Jump to content

Рождение Ереси


Nito
 Share

Recommended Posts

Знач так, господа и госпожихи! Прошу внимания! Данный текс не одобрен ни силами Света, ни силами Тьмы, ни Инквизицией. Представьте себе, это даже не фанфик. Это жизнь. Многое из тех, кто меня знает, задаются вопросом - почему я, Пугало, такой милый, скромный и во всех отношениях миролюбивый - стал таким засранцем и просто сволочью? Этот рассказ прольёт свет на его тёмные аспекты жизни, вы увидите его, может быть, даже поймёте... Рейтинг - Мой приговор - Не читать до полного полового созревания!

Итак... Берите испокоительное... Игра не на жизнь, а на выживание началась тысячу четыреста двадцать восемь лет назад, в Западных Лесах, в маленьком племени белок...

 

Часть первая – Рождение Ереси.

 

r_n.gifебо было затянуто тучами. Они затянули пространство над скромным поселением западных белок, растянулись серым покрывалом, который ознаменовал этот день горем – с неба лил дождь, холодный, пробирающий до костей. Он заливал землю этими слезами. А повод для слёз был, но никто сначала не знал, почему стоит их лить. И тем не менее в скромных, желающих мира и уюта душах белок зародилось неприятное ощущение того, что скоро должно произойти нечто важное. А может быть, и не только важное, но и ужасное…

 

Мокро и тепло. И тем не менее – отвратительное ощущение давления. Что-то его давило, сдавливало его ещё совсем молодые лёгкие, его хрупкое, голое тельце. Это было неприятно. Даже больше – это пугало. Вдали показалась узкая полоса света… Голоса.

 

-Ещё немного… Я уже его вижу… Тужьтесь! – Врач утёр платком пот, обильно стекавший с его лба. Это были очень сложные роды. Лолит рожала уже тринадцатого ребёнка, и вообще удивительно, что она не потеряла способность забеременеть… Но всё равно – тринадцать детей – ей уже не по зубам… Хотя, с её-то образом жизни…

Лолит закричала, слёзы брызнули из глаз, а из нижней части тела, которая была накрыта простынёй – кровь. Она стекала со стола на пол лазарета, вязкая, тягучая…

Врач выругался совершенно неподобаемым словом в данной ситуации. Осложнения. Скорее всего, был повреждён маточный проход… Но что могло его повредить? Он сомневался, что ТАМ есть лезвия…

Новый крик боли. Медсёстры утирали белке лоб, на котором выступил уже неизвестный по счёту пот. Глаза Лолиты уже были затуманены. От боли.

-Великие Сезоны! Милочка, постарайтесь ещё, последнее усилие! – Врач был на взводе. Кровь продолжала течь, и надо было поскорее вытащить на свет детёныша, иначе она потеряет очень много крови. А белка и так уже была бледной, как смерть…

 

Свет… Он приближался. Он боялся света. Непривычный. Пугающий. Обещающий боль… В страхе он вцепился в стенки матки когтями, которые были даже слишком острыми для него… Потекла какая-то другая жидкость, и он попробовал её на вкус. Пригодно… Понравилось. Вкусно…

Но внезапно за его нежное тельце кто-то схватился. И потащил его к свету, к ненавистному свету. Сил цепляться не было, а так хотелось остаться в этой вечной темноте и пить эту чудесную жидкость…

 

-Вот он! Я его держу! – С азартом прокричал врач. Лолит вскрикнула в последний раз и буквально упала на подушки, слабо вздрагивая и тяжело дыша.

Врач завернул младенца в полотенце. Он был удивлён. Детёныш не кричал и не плакал, он был спокоен. Сначала даже показалось, что он мёртв, но потом врач почувствовал настойчивое биение молодого сердца сквозь ещё слабую грудную клетку. Но когда он стал рассматривать его поближе, он пришёл в ужас.

Детёныш был весь в крови, она была везде – это было бы нормально, но казалось, что его кожа буквально впитывает её – уж слишком быстро кровь высыхала…

И когти. Таких и быть не должно. Но они были – для его размеров слишком длинные и острые… Врач взглянул на Лолит.

-Как его назовёшь?

-А… На кого… Он похож? – С трудом спросила белка.

-Не знаю. Ни на кого. Такого не было у нас никогда…

Белка промолчала. Она молчала, когда ей дали в лапы бельчонка. Она молчала долго. Молчание было тяжёлым…

-Я назову его Рэйло. Рэйло Зелёноглаз. – Наконец произнесла она.

-Почему Зелёноглаз? – Полюбопытствовал доктор. Лолит молча показала ему младенца. Тот уже открыл глаза, чего не было никогда – они просто не могли их так быстро открыть…

Бельчонок смотрел на мир, полный света и чужих лиц ясными, холодными ярко-зелёными глазами.

  • Плюс 1
Link to comment
Share on other sites

Часть вторая – Детство Ереси.

 

-Иди сюда, гад малолетний!!!

Крики. Снова крики. Они его достали. Они иглами вонзались в его мозг… Он был занят. Странное занятие для ребёнка – точить ножи. Но они ему нравились. Ему нравился звук стали, звенящей, обещающей боль… О, а боль была – но его левой лапе уже было мало мест, на которых острое лезвие не оставило бы свой отпечаток. И скоро будет новая боль – то яркое ощущение разрезаемой кожи и тока крови…

Дверь распахнулась. Рэйло быстро обернулся, пряча ножи, и посмотрел на свою мать ярко-зелёными глазами. Прошедшие годы, казалось, сделали её только красивее, но это была злая красота – она была неестественной, словно плохой живописец нарисовал картину не красками, а своей ненавистью… Которая сейчас отпечаталась на лице Лолит.

-Я тебя весь день ищу. Твоя младшая сестра сказала, что ты украл её куклу, и изрезал её. Что ты на это скажешь, маленький уродец?! – На повышенном тоне спросила его мать. Рэйло опустил взгляд в пол. Он не виноват. Он хотел поиграть, он любил своих сестёр. Они были единственными, кто к нему нормально относился. Все остальные считали его изгоем, рванью, сыном дьявола… О наклонностях этого пухлого, вроде бы милого бельчонка ходили ужасающие слухи. Порезал молодую белку за то, что она прошла мимо. Напал на торговца, приехавшего к ним в гости. Ел голубей и любую другую птицу сырыми. И это далеко не всё…

Мать быстро подошла к нему и с размаху дала ладонью по лицу. Рэйло охнул и упал на пол. Лолит достала откуда-то розгу и ударила своего сына ей по оголённой спине. Выступила кровь, послышался крик боли. Удары сыпались градом… Новый удар. Новая красная полоса. Из его глаз брызнули слёзы – слёзы обиды и ненависти. К собственной матери.

Лолит, тяжело дыша, напоследок пнула Рэйло ногой в живот и кинула окровавленную палку на пол, после чего ушла в свою комнату.

Он лежал на полу. Его маленькое тело содрогалось от жгучего жжения в длинных красных полосах… Его остренькие коготки в бессильной ярости царапали пол комнаты.

Внезапно он почувствовал на своём лице ласковые ручонки. Рэйло с трудом поднял голову. Перед ним, на коленях, поглаживая его по кроваво-красным волосам, сидела Алафем – его сестра. Младшая. Её рубиновые глаза были полны доброты, и она прижала голову брата к своему животу, пытаясь его успокоить. И он успокаивался.

Сёстры – единственные, кого он ценил.

 

Сидя на улице, бельчонок смотрел на небо. Чистое, ясное. Так и хотелось плюнуть и превратить эту спокойную синеву в ураган, но, увы – это не в его силах…

Он посмотрел на прохожих. Такие ненавистные ему лица. Он мечтал взять в лапы оружие, и сделать из этих голов фарш. Но он был ещё слишком слаб для этого. Пока он лишь служил игрушкой для избивания. Но ничего. Это пройдёт… Надо лишь подождать.

Рэйло думал об этом, сидя в темноте меж корнями дуба. Его ярко-зелёные глаза лучились непониманием этого мира. А всё, что он не понимал – он этого боялся, и это должно было исчезнуть…

Link to comment
Share on other sites

теперь я еще кое-что поняла. :friday: молодец. ждем-с продолжения. не дочитать-не возможно! продолжай в том же духе! идея то у тебя есть надо только ее изложить...

Link to comment
Share on other sites

Говорю сразу, это - почти самая страшная часть жизни. Писал как мог, но до режиссёров ужастиков мне пока далеко...

 

 

Часть третья. Ересь-Подросток.

 

r_d.gifень был пасмурный. Несмотря на то, что тяжёлые тучи нависли над Западным Лесом, дождя пока не предвиделось. Но на всякий случай белки попрятались в домиках, чуя, что может быть очень ветрено. Поэтому почти все предметы, стоявшие на улице, они затащили домой.

Хмурый подросток затаскивал свою корзинку внутрь дома, злобно пыхтя и бранясь себе под нос. Он был невысокого роста, немного ниже стандартного. Худой, нескладный, с длинными волосами, спадающими на морду.

Одет он был в обычные чёрные брюки и плащ, несоизмеримо больший, чем он сам. В его левом ухе помещалось три серебряных кольца, позванивавших всякий раз, когда белка-переярок дёргал головой. В его кроваво-красные волосы были вплетены различные птичьи перья и маленькие косточки, а на его пушистом хвосте была тугая серая повязка, в которой он прятал небольшой нож. Рэйло Зелёноглаз вырос, и стал очень хорош собой, да простят боги ему лесть. Большие глаза, аккуратные лапы, красивые волосы и хитрость – очень мощное сочетание.

Но, как и все подростки, Рэйло старался выглядеть хуже, чем он есть на самом деле. Мех его свалялся, был грязным и давно нечёсаным, под плащом хранилось множество шрамов, полученных и от матери, и в драках на улице. Да и его поведение… С возрастом тот бельчонок становился всё более и более странным. Он стал более одиноким. Никто не знал, куда он пропадает и откуда возвращается. В деревне этот подросток стал уже навевать ужас. Мальчишки уже боялись швырять в него камнями, девчонки содрогались лишь от мысли, что Рэйло может быть рядом, смотреть на них, алчно впиваться взглядом в их фигуры…

На данный момент он быстро вошёл в свою комнату, ногой закрыв дверь. За окном небо стремительно темнело, ветер усиливался. Тучи были чёрными, как обсидиан, и гром гневно ревел, наслаждая уши Рэйло своей злобой.

В корзинке помещались различные предметы, имевшие немалую ценность, в первую очередь – для него. Он достал на свет три медальона, которые он долго и упорно делал сам. Он месяцами искал одинокие кусочки золота, и когда нашёл их достаточное количество, белка отнёс их в кузницу, и там получил эти медальоны. Своими когтями он вырезал на них три имени: «Алафем», «Эола» и «Л’Иежд». Его сёстры. Любимые, им оберегаемые.

Рэйло прикрыл глаза, вспоминая единственные счастливые моменты своей тёмной жизни. Вот он, такой маленький, сидит на полу перед камином, с любопытством смотря на своих сестёр, которые задумали какой-то сюрприз. Его ярко-зелёные глаза смотрели на них с наивностью и лаской. Эола, его старшая сестра, взяла бельчонка на руки, с улыбкой щекоча его за ухом. Он отбрыкивался, изо всех сил стараясь не засмеяться. Алафем, хохоча, играла его пушистым хвостом, а Джи, его ровесница, стоит чуть в сторонке, грызя орешек и улыбаясь.

Они его любили. Заботились о нём. Успокаивали, были щитом против него самого, его слабостью. Он хотел избавиться от этой слабости, но не мог. Они стали частью него самого, в его чёрном сердце нашёлся уютный и светлый уголок, где они втроём жили, даря ему тепло и свет там, где ему не могли помочь холод и темнота.

 

Дверь с грохотом отворилась, и Рэйло в бешенстве оглянулся, но взгляд его тут же смягчился – на пороге стояли Эола и Джи. Но белка тут же понял, что здесь что-то не так. В их глазах был ужас. Настоящий, вызванный чем-то настолько ужасным, что у Рэйло слегка задрожал хвост – чужой страх он чувствовал слишком хорошо.

-Рэй! Алафем! Нужна помощь! – Джи со слезами кинулась брату на шею. Рэйло в недоумении взглянул на Эолу. Та с трудом сдерживала рыдания.

-Алафем пропала. Мы направлялись домой, когда я заметила, что она пропала, а с полянки, где мы остались, донеслись её крики. Мы рванули туда со всех лап, а когда пробежали, то увидели какую-то банду. И они… Они… - Дальше и его старшая сестра закатилась в рыданиях.

Их брат вскочил на задние лапы, отстранил Джи и кинулся к своему шкафу. То, что он прятал от всех, появилось на свет. Ножа мало. Нужно было нечто куда более весомое…

Изогнутое лезвие сверкнуло в полутьме комнаты, на древке отразились знаки и надписи, вырезанные им. Боевая обоюдоострая коса, которую Рэйло сделал в той же кузнице, где и медальоны. Он давно понял, что нельзя жить, полагаясь на одни лишь кулаки и зубы. И вот, белка сделал себя своё первое оружие. Даже не оглянувшись, он выбежал из комнаты, и в миг оказался на улице, в один прыжок достиг ветки, на которой крепилась лестница, и спустился по стволу дерева на землю. Отдышавшись, Рэйло поудобнее перехватил свою косу и побежал в сторону поляны. Начался дождь. Лапы увязали в грязи, вода стекала с плаща, смывала грязь с шерсти, волосы в один миг стали похожи на мокрую швабру.

Он знал, почему его сёстры попросили именно его. Лолит и братья уехали куда-то в гости, его, естественно, оставили дома, предварительно объяснив доступным языком, почему он остаётся дома. Рана на голове до сих пор болела, хотя их уже неделю как нет дома.

Прочие жители деревни не любили темноту и бури, они их боялись, всё-таки они были племенем не воинов, а мирных крестьян.

Вот почему именно он. Рэйло – единственный, кто любил тень, дождь и грозы привлекали его, чем темнее и страшнее – тем лучше. Вдобавок, сестрё знали, что у него абсолютно отсутствует чувство ужаса и жалости. Первое он навевал всегда сам, а что такое жалость – он и понятия не имел. Как и то, что такое любовь.

 

Он бежал быстрее ветра, капли дождя разбивались о его тело, тысячами крупиц окропляли плащ. Окрестные леса он знал так же хорошо, как свои когти, вдобавок, у него был очень хороший нюх. Запах сестры он чуял очень остро, она рядом… И ещё он чуял запах крови – будоражащий его нервы. Лезвие косы скользила по траве и грязи, иногда срубая молодые кустики.

Наконец, он оказался на окраине поляны. Запах Алафем был уже настолько чётким, что он резал нос…

Рэйло забрался на дерево, и оттуда оглядел поляну. Где-то в центре он увидел странную компанию, и бесшумно подполз по веткам и соседним деревьям поближе. Вот и Алафем. И компания, состоящая преимущественно из крыс. Но они что-то творили… Что-то не то… Что-то делали с Алафем…

Ярость, неописуемая словами, взметнулась в душе Рэйло. Невозможно описать ту мерзость, которую он увидел. Его глаза сверкнули дикой, первобытной злобой, кровь закипела в его венах, ладони настолько крепко сжали древко косы, что послышался хруст.

Как они посмели. Они умрут. Страшной, мучительной смертью.

Молния сверкнула, осветив лезвие косы и ножа. Последний уже летел в воздухе.

Одна из крыс захрипела и повалилась на землю – меж её лопаток торчал нож. Остальные члены банду тут же похватались за оружие, готовые дать отпор врагу.

Но его просто не было. Только звук капель, ударяющихся о металл, завывание ветра и скрип стволов. Тишина. Которую можно было бы с огромным успехом назвать могильной.

Внезапно одна крыса завопила, заставив остальных оглянуться. Из её груди торчало чёрное лезвие, которое медленно поднималось всё выше, к горлу. Всё это сопровождалось отвратительным звуком, была видна кровь, заливающая лезвие. И ещё – была видна фигура, сидевшая у крысы на плечах.

Труп расчленённой убийцы упал на землю, заливая её своей грязной кровью. Прочие члены шайки рванулись вперёд, вопя и размахивая оружием. Рэйло стоял не шевелясь, его ярко-зелёные глаза светились во тьме.

Лис, бежавший впереди всех, взглянул в эти холодные глаза. Они завораживали, требовали верности, обещали неизвестные никому муки и агонию…

Лис остановился и повернулся к своему товарищу. Повинуясь чужой воле, он достал свою саблю и с размаху снёс напарнику-хорьку голову. Фонтаном брызнула кровь. Лис, ужасающе крича, кинулся на своих, рубя направо налево, иногда раня, иногда – убивая. Но его скоро тоже убили – крыса воткнула кинжал ему в спину. И такой хаос устроил всего один взгляд…

Пока банда замешкалась, Рэйло нырнул в стан врага. Взмах косы – и ещё один гад умер, и верхняя половина тела упала на землю, роняя внутренности и проливая тот напиток, который так ценил белка…

Была не битва – мясорубка. Подросток был безжалостен. Он не знал пощады. Добивал раненых, убивал как самок, так и самцов. Жажда мести была как никогда сильна. За пятнадцать минут трупы усеяли центр поляны, везде валялись оторванные конечности, кишки, разорванные лёгкие, отрубленные головы… И, вот, наконец, остался лишь один. Тот, кто сделал ЭТО с его сестрой…

Это был ласка. Он в ужасе смотрел на белку-подростка, который с такой лёгкостью уничтожил банду хищников, руководствуясь лишь своей ненавистью и яростью. Весь его мех слипся от крови врагов, глаза горели безумием. Но его рот улыбался. Сумасшедшая улыбка, обнажающая почерневшие зубы и ослепительно-белые резцы.

-Господи, прости меня! Мы не знали!!! – В страхе вскричал ласка и бросился бежать. Рэйло не двинулся с места, но коса засвистела в воздухе.

Вскрик дикой боли – задние лапы ласки на миг мелькнули в воздухе, после чего упали в овраг. Безногий бандит корчился, когда подросток не спеша подошёл к нему. Он заставил поглядеть ласку себе в глаза, больно схватив его за волосы. И в один миг Рэйло нанёс два удара – один кулаком по лицу ласки, а втором – когтями по его животу. Крик. Новый удар по лицу. Рэйло сел на ласку, и стал наносить ему удар за ударом, сбивая кулаки в кровь, сдирая с них шкуру, продолжая медленно, но верно превращать морду ласки в кровавое месиво.

Потом он развернулся и его левая лапа погрузилась в живот ласке. У того на крики уже не хватало сил. А Рэйло уже нащёпал его органы, и с невероятной ярости стал вырывать их из тела, разбрасывая внутренности вокруг насильника. Он зажал в лапе кишки и резко дёрнул их. Послышался звук рвущейся ткани и отвратительного чавканья.

Он за минуты освежевал когтями ласку, и, немного напрягшись, выкинул её остатки к общей свалке трупов, которые даже на дожде распространяли зловоние…

Наконец, он подошёл к своей сестре, и накрыл её своим окровавленным плащом – её собственная одежда была изорвана и кусками лежала вокруг неё.

Алафем слабо дрожала, то ли от холода, то ли от пережитого ужаса. Его голубые глаза обратились на Рэйло и она слабо улыбнулась, несмотря на то, что её брат выглядел так, словно побывал мясорубкой.

И только тут он заметил у неё на груди рану. Он была достаточно глубокой, и кровь уже слабо сочилась. Алафем умирала.

-Спасибо, что пришёл за мной, братец… - Белочка положила свою холодную ладонь ему на щёку. – Я знала, что ты придёшь…

И вот её рука ослабла, и Алафем медленно закрыла глаза. На этот раз, чтобы открыть их уже в другом, лучшем мире.

Из глаз Рэйло брызнули слёзы, незаметные на фоне дождя. Он не смог. Не успел её спасти. Его сестра, его сокровище, умерла. Из его груди вырвался вой, вой боли и горя. Он не верил в это, он не знал, за что…

Продолжая плакать, Рэйло поднял тело своей сестры, закутав его в плащ. Он пошёл в сторону деревни, ступая по останкам тех ублюдков, что совершили с ней такое. Теперь они в аду, но его жажда мести не оставляла его.

С этого момента Рэйло увидел своего настоящего врага – непобедимого, безжалостного, и неуловимого. Этого врага звали Смерть.

И видят беличьи боги, он найдёт способ победить Смерть! Он найдёт этот способ… Найдет… Найдёт…

Link to comment
Share on other sites

Пугало

 

ухх, мастерски описываешь, вообще отлично пишешь!

 

П.С. А что в характере главного героя взято из характера автора?

Link to comment
Share on other sites

Пугало

 

ухх, мастерски описываешь, вообще отлично пишешь!

 

П.С. А что в характере главного героя взято из характера автора?

Link to comment
Share on other sites

Данный текс не одобрен ни силами Света, ни силами Тьмы, ни Инквизицией. Представьте себе, это даже не фанфик. Это жизнь. Многое из тех, кто меня знает, задаются вопросом - почему я, Пугало, такой милый, скромный и во всех отношениях миролюбивый - стал таким засранцем и просто сволочью? Этот рассказ прольёт свет на его тёмные аспекты жизни, вы увидите его, может быть, даже поймёте... Рейтинг - Мой приговор

да будет пафос!

Link to comment
Share on other sites

повторяю в третий и не последний раз: жестко! мне нравится! продолжайте в том же духе, Пугало-кун! :friday:

и кстати. мне кажется что у режиссеров ужастиков выходит хуже, т. к. там тебе просто показывают, а тут ты сам представляешь все до мелочи...аж дрож пробирает!

Link to comment
Share on other sites

Концовка третьей части.

 

Это случилось через неделю. Он возвращался с могилы сестры, куда он ходил положить её любимых цветов – роз и свежих веточек сирени.

Ещё издали он учуял запах пожара, и со всех лап побежал к деревне. Страх заставлял его бежать быстрее и быстрее, подгонял его раскаленной плетью…Может, потому он и чует запах палёной шерсти?

Нет

 

Деревня превратилась в один гигантский крематорий… Дома были объяты пламенем, на земле валялись здесь и там трупы его знакомых, от самых молодых бельчат до почтенных старцев. Везде были кровь, огонь и зловоние… И огонь этот испугал подростка. Всепожирающее пламя, которое было невозможно остановить…

Его мозг озарила вспышка ужаса. Рэйло как на крыльях добежал до своего дома. Увиденное им всколыхнуло в бельчонке ненависть к тем, кто это сделал. Его дом, место, где он появился на свет – сгорел дотла. На его месте теперь было лишь чёрное пепелище, в котором что-то угадывалось…

Вскрик горя – и лапы разгребают горящие угли, не обращая внимания на боль от ожогов. И его страшная догадка подтвердилась. В пепле лежало то, что осталось от Эолы и Джи. Обгоревшие останки его сестёр…

Новый крик нечеловеческой ненависти и боли. Он лишился из всех. Всех свеч, что держали его в реальности, что не позволяли ему погрузиться в пучину безумия… И теперь кто-то задул из – безжалостно, без малейшего сострадания и жалости…

Наверное, он так бы и простоял бы до конца дней своих, но тут вокруг его шеи обвился хлыст, перекрыв доступ воздуха. Бельчонок захрипел и повалился на землю, дёргаясь и стараясь освободиться. На него градом посыпались удары дубинок. Когда он слегка успокоился, ему связали лапы за спиной и заставили встать на колени.

-Какой милый экземпляр… На землю, отребье! – Новый удар по спине, которая уже давно привыкла к подобному обращению.

Бельчонок вновь упал мордой в грязь. Когда он слегка поднял голову, то увидел перед собой чёрные сапоги с острыми носами. Пират. Пират?!

Рэйло дёрнулся, зашипев. Он в одну секунду понял, что здесь произошло. Эти твари сожгли всё!!! Убили всех!!!

-Какой дерзкий…

Удар в челюсть. Он лишь ещё сильнее разозлил бельчонка – он стал вырываться, и его оглушили, ударив по затылку тяжёлой дубинкой. Пошла кровь, впрочем, её не было видно на фоне ярко-алых волос.

Хорёк и крыса заковали пленника в цепи и стали тащить к выходу в море, где виднелось несколько кораблей.

Вилу Даскар хмыкнул. Ценный пленник. Но сколько в его безумных глазах ненависти! Пират бы никогда не признался, что он пришёл в ужас…

Link to comment
Share on other sites

Пугало

Спасибо тебе большое!!!

Теперь я очень хорошо поняла всю сущность Пугала. Раньше, когда ты мне рассказывал, некоторые поступки и желания оставались для меня неизведанными и непостижимыми, сейчас же я всё понимаю. Да, для него идеальный мир - это действительно пустота, ведь, что он видел в детстве, да и жизни в общем, кроме боли и страдания, печали и тоски..Те три яркие звездочки его жизни, которые не давали погрузится в абсолютную тьму, угасли, и очень жестока была их смерть и приносила слишком много боли самому Пугалу. Та любовь, доброта, веселые улыбки на мордочках, которые открыли маленький уголок в его душе, которые хоть немного приближали его к свету, навсегда останутся в нём, но они находятся очень и очень глубоко в его душе, а кроме это он больше ничего невидел, поэтому и и нужна та пустота, в которой не знает ни боли, ни страданий, ни грусти, если и их не будет, то для Пугала больше ничего не остатется, только черная тьма.

Грустный, полная страданий биография...но очень красиво описанная...

Link to comment
Share on other sites

 Share

  • Recently Browsing   0 members

    No registered users viewing this page.

×
×
  • Create New...