вышел из сторожки, натянув плащ с капюшоном. Он крикнул главе семейства Сухой Колючки.

- Что, во имя сезонов, ты там делаешь в такую погоду? Спускайся сюда, пока ещё не промок!

Сердцедуб сделал в его сторону театральный жест:

- Здесь наверху нет никого из проклятой охраны. Куда все они ушли, я могу спросить?

Гранви пустился по залитой дождём лужайке.

- Любое существо, у которого есть хоть капля здравого смысла, там - завтракает внутри аббатства. Идём!

Большой Зал уютно освещался бесчисленными свечами и светом фонарей. Воздух благоухал и был полон весёлыми звуками завтракающих рэдволльцев. Брат Сугам и его помощники суетились средь длинных столов, разливая горячую овсянку и мёд. Свежие фрукты, хлеб из печи с золотой корочкой, горячий мятный чай — множество различных лакомств, готовых удовлетворить даже самых заядлых гурманов, украшали столы. Аббатиса Майоран сидела с двумя диббунами, устроившимися у неё на коленях, и пыталась научить их элементарным манерам.

- Нет, нет. Опусти стакан. Ты не можешь есть и пить одновременно — сперва дожуй то, что у тебя во рту.

Она увидела зашедшего Сердцедуба, который сбросил свой мокрый плащ.

- Ты выглядишь промокшим, Дуби. Подходи, съешь немного горячей еды!

Ёж вытряхнул воду из своей шляпы.

- Горячая еда, да, мэм? Как я могу пачкать свои послушные долгу уста горячей едой, когда у меня стынет кровь при мысли обо всех тех дезертирах!

Кротоначальник Дарби обмакнул овсяную булку в миску с плавленым сыром. Он наморщил нос на Сердцедуба.

- Диззертирры, сэрр? Что вы, это самое, имеете в виду?

Полный ёж встряхнул влажной лапой по кругу, обозначая наружные стены.

- Наши часовые, мой дорогой сэр. Все те добровольцы, что должны были в этот самый момент защищать всё, чем мы дорожим, от нападения хищников! Я сделал своей утренней обязанностью проверку стен, и вы знаете - мной там не было обнаружено ни одного защитника!

Сестра Фамбрил весело заметила:

- Дуби, благослови твои иголки, неужели там снаружи происходит нападение хищников? Никто не сообщал нам об этом!

Волна смеха эхом разнеслась среди обитателей. Сердцедуб прервал её, стуча лапой по столу.

- В этом-то и проблема, разве вы не видите, мэм? Там могла быть атака хищников, как раз когда вы шутите об этом. И где бы мы тогда оказались, а?

Аббатиса Майоран серьёзно кивнула.

- Твоя точка зрения понятна, мистер Сухая Колючка. Ты совершенно прав! Внимание, всем. Все те, кто должен быть сейчас на стене, оставьте то, что делали, и вернитесь обратно в караул немедленно, пожалуйста!

Малыш Дабдаб махал намазанной мёдом лапой, повторяя за Майоран.

- Иммедленно, пожалуйста, иммедленно!

Молодой Рамбукулус хмуро встал:

- Но снаружи дождь. Разве мы не можем подождать, пока он не закончится?

Его сестра Трагедия вскочила, декламируя:

- Увы, стыд и позор на доброе имя Сухой Колючки за скверные речи. Марш на свой пост, о заблудший брат мой!

Она собиралась сесть снова, когда бабушка Крамфисс ткнула её.

- Да, и ты тоже, мисси - вперед!

Сердцедуб поднимался по ступенькам стены с отрядом защитников позади. Достигнув верхней ступеньки, он удивился, когда увидел Командора, опирающегося на зубцы.

- Великие сезоны, Ком – откуда ты высунулся?

Вождь выдр указал на восточную калитку.

- Я был внизу, проверял главные ворота. Да, и обошел вокруг этого вала. Я бы быстро поднял тревогу, если бы обнаружил хищников.

Рамбукулус ухмыльнулся отцу.

- Итак, все было хорошо, пока мы завтракали, видишь!

Командор дёрнул за ухо нахального ежонка.

- Нет, не было, малец. Что, если бы я решил присоединиться к вам, а, что бы было тогда? Твой папаша прав. Следуй своим обязанностям, подчиняйся приказам, и ты сможешь спать спокойно по ночам, помни об этом!

Защитники укрылись под длинными старыми плащами, размахивая импровизированным оружием, когда они патрулировали вверх и вниз. Бартидж осторожно выглянул наружу, в залитый дождём лес. Командор уловил вздох большого ежа.

- Что случилось, приятель? Ты выглядишь не слишком бодрым.

Бартидж покачал головой, когда Аврория Сухая Колючка споткнулась о подол плаща, со стуком уронив самодельное копье.

- Посмотри на них, Ком. Они ничто, всего лишь молодёжь, играющая в игру. Ох, я могу гарантировать тебе, что они выглядят издалека как настоящие воины. Но они - не воины! Так что будем делать, если пару сотен Разрушителей заберутся наверх?

Выдра сморгнул каплю дождя с века.

- Я боюсь и подумать, дружище, я боюсь и подумать. Давай просто скрестим лапы и будем надеяться, чтобы не дошло до этого.

Хранитель погребов Гурджи взошел по ступенькам стены.

Бартидж кивнул ему:

- Гурджи, как дела с тем орудием, которое ты собирался сделать, с большой катапультой, швыряющей камни. Готова ли она уже?

Хранитель погребов пожал плечами.

- Пока нет еще, Барт. Хурр, это непр-р-ростое, тяжёлое пор-р-ручение. Видишь ли, я и кр-ротовья ар-ртель почти завер-р-ршили её, но нам надо поднять ор-р-рудие наверр-рх из погр-р-ребов.

Закрыв глаза, Командор прижался головой к зубцам. Кротоначальник Дарби присоединился к нему.

- Юрр, с тобой всё хо-р-р-рошо, сэрр?

Командор объяснил.

- Осадная катапульта, Гурджи говорит мне, что его кроты строят её в винных погребах. Скажи, Кротоначальник, не лучше было бы построить орудие здесь, где мы будем его использовать?

Кротоначальник Дарби кивнул бархатной головой.

- Возможно, ты пр-рав, сэрр, хоть эта стр-р-рашная погода помешает р-работе за двер-рьми.

Бартидж прижался к Командору сбоку, прошептав ему.

- Не в дожде дело, Ком. Дарби имеет в виду то, что кроты и высота идут порознь, понимаешь?

Вождь выдр кивнул понимающе.

- Ты, конечно, прав. Посмотри на Дарби и Гурджи, они уже спускаются вниз со стены. Я должен был догадаться об этом. Кроты боятся высоты. Это не их вина, просто такова их природа.

Сердцедуб, который был осведомлён в случившемся, дал полезный совет.

- Гм, простите меня, друзья, но не лучше ли будет кротам разобрать эту штуку? Я уверен, что если бы мы имели все соответствующие части, то мы могли бы собрать катапульту здесь наверху - что вы думаете об этом?

Кротоначальник Дарби уловил суть Сердцедубова плана. Он три раза коснулся копательным когтем своей морды, обратившись к ежу (это был знак высокого уважения и восхищения среди кротов).

- Ой, благода-р-рю, сэрр. Вы невер-р-роятно мудрый!

Ёж Сухой Колючки глубоко поклонился.

- Неожиданный комплимент, мой дорогой сэр. Я пойду и посмотрю, не выделит ли аббатиса пару лап, чтобы помочь с транспортировкой частей вашего орудия.

Share this post


Link to post
Share on other sites

стр. 297-298

 

Звилт Серая Тень жестоко гнал своих Разрушителей. Он почти достиг южной стены аббатства к полудню, несмотря на проливной дождь. Рослый соболь объявил привал на южной окраине Леса Цветущих Мхов. Оттуда он мог разглядывать стену аббатства Рэдволл. Её было едва видно сквозь непрозрачную завесу дождя. Звилт позвал к себе одного из Разрушителей. Фоллуг был крепкой лаской, не слишком способным, хотя надёжным зверем. Во время похода к аббатству Звилт обдумывал план, для которого ненастная погода была неожиданной находкой. Он изложил свои поручения Фоллуг.

- Слушай, сейчас я назначаю тебя главным над половиной этих Разрушителей. Как это тебя устраивает, мой друг?

На грубых, узловатых чертах лица ласки обозначилась улыбка:

- Меня вполне устраивает, господин. Я теперь генерал или типа того?

Звилту удалось ответить улыбкой.

- Ты можешь быть сейчас капитаном, Фоллуг. После того, как я возьму аббатство, то сможешь стать генералом. Теперь послушай. Возьми с собой копейщиков и тех, кто носит топор. Мне нужно дерево: хорошее, большое, крепкое. Отойди от Рэдволла так, чтобы тебя не услышали, выбери бук или вяз. Когда ты повалишь его, обрежь ветки, но так, чтобы осталось много сучков, за которые его можно будет нести.

Фоллуг на мгновение напряг извилины, затем догадался.

- Ты собираешься прорваться через парадную дверь, господин?

Звилт потрепал плечо ласки.

- Точно, капитан. Так что убедись, что ты достал дерево, которое сможет справиться с этой работой. Я могу положиться на тебя... капитан?

Гордясь своим новым названием, ласка выпятил грудь.

- Да, господин, ты можешь мне доверять!

Звилт кивнул.

- Отлично. А теперь, когда у тебя будет дерево — или мне следует сказать, таран — вынеси его из леса, но попытайся сделать так, чтобы тебя не увидели. Перенеси его по тропе и через канаву. Отправься на равнину за пару миль отсюда и постоянно пригибайся. Именно там я буду с остальными. Как раз на самом прямом курсе, чтобы достичь главных ворот Рэдволла. Ясно?

Фоллуг отдал честь.

- Ясно, господин. Дерево не должно весить слишком много для сотни Разрушителей.

Еще одна идея пришла в голову Звилту.

- А еще лучше, как только сделаешь таран, подожди, пока не наступят сумерки, прежде чем принести его мне. Так тебя никто не сможет заметить.

Дождь все еще обеспечивал укрытие, когда Звилт расположился на опушке леса вместе со своими воинами. Внешне он был таким же загадочным, высоким соболем Разрушителей, которого боялись и которому повиновались. Однако, внутренне, Звилт Серая Тень трепетал в предвкушении получить подарок, ждущего его впереди. В отличие от Вилайи, ему не нужны были рабы и покорённые лесные жители для обслуживания его потребностей — достаточно было армии из двух сотен воинов. Звилт всегда следовал ремеслу смерти, и большое кровопролитие было тем, чего он ожидал.

 

Конец 23 главы

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!

Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.

Sign In Now
Sign in to follow this  

  • Recently Browsing   0 members

    No registered users viewing this page.

×