Jump to content
Sign in to follow this  
Матиас Воитель

14 лет аббатству Рэдволл

Recommended Posts

  Не буду на этот раз писать длинную историю о том, как один не самый дисциплинированный мышь гулял где-то в лесах СЦМ, хотя должен был исполнять свой долг летописца. И, пожалуй, не стану оправдывать это тем, что целый воз посторонних дел взвалился на его плечи и не буду винить наше старое, пускай и не всегда доброе время. Признаюсь, мне стыдно (и даже очень). Но, пока что порядочный житель аббатства и я – совершенно разные звери. Эх, пора что-то с этим делать.

     Что ж, чернила мои высохли, а мятые свитки вместе со всей утварью сторожки покрылись таким слоем пыли, что скоро на нём можно будет выращивать фруктовый сад. Придётся хорошенько поработать, чтобы вернуть домику прежний уют и привести его в должный вид (хотя я бы и не отказался от домашнего садика с небольшими деревцами). Но как-нибудь потом) А сейчас поведаю читателю, как обстоят дела в нашем аббатстве, и что случилось, пока я блуждал где-то по дорогам времени.

      Хочу сразу же отметить, что наступила весна (вещь очевидная, но важная, поэтому не побоюсь её упомянуть), а для жителей Рэдволла это непростое время года, так как именно весной мы отмечаем день рождения аббатства. Никогда не забуду недавний праздник четырнадцатилетия Рэдволла… Столы, как и заведено с древних времён, ломились от угощений, а залы были полны гостей. Играла весёлая музыка, отовсюду раздавались  воодушевлённые разговоры, и тогда мне казалось, что этот праздник никогда не кончится. Всё аббатство вновь показало всему злу, что оно существует и процветает, несмотря на все трудности и опасности, которые часто подстерегают нас чуть ли не каждый день. В ближайшие дни планируется полностью реконструировать аббатство, так что, вполне возможно, что уже в этом году наш общий дом примет абсолютно новый облик.

       А в саду после зимних оков вместе с зелёной травкой, из-за всех сил тянущейся к небу, пробуждаются лютики и одуванчики. Тёплые, приветливые лучи солнца ласкают их нежные лепестки.  Весна… Время возрождения жизни и конца стужи и зимних буранов. Всё воскресает и расцветает, набирая силы для грядущих дней. Жду не дождусь когда и у наших роз, символа аббатства, придёт пора цветения. Тогда можно будет вспомнить древние события, произошедшие с Рэдволлом, перечитать старинные фолианты, перекопать завалявшиеся свитки, и может быть, из всего этого открыть для себя что-то новое, ранее не известное. Ведь это так здорово! Тем более на такие занятия у меня всегда найдётся время, пускай я им и не всегда разумно распоряжаюсь.  Да и все, кто осмелится  зайти в привратный домик, смогут свободно окунуться в историю нашего аббатства. Там всегда найдётся множество интересных рэдволльских историй, ведь объём различных сказаний, преданий и книг о Рэдволле не постичь разумом.

        Если будете проходить мимо аббатства – не забудьте заглянуть к нам, ведь здесь всегда рады тем, кто несёт с собой мир и дружбу.

Матиас Воитель, помощник летописца аббатства Рэдволл,

что в Стране Цветущих Мхов

Edited by Матиас Воитель

Share this post


Link to post
Share on other sites
Guest
This topic is now closed to further replies.
Sign in to follow this  

  • Recently Browsing   0 members

    No registered users viewing this page.

  • Similar Content

    • By Брагун
      Данный фанфик является очень сильно переработанной версией "Небесных бродяг" Жду вашу критику.
      Посол Империи Альбион
      По небу летел дирижабль. Дирижабль был голубого цвета имел три башни главного калибра и шесть вспомогательного. На корме корабля находился флагшток с флагом, представлявшим собой красный крест на белом фоне и красно-белый крест, наложенный на косой крест того же цвета на синем фоне в левом верхнем углу. Капитаном воздушного судна был выдра по имени Горацио Хорнблауер.
      Дирижабль спокойно летел над морем, держа курс на Саламандастрон, как вдруг вперёдсмотрящий Джон заметил другой дирижабль. Он был чёрным, и также имел башни, но в отличии от корабля выдр они находились снизу. Через какое-то время Джон заметил изображение черепа лиса на обшивке встречного дирижабля. Не было сомнений: выдры встретили пиратов!
      Джон снял крышку с переговорной трубы, которая была напрямую связана с капитанским мостиком:
      - Капитан, прямо по курсу пиратский корабль! - сказал он в трубу.
      Горацио Хорнблауер снял крышки со всех труб и громким голосом произнёс:
      - Внимание всей команде! На атакует пиратский корабль. Всем быть в боевой готовности! Канонирам зарядить орудия и стрелять по моему приказу!
      Послышался стук ключа беспроводного телеграфа, располагавшегося на мостике.
      - Капитан, получена телеграмма! - проговорил помощник капитана Бен Буш, который находился на мостике.
      - Читайте,мистер Буш! - ответил Хорнблауер, насторожившись.
      - Слушаюсь — сказал Буш и прочёл следующее:
      «Сдавайтесь, иначе мы откроем огонь! Это говорю я, капитан Неистовый Клык.»
      - Ответьте:
      «Вам нас не запугать, пиратское отродье! Я капитан Горацио Хорнблауэр убил множество пиратов!» - проговорил капитан хладнокровно.
      - Есть, сэр! - сказал помошник, восхищённо посмотрев на капитана.
      В это время пиратский корабль увеличил скорость, приблизился к кораблю выдр на расстояние пушечного выстрела и открыл огонь из передней башни. Залп повредил нос корабля, к счастью повреждения оказались не значительны.
      Хорнблауэр подошёл к трубе, связывавшей его мостик с палубой, на которой находился рулевой по имени Сэм Смитт.
      - Мистер Смитт, у нас есть немного времени, пока пираты перезаряжаются. Подведите корабль к их кораблю и повернись бортом к их борту.
      - Слушаюсь, сэр! - сказал рулевой.
      Через какое-то время два корабля сблизились бортами.
      Капитан подошёл к трубам, связывавшим его каюту с башнями главного калибра:
      - Открыть огонь! -приказал он.
      Прозвучал залп и снаряды полетели в корабль пиратов, вскоре он загорелся.
      Вскоре, пираты выкатили гарпунные пушки, выстрелили по выдриному кораблю и попытались перелезть на него по тросам.
      Хорнблауэр сказал во все трубы, поправив правой лапой саблю, висевшую на поясе:
      - Приказываю б всей команде вооружиться и выйти на палубу! Зарядите винтовке и ждите меня! Я скоро буду.
      Сказав это, капитан обратился к своему помощнику :
      - Пойдёмте со мной, Мистер Буш!
      Буш с восхищением посмотрел на капитана. Хорнблауэр был высоким выдрой, одет он был в синий мундир с эполетами, брюки того же цвета, сапоги и чёрную треуголку, ровно такая же форма была и на Буше.
      Когда они вышли на палубу, они увидели, что команда выстроилась на палубе. Команда состояла из матросов и пехотинцев. Матросы были облачены так же как и капитан и его помошник, только брюки были белыми, на мундирах не было эполет и вместо треуголок были высокие чёрные шляпы. На пехотинцах были красные мундиры, белые брюки, чёрные сапоги и такие же шляпы как у матросов. Вся команда была вооружена винтовками.
      Капитан подозвал к себе Буша и боцмана:
      - Мистер Буш, возьмите пехотинцев и прикажите им стрелять в лезущих по канатам пиратам. - сказал он помощнику.
      - Есть, сэр! - ответил Буш.
      - Мистер Вайз, возьмите матросов и прикажите им перерезать тросы кортиками. - обратился Хорнблауэр к боцману.
      - Слушаюсь, сэр! - ответил толстый боцман.
      Команда пиратов состояла из лис. Капитаном пиратов был высокий лис с золотистым мехом, вороужён он был саблей, это и был Неистовый Клык.
      Через какое-то время выдрам удалось перерезать тросы и лисы полетели вниз, все пираты, попытавшиеся залезть на палубу были застрелены, но лису с золотистым мехом удалось перепрыгнуть на палубу. Увидев множество выдр с ружьями, он понял, что погибнет, если будет сопротивляться.
      - Я сдаюсь! - крикнул он, бросив саблю на землю.
      - Кто вы такой? - спросил Хорнблауэр у пленника.
      - Я ничего не скажу! - хладнокровно проговорил лис.
      Хорнблауэр обратился к боцману:
      - Мистер Вайз, прикажите пехотинцам расстрелять пирата на месте.
      - Слушаюсь, сэр!
      Лис заговорил:
      - К-кап-питан, я расскажу! - проговорил он трясущимся от страха голосом — Мне заплатил Иоахим Мюрат и сказал, что я должен напасть на ваш корабль.
      - Понятно, Бони1 как-то узнал про нашу миссию и приказал Мюрату нанять пиратов. - Проговорил Хорнблауэр.
      После этого Хорнблауэр обратился к боцману с такими словами:
      - Мистер Вайз, заприте пирата в трюме, а затем телеграфируйте в Саламандастрон и напишите в телеграмме, что на нас напали пираты подосланные Бони, мы уничтожили их и взяли в плен их капитана, но у корабля повреждён нос , пусть вышлют свой дирижабль нам навстречу. И не забудьте написать, что мы послы Империи Альбион.
      - Есть, сэр — сказал боцман.
      P. S. Нашедшему отсылки буду благодарен.
      1 Прозвище, которым называли Наполеона I Бонапарта.
    • By крыска
      Небольшое предисловие. Собственно. Потерянные дети, найденные родители и потеря памяти обычно занимают 98% фанфиков. И я решила от этого не отставать.
      Итак, просмотр "Маттимео" на двух языках, перечитывание "Похода Матиаса" в оригинале и в двух переводах не могло пройти бесследно для моего мозга и не могло ничем хорошим закончиться. Это закончилось фанфиком. Более того, что фанфиков про Витча чуть более, чем ничего, а если и начинались, то были недописаны.
       
      Идея фанфика так или иначе пришла в голову еще в далеком 2003 (!) году, а сейчас я решила ее развить.
       
      Необходимое и достаточное предположение для фанфика - что рэдволльцы все-таки могли помочь раненому хищнику.
       
      Итак... Наслаждаемся!
       

      Часть I.
       
       

       
      Рисунок Химика
       
      Удар, боль и темнота. Спасительная темнота, в которой не было ни единого чувства… Витч отдыхал в этом небытии, но затем боль вернулась. Сначала она пульсировала еле слышно, но потом нарастала, ширилась, голову как будто распирало изнутри, шум в ушах нарастал как прибой, как гром…
       
      Он пытался забыться, убежать в безопасную темноту и нечувствие, но боль настигала его и в тот момент, когда стала особенно невыносимой…
       
      - О, клыки ада, моя голова!!!
       
      Витч схватился за виски обеими лапами и сел.
       
      - Я бы на твоем месте не стал трогать повязки, - раздался голос. – Ты серьезно ранен.
       
      Крысенок с трудом разлепил зажмуренные веки и осторожно откинулся обратно на какое-то подобие постели, на котором он лежал.
       
      Перед глазами прыгали мушки, все было мутным и нечетким. Витч с трудом различил очертания мышонка, который сидел рядом с ним.
       
      - Где я? – Тихо спросил крысенок. Это извечный вопрос очнувшихся существ, которые сразу не понимали где они, и что с ними случилось.
       
      - Мы сейчас на Великой Южной Гряде. Уже прошли Ущелье и Лес Крашеных.
      Витч несколько раз моргнул. Он не понял ни единого слова. Эти названия мест ему ничего не говорили.
       
      - Мы возвращаемся в Рэдволл, - добавил мышонок.
       
      Он как-то странно смотрел на Витча, и крысенок тоже забеспокоился.
       
      В голове не было ни единой мысли. Ничего. Только шум и пульсирующая боль.
       
      - Я хочу пить.
       
      Мышонок все также странно смотрел, как будто колебался или хотел что-то сказать. Но потом, решившись, встал и отошел.
       
      Крысенок осторожно повернул голову, пытаясь осмотреться. 
       
      Вокруг был лагерь – стояли палатки и горели костры. Около костров сидели мыши, выдры, белки, какие-то странные маленькие мыши с длинными мордочками и яркими повязками на головах. Вдалеке стоял огромный барсук.
       
      «Мы возвращаемся в Рэдволл» - сказал тот мышонок. Проклятие, почему это ему ничего не говорит?
       
      Витч попытался вспомнить, что с ним произошло, и вот тут он испугался.
      Он внезапно понял, что не помнит ничего.
       
      Вообще ничего.
       
      В голове не было ни одного, даже самого маленького воспоминания.
      Только чернота и пульсирующая боль.
       
      - Вот, - вернулся мышонок и протянул миску с водой.
       
      - Спасибо, приятель, - машинально поблагодарил крысенок.
       
      Удивление опять промелькнуло в глазах мышонка, но Витч отмахнулся от этого. Одним глотком осушив всю миску, он протянул ее обратно.
       
      Стало лучше, оказывается, его сильно мучила жажда. Удивительно, как становится все равно на любое чувство, когда так ужасно болит голова!
       
      Крысенок откинулся назад, опять теряя сознание. Последнее, что он спросил, было:
       
      - А как тебя зовут, приятель?
       
       

      Часть II
       
       
      Теперь в темноте была боль, но приглушенная. Но она таилась за углом, пряталась, чтобы опять напасть и вгрызться в голову своими острыми зубами.
      Витч убегал от нее, прятался, но она опять настигала.
       
      Ему казалось, что его куда-то несут, его тело мягко покачивалось. Какое-то забытое ощущение из далекого детства, будто его качали в колыбели. Но ведь этого не могло быть?
       
      Больше в этом забытьи не было ничего, потому что для образов сна нужны воспоминания.
       
      А их не было.
       
      … Боль вцепилась в голову мертвой хваткой, Витч застонал и поднял лапы к голове.
       
      - Постарайся не двигаться, - раздался строгий голос, и крысенок открыл глаза. 
       
      – Надо сменить бинты.
       
      Взрослый мышь протянул лапы к его голове, и Витч взмолился:
       
      - О, нет-нет, не трогайте! Голова ужасно болит, я просто умираю!
       
      - Придется это сделать, иначе будет хуже, - ответил мышь, накладывая повязки. Витч стиснул зубы, стараясь подавить крик. – Тебе повезло, что ты выжил после такого удара, пусть даже он и пришелся вскользь.
       
      - После какого удара? – Прошептал крысенок, откидываясь назад, когда пытка перевязкой закончилась.
       
      Мышь помолчал. Он явно был обескуражен.
       
      - Ты что, не помнишь? – Наконец, спросил он.
       
      Витч тоже молчал, пытаясь вспомнить. Но в голове не было ничего. Пусто. Только темнота и какие-то всполохи света.
       
      - Нет… Не помню. Я что, упал?
       
      Мышь молчал. Потом он пробормотал что-то вроде «Конечно, такой удар не мог остаться бесследным… Но, может быть, так ему будет лучше…»
       
      - Лучше не думай об этом, - наконец, ответил мышь. – Я тебе принесу поесть. Тебе сейчас важно просто поправиться, а вспоминать будешь потом.
       
      Он удалился, а Витч стиснул виски лапами. Значит, он не упал. А что с ним произошло, что?!
       
      Почему эти мыши ему помогают? Значит, они его друзья? Но почему они так странно смотрят на него?
       
      И… Самое главное…
       
      Клыки ада, кто он?! Как его зовут?!!!
       
      Витч вытянул лапы. Лапы, как лапы. Затем вытянул хвост из-под себя.
      Хвост был как у мыши или как у крысы. Кто же он – крыса или мышь?
       
      Вернулся тот взрослый мышь. Он принес овощного супа и какой-то настой.
       
      - Выпей потом это – травы уменьшат головную боль, и ты сможешь заснуть.
       
      - Хорошо бы. Спасибо.
       
      Мышь отошел, прежде, чем Витч смог его о чем-то спросить. Было какое-то непонятное чувство, что, при том, что они были добры к нему, они как будто делали это через силу, будто заставляя себя. 
       
      Мышь оставил еду – и ушел. Если бы он был близким ему или другом, он бы остался, подождал, пока раненый поест. Это было бы понятно.
       
      Или тот мышонок – он так удивился, когда услышал «приятель».
       
      Витч с трудом съел суп – голова начинала болеть все сильнее. 
       
      - Надеюсь, этот отвар мне поможет, - простонал он.
       
      Может быть, эти мыши так расстроены, что он их не помнит, что не знают, как им себя с ним вести? Ведь он должен их знать, раз они его знают. Насколько хорошо они знают друг друга?
       
      И, проклятие, что же с ним случилось? Это был несчастный случай?
       
      Или нет?!!!
       
      Настой начал действовать, Витча стало клонить в сон. Боль в голове притупилась так, что он почти смог ее не замечать. Закрывая глаза, он опять провалился в темноту.
       

      Часть III
       
       
      … Когда он снова очнулся, было просто прекрасный день. Пели птицы, потрескивали костры, на которых что-то шкварчало. Маленькие мыши с красными повязками переругивались, но это было как-то не всерьез.
       
      Мышонок о чем-то разговаривал с какой-то мышкой, они смеялись.
       
      Его как будто не замечали.
       
      Это было такое знакомое чувство, когда ты вроде бы рядом с другими, но на тебя не обращают внимание. Качество, полезное в шпионаже.
       
      Шпионаже?
       
      «Продолжай шпионить! Ты вернешься в Рэдволл!» - раздался в голове громоподобный голос, страшный голос зверя, который скрежетал так, словно ему кто-то когда-то жестоко сдавил горло.
       
      Витч резко сел на постели и схватился за голову.
       
      Что это? Чей это голос?
       
      Но потом опять была пустота. Ни единой мысли, ни единого воспоминания.
      Боль в голове была не такой сильной, как раньше, и крысенок попытался встать.
       
      Голова кружилась, но в целом, он чувствовал себя лучше. По крайней мере, он не может больше лежать и погружаться в пустоту своего разума.
       
      Наверное, он покачнулся и упал, потому что мыши подбежали к нему.
      Тот мышонок помог ему подняться.
       
      - Ты не должен вставать! – воскликнул он.
       
      Крысенок сел на землю и обхватил голову лапами.
       
      - Я чувствую себя хорошо, - сказал он. – Я не могу постоянно лежать, это сводит меня с ума.
       
      Мыши молчали и испуганно смотрели на него.
       
      - Вы ведь знаете меня, да? – Спросил крысенок. – Расскажите мне… обо мне. Звучит по-идиотски, но я действительно…не помню.
       
      - Ты ничего не помнишь? – Переспросил мышонок. Мышка отвела взгляд и перетаптывалась с лапы на лапу.
       
      Витч вытянул лапы вперед и стал рассматривать их. 
       
      - Я ничего не помню… - Прошептал он, больше обращаясь к себе, чем к мышам. – Я не помню, что произошло… Не помню вас, хотя, видимо, должен знать. Но хуже всего то, что я не помню…
       
      Он поднял глаза и опять схватился за голову.
       
      - Я не помню, кто я! Как меня зовут!
       
      - Тебя зовут Витч.
       
      Это ответил мышонок.
       
      - Витч… - Повторил крысенок. – А я мышь или крыса?
       
      - Крыса.
       
      - Витч…. – Он помотал головой. - Странно, я думал, что когда услышу свое имя, будет что-то вроде: «О да, точно, меня так зовут!», и я все вспомню. Но ничего этого нет.
       
      Он закрыл морду лапами.
       
      - Просто еще мало времени прошло, и ты еще не поправился, - сказала мышка. По-видимому, ей стало его жаль. – Ты все вспомнишь…
       
      - Но ведь вы знаете обо мне еще что-то? – Сказал крысенок и, встав, схватил мышонка за лапу. – Расскажите мне то, что знаете!
       
      Маттимео испытывал смешанные чувства. Он ненавидел Витча, хотел ему отомстить за все. За его насмешки, тычки, помощь Слэгару, за неприкрытое злорадство… Когда он увидел своего врага закованного в кандалы, он хотел оказаться рядом с ним, чтобы проучить…
       
      Но одно дело – желать мести своему мучителю, а другое – видеть его в луже крови, видеть, как страшное оружие работорговца уничтожает живую плоть… Это совсем другое, кто бы что не говорил.
       
      Маттимео очень изменился и теперь, потеряв друзей, почти потеряв надежду увидеть родителей, Рэдволл… Он стал больше ценить жизнь. Любую жизнь, каждую жизнь.
       
      Поэтому он не стал говорить Витчу, что он бывший погонщик рабов, шпион и негодяй, который за это поплатился. И что они помогли ему, просто потому что не могли иначе.
       
      Потому что, если он это узнает – он уйдет.
       
      А если он уйдет – то не выживет в одиночку.
       
      Маттимео это отлично понимал.
       
      - Меня зовут Маттимео, а ее – Тесс. – Сказал мышонок. – Произошло много грустных событий, поэтому мы не хотим об этом говорить. Коротко говоря, лис Слэгар Беспощадный захватил нас в плен и увел далеко от дома. Но наши родители настигли его, и спасли нас. А заодно и наших новых друзей – бывших рабов. А сейчас мы возвращаемся домой.
       
      - В Рэдволл? – Спросил Витч.
       
      Маттимео поднял брови.
       
      - Ты сказал: «Мы возвращаемся в Рэдволл», когда я впервые очнулся.
       
      - А, ну да. 
       
      Крысенок обдумывал информацию, которой так щедро поделился Маттимео. Слэгар Беспощадный… Рабы…
       
      А какое было его участие в этой истории? Что с ним было, и что стало?
       
      Но почему-то Витч почувствовал, что мышонок больше ничего не скажет. Он явно знал больше, чем сказал. Только вот почему?
       
      Ясно было одно – его родителей не было среди этих зверей. Среди них не было крыс.
       
      А это значит, что он – чужой среди них. Не такой, как все.
       
      Вокруг были мыши, белки, два барсука, эти маленькие мыши с повязками – Витч слышал, что их называют «землеройками», выдры. Ни одного хищника. 
       
      Кроме него.
       

      Часть IV
       
       
      Крысенок встал.
       
      - Я могу принести сучьев для костра. Я хочу что-то делать.
       
      - Не думаю, что это хорошая идея, - сказал мышонок. – Ты даже встал с трудом, а если уйти от лагеря…
       
      - Я справлюсь. – Витч осторожно дотронулся до забинтованной головы. – Я не могу постоянно лежать, - повторил он.
       
      Ему почему-то хотелось отойти от всех. Побыть одному. Мыши не стали его останавливать.
       
      - Не ходи далеко! – Крикнула ему в догонку Тесс. – Приноси их к во-о-он тому костру, землеройки будут делать завтрак. А потом мы отправимся в путь.
       
      - Хорошо.
       
      Крысенок углубился в небольшую рощицу около поляны, на которой расположился лагерь. Издалека были слышны смех и шутки. Но он почему-то чувствовал все нарастающую тревогу.
       
      Собирая небольшие ветки привычными движениями – значит, его часто отправляли на такие мелкие поручения – Витч наткнулся на небольшой ручеек.
       
      Он попил воды и смочил водой виски и затылок. Голова стала болеть меньше.
      Рабы… Слэгар Беспощадный… Ну и прозвище!
       
      А этот Маттимео его чем-то раздражал. Витч чувствовал какую-то неприязнь к этому мышонку, хотя и не мог понять, почему.
       
      Около ручья вода сделала ответвление и образовала небольшую лужицу. Крысенок наклонился, пристально разглядывая свое отражение.
       
      Это – он. Острая мордочка крысы, небольшие уши и голова, обвязанная бинтами с красно-коричневыми пятнами крови. 
       
      Витч всматривался. Нет, он не помнит. Не помнит даже себя!
       
      Вздохнув, крысенок поднял сучья и двинулся к лагерю.
       
      Около костра сидела юная полевка. «С ней можно поговорить, - подумал Витч. – Мышки обычно более разговорчивы. Если бы эта Тесс была одна, то она бы все мне рассказала.»
       
      Интересно, откуда у него эти мысли? Про то, кто больше разговорчив? Это ведь тоже очень помогает…
       
      В шпионаже… Шпионаже!
       
      Крысенок подошел к костру и бросил ветки рядом. Он попытался добродушно улыбнуться, хотя выглядел как настоящий ночной кошмар с осунувшейся от болезни мордой и кровавыми повязками на голове.
       
      - Привет! – Витч старался говорить вежливо и жизнерадостно. – Вот, принес сучьев для костра.
       
      Полевка испуганно взглянула на него и отодвинулась. 
       
      - Тебя как зовут? – Спросил крысенок.
       
      Она удивленно моргнула и ответила, спустя довольно продолжительное время:
       
      - Ты же знаешь, как меня зовут.
       
      Витч приложил лапу к голове и попытался улыбнуться:
       
      - Да… Наверное. Но я все забыл. Все-все. Ты ведь поможешь мне вспомнить, правда?
       
      Она молчала, ее взгляд был таким же странным, как и у Маттимео.
       
      - Хотела бы и я все забыть, - наконец, произнесла мышка. В ее голосе звучала печаль и гнев.
       
      - Что забыть? – Спросил крысенок.
       
      - Что моя мать мертва! – Она встала. – Что я вернусь в Рэдволл, а ее больше нет!
       
      - Мне очень жаль… - Машинально произнес Витч фразу, которой обычно встречают такие признания.
       
      Глаза полевки округлились, у нее задрожали губы. Она сжала лапы в кулаки.
       
      - Тебе… не может быть…жаль! – Воскликнула она и убежала.
       
      Крысенок удивленно посмотрел ей вслед. Ему не может быть жаль? Почему?
       
      Он все думал об этом, пока ел нехитрый завтрак и пока ему меняли бинты.
       
      Потом, несмотря на его протесты, взрослый мышь –он сказал, что его зовут Матиас, отец Маттимео, заставил его лечь на носилки.
       
      Две землеройки подняли его, и все двинулись в путь.
       
      Витч мягко покачивался на своем ложе.
       
      Сложив лапы на груди, он смотрел на небо.
       
      Небо, голубое и ясное, с белыми облаками… Оно качалось в такт носилкам.
       
      Качалось, качалось, а еще, бывает и такое, что, небо опрокидывается на тебя миллионами осколков, рвется на части и невыносимо звенит в ушах.
      А потом наступает темнота.
       
      Крысенок опять потерял сознание.

       



      Часть V
       
       
      Теперь, во время забытья, ему снился сон.
       
      Вернее, кошмар.
       
      Он бежал из какого-то темного места, а под лапами все рушилось. Сверху падали камни, блоки, слышны были крики тех, кто падал в бездонную пропасть. Он бежал и бежал.
       
      Падал, оскальзываясь, вставал, и бежал снова. Сердце колотилось где-то в горле, дыхания не хватало. И вот, впереди свет… Дневной свет, яркий, слепящий глаза, такой белый, как раскаленный огонь в середине костра.
       
      Задыхаясь, он двигался туда, к свободе.
       
      Внезапно, мир раскололся, свет выжигал разум. В ушах зазвучал пронзительный крик:
       
      - Нет-нет, пожалуйста! Я ничего не сказал им, и не собирался с ними идти! Они поймали меня!
       
      Нет-нет, пожалуйста!
       
      Пожалуйста!!!
       
      Витч стиснул голову лапами, вскакивая с постели.
       
      Этот крик так и звучал у него в ушах.
       
      Я ничего не сказал им, и не собирался с ними идти! Они поймали меня!
       
      Он встал, вытирая дрожащими лапами морду – по ней струился холодный пот.
       
      Крысенок огляделся – была ночь, и лагерь спал. Горели костры, около которых сидели часовые.
       
      Витч не мог дальше спать – он боялся повторения этого кошмара.
       
      Или воспоминания?
       
      Еще раз вытерев морду, крысенок пошел от лагеря, ему хотелось пройтись.
      Обдумать то, что вспомнил.
       
      Его поймали, это точно. Мыши – не друзья. 
       
      И Маттимео – не приятель.
       
      Но кого он умолял – так отчаянно?
       
      Крысенок сделал еще несколько шагов, как его остановил оклик:
       
      - Стой! Ты куда?
       
      Из темноты выступил он – Маттимео.
       
      Витч молча смотрел на него.
       
      - Ты куда? – Повторил мышонок.
       
      - Никуда. Мне не спится, и я хотел пройтись, - нехотя, ответил крысенок.
       
      Они помолчали.
       
      - Ты что, следишь за мной? – Вдруг спросил Витч. 
       
      - Нет, что ты… - Замялся Маттимео, но им обоим было ясно.
       
      Это была неправда. 
       
      - Почему ты следишь за мной? – Настаивал крысенок. – Что будет, если я не подчинюсь? Если буду ходить, где мне вздумается? Я ведь не могу от вас уйти просто так, не так ли?
       
      «Они поймали меня!» - пронеслось в голове.
       
      - Перестань, - возразил мышонок. – Любой может уйти, но никому не выжить в этих местах в одиночку.
       
      - Значит, ты шпионишь за мной ради моего же собственного блага? – В голосе Витча звучало все больше раздражения.
       
      - Шпионю?! – Маттимео задохнулся от возмущения. – Уж не тебе об этом говорить, Витч!
       
      Он понял, что проговорился, потому что крысеныш схватился за голову.
       
      - Шпионить.. Шпион… Продолжай шпионить… - Забормотал он.
       
      Мышонок взял его за лапу и отвел к носилкам.
       
      - Делай что хочешь, крыса, - проговорил он. – Можешь уходить, никто не тебя не держит. Но на твоем бы месте, я бы спал.
       
      Витч сел на своей постели, не обращая внимания на Маттимео.
       
      Его слова разбудили какие-то отголоски памяти, и он старался их не потерять.
       
      Шпионаж – было основное слово, такое знакомое…
       
      Наверное, он был как-то связан со слежкой. Или сам был шпионом. 
       
      Он скоро вспомнит. Все вспомнит…
    • By Брагун
      По небу Страны Цветущих Мхов летел дирижабль. Дирижабль был голубого цвета на его палубе находились две трубы, мачта с «вороньим гнездом» на верхушке, располагавшаяся между трубами, три башни главного калибра (одна на корме), четыре вспомогательного (по две с каждого борта), а также штурвал. Под палубой находились каюта капитана, другие каюты, камбуз,кают-компания и машинное отделение. В машинном отделении располагался паровой котёл, вырабатывавший энергию при помощи которой воздушное судно двигалось, так же пар вырабатывал электричество, освещавшее корабль. Снизу находилось два винта. В капитанской каюте находились телеграф и телефон, также работавшие от электричества. Капитаном корабля был выдра по имени Скорр Пёс Секиры, команда корабля также состояла из выдр. Это была команда небесных бродяг.
      Дирижабль спокойно летел над Страной Цветущих Мхов, держа курс на Саламандастрон, как вдруг вперёдсмотрящий Джон заметил другой дирижабль. Дирижабль был чёрного цвета, и также имел башни, но в отличии от корабля выдр они находились снизу. Через какое-то время Джон заметил изображение черепа лиса на обшивке встречного дирижабля. Не было сомнений выдры встретили пиратов!
      Джон снял крышку с трубы, которая была напрямую связана с капитанской каютой:
      - Капитан, прямо по курсу пиратский корабль! - сказал он в трубу.
      Скорр Пёс Секиры услышал голос Джона из одной из труб, которые соединяли его каюту со всеми местами на корабле. Подойдя к трубам, он снял все крышки и громким голосом произнёс:
      - Внимание всей команде! Джон, вперёдсмотрящий заметил пиратский корабль. Всем быть в боевой готовности! Канонирам зарядить орудия и стрелять по моему приказу!
      - Капитан, получена телеграмма! - проговорил помощник капитана Бен, который находился в каюте Скорра.
      - Читай! - ответил Скорр.
      - Слушаюсь — сказал Бен и прочёл следующее:
      «Сдавайтесь, иначе мы откроем огонь! Это говорю я, капитан Неистовый Клык.»
      - Ответь:
      «Вам нас не запугать, пиратское отродье! Я капитан Скорр Пёс Секиры убил множество пиратов!»
      - Есть, капитан! - сказал Бен.
      В это время пиратский корабль увеличил скорость, приблизился к кораблю выдр на расстояние пушечного выстрела и открыл огонь из передней башни. Залп подбил нос корабля, к счастью повреждения оказались не значительны.
      Скорр подошёл к трубе, связывавшей его каюту с палубой, на которой находился рулевой по имени Сэм.
      - Сэм, у нас есть немного времени, пока пираты перезаряжаются. Приблизь корабль к их кораблю и повернись бортом к их борту.
      - Слушаюсь, сэр! - сказал рулевой.
      Через какое-то время два корабля сблизились бортами.
      Капитан подошёл к трубам, связывавшим его каюту с башнями главного калибра:
      - Открыть огонь! -приказал он.
      Прозвучал залп и снаряды полетели в корабль пиратов, вскоре он загорелся.
      Тут капитан снова услышал голос Джона:
      - Капитан, корабль пиратов горит, но они выкатили гарпунные пушки, выстрелили по нашему кораблю и пытаются перелезть на наш корабль по тросам!
      Скорр снял со стены каюты секиру и сказал во все трубы:
      - Приказываю всей команде вооружиться и выйти на палубу, как только пираты залезут на наш корабль вступайте с ними в бой! Я скоро и сам буду.
      Сказав это, капитан обратился к своему помощнику:
      - Пойдём со мной, Бен! Там намечается схватка.
      Когда они вышли на палубу, они увидели, что часть пиратов уже влезла на корабль и на палубе идёт бой. Пиратов возглавлял лис, вороужённый саблей, это и был Неистовый Клык. Через какое-то время выдрам удалось уложить множество пиратов, но лиса не удалось победить никому. Тогда Скорр решил вступить в бой с лисом и прокричал:
      - Защищайся, подлый лис!
      После чего он ударил лиса секирой по голове, но лис парировал его удар и начался поединок, в котором оба противника дрались очень яростно. Через какое-то время выдре удалось отрубить лису голову, но он и сам был ранен и потерял сознание. Смерть капитана пиратов нанесла урон их боевому духу, что позволило оставшимся выдрам перебить их.
      После окончания боя помощник капитана Бен осмотрел палубу. Оказалось, что была перебита половина команды. После Бен подобрал капитана и отнёс его в лазарет, передав судовому врачу Джеку. Сделав это, он обратился к боцману Тому с такими словами:
      - Том, телеграфируй в Саламандастрон и напиши в телеграмме, что у нас подбит корабль, перебита половина команды и ранен капитан, пусть вышлют свой дирижабль нам навстречу.
      - Есть, сэр — сказал боцман.
      P.S
      эта моя первая попытка написать художественный текст,  поэтому не судите строго картинка не моя, поэтому если этот фанфик войдёт в сборник, загружать её туда не нужно
    • By колокольный джо
      Здесь я буду выкладывать свои работы.
      Кротоначальник перекоп

    • By Брагун
      Здесь буду выкладывать рисунки, если таковые будут. Также есть альбом.
      моя попытка проиллюстрировать дозорный отряд
×