Jump to content
Sign in to follow this  
Kate Ravine

Книга вторая, 16 глава

Recommended Posts

    Флиб выполняла приказы Акстеля, присматривая за Гаффи и Гурчен и охраняя маленький лагерь, пока малыши спали. Однако простое сидение без дела могло стать утомительным и временами немного сбивающим с толку.

    Постоянно вглядываясь в окружающий лес, землеройка начала воображать всевозможные вещи. Деревья, казалось, наступали на нее, вызывая в ее воображении зловещие видения. Но они оказались не более чем слабым ветерком, колыхавшим листву крон среди теней от лунного света. Флиб мысленно выругала себя за то, что была такой глупой, припоминая, что землеройки Гуосим имели более решительный характер.

    Чтобы взбодриться, она начала петь. Это была веселая бессмысленная песенка Гуосима, которая всегда вызывала много веселья, когда ее пели на речных празднествах или на собрании на заливном лугу. Флиб пела не очень громко, боясь разбудить кротят-Диббунов:

 

Землеройка сидела раз у костра,

Грустно читая письмо,

В ухе с блохой, и в глазу со слезой,

О чем говорило оно, ох-хо-хо-о!

"Твоя бабуля глубоко утонула,

В речке, что так дика и бурна-на-на!

Должна была уплыть в логоходе,

Но в гневе ушла она-на-на!

Могла уйти и в покое,

Но давно потеряла покой, сво-о-ой покой!

А коль уходила бы в спешке,

То все бы мы знали про то.

Я тебя, родная, поучаю,

Если ты когда-нибудь покинешь дом,

Ты меня огорчишь, коль в телеге помчишь,

И колеса отпадут при том."

 

    Там был еще куплет и, возможно, припев, но Флиб их забыла. Она сидела там, пытаясь припомнить глупую песенку и вспоминая некоторые счастливые моменты жизни, проведенные со своим племенем - дни разгара лета, с доброй едой и мирным окружением. Почему-то теперь это казалось таким далеким! Ее голова медленно начала опускаться, а затем ее веки закрылись. Сон наконец-то взял над ней верх.

    Пробуждение было грубым, когда ее грубо схватили за ухо, и чей-то голос рыкнул:

    - Ну-ка, ну-ка, и што тут у наш? Наша маленькая подрушка-жемлеройка!

     Перед лицом Флиб щелкнул бич. Она подняла глаза вверх и обнаружила, что пялится в жестокие глаза лиса Кнута, ее бывшего тюремщика.

    Его супруга Бинта была рядом. Она ткнула в двух спящих кротят-Диббунов, мерзко рыча:

    - Ага, и тут еще ее двое маленьких дружков. Толстенькие они штучки, не правда ли?

    Вместо страха землеройку немедленно переполнил яростный гнев на себя за то, что она спала на посту, и глубокая ненависть к ее бывшим мучителям. Бросившись вперед, она выкрутила свое ухо из хватки лиса, плашмя упав на ковер из сухих листьев. Быстро, как молния, Флиб схватила самодельное копье. Кнут уже наполовину размахнулся своим бичом, чтобы ударить по ней, когда Флиб сделала выпад копьем. Бич незаметно упал на землю.

    Кнут с озадаченным видом уставился вниз на копье, торчавшее из середины его корпуса. Он обратил свой взгляд на Бинту. В его последних словах прозвучала нотка жалобы:

    - Она меня убила!

    Он упал на спину; его лапы схватились за древко копья, как бы удерживая его на месте. Бинта издала сердитый всхлипывающий вой. Она подбежала к Флиб, размахивая своим длинным ивовым прутом. Землеройка попыталась вытащить копье из Кнута, но оно было замкнуто в посмертной хватке лиса.

    Дождь жалящих ударов обрушился на нее - лисица исступленно размахивала своим прутом. крича в голос:

    - Ты убила моего Кнута! Я тебя за это до смерти запорю!

    Лозина безжалостно стегала по Флиб. Та скорчилась на траве в тщетной попытке защитить себя. Затем, по чистой случайности. ее лапа наткнулась на бич мертвого лиса.

    Рыча от боли, Флиб вскочила, размахивая бичом. Он злобно защелкал и заизвивался, когда роли поменялись, и избиваемая стала той, кто избивает. Землеройка стала одним мстительным гневом, безжалостно обрабатывая своего врага.

    Выронив прут, Бинта с воем убежала прочь в темноту ночи.

Edited by TakiRuSiS

Share this post


Link to post
Share on other sites

    Шум разбудил двоих кротят-Диббунов. Гурчен потопала к Флиб, восклицая:

    - Вот те на, мэм, вы и вправду задали лискам изрядную трепку! Юрр, вы не ранены?

    Флиб покачала головой:

    - Не так чтобы ранена - больше болит, чем что-нибудь еще. я раньше никогда не пользовалась проклятым бичом. Пару раз по ошибке задела сама себя. Кусает больнее, чем прут. Но никакого серьезного вреда, только следы и ссадины.

    Гаффи нашел тело Кнута. Он безуспешно попытался вытащить копье. Кротенок восхищенно покачал головой:

    - Хурр, мисс, вы хурррошо убили этого вот хищника. он, это самое, за добавкой больше не придет!

    Боль от побоев, плюс осознание того, что она убила другое живое существо, вызвали у Флиб шок. Она резко села; все ее тело затряслось, и она стала раскачиваться взад-вперед, стеная и воя.

    Гаффи серьезно уставился на нее:

    - Бурр, что вас беспокоит, мисс Флиб?

    Гурчен пошла рыться в поклаже Акстеля:

    - Я, значится, думаю, ее что-то шокировало. Юрр!

    Открыв маленькую фляжку, кротиха понюхала ее содержимое:

    - Пахнет, как черничное вино, оченно крепкое!

    Укутав Флиб в плащ, использованный ими как одеяло, практичная маленькая кротиха насильно приложила фляжку к губам своей пациентки, дав ей черничного вина:

   - Юрр, Гаф, глянь, может, ты сможешь, значится, огонь разжечь, чтобы ей было тепло?

   Это была абсолютная радость для Гаффи, которому, как Диббуну, было запрещено рэдволльскими старшими когда-либо играть с огнем. Он нашел в поклаже кремень и старый клинок ножа. Посмеиваясь про себя, он принялся за дело, складывая в кучку сухие листья и траву:

   - Хурр-хурр, я разожгу для мисс Флиб хурроший огонь!

   Верный своему слову, Гаффи вскоре разжег большой костер. Гурчен остановила его, когда он хотел подбросить в него еще топлива:

    - Юрр, ты негодник! Я же не просила тебя, это самое, весь лес поджигать. Я только хочу маленький огонь, в самый, значится, раз, чтобы Флиб согреть.

    Когда у них получился приличных размеров лагерный костер, все трое уселись возле него - кротята по обе стороны от Флиб. Землеройка, казалось, все еще была где-то далеко, слегка покачиваясь и пристально уставившись в пламя. Гурчен пыталась вызвать хоть какой-то ответ с ее стороны, болтая с ней:

    - Ну вот, мэм, теперь вам хуррошо и тепло. Хурр, я так надеюсь, что хурроший воин-крот скоро появится!

    Гаффи начал тыкать веточкой в огонь. Ему нравилось играть с пламенем. Гурчен предостерегла его:

    - Не играй с огнем, не то, это самое, обожжешься!

    Не успела она это сказать, как тут же горящая веточка сломалась, уронив пылающий алым кусочек на лапку кротенка. Он взвизгнул и начал прыгать, стуча по себе.

    - Ну конечно, молодые никогда не слушаются, не так ли? Я была такой же в его возрасте, хоть и знала про это все, да-да!

    Никто из троих не заметил водяную полевку. Она появилась будто из ниоткуда и теперь сидела у костра, грея свои лапы. Ухватив Гаффи, она промокнула его лапку влажным мхом, ворчливо приговаривая:

   - Вот так вот, маленький негодник. Это тебя научит, как играть с огнем. А что там случилось с вашей подружкой, землеройкой? Она что, в каком-то трансе?

   Гурчен ответила на ее вопрос, задав свой собственный:

    - Бурр, мэм, а кто вы, значится, такая и откуда вы взялись?   

Edited by Kate Ravine

Share this post


Link to post
Share on other sites

    Водяная полевка была дружелюбного вида зверем с густым лоснящимся мехом, пухленьким личиком и тупой мордочкой. Она носила старую заплатанную шаль, наброшенную поверх ушей на манер капюшона. Опершись на узловатую палку из боярышника, она представилась:

    - Ах, ну, вообще-то, я совсем не важная особа, совсем нет. Мамзиллия О'Чаббакач мое полное имечко, хотя я буду совсем не в обиде, если вы будете звать меня Мамзи. Ну, мои дорогие, а вас как зовут?

    Гурчен поднялась, исполнив небольшой реверанс:

    - Я, значится, Гурчен. Этот вот маленький негодник - Гаффи, а это Флиб. Мы, это самое, ждем тут нашего хуррошего друга, когда он вернется. Он, значится, крот-воин, мэм.

    Мамзи махнула своей палкой в сторону тела Кнута:

    - А кто из вас, храбрецов, убил вон того?

    Гаффи серьезно указал лапкой на Флиб:

    - Это, значится, была мисс Флиб, мэм. Она очень храбрая.

    Мамзи со стоном поднялась:

    - Ох, моя старая спинушка совсем не та, что была прежде. Старость - не радость, как говаривал мой толстый дядюшка Шейм.

    Она начала гасить огонь, ногами забрасывая его землей.

    - Давайте-ка, поднимайтесь с ваших хвостиков, милые мои - пойдемте!

    Гурчен запротестовала:

    - Но мы же должны, это самое, ждать Акстеля!

    Мамзи поставила Флиб на ноги. Землеройка не сопротивлялась. Водяная полевка подозвала Гаффи:

    - Помоги-ка мне здесь, маленький сэр. Вы не можете здесь ждать, не тогда, когда хищники бродят по лесу. Вы закончите, как дохлое мясо, если они увидят таких, как вы. Я буду права, если скажу, что вы убегаете от них?

    Гурчен лишь кивнула, готовая последовать совету их новой подруги. Мамзи потыкала в поклажу Акстеля своей палкой:

    - Ладненько, тогда забирай это с собой. Я и парнишка поможем Флиб. Лучше вам оставаться у меня, подальше от чужих глаз. Тут недалеко, только немного проскочить вон туда.

    Они последовали за ней по зигзагообразному маршруту под кустами, сквозь куртину папоротника и через камни к берегу ручья. Там был скальный выступ со входом под ним - он был укрыт за занавесом из спорыша, росянки и водяного кресса. Отодвинув его в сторону, водяная полевка завела их внутрь.

    - Это вот Особнячок Мамзи, такой, какой он есть. Ничего необычного, но здесь хорошо и безопасно, уж будьте уверены. Садитесь-ка и выпейте по кружечке моего собственного особого напитка, пока я расскажу вам, что видела.

    Напиток был превкусный - горячая настойка из мать-и-мачехи, одуванчика и ярутки. Они сидели в маленькой пещерке. которая освещалась небольшим огнем. Она была очень уютной, с выложенными мхом и сухой травой уступами, которые могли служить сиденьями или кроватями. Мамзи хлопотала вокруг них, наводя чистоту и рассказывая:

    - Нынче ночью по Лесу Цветущих Мхов бродят эти разрушительные злодеи. Чуть раньше я заметила пятерых из этих ужасных гадов - четверых ласок во главе с большим парнем, тем, которого они зовут Звилт - высокий такой соболь, носит длинный плащ и большой меч. И, как будто этого было недостаточно, чуть только они скрылись из виду, как вижу я следы - две крысы, две лисы. Следы разделились - крысы пошли в одну сторону, лисы в другую. Так что пошла я по лисьим следам. Вот тогда-то я и нашла вас троих. Нету смысла сидеть на своих хвостах в лесу, когда эти все бродят по округе. Вы подождете тут со старой Мамзи, пока горизонт не очистится, а?

    Гурчен выглядела обеспокоенной:

    - А что будет с Акстелем, мэм?

    Водяная полевка взялась вытаскивать еду из глиняной духовки позади своего очага:

    - Ежели этот Акстель воин, как вы говорите, то он, должно быть, хорошо умеет о себе позаботиться. Я отыщу его для вас, когда тут все утихнет. Ну-ка вот, пробовали ли вы когда-нибудь каштаново-черничный флан? По отличному старому рецепту, что я получила от моего доброго дядюшки Шейма, а он был одним из лучших в мире поваров, да-да!

    Флан был неимоверно вкусный, но довольно горячий.

Edited by Kate Ravine

Share this post


Link to post
Share on other sites

    Флиб, казалось, не хотела ни еды, ни питья. Мамзи села перед ней, вглядываясь в пустые глаза землеройки:

    - Гм-м, и вы говорите, она землеройка - бьюсь об заклад, одна из этих, из Гуосима. Я провела с ними несколько сезонов в пору юности. Таки да, отличной они были компанией, эти зверьки. Может, мне удастся выдернуть Флиб из ее настроения. Попробуем старую колыбельную Гуосима. Подай-ка мне вон ту виолину, юный Гафф!

    Гаффи передал Мамзи инструмент. Это была крохотная трехструнная скрипочка, на которой она играла смычком из высушенного стебля водяной фиалки. У водяной полевки был такой приятный, успокаивающий голос, что Гаффи провалился в сон на покрытом мхом уступе.

    Гурчен из вежливости не стала спать, хотя веки Флиб начали закрываться. когда Мамзи запела колыбельную Гуосима:

 

Когда теплое солнце нежно в небе садится,

Слушай - ветер зевает устало,

Пчелы гул прекращают,

Ночи тьма наступает,

До зари мир укрыв одеялом.

 

Тогда снов логоход

По ручьям поплывет,

Мы дрейфуем в нем - крошка и я,

Меж долин и лугов,

Без весла - парусов,

Уплываем мы сонно в моря.

 

Тихо птицы кружат там, паря высоко,

Бежит молча в глубинах вода

Под цветением нежным медовой луны,

И от ветра и волн нет вреда.

 

Тогда снов логоход

Всем мечтаньям даст ход,

Все, что нужно для юных созданий,

Пока в красках рассвет

Утром летним не стал,

И мир полон надежд и желаний.

 

    Не успели еще стихнуть последние аккорды чудной виолины, как Флиб моргнула, как бы пробуждаясь ото сна:

    - Моя ма эту песенку пела. Я не потрудилась ее выучить, а вот моя сестра Мидда сделала это. Она поет ее Борти - он наш маленький братишка.

    Мамзи принялась хлопотать, болтая с Флиб без упоминания о недавнем состоянии землеройки:

    - Ну да, это точно великолепная старая песня. Ну-ка. дорогая моя, попробуй капельку моей горячей настойки и кусочек моего доброго флана.

    Флиб села прямо:

    - Спасибочки, мэм, это было бы неплохо. Кстати, меня зовут Флиб. А вас?

    Водяная полевка подала Флиб еду:

    - О, безусловно, ты можешь просто звать меня Мамзи. Вот так, Флиб, тебе это понравится!

    Когда Флиб сосредоточила свое внимание на еде, Гурчен прошептала Мамзи:

    - Юрр, мэм, она, это самое, выглядит намного лучше!

    Водяная полевка заговорила тихим голосом:

    - Это потому, что убийство того старого лиса стерлось у нее из памяти. Я видела раньше, как такое случалось. Но ты никогда не должна упоминать, что она убила лиса. Мы же не хотим, чтобы она снова стала странная, не так ли?

    Мамзи прервалась на минутку, а затем предупредила своих гостей, держа лапу у рта:

    - А теперь тихо - там кто-то есть снаружи!

    Они сидели, затаив дыхание. Водяная полевка пробормотала:

    - Вы теперь оставайтесь здесь. Я пойду и взгляну.

    Флиб тут же очутилась подле нее:

    - Я иду с вами - и не спорьте, добра от этого вам не будет!

 

    Звилт Тень стоял на верху каменистого берега ручья. Он наблюдал, как его четверо охранников-Разрушителей спускаются вниз к воде. Они попили из холодного чистого текучего ручья, а затем. увидев в изобилии растущий кресс, начали набивать его полные рты. Высокий соболь позволил им лишь минуту, прежде чем отдать приказы:

   - Хватит этого! Возвращайтесь сюда, пока след еще свежий. Я намерен поймать этих сбежавших дезертиров еще сегодня. Давайте, шевелитесь!

    Хищники-охранники знали, что им лучше повиноваться. Они поспешно выбрались наверх, трусцой припустив за своим лидером, который уже быстро шел прочь в лес.

 

    Над берегом высунулись две головы - Мамзи и Флиб. Водяная полевка вытерла лапу об траву:

    - А и верно, это было близко. Я в жизни не узнаю, как им удалось нас не увидеть. Этот последний идийот мне прямо на лапу наступил. Ты в порядке, Флиб, дорогая?

    Землеройка мрачно усмехнулась:

    - О, я в норме, но погодите. вот старина Звилт увидит того лиса! Ха, уж этот-то кусок отбросов с ним назад не пойдет!

    Мамзи уставилась на свою компаньонку:

    - Ты помнишь, что случилось с лисом, не так ли?

    Флиб свирепо сузила глаза:

    - Конечно, помню. Это было - либо он, либо мы. Этот блохастый хищник замордовал бы меня и двух кротят в мгновение ока. Так что я вмешалась первой и убила его. И я не жалею, что сделала это, вот так! Я бы еще раз это сделала, если бы пришлось!

    Мамзи хихикнула:

    - А я еще тут пытаюсь щадить твои чувства! Да ты и вправду, оказывается, настоящая убийца, мисси Флиб!

    Землеройка уставилась вслед уходящим хищникам:

    - Это потому, что я из рода воинов Гуосима - и ничто этого не изменит!  

Edited by Kate Ravine

Share this post


Link to post
Share on other sites

    Над верхушками деревьев на востоке разгоралась бледная заря, когда Баклер и его друзья осторожно продвигались по лесу. Они не могли идти быстрым шагом из-за Нюхача, следопыта Гуосима, разведывавшего путь впереди них. Перейдя вброд маленький ручей, они увидели его на другом берегу; он сидел на стволе упавшей ольхи, поджидая их.

    Они сели рядом с ним - это был долгий путь сквозь ночной Лес Цветущих Мхов, с уклонением от препятствий, обходом болота и прочих подобных угроз. Разделив между собой фляжку Октябрьского эля, они позавтракали овсяными хлебцами и сыром. Пока они ели, Нюхач докладывал:

    - Я засек четыре следа вон там, наверху: двое хищников - ласка и горностай - бежали бок о бок с двумя лисами, одна из которых - самка. Затем они разделились и пошли в разных направлениях - хищники направились на северо-восток, а лисы подались южнее.

    Баклер продолжил его расспрашивать:

    - Нет следов того высокого соболя, Звилта?

    Нюхач глотнул из фляжки:

    - Никаких. Только ласка, горностай и лисы.

    Командор посоветовался с молодым зайцем:

    - Что скажешь, Бак? Нам разделиться и идти следом за ними?

    Баклер взял плоский кусочек сланца. Плюнув на одну из его сторон, он подбросил его в воздух:

    - Что выбираешь, Джанго - мокрую или сухую?

    Лог-а-Лог Гуосима отозвался:

    - Я говорю - сухая!

    Баклер посмотрел на упавший камень:

    - Сухая и есть, товарищ. Что ты хочешь делать?

    Джанго поглядел на Нюхача:

    - Кого из них будет труднее всего выследить?

    Нюхач ответил после минутного колебания:

    - Я считаю, что лис, вождь. Они, кажется, знают входы и выходы из большинства мест - они всегда были хитрыми зверями, эти лисы.

    Командор вмешался в разговор:

    - Тогда я и Бак будем выслеживать лис.

    Джанго пожал плечами:

    - Как хотите, но вам лучше взять с собой Нюхача. От него ни одна лиса не ускользнет. Я возьму Большого Бартиджа. Мы пойдем за остальными двумя, ладно?

    Баклер кивнул:

    - Ладно, товарищ. Позже мы можем либо встретиться здесь же, либо пойти по следам друг друга.

    Поставив Джанго и Бартиджа на след хищников, Нюхач отправился с Командором и Баклером по следу, оставленному Кнутом и Бинтой.  

Share this post


Link to post
Share on other sites

    Акстель Твердокогть, крот-воин, пришел в себя. Он пробудился на звук плача Тасси и Борти. Боль в ноге Акстеля была мучительной; она распухла, все еще пронзенная наконечником копья. Однако его первые мысли были не о себе, а о двоих малышах.

    Тасси обнимала маленького Борти, пытаясь утешить его, хотя сама была в слезах. Это было жалостное зрелище.

    Акстель поманил их:

    - Идите-ка сюда, малыши. Не надо, это самое, плакать - я о вас хуррошенько позабочусь.

    Они придвинулись к нему, прижавшись к его бархатному меху. Сделав над собой усилие, Тасси взяла свою депрессию под контроль. Рэдволльская белочка-Диббун скривилась при виде раны большого крота:

    - У вас лапа очень поранена, сэр. Как вы собираетесь ее поправить?

    Акстель медленно сел, наклонившись вперед, чтобы осмотреть пронзенную конечность:

    - Первое, что нам, значится, надо сделать, маленькая мисси, это вынуть этот наконечник. Юрр, найди мне хурроший камень - вон тот, значится, подойдет.

    Тасси пришлось немного повозиться, но она поднесла кусок известняка к нему. Акстель улыбнулся ей:

    - Хуррошо! Теперича подложи его под мою лапу, чтоб он упирался в наконечник.

    Малышка-белочка сделала так, как ее попросили. Акстель глубоко вздохнул, готовясь:

    - А теперича, значится, отойди в сторонку и пригляди за крошкой-землеройкой.

    Тасси повиновалась без вопросов. Крот вынул свой боевой молот и вставил его рукоять себе меж зубы. Он взялся за обломок древка копья. Крепко зажмурив глаза, он резко толкнул острие копья об камень, в то же самое время быстро и сильно потянув за обломок. Акстель заревел:

    - Хо-о-о-оу-у-у-ур-р-р! Хо-о-о-оа-а-аргх!

    Он подался назад, упав на спину с зажатым в лапах высвобожденным наконечником копья.

    Неся Борти, Тасси поспешила к нему:

    - Оно вышло - вы это сделали! Но у вас кровь течет!

    Большой крот разжал свои челюсти, стиснутые на боевом молоте:

    - Хурр, так оно и есть. Мне, значится. надо ее перевязать.

    Тасси усадила Борти под бок своему другу:

    - Вы последите за Борти. Я знаю, как надо делать перевязки - сестричка Фам меня научила. Просто ждите здесь, сэр - я ненадолго! - она помчалась прочь, чтобы найти то, что ей требовалось.

    Увидев, что она уходит, Борти начал рыдать:

    - Ва-а-а, хотю к маме!

    Акстель усадил маленького парнишку себе на грудь. посмеиваясь:

    - Хурр, я тоже, сэрр, но рыдать по ней бесполезно. А ну-ка, это самое, улыбнись-ка мне! - он пощекотал малыша-землеройку своим носом.

    Борти был очень чувствительным к щекотке. Вскоре он уже извивался и хихикал сквозь слезы.

    Тасси вернулась с полным фартучком лекарств. Она принялась за дело, как настоящая маленькая медсестра из лазарета:

    - А теперь вы лежите тихо, а я перевяжу лапу!

    Акстель принял вид серьезного послушания:

    - Да, мэм, я сделаю точнехонько так, как вы скажете!

    Он с приятным удивлением наблюдал, как рэдволльская белочка работает над раненой ногой. Начисто вытерев рану толчеными цветами подлесника и заглушив кровотечение мягким мхом, она перевязала ее листьями щавеля и эспарцета, связав все вместе стеблями мокричника, которые она завяхала аккуратными узелками.

    - Вот так. Как ощущения?

    Акстель подмигнул Борти:

    - Юрр, она, значится. очень умное создание, не так ли?

    Тасси гордо заявила:

    - Я буду работать в лазарете с сестричкой Фамбрил, когда вырасту!

    Крот-воин хихикнул:

    - Уверен, так и будет, мисс!   

Share this post


Link to post
Share on other sites

    Звук чьего-то приближения насторожил Акстеля:

    - Прячьтесь-ка в кусты, скоренько! Бегом - кто-то сюда идет!

    Они побежали к кустам, практически врезавшись в Нюхача. Он радостно подхватил Борти в свои лапы:

    - Сезоны ручьев, глядите-ка, кого я нашел! Это же малыш Джанго и Фурм. Борти, не так ли?

    Тасси издала радостный писк. Она взбежала прямо по Командору, как по какому-нибудь дереву:

    - И-и-ихи-и-и-и! Ком, это я, Тасси!

    Вождь выдр счастливо обнял ее:

    - Ну, чтоб мне руль подпалили, если это не ты! А где другие малыши, Тасс?

    Акстель увидел, что новоприбывшие были друзьями. Он попытался встать прямо:

    - Они по большей части в заточении, сэрр, хоть мне и удалось, значится, этих двоих вытащить. Хурр, да. и еще троих, которые в моем лагере!

    Баклер подошел к кроту и тепло пожал его лапу:

    - Мы вам благодарны, сэр. Вы сильно ранены?

    Оберегая раненую лапу, Акстель оперся о зайца:

    - Был, сэрр, но меня хуррошо полечила маленькая мисси Тасс, спасибочки.

    Баклер вынул свой меч, перебросив его Нюхачу:

    - Глянь, не удастся ли тебе вырезать этому храбрецу костыль, товарищ.

    Командор накормил их из своего рюкзака. Большому кроту так понравился Октябрьский эль с сырно-луковым пирожком, что Баклеру пришлось подождать, прежде чем он спросил:

    - Вы здесь, часом. недавно двух лис не замечали?

    Акстель протянул кружку за добавкой:

    - Двух лис? Нет, сэрр, в глаза их не видел.

    Нюхач, вырубавший раздвоенную ветку орешника, недовольно фыркнул:

    - Мы потеряли этих негодяев. Я говорил вам, что лисы - хитрые бестии, не так ли? Простите, но нам придется вернуться по следу назад.

    Баклер разломил пирожок, поделив его между малышами:

    - Я только из любопытства спросил насчет лис - они теперь уже не важны. Главное то, что мы нашли малышей, или, точнее говоря, наш друг-крот их нашел.

    Воин-крот вежливо дотронулся до своей морды:

    - Акстель Твердокогть к вашим услугам, сэрры!

    Пока Баклер представлял себя и своих товарищей, Нюхач передал Акстелю костыль, который он вырезал из орешника:

    - Вот. он должен вам хорошо послужить.

    Он пошел вдогонку за маленьким Борти, который самостоятельно ковылял прочь вглубь деревьев:

    - Попался, маленький бродяга! Держись-ка теперь поближе к старом дядюшке Нюхачу, слышишь меня... ага, а это что такое?

    Упав на четвереньки, следопыт оглядел почву:

    - Эй. парни, я вообще не терял лис - вот их след, я снова его взял. Да, это он - один лис и одна лисица, они направлялись вон туда.

    Акстель проследил направление, в котором указывала лапа Нюхача:

    - Юрр, но там же, это самое, мой лагерь с другими тремя малышами. Эти лисы его наверняка обнаружат!

    Баклер быстро отдал приказы:

    - Ком. ты иди следом с Акстелем и малышами. Нюхач. веди нас, товарищ. Нам нужно двигаться быстро, если прочие три малыша одни в этом лагере!  

Share this post


Link to post
Share on other sites

    Вскоре после этого следопыт Гуосима и заяц прибыли в лагерь Акстеля. Они нашли его покинутым, кроме присутствия жуткого трупа Кнута. Нюхач выкрутил копье из середины корпуса мертвого лиса, передав его Баклеру:

    - Не знаю, что тут стряслось, но. похоже. мы теперь идем по следу только одной из лис - самки. Постой-ка здесь, Бак. Дай мне оглядеться вокруг насчет следов.

    Пока Нюхач был занят своим делом, прибыли Командор и остальные. Баклер поднял доморощенное копье:

    - Останьтесь позади. Нюхач ищет свежие следы. Здесь никого не было - только этот лис, он был убит вот этим.

    Акстель взял копье:

    - Хурр, это, значится, была маленькая землеройка, Флиб. Она храбрая, я вам говорю!

    Баклер слегка расслабился:

    - Да, она такая. Флиб может о себе позаботиться, но что насчет остальных двоих?

    Акстель покачал своей большой бархатной головой:

    - Всего лишь детки, двое маленьких кротят, не смогли бы, значится, никому навредить.

    Командор, несший Борти на плечах, поинтересовался:

    - Есть какие-нибудь их следы, Нюх?

    Следопыт поскреб голову:

    - Тут следы повсюду, товарищ. Вот лисы - двое прибыло, и только одна ушла, сама. Лисица не забрала кротят - это сделал кто-то другой. Был ли это друг или враг, я не знаю. Толстый хвост, длинные смазанные отпечатки, возможно, большие волосатые лапы.

    Баклер схватился за рукоять своей длинной рапиры:

    - Куда он ведет - ты можешь различить отпечатки лап кротят?

    Нюхач почти уткнулся носом в землю:

    - Малыши таких размеров обычно не оставляют много следов, чтобы по ним идти. Они весят немного, видишь ли. Ну, а что до этого другого зверя, думаю, это самка, и она вправду знает, как ходить по этой части леса, скажу я вам. Нет, это одна из тех зверей, которых не найдешь, если они сами этого не захотят. Но все-таки посмотрим, не смогу ли я взять след.

    Продвижение было медленным и трудным, с множеством ложных следов. Мамзи всю жизнь прожила, избегая преследователей в Лесу Цветущих Мхов. Нюхач прокомментировал это, когда они проползали на животах под широко разросшимся кустарником:

    - Как будто рыбу под водой выслеживаешь!

    Они усердно продвигались вперед, не зная того, что злые глаза наблюдают за ними.

 

Конец главы.

  • Плюс 2

Share this post


Link to post
Share on other sites

@Kate Ravine

Отличный перевод!

Только можешь подредактировать пару имён, чтобы совпадали? До этого был Акстель Крепкокоготь и Гурчен.

Share this post


Link to post
Share on other sites

По Акстелю - не соглашусь по двум причинам:

1) Я первая его имя переводила, в 14-й главе, и у меня он Твердокогть;

2) Если рассматривать часть имени sturn как кротовье произношение слова stern, то среди его значений нет слова "крепкий", зато есть слово "твердый" (напр. stern resolve - твердое намерение.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Ок, убедила)))

Только пусть хотя бы тогда ТвердокогОть, а то произносить сложно... имхо.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!

Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.

Sign In Now
Sign in to follow this  

  • Recently Browsing   0 members

    No registered users viewing this page.

×