Jump to content
Sign in to follow this  
Kate Ravine

Книга четвёртая, 31 глава

Recommended Posts

    Избавившись от Гракка, Вилайя какое-то время передвигалась спешно, прежде чем остановиться на отдых. Соболиная Королева прилегла за небольшим холмиком. Поражение её сил под Рэдволлом терзало её, но недолго. Всегда будучи приспособленкой и капризным созданием, она выбрала одиночество на какое-то время. Если и когда ей понадобятся новые последователи, это будет простым делом.

    Хищники всегда восхищались Вилайей. Она была быстрой, безжалостной и умной - все эти качества сделали её Соболиной Королевой. Возможно, следующая банда бродячих варваров, с которой она встретится, сможет оказаться подходящей для того, чтобы служить ей. Рэдволл для неё был ничем, кроме кошмарного сна, который она затолкала на задворки своего разума. Теперь она была далеко от аббатства. Она не будет беспокоиться о суровом уроке, усвоенном ею от лап простых лесных жителей. Однако выученный урок был добавлением к знанию. Она погрузилась в лёгкий сон.

    Уже полностью рассвело, когда она проснулась. Она потянулась, вставая и оглядываясь вокруг. Жаворонки щебетали в высоком лазурном небе, кузнечики стрекотали, пчёлы гудели, и многоцветные бабочки тихо летали утром в разгар лета. Вся эта природная красота была бесполезной для Вилайи - она была голодна, и ей хотелось пить. А затем она увидела далёкую фигуру, идущую к ней через равнину.

   Соболиная Королева обругала себя дурой. Для неё, всегда имевшей Разрушителей на страже, готовых доложить о каждом движении, было странно передвигаться самостоятельно. Её зрение было острым; она замерла, пока не опознала эту тушу, которую нельзя было спутать ни с чем. Большая барсучиха шла по ее следу, двигаясь спокойным размашистым шагом.

 

 

   Амбревина упрямо тащилась вперёд. Она замедлила шаг, чтобы приспособиться к Акстелю с его раненой ногой. В полумраке рассвета крот-воин отчасти поправился, даже слегка опережая её. А потом он споткнулся, запнувшись о скорченное тело Гракка. Акстель сел, раскачиваясь вперёд и назад; его бархатная морда сморщилась от боли, и он обнимал повреждённую ногу. Амбревина встала на колени рядом с ним:

   - Ты ранен, друг? Я могу помочь?

   Крепкий крот даже не взглянул на неё. Он взмахнул могучей копательной лапой, ворча:

   - Вы, это самое, продолжайте, мэм. Я вас только задерживаю. Догоните ту злодейку. Если, значится, хотите мне помочь, то сделайте это. Оставьте эту злую хищницу в таком виде, чтобы она, значится, больше не могла бедных малышей обижать. Хурр!

   Большая барсучиха коротко пожала копательную лапу своего друга:

   - Ты отдыхай тут, я подберу тебя по дороге назад. Не волнуйся о Соболиной Королеве. Смерть оставила на ней свой знак ещё в тот день. когда она убила выдрёнка по имени Фландор. Я дала обет, что она заплатит за его смерть.

   Акстель Твердокогть наблюдал, как она размашисто шагает на запад, а бледный свет зари светит ей в спину.

   Амбревина шла с той же скоростью, приберегая свою великую силу. Её лапы поднимали пыль, звуча, как глухие удары барабана на равнине. Она освободила свой разум от всего, сосредоточившись только на своей миссии. Почти через лигу после этого она была, наконец, вознаграждена. Одинокая стройная фигура встала на холме вдали. Удары барабана ускорились, когда барсучиха перешла на бег.   

Share this post


Link to post
Share on other sites

    Вилайя рванула прочь, как перепуганный заяц, говоря себе, что она сможет опередить такого большого и неповоротливого зверя. Через какое-то время она отважилась взглянуть назад. Это вселило страх в её сердце. В обрамлении золотого летнего солнечного света, её преследовательница всё ещё приближалась, и месть прибавляла скорости её убийственному шагу. Соболиная Королева всхлипнула; в её горле встал сухой ком, и она втянула в себя тёплый воздух. Теперь ей был слышен звук от ног барсучихи - "Бух! Бух! Бух! Бух!" - двигавшейся вперёд в пожирающем землю темпе. Затем она услышала дыхание охотницы, тяжёлое и горячее, но без следа слабости.

   Вилайя попыталась прибавить ещё скорости, что ей, собственно, удалось на один короткий отрезок времени. Затем всё стало так, как будто она двигалась по пояс в воде. У неё кончилось дыхание; её шаг ослабел. Лишившись энергии, она ощутила горячее дыхание своей противницы на своём затылке. Быстро, как молния, она развязала свой длинный шёлковый плащ. Она надулся парусом и упал, поймав ноги барсучихи и запутав их так, что она споткнулась.

   Амбревина ощутила, что теряет равновесие. Автоматически она бросила своё тело в стремительный прыжок. Она столкнулась со спиной Вилайи, с грохотом рухнув на землю вместе со своей добычей. Будучи сверху, барсучиха поднялась первой. Взмахнув своей заряжённой пращей, она приподняла соболиху ногой, переворачивая её.

   Лицо Соболиной Королевы застыло от ужаса. Она прохрипела:

   - Т... ты убил... ла м... меня!

   Её лапа схватилась за хрустальную ёмкость с ядом и смертоносный клинок, ножнами которому она служила. Она разбилась, пронзив её грудь. Вилайя могла ощущать тошнотворный аромат змеиного яда, вытекшего вокруг раны. Её глаза полыхнули ненавистью к барсучихе, стоявшей над ней.

   - Т-ты... уб-бил-ла... Соболи... ную... Коро... ле... ву!..

   Амбревина увидела, как тело Вилайи исказилось, перекрутившись, как штопор. Затем оно застыло; так она и умерла.

   Фландор, юный друг Амбревины Молниеносный Камень, был отомщён. Она повернулась и пошла прочь, не оглядываясь и моргая, когда солнце светило ей в глаза, смешиваясь с её слезами.

 

   Два колокола Рэдволла, Матиас и Мафусаил, прогремели тёплое медное послание мира над Страной Цветущих Мхов. После временного завтрака, с обещанием дневного пира, рэдволльцы и их союзники радостно хлынули наружу, во двор аббатства.

   Баклер, Джанго, Сердцедуб и Командор сопровождали аббатису, собравшись на ступенях сторожки, чтобы разобраться с текущими делами. Майоран рассчитывала на помощь Баклера.

   - Прежде всего, эта проблема с вашим другом Диггзом. Как вы думаете, куда он ушёл? Может быть, вы сможете организовать поисковую партию? Он может быть где угодно в аббатстве, даже во дворе. Очень странно с его стороны уйти вот так.

   Баклер изо всех сил постарался обобщить ситуацию:

   - Так точно, мэм, я организую местные поиски. Как вы говорите, это странно, но вы видели, Диггз вёл себя странно после своего ранения в голову. Однако мне не важно, если он думает, что он какой-то старый офицер. - Тут Баклер хихикнул. - Полковник Крокли Спатерингтон, не так ли? Ух, Диггз есть Диггз, по существу - он сможет о себе позаботиться. А насчёт отказа от пищи, так он объявится быстрее ошпаренной жабы, как только его желудок скажет ему, что уже время обеда. Оставьте проблему Диггза мне. Что там дальше?

   Сердцедуб поднял вверх лапу:

   - Что стало с нашими двумя друзьями, настоящими героями битвы - Амбревиной и Акстелем? Они, кажется, тоже исчезли.

   Джанго не казался чрезмерно обеспокоенным:

   - Этой парочке присмотр не требуется. Мне жаль любую двадцатку хищников, что окажется у них на пути, товарищ.

   Командор кивнул в знак согласия со своим другом из Гуосима:

   - Правильно, товарищ. Акстель и Амбри - два грозных воина. Они вернутся, если они того захотят, но если пожелают бродить и путешествовать, ну, тогда пусть будет с ними обоими удача, и пусть солнце светит тепло им на лапы.

   Дверь строжки открылась. Наружу вышел Большой Бартидж, вооружённый лопатой. За ним последовал Кротоначальник Дарби, плюс ещё процессия кротов; все были должным образом оснащены кирками, лопатами, мотыгами и граблями. Дарби приказал своей команде:

   - Идите-ка, значится, найдите несколько тачек. Они, должно быть, в саду. Я извиняюсь, мэм, но нам, это самое, работать надо!

   Майоран удивлённо покачала головой:

   - Я и не знала, что так много зверей может поместиться в нашу маленькую сторожку. Там, должно быть, была прямо-таки давка!

   Бартидж уважительно дёрнул себя за головные иголки:

   - Ох, так и было, мэм, но теперь мы все расходимся на работу. Мы собираемся открыть ворота и убрать прочь ту кучу мусора. А потом нужно снова разместить газоны и клумбы, как положено. Одной вещи мы с Кротоначальником не переносим - это неаккуратный двор аббатства! - Он пошёл прочь, не дожидаясь ответа.

   Улыбка матушки аббатисы осветила летнее утро:

   - Ох, горюшко, об одной проблеме нам беспокоиться не нужно! Может быть, нам переместиться на стену и держаться от них подальше?

   Трагедия Сухоигл, уже бывшая на зубцах вместе с Флиб, пронзительно пропела:

   - Эгей, внизу, я вижу двоих зверей, они приближаются издалека!

   Через миг Флиб крикнула:

   - Это Амбри и Акстель. Она несёт его на своих плечах!

   Вскоре после этого команда землероек помчалась наружу, чтобы встретить их. Землеройки несли с собой носилки, на которые положили Акстеля, невзирая на его протесты. Флиб конфисковала боевой молот воина, предоставив себе самой честь отнести его назад в аббатство. Сестра Фамбрил встретила их у южной калитки, укоризненно покачивая головой, обращаясь к кроту:

   - Мистер Акстель, сэр, что я вам говорила о путешествиях с раненой ногой? Так она никогда не поправится!

   Акстель Твердокогть порадовал сестру одной из своих редких ухмылок:

   - Тогда я, значится, последую вашему совету, мэм. С этого момента я буду, значится, везде на носилках передвигаться. Эти вот землеройки, они меня носить будут. Правда ведь, ребята?

   Со стороны землероек-носильщиков поднялся отчаянный стон. Акстель вовсе не был ни маленьким, ни лёгоньким зверем.

Share this post


Link to post
Share on other sites

   Не ожидая найти Диггза внутри аббатства, Баклер организовал группу рэдволльцев на поиски в здании. Он был в верхних спальнях, когда случайно столкнулся с Кларинной. Она выскальзывала из лазарета с узлом на спине. Молодой заяц остановил её:

   - Доброго вам дня, мэм. Прошу простить, но у меня не нашлось времени, чтобы поблагодарить вас за спасение моей жизни. Вы совершили храбрый поступок, убив Звилта.

   Она сделала реверанс, пытаясь пройти мимо него:

   - Я сделала лишь то, что видела своим долгом. Это вы действовали храбро. А теперь не могли бы вы отступить в сторону, пожалуйста?

   Баклер остался там, где стоял, заметив узел:

   - Куда это вы собрались в такой спешке, и что там у вас?

   Он заметил, как она стиснула челюсти:

   - Я собираюсь забрать моих деток, Каллу и Урфу. Я знаю, что они в безопасности, но их не было так долго! Я нужна им - прошу, пропустите!

   Взяв узел, он поставил его на пол:

   - Но вы же не имеете ни малейшего понятия, куда идти. Вы потеряетесь, прежде чем уйдёте далеко. Послушайте, мне надо найти Диггза, он пропал. Но если я не найду его до ночи, тогда завтра в полдень я сам отведу вас, чтобы забрать малышей. Амбревина пойдёт с нами. Она точно знает, где они с Диггзом их оставили. Клянусь в этом своей честью, как воин Долгого Дозора. Согласны?

   Кларинна кивнула:

   - Согласна. Пойдёмте, я помогу вам искать Диггза.  

Share this post


Link to post
Share on other sites

    Тени позднего дня удлинялись, когда аббатиса вышла в сад. Брат Сугам был там, присматривая за приготовлениями к пиру.

    - Как вы думаете, матушка аббатиса, это подойдёт?

    Майоран в восторге всплеснула лапами:

   - Ох, брат, это превосходно. Что за пир это будет!

   Скатерть со стола была расстелена на траве в саду, с красивыми цветочными композициями, украшавшими фруктовые деревья. Фонари висели, готовые быть зажжёнными вечером. Бочонки клубничной шипучки, Октябрьского эля, одуванчиковой лопуховки и кувшины мятного чая или компота из морошки были поставлены в тени деревьев. Печенья, тарты, пироги и пирожки были там в изобилии, рядом с бисквитами, супами, хлебом из печи и нежными миндальными вафлями. Весь эффект был магический, или, если процитировать аббатису, "обстановка для вечернего вкусного волшебства!". И так оно в действительности и было.

    Разгорячённые своими дневными обязанностями и заданиями, все устремились в сад. Сумерки раннего вечера были улучшены зажжёнными фонарями - розовыми, золотыми, синими и зелёными - вокруг которых вились разноцветные мошки. Восторженным сверх меры диббунам выдали по кружке клубничной шипучки и предупредили помолчать хоть минутку, пока аббатиса не произнесёт молитву.

    Наряженная в свою лучшую рясу бледного золотисто-коричневого цвета, подпоясанная белым верёвочным поясом без единого пятнышка и красуясь в маленьком веночке из цветов вокруг лба, Майоран провозгласила специальные слова, написанные ранее в тот день её другом Гранви:

 

Собрались сегодня мы в счастье,

Чтоб праздновать нашу победу,

Не хвастаться способом битвы,

Но в радости, что мы свободны.

Пусть чувство ее не иссякнет

Для всех вас, друзья, веки вечные,

Вы в мире пируйте и знайте -

Свобода - она бесконечная!

 

     Крохотный бельчонок поднял вверх свою кружку:

     - Йа за это выпью!

    Смех разнёсся по саду, когда они принялись за дело всерьёз. Командор подул на миску со своим любимым супом из пресноводных креветок и жгучего корня, подмигивая Баклеру:

   - Как думаешь, может вся эта жратва выманить старину Диггза оттуда, куда он запрятался?

   Молодой заяц взял кусок тарта с ренклодом:

   - Ну, если он не спрятался, то я бьюсь об заклад, что он по меньшей мере за три лиги отсюда, здоровенная бочка сала!

   Кларинна передала Амбревине длинный сырный рулет с лесными орехами:

   - Было так мило с вашей стороны сказать, что вы будете сопровождать Баклера и меня завтра! Спасибо вам большое!

   Барсучиха приняла предложенное с кивком:

   - Я видела ваших деток, мэм, Каллу и Урфу. Двое очаровательных малышей. Я вижу, почему вы так сильно желаете быть воссоединённой с ними. Буду только рада.

   Малыш Дабдаб рассыпал крошки вокруг себя, заговорив с полным ртом медового печенья:

   - Буду рада! Буду рада!

   Сердцедуб широко улыбнулся через край своей кружки Октябрьского эля:

   - Малыш учится, Димфния. Ты это слышала? У него задатки настоящего актёра, истинного Сухоигла!

   Его жена стряхнула крошки со своего фартука, а затем вытерла его уголком мордашку Дабдаба:

   - Разумеется, Дубок. Я только хотела бы, чтобы он не упражнялся в своей роли во время еды.

   Джанго наколол большой кус сыра на свой клинок:

   - Я пойду завтра вместе с вами, Бак, просто для прогулки, чтобы ноги размять, да!

   Флиб уже преодолела свой шок перед войной. Она подмигнула Джанго:

   - А я поковыляю рядышком с тобой, Па, чтобы убедиться, что ты не попадешь ни в какую беду!

   Акстель присоединился к кротовьей команде в опустошении большого котла с особым блюдом кротов, самым претолстым репно-картофельно-свекольным пирогом. Он поднял вверх кусок, держа его в лапе:

   - Я, значится, пойду с вами, сэрры и госпожи! Там могут, это самое, хищники прятаться в лесу. Я устррою им нахлобучку!

   Майоран скорчила гримасу притворного отчаяния, ухитрившись запричитать:

   - Если ещё хоть кто-нибудь вызовется идти, я же здесь одна-одинёшенька останусь!

   Брат Сугам налил бузинового вина в крохотный хрустальный кубок:

   - Вот, мэм, выпейте это - вам станет лучше. Не переживайте, мэм. Я останусь здесь, с вами. Я приготовлю особый маленький ужин, только для себя и для вас. Мы сядем в колокольне и разделим его. О, и ещё немного этого чудесного вина тоже!

   Трагедия Сухоигл затрепетала своими ресницами, обращаясь к повару:

   - Я никогда не говорила, что покидаю это прекрасное аббатство. У вас найдётся место для такой юной особы, как я, за вашим столом, о милый и красивый брат, сэр?

   Все те, кто услышал упоминание Сугама об особом ужине, внезапно выразили пылкое желание остаться в Рэдволле:

   - Э-э, я тоже, пожалуйста, могу я прийти?

   - Хурр, и я, значится, тоже. Я не могу далеко уходить с моими лапками!

   - А могу я привести нескольких диббунов? Им это так понравится, благослови небо их маленькие лапки!

   - Я тоже хочу прийти, но только чтобы присмотреть за малышами!

   Майоран замахала лапами, изображая тревогу:

   - Стоп. стоп! Вы же все в колокольне не поместитесь!

   В мягко освещённом саду смех лесных жителей поднялся вверх, к звёздным ночным небесам, теперь прикрывавшим Страну Цветущих Мхов.  

Share this post


Link to post
Share on other sites

    Наступил полдень следующего дня. Солнце висело в безоблачном небе, как медальон из полированного золота. Аббатиса Майоран была на тропе снаружи наново расчищенных западных ворот. Остальные рэдволльцы были с ней, чтобы сердечно попрощаться с группой путешественников. Брат Сугам и его кухонные помощники суетились вокруг группы, раздавая рюкзаки с едой и питьём.

    Постоянным беспокойством всей жизни доброго повара было то, что у кого-то может быть недостаточно еды. Он втиснул ещё один пакет на и так уже перегруженную Кларинну:

   - Просто немного лакомств, карамельных каштанов и засахаренных фруктов, для ваших малышей, мэм. О, и я положил ещё две маленькие фляжки лучшего грушевого сидра - детям всегда такое нравится.

   Аббатиса была вынуждена вмешаться в пользу тех, кто покидал аббатство:

   - Брат, вы прекрасно снабдили их продовольствием, но сейчас этого вполне достаточно. Ещё немного, и они с места сдвинуться не смогут. Баклер, вы готовы идти?

   Поправляя наплечные лямки большого рюкзака, молодой заяц изловчился быстро отсалютовать:

   - Готовы, мэм! Амбри, Акстель, Джанго - выступаем!

   С Баклером и Кларинной, идущими вслед за Амбревиной, сопровождением из двадцати землероек Гуосима и при поддержке Джанго, Акстеля и Флиб колонна вышла наружу, идя на юг вдоль тропы. Оставшиеся рэдволльцы подбадривали их в их путешествии. Командор крикнул:

   - Давай-ка, Бак, приятель, расшевели их одной из своих маршевых песен Долгого Дозора!

   Баклер проворно сделал такое одолжение, заведя старую песню для плаца, темп которой можно было убыстрять и замедлять, чтобы приспособиться к идущим. Они скоро подхватили ритм, поскольку это была нетрудная песня:

 

Ты ставь лапу ле-ву-ю

Перед лапой пра-во-ю,

И делай так снова, и снова, и снова, и снова ещё!

Так помни, левой-правой, левой-правой,

С искрой в глазу отряд наш бравый,

Нам ветер, дождь и солнце нипочём.

Строй держи, не ломай,

На пятки друга не ступай,

А не то он развернётся,

По твоим ногам пройдётся!

Так ставь лапу ле-ву-ю

Перед лапой пра-во-ю,

И делай так снова, и снова, и снова, и снова, вперёд!

Ты помни, левой-правой, левой-правой,

Не дерись, не спорь, друг бравый,

И так иди, пока разум за ум не зайдёт!

 

    Акстель обвязал себе рот платком в горошек:

    - Это, значится, очень пыльно - маршировать позади!  

Share this post


Link to post
Share on other sites

    Как только они скрылись из виду аббатства, Амбревина свернула в лес. Баклер провёл их через канаву, похлопывая их по спинам и бормоча слова одобрения:

   - Хорошая работа, ребята, пока это милая небольшая прогулка, а?

   Непривычные к его темпу для учебного плаца, они все совершенно запыхались. Было слышно, как Флиб бормочет:

   - Ух, это для тебя это милая небольшая прогулка, ты, верзила длинноногий!

   Баклер уставился на землеройку:

   - И что это было, мисс?

   Акстель, которому Флиб достаточно сильно нравилась, положил ей на плечо тяжёлую копательную лапу:

   - Она, значится, просто говорит, сэрр, что моя старая раненая нога не очень хуррошо действует.

   Поведение Баклера мгновенно изменилось:

   - О, мне жаль это слышать, друг. Ладно, мы отдохнём и немного перекусим в лесу. Передай дальше, Джанго.

   Было приятно оказаться не на открытой пыльной тропе в такой жаркий летний день. Лес Цветущих Мхов давал много прохладной зелёной тени. Баклер выбрал местечко под старой ракитой на берегу крохотного ручейка. Все сели, опустив ноги в илистую мелкую воду, в то время как Кларинна раздавала еду.

   Баклер подмигнул Джанго, наблюдая вместе с ним за их командой:

   - Только посмотри на них! Можно подумать, что они тяжко вкалывали целый сезон. Ты когда-нибудь такое видел?

   Лог-а-Лог Гуосима плюхнулся на берег, погружая свои ноги в ил:

   - Фу-у-ух! Так-то лучше! Передай мне ту флягу, Нюхач! - Он протянул лапу, оглядываясь. - Нюхач? Куда он подевался - кто видел старину Нюхача?

   Амбревина заметила следопыта, выходившего из каких-то кустов.

   Джанго нашёл эль и отхлебнул из фляжки:

   - Где ты был, Нюх? Садись, перекуси немного.

   Следопыт Гуосима указал на восток:

   - Просто разведал немного в той стороне, вождь. Прошу прощения, что мешаю вашему ленчу, но там кто-то есть.

   Баклер встал рядом с ним, обнажив клинок:

   - Кто? Где?

   Нюхач привычно присел, заходя в кусты:

   - Идите за мной, и я вам покажу.     

Share this post


Link to post
Share on other sites

   Баклер пошёл за следопытом, а следом за ним - Джанго, Флиб и Амбревина. Нюхач очень хорошо умел бормотать уголком рта. Он прокомментировал по ходу, когда Баклер с ним поравнялся:

   - Не знаю, как это и понимать, вождь. Я был вон там, шарил по кустам, когда я их услыхал. Голоса, звучали так, будто спорили, а потом они начали смеяться. Однако я их ни разу не видел, звук был, как от слишком большого количества зверей, чтобы мне дать себя заметить. Так что пошёл я назад, вам докладывать. Ха, прежде чем я ушёл за пределы слышимости, я слышал, как они пели. Стоп! Слушайте, товарищи, вот оно опять! Вы слышите, вождь?

   Они внезапно остановились. Джанго и Амбревина врезались в их спины. Лог-а-Лог Гуосима едва не угодил Нюхачу в зад своей обнажённой рапирой. Он прошептал:

   - Эй, эй, что за задержка?

   Баклер заткнул его лапой:

   - Слушай!

   Кто-то энергично распевал, а пронзительные голоса вразнобой подтягивали:

 

Она дочь старшего сержанта,

Мисс Флузабия Грагсби Ли,

И любой, кто за ней приударит,

За храбрость достоин медали.

Ее нос синий, красен взгляд,

А смех поднимет мертвеца,

Я - тот, кого она избрала для венца.

Флузабия Грагсби Ли,

Прошу, от меня отвали!

Марш с левой, раз-два-три,

Марш с правой, раз-два-три,

Вперёд, и поднажми,

От бед меня спаси,

Чтоб в море смог бы я уйти.

Уйти как можно дальше от...

...Флузабии Грагсби Ли!

 

    Еще один голос пожаловался певцу:

   - А не дал бы ты таки своей старой глотке отдохнуть? Это не та песня, которую можно при детях распевать!

   Певец дал резкую отповедь:

   - Ещё один писк с вашей стороны, мэм, и ваша наглая персона окажется в наряде вне очереди так быстро, что ваши лапы клятой земли не успеют коснуться, во-во!

   Материнская фигура водяной полёвки Мамзи появилась из кустарника, на ходу отвечая ему тем же:

   - Ага, пойди свой хвост наряди, и гляди, чтобы меня это хоть капельку волновало!

   Она вела длинную двойную цепочку малышей. Они беспорядочно шли, держась за верёвку, удерживавшую их в ровном строю. Зайчата Калла и Урфа теперь шли достаточно хорошо, держась за лапы Джиддла и Джинти Сухоиглов. Мидда и Тура замыкали строй. Мышонок Диггла с важным видом вышагивал позади Диггза, патрулировавшего строй. Диггла первым заметил Амбревину, стоявшую в кустах. Он помчался к ней, пища:

   - Амби! А-а-амби-и-и! Это я, Диггла!

   Барсучиха подхватила его одной большой лапой:

   - Так и есть! Диггла, мой маленький дружок, как ты?

   Диггз поднял ореховый прут, который он использовал, как стек:

   - Колонна-а! Стой! Вольно - и замереть на месте!

   Оживлённо подойдя к Баклеру, он ткнул его прутом:

   - Гм-м, я припоминаю вас, сэр. Бакли, не так ли? Ну-ну, парень, что это ты делаешь в этой части леса, а, во-во?

   Зная про несчастливый кризис личности Диггза, Баклер встал по стойке "смирно", проворно салютуя:

   - Веду дозор для сопровождения вас всех назад в аббатство Рэдволл, полковник Крокли Спатерингтон, сэр!

   Диггз выглядел более худым и бледным подобием давнего себя. Его голова всё ещё была в бинтах, и у него отсутствовало левое ухо. Похлопывая себя прутом по ладони, он несколько раз кивнул:

   - Довольно запоздало с вашей стороны, Баклоу, но лучше поздно, чем никогда, а? Не очень-то здесь много для сопровождения, чёрт возьми. С вами есть ещё кто-то?    

Share this post


Link to post
Share on other sites

    Всей толпой они пошли в лагерь на илистом берегу ручья, где, заметив своих малышей, Кларинна подхватила в объятья разом Каллу и Урфу. Целуя и обнимая их, она безудержно плакала и смеялась.

    Мидда, которую обнимали Джанго и Флиб, улыбнулась при виде зайчихи, воссоединённой с её детьми:

    - Ну, аж слёзы от такого зрелища наворачиваются, а?

    Джанго похлопал её по спине:

    - Не более чем при виде тебя, дорогая!

    Вместе с всё ещё цепляющимися за неё детьми Кларинна бросилась на Диггза, повалив его на землю:

    - О, мой чудесный друг, вы сдержали своё обещание и вернули этих двух милых малышей в лапы их матери! Как мне отблагодарить вас, о благородный прапорщик Диггз?

    Её благодетель был в ужасе:

    - Проклятье, мэм, держите себя в лапах! Слезьте с меня и заберите с меня этих двух мелких пакостников, пока я не утонул в слюнявых поцелуях! Лапы прочь от меня, я сказал!

    Высвободившись, Диггз встал, отряхивая свою рубаху:

   - Кто, во имя хвостов и прохвостов, такой этот Диггз? Боюсь, вы меня с кем-то спутали, мэм. Я полковник Крокли Спатерингтон, чтоб вы  впредь знали!

   Не желая волновать своего друга, Баклер подыграл ему:

   - Внимание всем! Позвольте мне представить вам этого храброго офицера. Его имя полковник Крокли Спатерингтон, и я надеюсь, вы все будете обращаться к нему, как к таковому. Понятно?

   "Полковник" чопорно поклонился:

    - Моя благодарность, Баклпо! Ладно, а теперь всем построиться! По моей команде - назад в Рэдволл, марш!

    Джанго указал на открытые рюкзаки с едой:

    - Вы не собираетесь немного перекусить перед выходом?

    Диггз обошёл Лог-а-Лога по кругу, меряя его взглядом:

    - А кто, во имя проклятого синего пламени, вы такой, сэр?

    Джанго ответил ему таким же взглядом:

    - Я Джанго Большая Лодка, вождь и Лог-а-Лог Гуосима!

    Диггз встретил это заявление, не выказав удивления:

    - Землеройка, а? Я так и думал. - Он повернулся к Баклеру, доверительно бормоча:

    - Жадные мелкие негодяи эти землеройки. Поставьте его обратно в строй, Баклтон. Мы не будем тратить время на жратву, во!

    Без дальнейших церемоний Диггз пошагал прочь в голову колонны. Джанго изумлённо поскрёб свою бороду:

    - Ну, чтоб мне лодку затопило! Старый жадный жирдяй Диггз отказывается от еды - я в это не верю!

    Мамзи выбрала немного карамельных каштанов, чтобы раздать их малышам на ходу:

    - Ай, да не обращайте вы таки внимания на нашего друга. Он, правда, сумасшедший, как старая варёная жаба, но он хочет добра.

    Цепочка малышей, державшихся за верёвку, всё ещё проходила мимо, что заставило его заметить:

    - Здесь около сорока пяти малышей, Мамзи. Откуда они все взялись?

    Водяная полёвка набила лакомствами карман своего фартука:

    - Некоторые нашли дорогу к моей пещере, а остальных мы нашли блуждающими по лесу. Сироты, их родителей убили те, что служили Соболиной Королеве. Я собирала их к себе, откуда только могла. Они выплакали себе все глаза, голодные и потерянные. Не могла же я их так оставить, чтобы они сами себя защищали. ведь правда, сэр?

    Баклер нежно пожал её старую лапу:

    - Конечно же, вы не могли так поступить, мэм. Пойдёмте, нам пора в аббатство Рэдволл. Там хватит места для всех!

 

 Конец тридцать первой главы.

  • Плюс 2

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!

Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.

Sign In Now
Sign in to follow this  

  • Recently Browsing   0 members

    No registered users viewing this page.

×