Jump to content

Называй меня...


Александр
 Share

Recommended Posts

Пролог

Мой меч не сталь и не свинец,

Металл - звезды кусок летящий,

Его ковал мой друг Барсук-кузнец

Он в Темный Лес ушел кричащий

Вслед врагам: Еулали-а!

 

 

- Еулали-а!..

Казалось битве не будет конца, звон мечей, команды командиров и этот клич саламандастронских зайцев и барсуков… Заяц, как и многие в Саламандастроне, одетый в домотканый кафтан песчаного цвета, только что уложил хорька своим мечом. Он довольно оскалился: врагов уже осталось не так много, скоро их души отправятся в Темный Лес… Он увидал Фидла, своего друга: тот наскочил на хищника с мечом и щитом, одетого в кольчугу и железный шлем, пол морды которого закрывала кованая личина, прикрывавшая глаза, а вторую половину кольчужная сетка, спускавшаяся до ворота кольчуги. Хищник, похоже, был вожаком, иначе, зачем бы весь это сброд так старался сплотиться вокруг него. Фидл же похоже не размышлял: вооруженный топором и каплевидным саламандастронским щитом наскочил на вожака налетчиков ударив топором по его щиту. Сила удара была такой, что щит хищника треснул, но удар выдержал. Дальше смотреть было не когда, на зайца наскочила крыса, в кольчуге, размахивающая боевым топором. Вообще враги почти все были в кольчугах, чего не скажешь о зайцах, среди которых редко кто предпочитал броню свободе движению. Вот лорд-барсук – это другое дело… Крыса рубанула сверху вниз, рыча что-то невнятное. Топор рассек воздух, а в следующее мгновение меч зайца ударил в горло хищнику. Крыса. Выронив топор, прижимая лапы к разрубленному горлу, захрипела и повалилась наземь, а заяц обернулся, чтобы посмотреть, где Фидл. Его взгляд искал зайца в полукирасе, потому что Фидл был из тех немногих, кто все же предпочитал облачаться в доспех. Фидл лежал на песке, в место щита и топора в его лапе был обломок копья с наконечником. Хищник уже занес меч для решающего удара сверху в низ, когда перед ним возник заяц с мечом в лапе. Вожак, в место того что бы добить раненого зайца, принял удар меча в щит. Меч со стуком отскочил назад, а меч хищника устремился вперед. Заяц парировал удар и снова замахнулся, но хищник опять прикрылся щитом. Удара не последовало. Заяц ловко перебросил меч из правой лапы в левую, сразу замахиваясь боковым ударом, что бы ударить, минуя щит. Пару раз это прием ему же удавался… Ослепительная боль ударила зайца, на мгновение свет перед ним потух… сильный удар отбросил его назад:

- Ольгерд займись им! – пророкотал кто-то рядом. Эти слова были последними, которые услышал заяц, прежде чем потерять сознание.

Старый лорд-барсук Курган, еще не одряхлел, ему еще хватало силы носить свои тяжелые латы и размахивать своим тяжелым мечом. Да, силы его уже не те, что в молодости, и Жажда Крови больше не застилает ему взор, но он все еще способен расшвырять вражеский строй. Как и у многих, кто подвержен Жажде Крови, зрение с годами ухудшилось и поэтому шлем лорд-барсук оставил в горе, так как в нем он почти ни чего не видел.

Его тяжелый меч обрушился на хищника, который чуть не убил Фидла и покалечил того второго… Вожак налетчиков принял меч барсука на щит и едва успел выдернуть лапу из ремней: меч вошел в, и без того, потрескавшийся щит и разрубил его на две части.  Хищник не успел опомниться от первого удара, как барсук замахнулся для второго удара. Дзынь! Меч хищника, которым он попытался блокировать удар, сломался посередине, как раз там, куда ударил Курган. Если бы не шлем, барсук бы увидел, как округлились глаза хищника. Он застыл лишь на мгновение и барсук снова ударил. Тот увернулся и меч лишь скользнул по шлему, оставив на нем вмятину. Удар отбросил хищника на песок, и шлем свалился с его головы: подбородочный ремень не выдержал страшного, пусть и скользящего удара, меча владыки Сламандастрона. Перед Курганом лежал горностай. Лорд шагнул к нему и взмахнул для добивающего удара, но меч ударился об песок: горностай ловко перекатился вправо и вскочил на задние лапы. Под лапы ему попалась длинная заячья пика. Курган повернулся к нему мордой и жало пики ударило его в правый глаз. Дикий рев боли прокатился по побережью: барсук выронил меч из лап, прижимая их к ране. Падая на колени. Горностай оскалился и снова ударил: на сей раз жало пики ударило барсука в незащищенное горло. Барсук, хрипя, пытаясь зажать рану в горле, повалился наземь и затих. Битва остановилась: зайцы ошеломленные гибелью своего лорда оцепенели от ужаса. Даже старые ветераны были поражены гибелью своего владыки. Хищники же, воспользовались замешкой зайцев, сгруппировались возле своего вождя.

- Ловко ты его вождь – глядя в глаза горностаю сказал хорек в таком же как у него шлеме с кованной для глаз личиной, только без кольчужной сетки. На хорьке была кольчуга, а в лапы опирались на тяжелую секиру, предназначенную для двух лап. Все топорище было в крови – если бы я с ним схватился, был бы уже на пиру с предками. А где твой меч? – вдруг спросил он, удивленно смотря на пустые ножны вождя.

- Сломан – коротко бросил горностай.

- Как?

Горностай улыбнулся. Он отлично понял, что хорек спрашивал его о том в каком месте переломился меч.

- Ровно посередине – ухмыляясь, ответил вожак.

- Хвала Од… - начал было хорек, но тут крыса Веледжер, облаченный в кольчугу до запястий, махнул топором в сторону Дозорного Отряда:

- Вождь сюда идет один длинноухий – сообщил он – у него в лапах белая тряпка.

- Всем оставаться на местах – коротко бросил горностай через плечо – Смерольх за главного – с этими словами он бросил пику и пошел на встречу зайцу.

Горностай и заяц встали на расстоянии заячьего копья друг от друга, не далеко от тела мертвого барсука.

- Ну говори, с чем пришел – начал горностай. Заяц, одетый в саламандастронский кафтан, опоясанный поясом в серебряных бляхах, знак офицера, намотал на левую лапу белую тряпку и глядя в глаза хищнику проговорил:

- Забирайте своих павших, свое оружие и уплывайте туда, откуда приплыли – сказал он – и если вы еще раз пожалуете сюда, вы пожалеете об этом.

- Пожалуем, пожалуем, - ухмыляясь, заявил горностай. Он увидел на песке меч, который сжимала отрубленная заячья лапа. Он нагнулся, разжал пальцы и поднял превосходный заячий меч – Вот за этой сталью. Этот меч я забираю с собой – он засунул меч за пояс.

- А что дашь взамен? – спросил заяц.

- Мир и покой на два лета – ответил хищник – согласись, хорошая сделка: один меч за два спокойных, от северных воинов, лета – он плюнул на лапу и протянул ее для пожатию зайцу – идет?

- Идет – плюя на лапу, сказал заяц. Пожав зайцу лапу горностай зашагал обратно, к своим. Заяц поступил точно так же.

Горностай, дойдя до своих  тут же начал отдавать приказания:

- Мунс! Бери десяток воинов, и копайте вон там – он махнул лапой в сторону, указывая направление – яму. Большую яму. Лендер! Тебе полтора десятка, собирайте оружие и складывайте здесь, – он топнул правой задней лапой облаченный в кованый сапог – а остальные несите тела павших к яме, которую копают звери Мунса. Раненых добивать, и несите туда же. Оружие собираем только свое, зайцев и барсука не трогать, кто ослушается, своими лапами в капусту покрашу. Смерольх – он положил свою лапу на плечо хорьку – надо поговорить. Хорек кивнул, вставая напротив вождя, опираясь на свою секиру.

- Я слушаю вождь.

- Подожди – он обернулся и окликнул ласку – Больд! Бросай оружие в кучу и беги на корабли. Скажи Зарку, пусть готовит «Магнихилд» и «Большой Дракон» к отплытию, а остальные пусть топит. Понял? Тогда беги скорее.

Больд, в отличие от многих, не носил кольчугу, только плотную домотканую синюю рубаху, опоясанную воинским поясом. Бросив в кучу принесенные им два топора, меч и щит, он бросил в кучу еще и свой шлем, железный колпак с наносником, что бы ни мешал и быстро побежал к берегу. От туда, где стоял предводитель хищников, можно было увидеть шесть кораблей: один большой – это «Большой Дракон», который вмещал на себя шесть десятков побратимов, другие пять, примерно одинаковые в размере, были едва ли не в два раза меньше, чем  «Большой Дракон». На них могло плавить не больше тридцати-тридцати пяти воинов-побратимов.

Горностай вздохнул: почти всю добычу придется оставить здесь, переносить ее не когда. Зайцы вроде не собираются атаковать. Но лучше убраться отсюда по быстрее. А ведь как обидно, ушастые настигли их чуть ли уже не у лодок…

- Ты, кажется, хотел поговорить со мной вождь? – напомнил о себе хорек.

- Что? – прервав раздумья, спросил горностай – А… не думаю, что в Северном Доме нам будут рады…  добычи почти никакой, из двух сотен в живых осталось не более сорока, может чуть больше, да еще десяток сторожей у ладьей. И совсем никакой стали, только этот меч – он вытащил трофейный клинок из-за пояса, протягивая его хорьку.

- Это лучше чем наша сталь, которую кует Лаше, – проговорил Смерольх – ни клейма, ни знака, просто меч, хм… - он вернул меч горностаю – ты прав нет ничего хуже чем неудачный поход, смерть и та лучше чем бесславное возвращение.

- Ты прав, но – горностай улыбнулся – если нам удастся убедить Корлана, что стали в этих краях много, а ты знаешь, какой он жадный до стали, – хорек кивнул, а предводитель продолжил – мы вернемся сюда через два лета, захватим этот прекрасный край и у нас будет столько металла, что даже Фельдарелы склонятся перед нами.

- А если верховный вождь не согласится? – спросил Смерольх.

- Тогда он почувствует качество южной стали на своем горле, а я стану верховным вождем Северного Дома. – он прищурился, глядя хорьку в глаза – Ты со мной?

- Я обязан тебе жизнью, а поэтому, я пойду с тобой, куда ты пожелаешь вождь – ответил хорек.

- Хорошо. Твоя помощь мне понадобиться. Твои связи в Доме Талариев могут нам помочь? – спросил он Смерольха.

- Только если старый Хаэда уже пьет мед в чертогах Одноглазого – ответил хорек.

К ним подошел единственный выживший лис Филлемен, одетый в красную рубаху, опоясанную воинским поясом, на котором слева висел меч в ножнах, а справа, в чехле, топор на короткой ручке. Филлемен мог им драться в рукопашной, а мог и метнуть в приближающегося или убегающего врага, за спиной у него висел щит, обычный деревянный выпуклый круг, с железной оковкой по краям и железным кругом в центре. Другие воины носили простой щит, тоже с железной оковкой по краям и железным кругом в центре, но их щиты не были выпуклыми и были немного поменьше в размере. Такой щит как у лиса могли носить лишь избранные воины, доказавшие свою смелость и бесстрашие. Их называли «Достойные щита». Чтобы заслужить такой щит, лису пришлось голыми лапами убить кару Северного Дома – горного коршуна. С этой птицей всегда сражалось не менее десятка воинов вооруженных мощными луками и длинными копьями и не всегда все десять возвращались домой. Филлемен же сумел в одиночку убить грозную птицу, выколов ей лапами глаза, а затем перегрыз горло. Израненный, шатаясь от бессилия, он дошел до какой-то предгорной деревушки, где и рухнул без сил, все его тело было иссечено когтями коршуна, а правый глаз был выбит ударом клюва. Еще немного и клюв пробил бы мозг, но лис успел отскочить в сторону.

«Достойный щита» держал в лапах два обломка меча. Горностай принял их, засунув половины меча в ножны, бросив сначала сломанную половину лезвия, потом половину с рукоятью.

- Спасибо «Достойный» - сказал горностай. Лис кивнул и отошел к куче оружия, набирая в лапы мечи и секиры. Вожак налетчиков огляделся: яму почти докапали, оружие, мертвых перенесли к яме, оружие собрали в кучу: дротики и копья вязали вместе, чтобы было легче нести, а щиты накладывали друг другу в лапы стопкой, свой закидывали за спину…

- Пойдем, поможем им – сказал горностай хорьку.

Адлеф, крыса, единственный выживший лучник, связывал вместе пять тулов со стрелами, что-то ворча себе под нос. Рядом с ним лежало шесть луков, его собственный лук, седьмой по счету, лежал немного в сторонке. Горностай подошел к нему и спросил:

- Всех лучников убили?

- Нет не всех – усмехнулась крыса - я же ведь жив.

- А другие? Что все…

- Все вождь, я сам закрыл им глаза.

Скверно, подумал предводитель. Лучник на севере редкость, там больше цениться метане копья и топора. Неся свою ношу, горностай оглянулся: зайцы копошились на поле боя, собирали оружие, уносили павших… тело барсука уже унесли, лишь его меч лежал на песке. Но не на зайцев смотрел вождь: там за песочными, холмами высилась барсучья гора.

- Клянусь Одноглазым, я еще вернусь сюда и эта гора, полная стали будет моей или пусть мой меч сломается по самую рукоять – и быстро зашагал вслед за своими зверями.

***

- Надо было добить их Макор, – заяц с забинтованным ухом шел опираясь на свою саблю – они ведь вернуться сюда и нам снова придется с ними биться.

- Может тебе следовало идти на переговоры, а не майору, а Дрез? – другой заяц, одетый в походную куртку разведки Дозорного Отряда – Видел бы ты свою морду, когда его светлость пал, а ведь ты далеко не новичок в драках, так подумай о тех молодых зайцах, которые еще толком-то не поняли куда попали. Боевой дух пал, даже ветераны, а про новобранцев я уж вовсе молчу.

- Ольгерд прав, – сказал майор Макор, тот самый, что ходил на переговоры с горностаем – мы бы могли добить их но какой ценой? Пусть их катятся, в другой раз встретим как принято в Саламандастроне. Надеюсь, новый лорд-барсук скоро явится, иначе нас ожидают тяжелые времена.

- Проклятые хищники! – воскликнул Дрез – А кто будет править горой. Пока не появиться новый лорд?

- Не править, а управлять,– поправил его Ольгерд – в таких случаях, обычно, этим занимался состав высших офицеров Дозорного Отряда.

- То есть Ольгерд, Виндер, Лосен и я, – дополнил Ольгерда майор – да еще Прокен, но он пал, так что пока мы четверо.

- А почему на переговоры пошли вы майор? – спросил заяц с забинтованным ухом – Ведь Виндер полковник, он выше вас по субординации, разве нет?

- Ну и приставучий же ты, лейтенант, – вздохнул Ольгерд – вон туда посмотри – он махнул лапой в сторону четырех зайцев, несших самодельные, из двух копий и щита, носилки, на которых лежал заяц. Левой задней лапы у него не было по колено. В нем можно было легко признать полковника Виндера: он был одет походную куртку разведки Дозорного Отряда, а поверх нее – серебряный нагрудник, семейная реликвия Виндера, доставшаяся ему от отца, тому от его отца и так, как говорил старый Свекур, дедушка полковника, ее подарил за службу Русано Мудрый…

- Редко я видел столько покалеченных за один бой. Чуть ли не три десятка! – воскликнул Макор – И это притом, что мы потеряли восемдесят семь убитыми, да еще пятьдесят четыре получили различные ранения!

- Ну раны то затягиваются, а вот новые уши, лапы, и хвосты по-моему не растут – заметил Ольгерд .

- Одно хорошо, что Саламандастрон не далеко! Ужинать будем уже в горе – сказал Дрез.

- Точно, – кивнул майор и спросил у Ольгерда – кстати, капитан, где тот парень, который потерял кисть левой лапы?

- Я видел таких двоих, – ответил капитан – первого зовут Борз, он из десятка Уля, а вот второй…

- Ну, кто он? – спросил майор.

- я не знаю его, хотя в горе я его видел. Но, он не мой подчиненный, я не обязан его знать, но то что он из наших, ручаюсь. – сказал Ольгерд, видя как нахмурился Макор – А за чем он тебе?

- Я… кажется, я отдал его меч – упавшим голосом сказал Макор.

- С чего вы взяли, сэр? – удивленно спросил Дрез.

- Не знаю. Но какой-то внутренний голос подсказывает что это его меч, а мой внутренний голос меня редко подводит – проговорил майор.

- Ну, дадим ему другой меч, из кузницы лорда, – сказал Ольгерд – они почти все одинаковы.

- Нет. У него другой меч – сказал Макор.

- ?

- Это была не саламандастронская сталь, – пояснил майор – объяви привал –обратился он к Дрезу. Лейтенант кивнул и сделал шаг в сторону колонны, но сильная лапа Ольгерда легла ему на плечо:

- Иди, я сам объявлю – и закричал во всю силу легких – Стой! Привал!

***

Фидл был ранен легко, пара царапин, а вот заяц, который шел слева от него, опираясь на друга здоровой лапой, выглядел плохо: кажется, рана ранила на много глубже, чем это могла сделать сталь. Когда прозвучала  команда «Стой! Привал!», Фидл аккуратно усадил покалеченного друга,  достал с пояса флягу с водой, открыл ее и протянул ему:

- Пить будешь? – спросил Фидл.

Покалеченный лишь отрицательно мотнул головой.

Фидл пожал плечами, отпил из фляги и убрал ее на место.

- Да скажи ты хоть слово, друг, тебе что, язык отрезали? Обоелап? – это было единственное имя-прозвище, на которое он отзывался. Имени же у него не было.

- Меч… прошептал покалеченный.

- Что? – удивленно спросил Фидл.

- Он отнял у меня лапу и меч. Когда он вернется, мы снова сразимся. И тогда я заберу у него жизнь. И еще: не зови меня больше Обоелапом.

- Тогда как? У тебя же нет имени, только прозвище, которое тебя дал сержант Бэллок – спросил заяц в полукирасе.

- Зови меня Железнолапый – сказал покалеченный.

Edited by Александр
Link to comment
Share on other sites

Завязка потрясающая: такое обилие интересных второплановых вояк - с обоих сторон. Чертовски зацепил Филлемен (думаю, в этой истории он сыграет не последнюю роль). Ну, и заяц-амбидекстр явно своего добьется.;)

Короче, ждем продолжения!

Link to comment
Share on other sites

 

Филлемен (думаю, в этой истории он сыграет не последнюю роль).

Вот уж не знаю) Моя особенность в том что я умею придумать начало и конец, а основной текст, описание персонажей дается с трудом) Так что, сыграет Филлемен свою роль или нет, мне расскажет мое воображение :rolleyes:
Link to comment
Share on other sites

 

Вот уж не знаю) Моя особенность в том что я умею придумать начало и конец, а основной текст, описание персонажей дается с трудом) Так что, сыграет Филлемен свою роль или нет, мне расскажет мое воображение :rolleyes:

В любом случае читать будем-с.;)

Link to comment
Share on other sites

Ничего так, интригует.

Только не срывайся в описания чего-либо посреди действа, как с лисом "Достойным", или описанием вооружения противника в гуще боя. Это несколько сбивает с восприятия.

Ну, и грамматику подправить не мешает - я заметил отсутствие запятых при обращениях, деепричастиях, а также "ться"/"тся".

Link to comment
Share on other sites

увы мой друг, правописание несколько хромает и даже Word не способен все исправить. А с описание м действительно вышел косяк, мне еще предстоит поработать над этим, но в любом случае, спасибо)

Link to comment
Share on other sites

1.

 

Когда мой меч сломала кошка,

Явился дух ко мне отца,

Он мне сказал, что меч – не ложка

И что б я кошку наказал.

 

Трое путников, два зайца и зайчиха, заканчивали свой завтрак: последний хлеб из прибрежной деревни закончился еще вчера, путникам пришлось довольствоваться остатками вяленой рыбы и сыра, куском пирога с капустой и пригоршней лесных орехов, запивая водой из родника, который протекал рядом с ночлегом трех длинноухих путешественников. Алескай, заяц в домотканой жилетке поверх синей рубахи, штанах из мешковины и походных сапогах, которые ему подарил перед началом путешествия отец, наполнил флягу водой и родника: сколько еще идти одним Сезонам известно. Лапус копался в полупустом мешке в поисках еды: запасные штаны и рубаха явно ему мешали, но заяц не терял надежды найти хоть что-нибудь съестное.

- Лапус, да ты не как остаешься – донесся до ушей Алеская звонкий голос их с Лапусом спутницы, Элис, облаченную, по примеру брата, в рубаху с капюшоном, доходящая до колен, только песочного цвета.

- Есть охота – пожаловался Лапус. Он был одет в зеленую рубаху до колен с капюшоном и опоясан обычным поясным ремнем.

Зайчиха потрепала брата по голове:

- Вот дойдем до Саламандастрона, – улыбаясь, проговорила она – там и ешься до отвала, а сейчас пора в путь – ее, похоже, голод ни сколько не мучал, в отличии от двух прожорливых зайцев.

- А как вы думаете, далеко еще? – спросил Алескай, закидывая заплечный мешок за спину.

- Старина Ропам сказал четыре дня по лесу и два дня по берегу. Три дня по лесу мы уже прошли, – сказал Лапус – а значит, нам осталось день по лесу и два по берегу, в общей сложности – три дня.

- Нам надо найти еды, – сказал Алескай – иначе не дойдем до Саламандастрона.

День был в самом разгаре, когда путники услышали какой-то шум.

- Вы слышали? – спросила Элис, которая обладала очень острым слухом.

- Кажется да, – сказал Алескай – что-то вроде «Елаиа».

- Это может быть опасно – начал было Лапус, но тут его взгляд пал на сестру: зайчиха держала в лапах свой посох явно не для того что бы дальше мирно шагать. Путники осторожно начали пробираться туда, откуда им показался слышен голос. Алескай, хотя и шел первым, удивленно посмотрел через плечо, когда зайчиха негромко попросила остановиться и замереть на месте.

Прошла минута, две…

- Нам туда – Элис указала направление немного левее их направления.

- Но это же глубже в лес – запротестовал Лапус.

- Ну, как хочешь, брат. – сказала зайчиха брату – Ты со мной Алескай?

- Идем – коротко бросил он.

Лапус молча последовал за ними.

- Еулали-а! – трое путников вздрогнули от неожиданности. Они вышли к небольшой полянке, через которую протекал ручей. На поляне было пять зверей: две крысы, ласка, горностай и… заяц. Хищники, одетые в лохмотья были вооружены соответствующие: одна крыса держала самодельное копье, вместо наконечника был прикручен старый ржавый нож, другая крыса была вооружена топором, ласка вовсе держала дубинку. Горностай же сжимал в лапах кинжал. Видимо он был главарем шайки.

- Ну, так что решил, Зубатик? – спросил заяц у горностая. Одет он был в рубаху с просторными рукавами. Его передние лапы были облачены в металлические перчатки, а на задних, легкие сапоги из особо прочной ткани с деревянной подошвой. Рубаха была подпоясана поясом, да не простым, а воинским в металлических бляхах – знак воина. На поясе висел меч. Но похоже заяц не собирался им воспользоваться.

- Гони меч кролик, – проворчал горностай – а не то намотаем кишки на копье Блохи – при этих словах крыса хихикнула и воинственно замахнулась самодельным копьем.

- Ну так намотай, чего ждешь, грязнуля, – заяц рассмеялся – проваливайте, пока головы целы. Считаю до десяти, а потом…

- Длар, бей – заорал горностай на ласку. Хищник, вооруженный дубинкой с воинственным воплем кинулся на зайца, занеся дубинку над головой.

- Надо ему помочь! – воскликнула Элис. Она уже устремилась вперед, но Алескай удержал ее за рукав рубахи:

- Он сам справится. – сказал он зайчихе – он воин, а не рыбак, как твой отец.

- Давайте посмотрим как он их… - зайчиха вдруг замолчала. На полянке лежали три зверя: две крысы и ласка. Длару, кажется, свернули морду на другую сторону, а Блоха напоролась на собственное копье, другая крыса пыталась отползти по дальше от зайца в стальных перчатках. Морда у него кровоточила, как от удара булавы. Горностая же заяц держал за горло. Кинжал хищника лежал под лапами зайца, а сам обладатель оружия пытался освободиться от железной хватки зайца.

- Дурак ты Зубастик, – проговорил заяц – надо было пройти мимо, глядишь, увидел бы сегодня закат, а теперь… - заяц резко сжал правой передней лапой горло хищника. Горностай захрапел сильнее, обхватывая передними лапами лапу зайца, все тело его дергалось в конвульсиях… заяц отшвырнул труп горностая к мертвым телам хищников. Последняя крыса пыталась отползти с поляны к деревьям, когда мощный пинок под ребра отшвырнул его на спину:

- Эй, друг, ты куда это собрался, а? – заяц улыбался – решил оставить меня одного? Друзья так не поступают…

- Пофяты – простонала крыса. Челюсть у него была явно сломана. Заяц резко схватил крысу правой лапой за горло, как недавно схватил Зубастика:

- Пощады просишь? А ты пощадил семью Клифанов, которых вы вчера ограбили, а Берку изувечили правую лапу. Молчишь? – заяц вдруг резко нанес удар левой лапой в горло крысе. Хищник дико выпучил глаза и обмяк в лапе зайца. Заяц отбросил труп последнего врага и подошел к берегу ручейка. Вдруг он пошатнулся и чуть не упал на землю:

А, гад, зацепил все таки, – донеслось до ушей Элис – проклятье.

- Скорее, он ранен, ему нужна помощь – бросила через плечо зайчиха спутникам.

Она первой выскочила на полянку, ловко перепрыгнула через ручей и подбежала к зайцу в металлических перчатках.

- Куда тебя ранили? – спросила Элис незнакомого зайца.

- В левый бок.  – ответил он – Кто такие? Откуда взялись? – вдруг спросил заяц в перчатках.

Элис уже рвала на повязки рукава своей рубахи, Алескай и Лапус топтались на берегу ручья, соображая, как ответить на неожиданный вопрос.

- Ну? Я жду – напомнил раненый.

- Мы северные зайцы, поселившиеся много сезонов назад на развалинах какой-то крепости… – начал Алескай, но Элис замахала на него лапой, не до тебя.

- А… - протянул незнакомец - И куда путь держите?

- В Саламандастрон – ответила зайчиха, перевязывая раненый бок незнакомца.

- Ратному делу решили обучаться? – незнакомец усмехнулся – спасибо за помощь, а то самому мне не очень бы скоро удалось остановить кровь.

Лапус едва громко не рассмеялся, Алескай нахмурился, не насмехается ли незнакомец над ними.

- Это еще почему – просто спросила Элис.

- Я однолапый, – пояснил раненый – кстати, можете звать меня Железнолапом. Имени у меня нет, только это прозвище, - он неловко улыбнулся – а вас как звать?

- Я – Элис, а это мой брат Лапус и наш друг Алескай.

Железнолап кивнул и спросил:

- Значит, вы идете в Саламандастрон?

- Ага, - сказал Лапус – ты знаешь где это?

- Конечно, – ответил заяц в перчатках – я там вырос.

- Так ты родился в горе? – восхищенно спросил Алескай.

Раненый отрицательно покачал головой:

- Нет, нет, я там вырос, а откуда я родом не ведаю. Парни – он извлек из-за пояса нож – если вам не составит труда, не могли бы вы вырезать мне палку из ветки дерева. Боюсь я не в состоянии сам идти.

- Возьми мою. – сказала Элис – Мне она не к чему.

Железнолап криво улыбнулся:

- Спасибо большое – пробормотал он.

Опираясь на палку правой лапой, он попытался встать, но едва не рухнул в ручей.

- Лапус помоги мне – Элис пыталась усадить раненого.

- Лучше помогите мне подняться. – прохрипел он – Лапус возьми меня за лапу… А! Проклятье!

Лапус, пытаясь помочь подняться раненому, взял его за протянутую переднюю левую лапу, а точнее за перчатку. Металл, вдруг, резко выскользнул и Железнолап повалился на землю: вместо кисти передней левой лапы у него был обрубок замотанный в тряпку. Лапус, продолжая держать перчатку в лапах, открыл рот от удивления, но тут же его закрыл:

- Неуклюжий болван, – обругала его сестра – дай сюда, - она выхватила у Лапуса металлическую перчатку – давай я тебе помогу –сказала зайчиха Железнолапу. Тот кивнул, и она аккуратно одела ему перчатку на левую лапу.

- Спасибо, - пробормотал раненый – а теперь помогите встать. Нам нужно до вечера выйти к побережью.

- Зачем? – спросила Элис, помогая ему подняться.

- Вы ведь хотите попасть в Саламандастрон, не так ли? Тогда вперед, чем быстрее мы окажемся на берегу тем лучше для всех нас. – ответил Железнолап – парни, вам придется помочь мне, боюсь я не смогу сам идти достаточно быстро.

Зайцы подперли раненого с двух сторон, что бы он мог опереться обоими лапами на них.

- А куда нам идти? - спросил Железнолапа Алескай.

- Нам к морю, на побережье. – он кивнул мордой на запад – А пока мы идем вы мне расскажите о себе, хорошо?

Два северных зайца поддерживали раненого с двух сторон, а Элис шла чуть сзади, рассказывая о себе и своих друзьях:

- …Наш дом находиться на севере. Мы поселились на развалинах какой-то крепости и зовем свой дом Северной колонией. У нас живет шесть родов: Зайцы, Мыши, Ежи, Кроты, Белки и Выдры.

-Должно быть, большое у вас поселение? – спросил Железнолап.

- Нет, – ответил за сестру Лапус – большинство уходит из дома, потому что у нас мало плодородной земли и мы не можем прокормить много зверей.

- И поэтому вы покинули свой дом?

- Да. – подхватил Алескай – Я сын вождя рода, правда младший, поэтому я и покинул дом…

- Постойте… - начал Железнолап. Зайцы остановились как вкопанные, а раненый сморщил морду – Да нет же идти идем, я хотел спросить: вот вы говорите, что у вас там роды, так, стало быть, вы родственники?

- Только если очень, очень дальние, – ответила зайчиха – видишь ли, старики говорят, что когда мы там поселились, нас было мало, но потом в колонию стали приходить другие звери… Роды теперь имеют несколько ветвей: ветвь вождя, землепашцы, рыбаки…

- А… - протянул заяц в перчатках . Он поднял голову и посмотрел на солнце – нам надо торопиться, прибавьте шагу.

- Нет, нет, – запротестовала Элис – тебе надо отдохнуть и перевязать рану.

- Обойдусь без перевязки, это отнимет много времени, – он криво усмехнулся – время дороже, а от раны не помру, хуже бывало.

- Кажется, деревьев становиться меньше – тихо проговорил Лапус.

- Не кажется, а так и есть. – поправил его Железнолап -
лес почти кончился. Если поторопимся, успеем до темноты найти отряд Скарта.

- Расскажи о себе, – неожиданно попросила зайчиха – мы ведь о себе рассказали.

- Ну… Как я уже говорил, я вырос в Саламандастроне, а где родился… я не знаю. Сержант Бэллок, мой наставник и учитель воинского ремесла, сказал, что меня принесли в гору, совсем маленьким, два странствующих ежа. Может, старый лорд Курган и знал тайну моего рождения, потому что барсуки звери особые. Как бы там ни было, я вырос в горе и жил там, пока не потерял в бою кисть лапы и… меч. Ежи принесли его вместе со мной, сказали, что нашли меня рядом с этим мечом. Когда меня приняли в ряды Дозорного Отряда, меня опоясали этим мечом, а лорд Курган сказал, что бы я считал это меч – мечом моего отца.

- Так ты рос без отца и матери? – с неким ужасом в голосе, спросила Элис.

- Я не один такой. – ответил раненый и неожиданно спросил – Кто-нибудь из вас сумеет найти следы на песке?

- Что? – спросили в один голос трое северных зайцев.

- Нам нужны следы лап на песке. – сказал Железнолап - Это не сложно, их просто нужно найти. Вернуться и сказать где они, ясно? – молчание было ему ответом.

- Я пойду. – сказала Элис.

- Тогда иди. Мешок давай сюда, мешать ведь будет – сказал заяц в перчатках.

Элис хотела поспорить, что не будет, но вместо этого молча сняла заплечный мешок со спины и протянула его Лапусу.

- По осторожней там – напутствовал он сестру.

Зайчиха кивнула и быстро побежала в сторону побережью. Когда она немного скрылась из виду, Железнолап проговорил:

- Тише парни, не так быстро, – проговорил он, прижимая правую лапу к ране и оседая на песок – теперь мы либо встретимся с патрулем, либо нас ждет смерть.

- Это почему? – нахмурившись, спросил Лапус.

- Потому что за вами сегодня следили, - пояснил Железнолап – когда вы подошли ко мне и Элис перевязывала мне рану, от двух берез, которые росли из одного пня, отбегал хорек, надо полагать разведчик.

- Да откуда он мог взяться? – бледнея, спросил Алескай. Железнолап пожал плечами и ответил:

- Наверное, вы прошли мимо их лагеря, а вообще даже думать об этом не хочу. Важно то, что если они пошли за нами, нам остается лишь надеяться, что вашей подруге удастся найти патруль и привести его сюда, раньше, чем они нас найдут. Помогите мне встать, – протягивая им лапы, сказал Железнолап – пора идти.

Зайцы взвалили на себя раненого и осторожно начали продвигаться к побережью.

- А почему ты нам сразу не сказал, что за нами следят и вообще, что нам угрожает опасность? – спросил Лапус.

- А что бы ты сделал? – спросил Железнолап – Правильно, растерялся бы, как сейчас, стал бы высматривать его, а в итоге, враги бы знали, что мы знаем об их присутствии. А так, мы спокойно дошли до берега и ждем либо помощи, либо смерти – спокойно пояснил он.

- Темнеть начинает – сказал Лапус, глядя на небо.

Железнолап скривился:

- Это нам ничего не дает: мы можем идти лишь к побережью, иначе попросту разойдемся с патрулем. Единственное, что дает нам темнота, мы увидим огни, если они решат зажечь факелы, но они могут пойти и в полной темноте.

Вдруг позади них раздались голоса. Раненый содрогнулся:

- Готовьтесь встретиться с предками по ту сторону Темного Леса – сказал он спутникам. Лапус и Алескай удивленно посмотрели на него и он пояснил – они нашли следы. Вы разве не слышали голоса позади?

- Может это патруль? – с надеждой в голосе, спросил Лапус Железнолапа. Тот отрицательно покачал головой:

- Они не стали бы кричать, во всяком случае, так громко, – пояснил он и усмехнулся – слишком много врагов за один день, пожалуй, слишком. Ну что встали? – спросил он спутников и подталкивая  их лапами вперед – Давайте, шевелите лапами, сейчас в движении – наша жизнь.

Трое зайцев, обессиливших от целого дня ходьбы на пустой живот, а один еще и раненый, из последних сил устремились к побережью, вслед за следами Элис.

Edited by Александр
  • Плюс 1
Link to comment
Share on other sites

Я так и думал, что Железнолап скосплеит Герхарда фон Берлихингена со своей перчаткой.

Хорошо поставлен момент со слежкой. Хищники не тупые, это радует.

 

увы мой друг, правописание несколько хромает

Надо работать над этим, если желание развиваться присутствует.

Link to comment
Share on other sites

 

Я так и думал, что Железнолап скосплеит Герхарда фон Берлихингена со своей перчаткой.

если честно, то как-то не думал про Железного Гетца) Да и не один он такой был, кто носил железный протез и потом, само прозвище - Железнолап, говорит само за себя)

отличное начало. Идея с перчатками очень понравилась.))

Благодарю)
Link to comment
Share on other sites

2.

Я знаю плен не понаслышке,

Я юность всю провел в плену.

Теперь меня, по воле кошки,

Кидают в грязную тюрьму.

 

Элис бежала из последних сил. Пару раз она уже думала остановиться и пройтись шагом, но мысль о том, что раненый заяц и друзья ждут, когда она найдет следы, подстегивала ее и предавала сил. Сколько она уже бежала? Зайчиха подняла голову к небу, не переставая бежать: начинало темнеть. Великие Сезоны! Элис споткнулась и полетела на песок, падая на колени. Слезы выступили на глазах, но она прикусила губу: только бы не заплакать. Глаза слезились и зайчиха утерла их лапой. Ее взор снова стал ясен и она так и ахнула, стоя на коленях: следы. Они были рядом, в шагах двадцати. Ей нужно было только найти их и возвращаться назад. Но, вместо того, что бы возвращаться, Элис быстро подошла к следам: их было много, очень много. Зайчиха ничего не понимала в следах, она просто на них смотрела, силясь понять что-то, как ей казалось, очень важное. Вдруг, она поставила правую заднюю лапу носком на север и широко улыбнулась: следы вели туда-же, на север. Она подняла голову и вздрогнула: прямо на нее шли звери. До них было еще далеко, что бы понять кто они, но Элис побежала к ним: она уже не сомневалась, что это был патруль.

Командиру патруля явно что-то не нравилось: Олунд заметил это еще за обедом. Командир патруля явно нервничал. Еще когда они шли здесь днем, он начал беспокоятся. Теперь, когда они вышли в обратный путь, командир начал нервничать еще больше. Олунд не выдержал: обгоняя бойцов, он приблизился к зайцу, который шел в голове патруля. Все патрульные были одеты примерно одинаково: походные домотканые кафтаны до колен цвета песка, опоясанные воинскими ремнями, а на плечах плащи, что бы было чем укрыться ночью от морского ветра. Шедший в голове патруля носил на передних лапах перчатки, сделанные из двойной плотной домотканой ткани. На поясе у него висела сабля, в лапах – копье на коротком древке, что бы можно было метнуть во врага. Вообще вооружение зайцев было разнообразным: мечи, сабли, секиры, несколько луков... так же каждый нес в лапах такое же, как у предводителя, копье на коротком древке и кинжал, который висел на поясе под левую лапу.

- Чего тебе? – неожиданно спросил Олунда главный.

- Разрешите вопрос сэр!

- Уже разрешил – проворчал главный.

- Чем вы обеспокоены господин лейтенант? – прямо спросил наблюдательный заяц.

- Сегодня должен был вернуться Железнолап – ответил лейтенант – и клянусь своими усами, пора бы ему уже появиться. Не нравится мне это.

- Понятно, спасибо сэр – проговорил Олунд.

- Думается мне, – начал лейтенант – что этой ночью нам вряд ли придется спать. Эй там, сзади – крикнул он оборачиваясь – прибавить шагу. Прямо по курсу кто то есть!

- Может это он? – с надеждой в голосе спросил Олунд лейтенанта.

- Рядовой займи свое место в строю – не глядя на бойца сказал главный.

- Да сэр!

Зайцы ускорили шаг. Фигурка зверя была еще далеко, но шедший в перчатках заяц уже видел, что к ним бежит такой же длинноухий, как и он. Сейчас они подойдут по ближе и он сможет различить латные перчатки на его лапах. Расстояние сократилось и тревога лейтенанта усилилась: к ним не шел, а бежал, верней бежала молодая зайчиха.

- Эльде, Горл! Перехватите ее! – отдал команду вожак. Два зайца мгновенно сорвались с места и устремились к цели.

Элис бежала из последних сил: уже совсем стемнело, но она отчетливо видела патруль. Вдруг, от него отделилось два существа и они быстро начали приближаться к ней. В лапах у них были копья, на поясе одного висел короткий меч, а у другого болтался в чехле боевой топор и через, спину на ремне, был круглый, средних размеров щит. Они уже были близко, когда силы оставили вымотанную зайчиху и она рухнула на песок. Эльде подбежал к ней первым и с первого взгляда понял, что с ней произошло: бросив копье на песок и аккуратно устроив ее у себя на коленях, он вынул из-за пояса круглую флягу, зубами вырвал пробку (которая не полетела на песок, а осталась болтаться на специальном шнурке, специально сделанным для таких случаев) и осторожно вылил зайчих в рот несколько глотков:

- Пей, пей, это поможет – сказал он.

- Что это? – удивленно кивая на флягу, спросил подбежавший Горл.

- Вино из одуванчика, малины и еще чего-то, – пояснил Эльде другу и спросил – ты разве не брал с собой?

Горл не успел ни чего ответить: зайчиха закашлялась и начала открывать глаза:

- Кажется, очнулась – проговорил Эльде.

- Что тут у вас? – раздался голос за спиной зайцев. Горл обернулся: остальные уже догнали их. Зайцы расположились полукругом, посматривая по сторонам, а командир патруля опустился рядом с зайчихой и спросил у Эльде:

- Что с ней? – долетело до ушей Элис.

- Вроде приходит в себя – ответил заяц с мечом, державший ее у себя на коленях.

Элис открыла глаза: над ней склонился суровый заяц, с порванным до середины правым ухом:

- Что с тобой стряслось девочка? – спросил он.

- Там… в песках… мы шли… нас было… четверо – с трудом произнесла зайчиха – с нами раненый… Железнолап…

- Железнолап? – быстро спросил лейтенант – Однолапый, в железных перчатках? – Элис положительно кивнула головой – Где ранили? Где он? Откуда вы шли? В какую сторону? – он засыпал ее вопросами, схватив за плечи. Измотанная зайчиха лишь застонала, силясь ответить.

- Бесполезно, – покачал головой Чуцер, уже не молодой воин, с сединой на висках – она так измотана, что даже говорить не может. Лучше отправить ее в Саламандастрон, здесь мы ей не чем не поможем.

- Ты прав, – сказал главный Чуцеру и возвысил голос – Булх! Шепто! Доставите зайчиху в гору. Булх! Ты старший, головой отвечаешь за нее – он кивнул на зайчиху.

- Так точно сэр! – отсалютовал Булх, еще молодой заяц, но уже заработавший шрам через всю левую щеку – Разрешите взять щит у Алана?

- Алан! Дай Булху свой щит – скомандовал лейтенант. Довольно здоровый заяц снял из-за спины прямоугольный щит и молча протянул его Булху. Тот кивнул, принимая щит и обратился к Шепто, протягивая лапу:

- Копье.

- Что? – недоумевая, спросил Шепто. Это был молодой заяц на три сезона Булха. Он лишь недавно вступил в Дозорный Отряд и это был его первый патруль.

- Дай сюда свое копье, – повторил свой запрос Булх – скорей рядовой, время дорого.

- Виноват, господин сержант! – протягивая копье Булху, сказал Шепто.

Сержант что-то проворчал и принялся прилаживать копья к щиту, предварительно сняв с них наконечники, привязывая древки копий веревками к ремням щита.

- Если пойдем по ее следам, потеряем много времени, – тем временем сказал старый воин командиру – так что придется срезать путь по прямой.

- Согласен, – кивнул лейтенант – жаль, что она не много успела рассказать, а то, глядишь бы… - он осекся и махнул лапой.

- Дрез, мы теряем время – напомнил лейтенанту Чуцер.

- Ты как всегда прав, старый рубака – хлопнув его по плечу, сказал Дрез и приказал -  передай по цепочке: полная боевая готовность. Соблюдать молчание, оружие приготовить к бою, идем в две колонны, нет шеренги, так будет лучше, – старый воин кивнул – при обнаружении каких либо зверей подать сигнал тревоги. Это все – сказал Дрез и первым быстро зашагал в дюны.

Булх закончив с самодельными носилками, поднялся и указал лапой на плащ подопечного бойца:

- Снимай.

Шепто, нехотя, расстегал пряжки плаща и протянул их сержанту. Булх расстелил его на носилках и повернулся к зайчихе: Элис, вымотавшись за день крепко спала. Булх, аккуратно, что бы не потревожить ее сон, поднял ее и положил на носилки, затем снял свой плащ и укутал им зайчиху.

- Берись за носилки, да не тряси, а не то уши оборву, будешь как Долор, без ушей, понял? И чтоб ни звука: дома наговоришься… Все, понесли хватаясь за ручки носилок сказал сержант. Подняв носилки, он осмотрелся: патруль уже не было видно.

- Быстро они. – буркнул себе под нос Булх – Понесли – скомандовал он Шепто.

 

Ночь перешла за полночь, когда Форк, ветеран лучник, негромко сказал:

- Стой!

Отряд остановился. Стараясь двигаться как можно тише, к нему подошел Дрез:

- В чем дело? – шепотом спросил он Форка

- Пахнет кровью – так же шепотом, ответил лучник. Лейтенант поморщился: Форк обладал очень тонким чутьем. Он всегда первым чуял запах дыма. Или крови, как сейчас.

- В какой стороне? – спросил Дрез.

- Оттуда – вытягивая перед собой лапу, ответил заяц. Дрез обернулся, что бы посмотреть, куда указывает Форк, но так ни чего и не увидел кроме полной темноты.

- Слушайте меня все, – зайцы повернулись на голос командира – сейчас я, Форк, Мипт, Колесо, Жилка и Ален пойдем вперед авангардом. Хорн, Горл и Свейт - вы в арьергарде, прикройте нам спины, Хорн старший. Остальные следуют между нами и будьте готовы к атаке. Чуцер, старший. – распределив бойцов, он скомандовал – Авангард за мной. Остальные держите нас на расстоянии видимости. Вперед!

Дрез, не успел пройти полсотни шагов, как ему в нос ударил запах крови: не совсем свежей, но запах еще остался.

- Командир, смотри! – прошептал Мипт, указывая лапой вперед – Там трупы.

Зайцы осторожно приблизились к телам: один был хорьком и он лежал мордой вниз. Когда Жилка аккуратно его перевернул на спину, Дрез увидел, что через всю морду у хищника тянулась рана, судя по всему, нанесенная мечом. Рядом с ним лежал ржавый кинжал. Второй убитый был лис: он лежал на спине и было похоже, что ему сломали челюсть и перерубили сонную артерию.

- Да тут все забрызгано кровью – негромко воскликнул Алан.

- Не топчитесь, все следы затопчите – заворчал Мипт, что-то разглядывая на песке.

- Ну, что скажешь? – обратился к нему Дрез.

- Ясно как день, - начал Мипт – хотя немного следов стерлось, но все же: трое шли к побережью, об этом говорит вот эта линейка следов – указывая на следы, сказал следопыт – и это были зайцы. Да, один ранен, – весомо добавил Мипт – ну а потом их догнали хищники, численностью где – от двадцати, двадцати пяти до сорока зверей. Двоих зайцы уложили, ну а потом их, похоже утащили с собой. Да и вот еще что: хищники разделились, примерно зверей семь, может восемь, направились к побережью.

- Дрез, взгляни – сказал подошедший Форк. В лапах он держал стальную перчатку  - я прошел немного выше. По следам и нашел вот эту перчатку.

Лейтенант кивнул и приказал:

- Ален! Быстро беги к Чуцеру, пусть собирает всех и идет сюда! Да не стой же ты, беги скорее – сквозь зубы прорычал он.

Десять минут спустя отряд расположился не далеко от следов.

- Нам придется разделиться, – сказал Дрез – Ветрок, Лосап и Эльде! Вы первая группа, старший Эльде! Пойдете к побережью по следам, которые вам укажет Мипт. Алан, Свейт и Курш – вы вторая группа, Алан старший! Вы пойдете на перерез в сторону Саламандастрона, пока не найдете наши старые следы. Если вы обнаружите следы Булха, то поспешайте за ним, если нет – то, бегите по старым следам ему на встречу. Когда найдете Булха, остановитесь и ждите первую группу. Задача  ясна? – спросил Дрез. Алан кивнул и лейтенант сказал – Мипт покажешь им направление. Эльде! Твоей группе надо будет пойти по следам зверей, скорее всего, это враги. Если вы успеете их нагнать до того, как они найдут Булха, следуйте за ними, но в бой не ввязывайтесь. Пока они не найдут его. Если они свернут в другую от Саламандастрона сторону, идите за ними полдня: если не наткнетесь на сержанта, поворачивайте к горе. Когда пребудете в Саламандастрон, скажите майору Макору, пусть вышлет усиленный патруль по побережью, на север. Понятно? – Эльде положительно кивнул – Мипт укажет вам следы. Остальные слушайте сюда! Мы пойдем за хищниками, на восток, скорее всего у них пленные, которых мы не можем бросить. Тем более, среди пленных наш боевой друг, Железнолап. – он посмотрел на приближающегося Мипта – Они ушли?

- Я указал им направления, как ты и приказал – ответил следопыт.

- Хорошо. Остаток ночи и утро мы пройдем, затем, переждем полдень и к вечеру снова двинемся  в путь. Ты можешь определить, сколько нас отделяет времени? – спросил лейтенант у Мипта.

- От пяти до семи часов – ответил он.

- Тогда не будем терять время. В две колонны за мной бегом марш! – скомандовал Дрез.

Двенадцать зайцев, преодолевая усталость, последовали по следам, оставленные хищниками. 

Link to comment
Share on other sites

3.

О, сталь небесного светила,

В моем мече разит врагов.

Ты всех их, всех их порубила,

Теперь я мирно жить готов.

 

Эльде, как бы крепок он ни был, после почти суток без сна, еле плелся в голове группы. Ветрок и Лосап были не лучше: первый ковыля опираясь лапами на свой лук, Лосап шел, опираясь сразу на два копья, свое и Ветрока.

- Все, привал. – уставшим голосом сказал Эльде – Трехчасовой отдых. Ветрок, ты дежуришь первым, - лучник с благодарностью кивнул – затем дежурю я, после Лосап. Дежурим по часу. Прием пищи во время дежурства. Все, отбой!

Эльде выбрал себе самое неудобное время дежурства, но ему, как старшему группы, казалось неправильным оставлять самое тяжелое своим бойцам.

Три часа пролетели незаметно: кратковременный сон освежил их, но все же ощущение усталости не проходило. Но они шли, другого выбора у них не было. Эльде показалось, что они идут уже вечность, когда Лосап, шагавший на сей раз в голове группы, подал голос:

- Эльде, смотри! Здесь точно кто-то был! – Лосап указывал на неизвестно откуда взявшееся в песках бревно, которое удобно пристроилось среди нескольких небольших камней.

- Жаль, что костра нет, – произнес Ветрок, сплевывая на песок, когда они подошли к недавно обитаемому неизвестными зверями ночлегу – я бы взялся сказать, как давно они тут были.

- Или был бы с нами Мипт – начал было Лосап, но Эльде оборвал его:

- Тихо. Ни костра, ни Мипта тут нет, а значит, нам надо понять, куда они пошли. Искать следы! – приказал он.

- Нашел! – провозгласил Лосап, но не особо громко, так что бы его услышал находящийся рядом Ветрок. Лучник поискал взглядом старшего и кивнул ему головой: нашли, мол.

- Ну, куда? – спросил Эльде, подходя к соратникам.

- Туда, – указывая в сторону моря, сказал Лосап – вероятно они не так давно преодолели вооон  тот песчаный холм. Если поторопимся…

- Так поторопимся, бегом марш! – оборвал его Эльде.

***

 

Булх сжал зубы, едва не разразившись проклятием: Шепто уже третий раз спотыкался.

- Так, все привал, – скомандовал сержант и принялся бережно опускать носилки – Шепто, дайка сюда свой мешок – протягивая передние лапы к подчиненному, сказал он. Рядовой протянул ему мешок и Булх принялся рыться в нем в поисках еды:

- Так, это сухари, лепешки, мед, ага, немного сыра… - он поднял морду и посмотрел на Шепто – а где рыба? Ты что всю ее уже съел? Ладно, не важно, держи, – он протянул ему немного сыра и три лепешки – ешь и ложись спать, я подежурю, а потом поменяемся – сказал Булх. Прежде чем есть, он подошел посмотреть на зайчиху: та, либо крепко спала, либо находилась в обмороке. Булх, покачивая головой, отошел от нее: все ровно он ни чем ей не мог помочь.

Шепто негромко похрапывал во сне, завернувшись в запасной плащ из мешка Булха. Сержант сидел рядом с носилками и о чем-то размышлял, не забывая поглядывать по сторонам. Неожиданно, отболевший еще пару сезонов назад, шрам начал чесаться. Он усмехнулся: Лотрос свято верил, что если отболевший шрам чешется, жди беды. Сам же Булх в эту чепуху не верил. Он вздохнул: до горы еще день пути, а сейчас хоть и утро, быстро не пойдешь, хорошо, если завтра утром он сможет потрепать своего верующего в приметы младшего брата за ухо, как он всегда делал при встрече с ним. Перед глазами пролетела муха, норовя сесть на веко и Булх махнул перед мордой левой лапой. Сержант поднял глаза и чуть не подпрыгнул: со стороны песочных холмов приближался отряд: один, два, три, пять, семь, восемь, нет не восемь, девять, девять хищников. Булх может и не сразу бы понял кто это, если бы не разглядел рыжий хвост у одного из них. Лис!

- Шепто подъем! – подбегая к рядовому, закричал Булх – Вставай! – заорал он ему в ухо. Шепто чуть не подпрыгнул, удивленно тараща свои испуганные серые глаза:

- А? Что случи… - Булх схватил его за плечи и встряхнул, не дав договорить:

- Хватай на лапы зайчиху и беги сколько есть сил, к ночи ты должен быть в горе. Понял? – рядовой быстро и часто закивал – Не стой столбом! Да брось ты свой меч, ее жизнь дороже! Я задержу их сколько смогу. – сказал Булх.

Рядовой уже брал на передние лапы зайчиху. Та, похоже, была в обмороке, но это сейчас было к лучшему. Шепто, поудобней перехватил ее и побежал что было сил. Булх уже резал веревки, которые удерживали древки копий на щите. Быстро извлекая из кармана заплечного мешка наконечники и гвозди, он быстро превратил два шеста в два грозных боевых копья разведчиков Дозорного Отряда. Продевая лапы в ремни щита Алана, он обернулся: хищники спустились с холмов и шли прямо на него. Продев лапу в ремни, Булх взял оба копья и встал посреди дороги, преграждая хищникам путь. Одно копье он воткнул рядом с собой, наконечником в песок, второе перехватил для метания. Сержант простонал: хищники разделились на две группы: трое, ласка, крыса и хорек, начали забирать вверх, пытаясь беспрепятственно миновать зайца. Булх, подхватив левой лапой копье, которое оставил торчать в песке и двинулся наперерез троице. Стрела, разрезая воздух, летела в голову зайцу, со стуком воткнулась в щит. Булх сплюнул на песок: они уже были не далеко. Сержант посмотрел на троицу: самец крысы, корча рожу, показал ему язык. Глаза при этом у него были полузакрыты. Бумс! Открыть глаза ему уже было не суждено: расстояние между ней и зайцем было не велико и сержант метнул копье. Двое оставшихся хищников, ласка и хорек отбежали по дальше, что бы не разделить судьбу крысы. Другие шесть хищников, во главе с лисом уже были в десяти шагах от зайца.

Булх развернулся к ним, готовясь метнуть копье в перового противника, а дальше сколько получиться, рубиться мечом, висевшем на поясе.

- Хороший бросок. – сказал лис. Он был одет в белую рубаху, на удивление чистую, на плечах плащ. На поясе, в ножнах, у него висел меч. Он не спеша достал его и произнес – Пропусти нас и я дарую тебе жизнь, длинноухий.

- Врата Темного Леса уже открываются для тебя, хитромордый – прорычал Булх.

- Как жаль. – скривив морду, проговорил лис и приказал своим -  выпустите ему кишки.

Хищники начали расходиться полукругом. В центре, напротив Булха, оказался хорек, лучник. Стрела сорвалась с его тетивы и снова воткнулась в щит. Сержант мгновенно ответил броском копья: он метил в хорька, но тот, похоже, ждал именно этого: копье вонзилось в песок без всякого вреда для хищника. Булх извлек меч из ножен и заорал во всю силу легких:

- Еулали-а!

Трое зайцев, только что, преодолев первый холм, взбирались на второй, еще более высокий, когда до их ушей донесся боевой клич. Трое зайцев переглянулись.

- Кажется, это Булх – проговорил Лосап.

- Быстрее парни, – сквозь зубы сказал Эльде – я себе не прощу, если мы опоздаем.

- Их только двое, а хищников около десятка – только и успел добавить Ветрок.

Трое зайцев, взобравшись на холм, увидели пренеприятную картину: Булх стоял в одиночестве против шести врагов.

- Смотрите! – указывая лапой за Булха, сказал Ветрок. Два хищника уже успели превратиться в две маленькие фигурки. Шепто – вовсе в медленно пропадающую точку.

- Не стойте, Булх в опасности – подталкивая подчиненных, сказал Эльде.

Булх не стал ждать, когда хищники возьмут его в кольцо: он сам атаковал. Ласка, вооруженная копьем, лишь удивленно выпучил глаза, когда заячий меч, вычерчивая в воздухе дугу, ударил его под ребра. Булх съежился за щитом и третья стрела вонзилась в щит, без всякого для зайца вреда. Он отступил к брегу, выжидая удобный момент, что бы снова нанести удар. Щит у зайца был хорош, Булх практически полностью мог спрятаться за ним, лишь задние лапы немного выступали из под него. Сержант сделал шаг вправо, перемещаясь к горностаю, который держал в лапе кинжал. Хищник замахнулся рубящим сверху вниз ударом, но заяц прикрылся щитом. Кинжал со стуком ударился об дерево и отскочил назад, в то время как меч зайца уже метил ему в горло. Заяц действовал быстро и горностай свалился замертво с перерубленной шеей. Вдруг заяц услышал странный свист, но ничего не успел сделать: очередная стрела хорька-лучника угодила ему в заднюю левую лапу, точно в ступню. Булх понял, что теперь он обречен: если выдернуть стрелу, то кровь хлынет из раны сильным потоком, да и двигаться он сможет с трудом, а так рана кровоточит не сильно, но стрела прошла на вылет, пригвождая его к песку. Булх размышлял лишь мгновения, но и это мгновение обошлось ему дорого: ласка, вооруженный копьем, зашел к нему сзади и ударил копьем в спину. Булху удалось слегка развернуться и наконечник копья, вместо того что бы проткнуть зайца, лишь сильно его порезал в правый бок. Сержант с рычанием выдернул лапу из песка, ломая ее наконечник и вгоняя древко еще сильнее в рану, но ему уже было все ровно. Заяц замахнулся на ласку, но тут его сзади ударили дубинкой по голове и он начал падать. Крыса, ударившая его по голове, снова замахнулась, чтобы треснуть его еще раз, но ту ей в горло воткнулась стрела и она с бульканьем завалилась на Булха.

- Еулали-а! – донеслось до ушей сержанта.

Хорек-лучник развернулся, что бы стрелять в новых врагов, но не успел спустить тетиву: Лосап метнул копье Ветрока и оно насквозь прошило тело хорька. Эльде с разбегу погрузил свои мощные задние лапы в левый бок ласке. От такого удара хищник отлетел в сторону раненого Булха и взвыл от боли: Эльде сломал ему пару ребер. Лис беспомощно огляделся: три зайца взяли его в полукольцо, один из них держал его на прицеле мощного заячьего лука, второй сжимал в лапе копье, на коротком древке, готовясь метнуть его, а третий подходил к нему, держа в лапах кинжал. Это был Эльде, который отбросил свое копье, что бы не мешало ударить ласку задними лапами. Вдруг лис с рычанием бросился на Эльде. Заяц с кинжалом ловко отпрыгнул в право и меч лиса рассек лишь воздух в том месте, где стоял длинноухий. Больше он ни чего не успел сделать: сзади к нему подскочил Лосап и ловкой подсечкой сбил с лап на песок, а Ветрок, бросив свой лук, тут же извлек меч из лапы лиса. Лосап тем временем уже оседлал лиса, сводя его передние лапы за спину.

- Ветрок, дай веревку!- попросил он лучника.

Эльде же, отбросив тело мертвой крысы, склонился над Булхом: жизнь  еще теплилось в нем. Он быстро осмотрел его раны: порезанный бок, пробитая ступня и проколотое правое плечо. Последнюю рану ему нанес ласка-копейщик, метивший в шею сержанту, но зайцу удалось отбить жало копья от горла.

- Держись Булх! – сказал Эльде раненому – Сейчас я тебя перевяжу, а дома Кверт тебя залатает – отрывая от рукава ткань, чтобы перевязать  сержанта. Булх медленно открыл глаза и проговорил:

- Не надо… мне не зачем… я умираю. – он сделал над собой еще одно усилие – Двое погнались за Шепто… долго… не… про… тянет. – он потянулся лапой к мечу, который вылетел у него из лапы при последней защите – Отдай его Лотросу и… потрепли его за уши… за меня. – Булх последний раз судорожно вдохнул воздух и закатил глаза. Эльде пощупал пульс: Врата Темного Леса уже окрылись для сержанта.

Ласка снова застонал. Эльде подошел к нему и присел на корточки. Ласка завопил, теперь еще и от ужаса.

- Он был Булхом, сержантом Дозорного Отряда и с честью выполнил свой воинский долг – глядя в глаза хищнику, сказал заяц – сейчас ты снова увидишь его. В Темных Лесах.

- Неееееееееет! – завопил ласка, а Эльде опустив лапы на морду хищника, быстро свернул ему шею. Заяц поднялся и осмотрелся: Лосап привязывал лиса к копью, воткнутое наконечником в песок, а Ветрок собирал свои стрелы. Эльде подошел к пленнику, присел и схватил его за грудки, рыча в морду:

- Кто такой? Где ваша остальная банда? – спросил он хищника. Лис скривил морду и отвернулся от Эльде. Заяц хмыкнул, поднялся и обратился к Лосапу:

- Поведешь его, – он кивнул на хищника – а мы понесем Булха.

Лосап кивнул.

- Ветрок! Помоги соорудить носилки – окликнул он Ветрока.

- Уже иду, капрал – ответил Ветрок Эльде.

Щит Алана снова переоборудовали в носилки, уложив на них Булха, положив ему в передние лапы меч. Лосап отвязал пленника от копья и вел его впереди себя, а за ними шли Эльде и Ветрок, неся тело сержанта.

***

Шепто бежал из последних сил, однако хищники не отставали, скорее наоборот, догоняли.

- Великие Сезоны – прошептал молодой заяц – у меня больше… нет сил – и бухнулся на колени, вместе с лежащей, у него на лапах, в беспамятстве Элис. Осторожно положив ее наземь, Шепто вытащил кинжал из ножен и поднял глаза: величественный Саламандастрон был уже не далеко, но хищники догоняли их, а значит, придется с ними разобраться. Молодой боец поднялся на задние лапы, и удобно перехватив кинжал, пошел навстречу врагам.

Ласка Мез и хорек Счик скалили довольные морды: добыча перестала убегать и теперь сама шла в лапы.

- Порешаем его, – сказал Мез, доставая из-за пояса топор – заходи слева, а я справа.

Хорек хотел кивнуть, но вместо этого лишь охнул, выронил свое копье и упал мордой в пыль. Ласка завизжал от страха: в спине хорька торчала стрела, а сбоку, со стороны песчаных холмов к ним приближалось три зайца. Группа Алана вовсе шла без отдыха и едва поспела прийти на помощь.

- Неплохо Курш – сказал Алан зайцу-лучнику. Когда они приблизились к хищнику, тот бросил топор на песок и бросился на колени.

- Пожалуйста, не убивайте меня – взмолился ласка и тут же взвыл от боли: Алан молча подошел к нему и в пол силы ударил его по носу.

- Заткни свою пасть, пока я тебе не вырвал язык. – прогудел заяц, присаживаясь рядом с хищником – Будешь говорить, когда я тебе разрешу, понял? – ласка держась лапой за разбитый нос, из которого бежала кровь, начал часто-часто кивать.

- Хорошо. Где остальные твои дружки? – спросил его Алан. Свейт тем временем вел Шепто: молодой заяц ни как не мог отойти от пережитого ужаса.

- Онни оссталлись татам – заикаясь и дрожа пролепетал ласка, указывая на цепочку своих следов.

Алан хотел задать новый вопрос. Но тут подбежал Курш:

- Алан нам надо торопиться, зайчиха совсем плоха, – кусая нижнюю губу, проговорил он – нужно срочно отнести ее в гору.

- А как же Эльде? – спросил Свейт.

- Разделимся. – ответил ему Алан – Вы с Куршем понесете зайчиху, а мы с Шепто пойдем на встречу первой группе. Ясно? – зайцы кивнули и Алан пожал им лапы – удачи друзья, увидимся в Саламандастроне.

- Ну что готов? – спросил он Шепто, когда Курш и Свейт с зайчихой, превратились в две фигурки, а хищник был крепко связан.

- А его мы оставим здесь? – спросил молодой заяц, указывая на хищника.

- А куда он денется? – вопросом на вопрос ответил Алан, глубоко втыкая в песок рядом с Мезом копье, оставленное Куршем и привязывая хищника к древку – В путь – хлопая по плечу Шепто, сказал он. Шепто зевнул и произнес:

- Спать охота.

- Мне тоже – сказал Алан – но мы должны сначала помочь первой группе и Булху – от молодого зайца он уже знал, что за ним шли только двое, а остальных задержал Булх.

 

Был обед, самое жаркое время суток и Эльде решил сделать привал: Ветрок и Лосап, устроив из плащей и копий некое подобие палатки, спасли глубоким сном. Эльде взглянул на лиса: хищник сидел, тупо глядя перед собой и, видимо, о чем-то думал. Заяц хотел было спросить лиса про зайцев, которых утащили с собой хищники, но передумал: в горе он либо расскажет все что знает либо… умрет. Капрал повернул голову в сторону Саламандастрона. Заяц ухмыльнулся: кажется, вот она рядом, лапой подать, а топать до горы еще прилично. Взгляд опустился на тропу, ведущую к горе, и он так и подпрыгнул на месте: к их стоянке шло двое зверей. Капрал уже хотел было поднимать бойцов, но его взгляд еще раз упал на двух путников и Эльде облегченно вздохнул: они приближались быстро и он разглядел длинные уши. Свои!

- Доброго денька, капрал – поприветствовал его Алан.

- Да какой же он добрый – проворчал Эльде в ответ.

- Сержант Булх? – испуганно спросил Шепто.

- Мертв – мрачно бросил капрал.

- А что с хищниками? – спросил Алан.

- Да вот, полюбуйся – указывая на лиса, сказал Эльде

- А остальные?

- Морским птицам-хищникам тоже нужно питаться, Алан. – кривя рот, ответил Эльде – Хватит разговоров, лезьте под навес и ложитесь вздремнуть, я по дежурю.

Два уставших зайца без лишних разговоров залезли под навес и практически сразу уснули крепким сном.

Link to comment
Share on other sites

Алекс, это шикарно! Такого отличного повествования о саламандастронских зайцах я не читал даже в "ДО" у Джейкса! Прекрасно передан дух Дозора, его традиции! С нетерпением жду продолжения!

Edited by Nibelung111
Link to comment
Share on other sites

4.

Я помню пыльную дорогу

И стертый мех, и дым костра.

Хотел найти себе свободу,

Нашлась лишь новая тюрьма.

 

 

Отряд Дреза вымотался до предела: больше суток на задних лапах выматывает даже ветеранов, вроде Чуцера, что уж о других говорить. Уставшие зайцы едва успели до топать до леса, прежде чем солнце начало пригревать во всю.

- Привал! – негромко сказал Дрез идущему сзади зайцу – передай по цепочке Милонос.

Вскоре зайцы растянулись кто где: кто на траве, кто под деревом… Лейтенант не стал выставлять часовых, так как все нуждались в отдыхе, а противник был далеко и не представлял собой ни какой опасности. 

Он проснулся, когда солнце уже клонилось к закату. Дрез огляделся: все еще спали и только Чуцер сидел рядом и копался в своем заплечном мешке, периодически вытаскивая из него еду. При виде пищи, живот лейтенанта издал бурчание, напоминая, что он уже давно ничего не ел. Дрез встал и довольно громко сказал:

- Подъем!

Кто-то мгновенно вскочил, другие, лежа, крутили головами, а Мехолап даже не проснулся, его пришлось будить специальным способом: Горл схватил его за уши и врезал довольно ощутимую оплеуху по морде:

- Подъем боец. – закричал в ухо спящему зайцу Горл. Мехолап чуть не подпрыгнул, но Горл держал его крепко – Просыпайся. В другой раз древком вдоль хребта огрею – предупредил он заспавшегося зайца.

Проснувшись, оголодавшие зайцы набросились на еду. Хлеб, сыр, лепешки, вяленная рыба… Запивали кто-чем: кто просто водой, другие пили одуванчиковую настойку, а Чуцер приложился к фляге с Октябрьским элем.

- Старина, по аккуратней, – предупредил его Дрез – нам, ведь, еще всю ночь шагать и шагать.

- Добрая капля, клянусь усами, – закручивая пробку фляги, проговорил ветеран – две капли погоды не испортят – подмигнул Чуцер Дрезу.

- Мипт ты взял след? – обратился лейтенант к следопыту. Заяц кивнул:

- Я посмотрел куда ведут следы еще перед тем, как лечь спасть сэр. – ответил он Дрезу – Если вы не возражаете, я пойду первым.

Лейтенант кивнул, и отряд снова двинулся по следам врага. Отдохнувшие зайцы шли бодро, но с наступлением темноты отряд снизил скорость: Мипт был хоть и отменным следопытом, но вот глаза немного подводили его. Заяц периодически негромко ругался, но вел, хоть и не слишком быстро, верной дорогой: там обломанный сук, а здесь примятая трава… В полночь отряд вышел к ручью, который протекал по среди небольшой поляны, той самой, на которой Зубастик ранил Железнолапа. Дрез хотел отдать нужные распоряжения, как вдруг Мипт развернулся и негромко проговорил:

- Господин лейтенант прошу прекратить движение, – начал он – темно, я еле вижу следы, можем уйти не в ту сторону. К тому же, судя по всему, они тут останавливались – завершил следопыт. Дрез огляделся и кивнул: место для отдыха, что не говори хорошее.

- Привал! – объявил лейтенант. Говорил он, как всегда, не громко – Олунд! Дежуришь первым! Форк! Ты после него, за тобой Хорн и последний дежурит Жилка! Дежурство по часу, остальные спать – и первым завернувшись в плащ, уснул на, еще зеленной, траве.

Приняв смену у засыпающего на ходу Олунда, Форк, кутаясь в теплый плащ и стряхивая остатки сна, осмотрелся: вокруг было тихо. Но лучник больше доверял своему обонянию, чем зрению. Он принюхался: вроде обычный запах, но чем-то он не понравился Форку. Он уже собрался махнуть лапой, как вдруг его нос уловил хорошо знакомый запах: крыса! Форк нечем не выдал своего напряжения, хотя нетерпение так и съедало его. Смена, наконец, кончилась, и он, аккуратно, подошел к Хорну и тронул его за плечо:

- Вставай, только тссс. – прикладывая лапу к губам, сказал он Хорну – Там, в кустах - Форк глазами указал направление – сидит крыса. Сделаем так: Займи пост и стой, как будто не знаешь о нем.

Хорн кивнул и занял свое место на часах. Форк, сделал вид, что лег спать: сладко зевнув, он снял с себя лук и тул со стрелами, скинул плащ и сделал вид, что завернулся в него как в одеяло. На само же деле, Форк пристроил свой плащ, что бы казалось, будто его владелец крепко спит. Лучник тихо извлек кинжал и отцепил ножны, что бы не мешались и стал тихонько пробираться к ближним кустам. Он двигался неслышно и когда Хорн обернулся посмотреть, что делает лучник. Форка уже не было. Заяц, со скучным видом, опираясь лапами на копье, начал обшаривать взглядом кусты, деревья… Тишина. Вдруг послышался треск веток, глухое рычание… Хорн ринулся к кустам, в которых происходил шум. Он уже почти добежал, когда из них вывалился Форк, таща за шиворот самца крысы, одетого в грязную рубаху и штаны. Хищник, похоже, был бес сознания, решил Хорн, глядя, как Форк бесцеремонно бросил его на землю. Крыса не то чтобы простонала, даже не пошевелилась.

- Ты как? – спросил Хорн у лучника.

- Да цел вроде – ответил Форк, прикладывая лапу к левой щеке. Часовой покосился на него: на лапе лучника показалась кровь.

- Дай посмотрю – втыкая копье в землю и протягивая передние лапы к другу, сказал Хорн.

- По сторонам лучше смотри. – отстраняя дружеские лапы, ответил Форк – Это так, ерунда, когтями щеку оцарапал. Заживет – заключил лучник и вытащив из кармана веревку, принялся связывать передние лапы пленнику, предварительно сведя их за спину крысе.

- Ладно, я спать, – заявил Форк – а утром с гостем потолкуем. Доброй ночи – и, завернувшись в плащ, захрапел.

Остаток ночи прошел спокойно. Последний дежурный Жилка с первыми лучами солнца поднял лейтенанта и указал ему на крысу:

- Ночью поймали. Хорн сказал, что он шпионил за нами – доложил он Дрезу.

- Почему меня не разбудили, а? – прорычал главный патруля.

- Так крыса без сознания была сэр, – произнес Жилка – он минут двадцать назад как очнулся только.

- Объявляй подъем, пусть завтракают и готовятся выдвигаться, – приказал лейтенант – а я пока с гостем побеседую. Заяц кивнул и пошел исполнять поручение. Дрез, проводив взглядом подчиненного, поднялся на задние лапы и подошел к пленному. Крыса подняла на зайца тупой взгляд и выпучила глаза:

- Ты кто такой кролик? – глупо спросила крыса. Мощный удар в челюсть заставил его прикрыть пасть и проскулить от боли.

- Вопросы здесь задаю я, и я не кролик, – спокойно сказал лейтенант – еще раз откроешь пасть без разрешения и твоя челюсть будет лежать у тебя в передних лапах, понял?

Крыса кивнула и Дрез продолжил:

- Ты откуда взялся около нашего лагеря?

- Капитан Лот послал меня узнать, куда делись Увар и еще восемь воинов – просто ответил хищник.

- Те, что пошли к побережью? – спросил заяц.

- Ага. А мне пожрать дадут? 

Дрез вздохнул: крыса попалась явно без мозговая. 

- Дадут, если ответишь на все мои вопросы не перебивая. Значит, это вы утащили трех зайцев? – возвращаясь к главной теме разговора, спросил Дрез.

- Ну да – ответила крыса.

- И куда же их потащили? – спросил заяц.

- В лагерь, конечно же!

- Далеко до него?

- Полдня ходу, где-то так – моргая, ответил пленник.

- Слушай сюда тварь! – Дрез сгреб хищника за грудки – Если ты выведешь нас к своему лагерю, я тебя не только накормлю, но и отпущу, даю слово.

- Хехе, ладно, Цендор покажет дорогу длинноухим, ай ой, пусти ухо! – завопил хищник.

- Еще раз выкинешь нечто подобное и считай, что ты потерял не только челюсть, но и уши. – отпуская хищника, сказал лейтенант – Чуцер! Покличь Мипта и принеси мне мой мешок! – велел он своим бойцам. Чуцер кивнул Мипту  и протянул ему мешок Дреза.

- Лейтенант тебя зовет, – сообщил следопыту Чуцер – а это он просил ему передать.

Мипт молча взял протянутый мешок и направился к командиру. Присев рядом с Дрезом. Командир достал из мешка две лепешки, кусок сыра и положил их перед крысой, а затем достал кинжал и перерезал путы:

- Ешь. Потом покажешь дорогу к вашему лагерю. Сказал Дрез пленному и обратился к следопыту – Мипт, ты его поведешь.

Следопыт кивнули, поднялся на лапы. Крыса, довольно быстро закончив с едой, скривила морду и заскулила:

- А запить? Цендор хочет пить – пожаловалась крыса. Мипт молча сгреб его за шиворот обносков одежды и быстро дотащил до ручья, проронив лишь одно слово:

- Пей!

Крыса жадно припала к источнику и долго и жадно пила, пока следопыт не схватил его за уши и не оттащил от воды:

- Хватит, а то лопнешь – пробормотал заяц, связывая передние лапы крысы.

- А если он заорет? – поинтересовался проходящий мимо Горл. Мипт молча оторвал часть рукава от своей рубахи и быстрым движением засунул ткань хищнику в пасть. Крыса выпучила глаза и выплюнула ткань, падая на землю и громко кашляя.

- Что с ним? – спросил подбежавший лейтенант.

- Да вот, не по вкусу крысе саламандастронская одежда. – пошутил стоявший рядом Жилка и тут же серьезно добавил – Кляп неудачно ему пытались вставить сэр.

Дрез кивнул и отдал команду:

- Выступаем!

Теперь порядок зайцев немного изменился: впереди шел Мипт, ведя пленного перед собой, а за ним, на небольшом расстоянии шли остальные бойцы отряда, держа оружие наготове. 

После полудня крыса вдруг остановилась и что-то попыталась сказать, но Мипт услышал лишь неразборчивое мычание. Следопыт повернулся к отряду и кивнул на хищника: все, мол, встал. Дрез подошел к Мипту и тихонько спросил:

- Что с ним?

- Да вот идти не хочет, встал, и сказать что-то пытается – ответил Мипт.

- Давай его сюда, – хватая веревку, сказал лейтенант – а ты иди, посмотри, если крыса не обманула, то лагерь должен быть где-то рядом. Мы будем на тропе.

Отряд, ожидая Мипта, расположился в кустах по кроям тропинки. Ждать следопыта пришлось не особо долго: следопыт вернулся, слегка улыбаясь и щуря глаза.

- Ну что там? – спросил Дрез, за видя Мипта и вышел из укрытия – Нашел их?

- Ага. Лагерь дальше по тропе, потом надо свернуть направо, и можете считать, что вы в лагере. – рассказывал Мипт – Я чуть на стражу не напоролся – улыбаясь добавил он.

- Большой лагерь? – спросил лейтенант.

- Да уж не маленький, но весь я его не видел – почесав голову, ответил заяц Дрезу.

- Ладно. Нам надо найти место для нашего лагеря, только не далеко от сюда и в то же время. Он должен быть относительно безопасным – сказал лейтенант.

- Может, спросим пленника? – предложил Колесо.

- Нет, здесь опасно, вдруг он успеет закричать? – подумав, ответил Дрез и приказал Колесу – Возьми с собой Жилку и поищите хорошее место для лагеря. 

- Есть! – ответил заяц и кивнул другу: иди сюда, мол. Вскоре два зайца исчезли из виду в кустах. И снова ожидание. Командир присел в кустах и призадумался: лагерь хищников похоже большой. Странно, что его раньше не обнаружили разведывательные рейды Ольгерда. А может лагерь здесь не так давно? Нет, это вряд ли, похоже они уже зимовали тут. Он покачал головой, при мысли о том, что Дозорный Отряд не способен контролировать большую территорию. Сто двадцать восемь боевых зайцев похоже с трудом вообще могли удержать гору, что уж говорить о разведывательных рейдах и прочей суете. Дрез вспомнил, как отец рассказывал ему, что давным-давно в горе было еще меньше зайцев, но им удовалось держать под контролем и гору и побережье и Лес Цветущих Мхов. Он вздохнул: два лета без лорда-барсука дали о себе знать. За это время Дозорный Отряд не то чтобы пополнил свои ряды, куда уж там! Его ряды только поредели: кто-то, как Железнолап, покинул гору и скитался, помогая жителям Страны Цветущих Мхов, другие подались в лагерь Кочка... Около четырех десятков ушли из Саламандастрона в то лето, когда лейтенант заработал шрам на ухе. Мда, время бежит быстро, подумал он. Куда это запропастились разведчики? Дрезу показалось, что уже прошла целая вечность, когда, стоявший на часах Горл, тихо его окликнул:

- Сэр, кажется, они возвращаются – доложил Горл. И действительно, к отряду приближались посланные в разведку зайцы. Жилка при этом довольно улыбался:

- Командир мы нашли чудесное для лагеря местечко – доложил он.

- Надо немного углубиться в лес и отклониться на восток, – добавил Колесо – но зато на том месте есть родник и небольшая полянка, да и до лагеря хищников не далеко, но при этом относительно безопасное местечко.

- Почему ты так решил? – недоверчиво проворчал лейтенант.

- Так там, перед полянкой, со стороны лагеря нечисти, холмы сэр – еще шире улыбаясь, сказал Жилка.

- С них-то и течет родник – ухмыляясь, добавил Колесо.

- Тогда ведите. – сказал Дрез, поднимаясь и скомандовал – Выступаем!

Немного времени спустя, отряд расположился на небольшой полянке, на отдых. Дрез послал в холмы часового, что бы он следил за подходами со стороны вражеского лагеря, еще одного отправил на другой конец поляны, чтобы второй часовой контролировал подходы стыла, от случайных, или не случайных, зверей.

- Мипт! Горл! Пойдете со мной ночью в разведку. – подозвав двух зайцев, приказал Дрез – Сейчас можете отдыхать. Чуцер! Я на отдых, ты за старшего! Распредели смены дежурств, а меня поднимешь перед заходом солнца.

- Да сэр!

Лейтенант, удобно пристроившись в тенечке, рядом с березой, завернулся в плащ и мгновенно уснул. Ночь предстояла бессонная.

Чуцер отправил  Форка за дровами для костра, а Олунд и Хорн отправились поискать чего-нибудь съестного: походный поек хоть и был выдан с запасом, все же подходил к концу.

Мехолап и Колесо отдыхали, им предстояло сменить дежуривших Жилку и Милоноса, а Плосак, заяц со шрамом на носу, охранял крысу. Чуцер, сидевший возле заплечных мешков, сваленных в кучу, бросил взгляд на пленника: крыса была связана так, что едва могла шевелиться. Ветеран усмехнулся и полез по мешкам, ища нужные ему для варева ингредиенты. Два небольших, но довольно вместительных котла уже стояли рядом с предполагаемым костром. Чуцер выложил из своего заплечного мешка несколько сырых рыбин, бока которых были намазаны глиной, ради более длительного сохранения продукта и принялся очищать их от чешуи и грязи. Он дочищал уже последнюю, когда вернулся Форк, груженный связкой дров. Чуцер бросил свое занятие и потрогал дрова. То что надо: Форк собирал только сухие дрова, такие почти не дают дыма и он кивнул лучнику, хорошо, мол. 

- Пойду, притащу еще одну связку - кивая в сторону леса, сказал лучник. Чуцер не глядя кивнул и принялся дочищать последнюю рыбину. Покончив с рыбой он залез в чей-то мешок в поисках лука-порея и капусты. Но ни в первом, ни во втором он так и не нашел ни того не другого. Он обшарил все мешки, один за другим, но кроме остатков вяленой рыбы, сыра, лепешек и сухарей, да еще двух небольших туесов с медом ни чего не нашел. Ветеран вздохнул: ели посланные за провиантом ни чего не найдут, то поголодать им придется не слабо. Чуцер успокоил себя: лето закончилось и наступила осень, хотя листья на деревьях еще далеко не все пожелтели. в лесу и полях уже спели всевозможные поздние ягоды, грибы, коренья, всевозможные травы, такие как лук, петрушка и дикий щавель... Он криво усмехнулся, подумав о том что спать придется на голодный желудок, если он ни чего не найдут.

- Чуцер! - заяц обернулся и увидел Хорна: они с Олундом тащили, судя по всему не пустые, два заплечных мешка. Просматривая содержимое, ветеран довольно усмехнулся: зеленый лук, дикий чеснок, несколько яблок, пару съедобных корней, название которых Чуцер никак не мог вспомнить и даже морковка! Еще им удалось найти немного съедобных грибов, большую горсть лесных орехов, несколько одуванчиков с корнями и несколько листьев салата, но их Чуцер отложил в сторону, провизию следовало беречь.

- Помогите Форку с дровами, - обратился он к Хорну и Олунду - что-то его давно не видно - мрачно добавил он. Хорн нахмурился и кивнул напарнику в сторону леса: пошли. Но едва они успели подняться, как увидели Форка, несущего новую связку дров. Голова при этом у него была замотана куском ткани, оторванной от плаща. Повязка набухла кровью, но лучник кажется вовсе ее не замечал.

- Что случилось? - с тревогой в голосе, спросил подбежавший к нему Хорн.

- На ветку налетел, - кривя рот, ответил Форк - немного пониже и был бы сейчас без левого глаза. а так, хвала Сезонам, немного поболит, да пройдет, даже шрама не останется - заверил он друга. 

- Ну ка сядь, - сказал лучнику Чуцер, когда тот подошел к нему - я посмотрю.

Он протянул лапы к голове лучника и заяц наклонил голову вперед. Чуцер снял повязку и прикусил губу:

- Хорн вскипяти-ка в ковшике немного воды, да побыстрее! Промывать надо. - заявил ветеран и хлопнул лучника по уху - ты когда по сторонам смотреть будешь? Как нав етку-то налетел.

- Случайно. - пожав плечами, ответил Форк - Показалось, ветка хрустнула, я выглянул глянуть, что там, да и налетел на ветку.

- А если бы вместо ветки было бы копье? - спросил Чуцер - Бестолочь! Учишь вас, а всё глупые, как зайчата... Хорн что там с водой?

- Еще немного - ответил Хорн, держа за деревянную ручку небольшой медный ковшик.

- Лапы убери от морды, дурень. - прикрикнул на Форка ветеран - Заразы решил в рану натаскать.

Порывшись в сумке он извлек из него какие-то травы и кинул в ковш с горячьей водой. 

- Наберите воды в котлы и поставьте на огонь, - сказал Чуцер Хорну - а мы пока полечимся - повернувшись к раненому сказал он - Пей давай, до дна!

- Что это? - недоверчиво спросил лучник.

- Отвар зверобоя. Пей!

Форк, морщась и дуя на ковшик, медленно выцедил содержимое, оставив лишь немного на дне. Чуцер уже приготовил чистую повязку и промывал ему рану остатками отвара, а затем сделал перевязку.

- Все, готово - заявил ветеран, завязывая Форку на затылке узел.

- Спасибо - проговорил раненый.

Вода в котлах уже вскипела и Чуцер вернулся к своим обязанностям повара. Рыба, очищенная от чешуи и внутренностей, отправилась первой, за ней морковь, лук, чеснок и пару корней одуванчика. Вооружившись черпаком, ветеран помешивал варево, периодически пробуя:

- Чего-то не хватает... - заключил он, снимая очередную пробу - А..! Старое корыто, посолить забыл - он хлопнул себя лапой полбу и достал из мешка мешочек с морской солью. Посолив и еще раз сняв пробу, Чуцер удовлетворенно кивнул и проговорил - Готово.

Он поднял глаза и посмотрел туда, где лежала пленная крыса. Хищник лежал мордой к небу и видимо о чем-то размышлял. Заяц махнул лапой: а, пусть его, лишь бы не утек.

Солнце уже начало садиться, когда Хорн толкнул спящего Дреза:

- Подъем командир!

Дрез открыл глаза и резко сел, протирая глаза. Хорн тем временем уже будил Горла и Мипта. Мипт , как всегда, молча поднялся и отправился к ручью, умываться, а вот Горл недовольно проворчал, потирая живот:

- Такой сон, прекрасный сон, во! - пожаловался он Хорну и пояснил - Жратва снилась! Старина Чуцер уже накрыл ужин?

- Ах ты ходячий живот! - хлопая Горла и усмехаясь в усы, заявил Хорн - Пошли, все уже давно готово, только не забудь помыть лапки.

Горл фыркнул и побрел к ручью. Вымыв лапы и ополоснув морду, он отправился к костру, где все, кроме часовых, уже собрались у костра и держали объемные деревянные миски. Чуцер разливал варево по тарелкам, приговаривая:

- Приятного аппетита!

- Форк что с тобой? -  спросил Горл, подходя к костру.

- На ветку налетел... - он хотел было поведать приятелю историю заново, но Горл уже не слушал его, всецело занявшись едой.

- А пленному? - вдруг спросил Олунд - он же весь день не ел?

Дрез согласно кивнул:

- Конечно, это не справедливо, морить голодом зверя, пусть он этого и заслуживает. Чуцер! Налей ему - он кивнул на крысу. Чуцер, морщась, достал еще одну тарелку и ложку( откуда только они у него, подумал Дрез) и налил в нее немного супа. Крыса очень удивилась, когда ветеран поднес ему тарелку и развязал передние лапы. Но прежде чем вынуть кляп, Чуцер прошипел:

- Только крикни и тут же отправишься в Темный Лес. - сказал он и вытащил кляп из пасти хищника, протягивая ему ложку - Ешь!

Крыса жадно набросилась на еду и Чуцер сморщился: он терпеть не мог хищников, но с приказом командира спорить не собирался. Выскоблив содержимое миски, крыса положила тарелку на землю и проговорил:

- Пить! - попросил он зайца. Ветеран снял с пояса флягу с водой и протянул ее пленному. Напившись крыса тупо уставилась перед собой. Чуцер, прикрепив флягу на место, воткнул ему кляп в пасть и связал лапы. Вернувшись к костру, он обнаружил сидящих там Жилку и Милоноса, которых сменили Хорн и Олунд. Зайцы жадно поглощали варево.

- Как это называется? - облизывая ложку, спросил Милонос.

- Суп из рыбы и зелени. - усмехаясь заявил ветеран - Обычное походное варево, так что ешь на здоровье.

Дрез, Мипт и Горл тем временем готовились к ночной разведке: Плащи были сняты, из оружия только кинжалы, мех выпачканный в грязи, для того что бы слиться с землей... Лейтенант кивнул головой и все трое, стараясь издавать как можно меньше шума, отправились в сторону холмов. 

Edited by Александр
Link to comment
Share on other sites

Фортуната

Это для вас продолжение, а для меня баян :D, учитывая то, что я выкладываю главу только если написал к ней продолжение(то есть, выложил гл.4, значит написал и редактирую гл.5 :) )

Link to comment
Share on other sites

Join the conversation

You can post now and register later. If you have an account, sign in now to post with your account.

Guest
Reply to this topic...

×   Pasted as rich text.   Paste as plain text instead

  Only 75 emoji are allowed.

×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.

 Share

  • Recently Browsing   0 members

    No registered users viewing this page.

×
×
  • Create New...