Jump to content

Recommended Posts

Аннотация: Летний рассказ о жизни в аббатстве при правлении Клуни Хлыста, об отношениях детей и родителей и о недетском противостоянии Клуни Младшего и Маттимео. Продолжение рассказа «Роксана vs Крыска». 

Рейтинг: G. 

 

С тех пор, как аббатство превратилось в крысиное, утро стало приходить позже, однако все же неумолимо наступало. «Голубые и розовые вешайте во дворе, это типа радость для всех, красные и черные только у нас в Большом зале» ,— Роксана спокойно, но вовлечено командовала мышами. Клуни, идущий к себе в кабинет, вместе с Крыской, держащей ворох исчерченных планов, сначала подумал, что обознался. Роксана? Чем-то занимается? Утром? Предвосхищая его вопрос, она обернулась: «У рэдволльцев же сегодня какой-то праздник по расписанию. Я решила, что не надо его отменять, это вредно для духа государства, а значит, и на работоспособности скажется. К тому же и нам веселье не помешает». Клуни чуть презрительно не сплюнул: «Опять эта мирняковская ерунда — отмечать без причины! Пьянку надо еще заслужить! Взяли на абордаж корабль? Вот это повод! Захватили город? Вот это праздник!» Роксана ни чуть не удивилась реакции мужа и с непринужденной улыбкой сказала: «Да-да, я в курсе, что ты не умеешь отдыхать и уже хочешь завоевать что-то новенькое. Это мой праздник, я тебя на него приглашаю, но если не хочешь, не приходи». Клуни обалдел от очередной наглости, выдающейся за нормальный уклад вещей, но независимость Роксаны всегда его подстегивала: «Ага, щас! Я король вообще-то, если ты вдруг забыла! Праздник без правителя называется «бунт»! И еще тебя оттанцовывающей с этим рогатым зайцем мне не хватало! Я приду, но участвовать в игрищах не буду». «Вот и славно» , — сладко подытожила добившаяся своего Роксана и продолжила раздавать поручения жителям аббатства. Крыска часто еле сдерживала смех от их диалогов, но в этот раз у нее была возможность прикрыться планами. Клуни, ни о чем не подозревая, обратился к ней, как к серьезной женщине: «Все делают, чтобы не работать». Крыска быстро мобилизовалась: «Да, Хозяин, королевство держится только на вас». «На нас» ,— Клуни положил лапу ей на плечо. Даже он не мог не оценить исполнительность и самоотверженность своей подчиненной. 

 

Вдруг к Роксане, дегустирующей сладости для празднества, подбежал Клуни Младший с еще детским, но уже звучным криком: «Мама! Училка мне не подчиняется! И мерзкие диббуны тоже! Я считаю, что надо посадить их в колодки и кидать в них гнильем за неповиновение принцу, сыну самого Клуни Хлыста!» Роксана облизнула губы от сахарной пудры и слегка наклонилась к отпрыску: «Птички с утра поют, а вы с отцом орете. Послушай, Клуни, я с самого твоего рождения приказала учительницам относиться к тебе, как ко всем, чтобы ты не вырос глупым и слабым... самодуром, вот. Твой отец добился уважения и власти самостоятельно, твое преимущество же пока лишь в том, что в тебе течет его кровь, а значит, у тебя есть все шансы продолжить его дело. Понял, солнце мое?» Клуни огрызнулся и обиженно зыркнул на мать: «Подожди, ты еще увидишь, я папе все расскажу». Роксана замахнулась и дала ему затрещину. Удар получился смазанным и скорее символическим, потому что ей было тяжело поднимать лапу на столь дорогое ей существо, но самоуважение у нее все еще осталось: «Во-первых, папа меня поддержит, потому что он не дурак, во-вторых, он тебе так врежет за то, как ты сейчас повел себя по отношению ко мне, что ты опередишь всех в развитии, научившись считать звездочки в глазах!» Ошарашенный Клуни схватился за щеку и убежал, сдерживая слезы от стыда и бессилия. Роксана вздохнула и подумала, что объяснит ему свой поступок позже. Конечно, он ее любимый крысеныш на свете. Но так иногда доводит. Крыска ощутила, как будто ее полоснули ножом по сердцу, увидев эту сцену: «Роксана, ты чего?! Что он такого сказал, чтобы ты ударила его по лицу? Что он пожалуется папе? Он ведь в чем-то прав и как будущий король требует от подданных послушания! Все логично!» Роксана всем своим видом показала, что не собирается даже это обсуждать. Подол ее платья эффектно воспарил от резкого поворота и она удалилась. Клуни Старшего же ничего не смутило, он только усмехнулся от шутки про опережающее развитие и звездочки в глазах. Тем более он не смотрел, а только слушал, ведь взор его единственного глаза был направлен в планы. Клуни был уверен, что сын вырастет таким же великим, как отец, потому что он его и воспитывает собственно. Проще некуда. 

 

   Клуни Младший до сих пор трясся от злобы. Если родители не хотят помочь ему расправиться с обидчиками без жертв, он сделает это своим путем. Да так, что мама пожалеет о своем поведении, а папа будет гордиться и, может, даже позволит ему наконец участвовать в королевских делах. Вернувшись на занятие, он как ни в чем не бывало сел на свое место. Диббуны и крысята старательно рисовали закорючки. «Клуни, почему ты не прописываешь буквы? Будущему королю нужно будет писать указы» ,— мягко, но настойчиво обратилась к нему Василика. «Я не буду, а ты не смей мне приказывать, иначе я с тобой расправлюсь» , — произнес Клуни с нахальной улыбкой. «Молодой человек, за такие слова вы сейчас отправитесь в комнату для непослушных детей, чтобы подумать о своем поведении часок-другой» , — строго ответила Василика. Клуни встал и приготовился к нападению, но вдруг почувствовал, как что-то ударило его в живот. «Ррр, ну все, Маттимео, считай, что ты покойник! Я искромсаю тебя на кусочки, сын самого позорного мыша Рэдволла!» — Клуни яростно бросился в атаку на мышонка. Однако Маттимео технично отбивал удары более сильного соперника только что найденной палкой. Ребятня уже стала собираться в круг, подначивая драку, но Василика привела двух бывших защитников Рэдволла, чтобы они растащили маленьких бойцов. 

   

Когда в школе случалось что-то из ряда вон выходящее, Василика обычно звала обоих родителей провинившегося, но в данном случае осмелилась пригласить только Роксану. Та извинилась перед подругой и под руку потащила сына за собой: «Ты хочешь драться? Будет тебе драка, заодно примешь участие в моей концертной программе». Клуни не понимал о чем идет речь, но что-то мямлил про то, что ему нужна власть, а не драки. Он даже был готов уже начать извиняться, потому что если мама ведет его к папе, то Клуни Старший не станет особо разбираться в ситуации, ему будет достаточно того, что мама расстроена. Но у Роксаны были другие планы. Она собрала свободных офицеров и приказала им начать тренировать всех крысят королевства для сегодняшнего шоу. Номер будет называться «Детский бойцовский клуб». Черноклык и Темнокоготь охотно взялись за организацию, хоть и были разочарованы наличием правила «до первой крови». Клуни Младший, тренируя удары на чучеле, начал понимать, что путь к власти нелегок: с утра его треснула мама, днем его отдубасил палкой Маттимео, а вечером ему придется биться с рядом крысенышей. Вдруг рядом с чучелом возникло нечто, выглядящее несильно лучше. «Чего тебе надо, ошибка природы?» — устало спросил Клуни у Маттимео. «Я буду драться с тобой, потому что ты хотел напасть на мою мать и оскорбил моего отца» , — твердо сказал мышонок. Крысы вокруг засмеялись, а Темнокоготь крикнул ему: «Мышь, иди в свой мышатник! Вы годитесь только для уборки и готовки!» Маттимео встал вплотную к Клуни: «Ты назвал моего отца самым позорным мышем в Рэдволле. Так вот твой отец — самое позорное существо на всем белом свете, и к Рэдволлу он не относится, хоть и захватил его. Это достаточно серьезное заявление, чтобы участвовать в ваших боях?» Черноклык и Темнокоготь ошарашенно переглянулись и пришли к выводу, что пожалуй, да. Клуни сжал кулаки. Злоба ему сегодня еще понадобится. 

   

Роксана велела всем прийти на праздник, когда небо будет уже сиреневым, но еще не подмигнет первая звезда. Как ни странно, столь поэтичное указание было понято жителями и в указанное время уже было много народу. Роксана поднялась на сцену в черном, бархатном платье, выгодно оттенявшим ее светлую шерстку. Ткань переливалась россыпью еле заметных звездочек и сидела плотно, делая ее похожей на статую. Образ завершали венок из белых роз с ромашками и сумеречный свет. В общем, она добилась своего и выглядела в глазах мышей мистически и недосягаемо. Она мягко улыбнулась всем присутствующим: «Я рада приветствовать вас на ежегодном летнем празднике. Веселитесь, вы это заслужили. И ни о чем не волнуйтесь, ведь несмотря на то, что мы теперь правим Рэдволлом, здесь всегда будет место для радости. Наши дети хоть и выполняют разные задачи, учатся вместе и будут расти в крепком, развивающемся и процветающем королевстве. За нас!» Толпа поддержала ее. Конечно, по стандартам мышиной самки она чокнутая, высокомерная стерва, но по стандартам крысиной самки и крысы в принципе она — единственная институция, готовая выслушать их прошения в нынешние времена. К тому же ей, кажется, нравится роль мудрой и доброй правительницы, в то время как король занят завоеванием соседних земель. Роксана спустилась со сцены и начался концерт для мышей: песни, хороводы, выступления детей и акробатов — в общем, все, способное прославить лето, мир и семью. Сняв венок и подкрасив губы вишней, она уже была готова войти в Большой Зал на крысиный праздник, но ей преградили дорогу две фигуры. 

 

И Василика, и Крыска не переодевались к празднику, потому что настроение у них было вовсе непраздничное. Начала Крыска: «Клуни Младший не станет достойным своего отца, если его будут постоянно избивать и унижать. Он еще не готов к таким боям. Он может проиграть и навсегда запомнить этот позор и разочарование отца. Ты видела сына Темнокогтя? Он же в два раза больше любого крысенка. Клуни еще вырастет и сможет одолеть кого-угодно, но сейчас у него еще неокрепшие косточки, его могут покалечить». Крыска понимала, что ведет себя, как слишком заботливая мамочка, но она видела в этом ребенке продолжение Клуни и ничего не могла поделать со своим желанием защитить его любой ценой. Тут подключилась Василика: «Роксана, опомнись, это же наши мальчики! К тому же ты знаешь наших мужей, все может закончиться трагично!» Она посчитала, что сказать что-либо еще будет лишним и только пустила слезу. Роксана смотрела на них тепло, но спокойствие ее было ледяным. Она уже начала входить в транс от музыки, доносящейся из зала. Ободряюще коснувшись их, она сказала, что все будет хорошо, и элегантно протиснулась сквозь их маленькие фигурки. Крыска терпеть не могла Василику из-за любопытного взгляда, который бросил на нее Клуни много лет назад, но сегодня они делили на двоих одни и те же чувства. Ладно если бы Роксана просто заняла сторону слишком спокойных и одурманенных духом соревнования отцов, так она же ведь и организовала эту бойню для малолетних. Крыска и Василика переглянулись. Что-то надо было делать. 

   

Среди своих Роксана не пыталась ломать комедию и казаться неземной. Здесь достаточно быть завидной самочкой с кошачьей грацией. Дождавшись, когда Призрак закончит гнусавить неприличные частушки под низкопробную мелодию гармони Сырокрада (самый неожиданный номер, который ей довелось поставить), она взобралась на сцену. Было душновато, но дым окрашивал духоту так, что она становилась частью атмосферы. Повсюду стоял галдеж, смех, звон кружек и лязг оружия. Когда появилась Роксана, добавился еще и заинтересованный свист, но ледяной взгляд Клуни, пытающийся найти источник звука, охладил крысиный пыл. «Неуважаемые неледи и неджентельмены, без лишних слов хочу представить вам бойцовский клуб для наших будущих воинов. Папочки, хватайтесь за кошели и делайте ставки, мамочки, хватайтесь за сердце, потому что это будет жестко» , — на последних словах она как бы сама будучи матерью сделала красивый театральный жест отчаяния с рукой у лба и закатанными глазами. Стоит ли говорить, что толпа завелась. Музыканты начали играть ритмичную, даже первобытную мелодию, раскачивающую зал, и Роксана слезла со сцены с помощью Клуни. Он неожиданно ее поцеловал, да еще и как-то иначе. Обычно он делал это только из-за непреодолимой тяги к ней, но сейчас подмешалось еще и признание: «Слушай, я думал, ты сделаешь какой-то бабский отстой с песнями и плясками, а это реально круто! Я даже это... горд за тебя». Роксану всегда умилял грубый, отроческий лексикон, который использовал Клуни для выражения своих чувств. Она встала подле него и лучше всяких слов отблагодарила его своим выразительным взглядом. 

   

Клуни Младший попал в команду Черноклыка, но особой разницы между ним и Темнокогтем не было, так что радоваться и расстраиваться было не из-за чего. Весь кураж куда-то испарился, остался только неприятный страх в животе. Так было и со всеми остальными крысятами: каждый был не прочь разойтись как ни в чем не бывало. Это секрет, который вам не расскажет ни один боец, готовящийся выйти на арену. Клуни боялся не тумаков, а поражения. Если мать, несмотря на ее своеобразную натуру, примет его любым, то нужен ли отцу сын-неудачник? Фразы «Ненавижу неудачников», «За неудачу есть только одно наказание — смерть», которые он слышал с самого детства, наводили на мысль, что нет. Вот сидел бы с утра в школе и писал закорючки — ничего бы этого не было... В это же время Маттимео мучало чувство вины, ведь мама умоляла его не сражаться. Папа сказал, что неважно сможет ли он победить, важно, что он постоял за честь семьи. Ох, от чести всегда кто-то страдает... 

 

Раздался удар в колокол, наставники начали пытаться разбудить в них ярость, первые бойцы приготовились. В начале взрослые смотрели на детские драки с долей смеха и умиления, но затем в них проснулся настоящий азарт. Тем временем пришла очередь Клуни. Первый противник дался ему легко — он был слабее и медленнее. Со вторым уже пришлось немного попотеть. Ему уже начало казаться, что все до неприличия просто, ведь он уже, считай, оказался в полуфинале, но когда он узнал имя своего третьего противника, сердце его ушло в пятки. Хряк был сыном Темнокогтя и по размеру больше походил на барсучонка, чем на крысеныша. Клуни лихорадочно пытался вспомнить все то, чему его учил отец, пока не раздался звон и он все не позабыл. Он стрелой бросился на Хряка, надеясь дать ему под дых, но вдруг оказался в противоположном конце арены. Пока он пытался понять, что происходит, Хряк по-детски напряженно схватил его за лапы и повалил на землю. Он уже собирался навалиться на него всем своим весом, но тут ор толпы прорезал крик Роксаны «Давай!», обрамленный вторящим ей басом Клуни, и Клуни Младший дал Хряку коленом в живот и встал. Они провозились еще долго, наваливаясь друг на друга и делая захваты. В какой-то момент у Клуни даже было время полежать. От недостатка воздуха и причудливой игры теней толпа принимала странные очертания. Мама и папа танцевали друг с другом, раскачиваясь, как змеи. Они выглядели красиво, но как-то неприятно и пугающе. Их желтый и зеленые глаза сверкали в отблесках луны, а эффектные черты лица казались выточенными из камня. Между ними стояла тетя Крыска и не обращала внимания, что они все время ее задевают. Она смотрела на Клуни Младшего со всей жалостью, которая у нее была. Острота ее боли будто отрезвила его и он решил закончить этот кажущейся вечным бой. Резко сменив усталый темп, он подскочил к Хряку со спины и сделал самый сильный свой захват. Хряк попятился к другому краю арены, но в конечном итоге обессилено упал, а Клуни успел ловко из под него вылезти. Хряк посмотрел на него так обиженно, будто тот нарушил правила какой-то их игры. Толпа ликовала. Темнокоготь не расстроился, потому что проиграть сыну Шефа непозорно, к тому же выгоднее, чем выиграть у него. 

   

Маттимео знал, что стоит ему сделать одно неверное движение и он проиграет. Даже самый тщедушный крысеныш значительно превосходил его в силе, он мог лишь бить по болевым точкам и использовать вес противника против него самого. Именно эта стратегия помогла дойти ему до финала. В зал начали сбредаться мыши, ставки, звучащие по рядам, были уже невероятно высоки. Взрослые стали волноваться, ведь бойцы олицетворяли собой крысиное и мышиное племя и даже в чем-то их будущее. Роксана и Клуни перестали плясать и сосредоточенно смотрели на арену вместе с Крыской, как три филина. Клуни Младший закрыл глаза, концентрируя в себе всю энергию, что была в его маленьком теле. Смог папа, сможет и он. Как только палка коснулась колокола, он бросился на Маттимео, как бегун к финишу. И сорвался с арены. Маттимео успел отскочить, так как он видел по яростному лицу противника и напряженному положению тела, что он сейчас сделает. От стресса Клуни поднялся очень быстро, коленки засаднило. Вдруг он услышал крик Василики: «До первой крови! До первой крови!» «До первой крови!» — вторила ей Крыска. Клуни Старший посмотрел на нее взглядом, который она никогда раньше не видела, на миг ей показалось, что он сейчас выхватит меч из ножен и убьет ее. В зале начался спор. Крысы орали, что это несерьезно, и под первой кровью подразумевается хотя бы торс или морда, мыши кричали, что это не они придумали правила, а крысы просто жулики. Начали выяснять, кто вообще придумал правила, особенно пытался это узнать Клуни, ведь ни один указ не действителен без его воли. Роксана забила в колокол, чтобы привлечь их внимание: «Я придумала это шоу и эти правила. Но во-первых, я не знала, что все будет настолько серьезно, во-вторых, коленки не в счет. Я уверена, что у всех бойцов в той или иной степени есть ссадины на коленках, просто у кого-то кожа тоньше, а у кого-то толще. Да и не было никакого боя, никакого контакта, он просто грохнулся. Продолжаем». Зрители стали одобрительно стучать по столу. Клуни с облегчением посмотрел на Роксану. Никто не умеет создавать проблемы, как она, но никто не умеет и так их решать. Крыска же взглянула на нее с укором. «Я сама уже устала от всего этого. И я не представляю, как устал Клуни Младший. Но что теперь поделать?» — прошипела ей Роксана. Крыска не изменилась в лице. «Ну да, да, ты была отчасти права. Полоумная Роксана и ее идеи. Ты удовлетворена?» — прошипела Роксана громче. Крыска отвела с нее испепеляющий взгляд, хотя порицать Роксану доставляло ей удовольствие. «Ты наказана. Я буду две недели звать тебя Рокси» , — с удовольствием подытожила Крыска. Рокси не оставалось ничего кроме как смириться. 

   

Бой начался во второй раз. И Клуни, и Маттимео уже еле стояли на лапах. Клуни Старший не выдержал и крикнул сыну: «Соберись!» Клуни Младшего только больше замутило от страха. Сначала они не решались подойти друг к другу и лишь махали кулаками по воздуху, но в какой-то момент крики толпы их растормошили и началась настоящая драка. Быстрая, нелепая, яростная. Клуни уже забыл, зачем дрался, главное было выиграть. Любой ценой. Маттимео же все прекрасно помнил и поэтому вдарил Клуни по носу. Тот не смог удержаться и смачно грохнулся на спину. Зал на секунду притих. Потом раздались ликующие крики мышей. Клуни Младший закрыл морду лапами, хлюпая кровью из носа и слезами. Роксана взбежала на сцену, достала из коробки кубок, сунула его Маттимео и протараторила: «Поздравляем победителя нашего турнира! Праздник окончен, можете расходиться или идти ко всем во двор!»  Она тут же бросилась поднимать сына: «Все хорошо, ты молодец, это всего лишь игра! Ты еще сотню настоящих боев выиграешь!» Клуни Младший не мог уже закрывать морду, так как кровь хлынула сильнее. Только сейчас он понял смысл выражения «хочется провалиться сквозь землю от стыда». Он не мог поднять глаза, чтобы взглянуть на кого-то. Крысы смотрели на него и явно обсуждали. Роксана крикнула им: «Нет в вас соревновательной этики! Уважения бойцов! Здесь выиграл, здесь проиграл! На то это и поединок, поэтому это и интересно! А это всего лишь дети, это потешные бои! Вы еще увидите на что он способен! Все, идите пьянствовать, пока я не забрала все вино!» Крысы вняли угрозе и стали разбредаться, но медленно, чтобы посмотреть, что произойдет дальше. 

 

Клуни Старший наконец отошел от шока и направился к семье. Роксана оскалилась: «Только тронь его пальцем и я убью тебя». «Очень смешно. А теперь отойди от него, нечего поощрять его слабохарактерность своей жалостью. Он проиграл мышонку, но этого позора ему оказалось мало, и теперь он еще и ревет у тебя под юбкой!» — Клуни не орал, но говорил громко и с сильной злобой. «Он ревет, потому что ему стыдно от поражения, и он боится тебя. Хорошенький настрой для победы!» — Роксана запрокинула Клуни Младшему голову и приложила к носу холодную бутылку вина, только что взятую из погреба. «Надо было говорить ему, что главное не победа, а участие, и отправить учиться вышивать, по-твоему? Давала бы ты мне его нормально воспитывать, ничего бы такого не было! Но это закончится прямо сейчас, отойди от него сейчас же или я тебя оттащу!» — Клуни схватил ее за руку. Матиас окрикнул его: «Эй, Клуни, может, хватит срывать гнев на жене? Вдруг ей надоест и она уйдет, ну скажем, к всегда веселому и доброму Бэзилу Оленю?» Клуни оторопел: «Заткни хлеборезку, мышь, не то я вырву тебе язык! Во-первых, она никогда не уйдет к этому ушастому, дебильно скачущему ничтожеству, во-вторых, если бы я срывал на ней гнев, она бы не дожила до сегодняшнего дня!» Роксана поняла тактику Матиаса и быстро передала Клуни Младшего Крыске, та в свою очередь повела его в женские спальни. Матиас знал куда надавить: «Только не обижайся, я не хочу с тобой ссориться, ты нас покорил, у меня жена и ребенок, и я отвечаю за их безопасность. Просто, знаешь, у Роксаны и Бэзила была особая связь... Он так заботился о ней, смешил ее... А ты наоборот ее только расстраиваешь. На него она смотрела, как на луч надежды, а на тебя она смотрит... ну как на строгого дедушку». Клуни был не идиот и понял, почему Матиас затеял эту игру, однако эта тема вызывала в нем неконтролируемую ярость. К тому же со спиногрызом он всегда может разобраться (да и нового можно завести в крайнем случае) и отрубить Матиасу голову за дерзость тоже. Через пять минут вся компания пошла искать Бэзила Оленя для дальнейшего разбирательства. Слушание дела растянулось где-то на час и в адрес Роксаны было высказано много предполагаемых обвинений, но в итоге Клуни остался удовлетворен словами Роксаны: «Тогда я думала, что ты меня предал, и хотела отомстить тебе. Бэзил Олень был единственным зверем мужского пола, приемлемого возраста и роста во всем аббатстве, который был бескорыстно добр ко мне. Но даже если бы у меня с ним начался роман, в нем не было бы той особой связи, которая есть у нас: нашей глубины, силы и безумной страсти». 

   

Клуни, Роксана, Крыска и Клуни Младший сидели под деревом. Иногда до них долетали кусочки конфетти и звуки крысиной пирушки, вернувшейся в Большой Зал после того, как мирные жители разошлись. Клуни Младший на всякий случай сидел с маминой стороны. Кто-то периодически вздыхал, смотря вдаль. Наконец Роксана решилась нарушить нависшую тишину: «Клуни, а ты ведь тоже не с первого раза аббатство захватил». «И то верно, но... Ладно, не буду» , — Клуни знал, что сказать, но он был уже не в настроении ссориться. «Жизнь вообще странная штука. Помните, раньше у нас такие события заканчивались драматично и триумфально?» — заметила Роксана. Клуни со знанием дела ответил ей: «Ну взрослая жизнь, бытовуха, сама хотела замуж, вот и получай». «Ты мог бы использовать это как свою свадебную клятву, было бы очень в твоем стиле» , — Роксана пошутила первый раз за этот долгий вечер, перетекший в ночь. Все усмехнулись. «А знаешь, Клуни, твой сын немного другой, но очень похож на тебя. Я чувствую это всем сердцем и люблю его почти так же сильно, как тебя уже» , — поделилась своими мыслями Крыска. «Ну ничего удивительного, это же мой сын. Идиот, но мой. Но ничего, и это мы исправим» , — Клуни Старший потрепал Клуни Младшего по голове. Клуни Младший улыбнулся — он снова ощутил себя дома. Роксана задремала и плюхнулась головой Крыске на плечо, Крыска попросила Клуни отнести ее в спальню. Когда Клуни взял Роксану на руки, она открыла глаза и спросонья начала откровенничать: «Скучнее сейчас живем, но лучше. Есть куда приходить, где просыпаться. Давайте, кстати, завтра поленимся, подурачимся и поедим клубники». Все, включая Клуни, согласились и пошли спать. 

 

Клуни Младший наконец лег на кровать — тело давно ныло от усталости. Перед сном он думал о том, что и папа когда-то был маленьким и мечтал о грядущей боевой славе. Завтра Клуни Младший начнет тренироваться совсем по-другому. А пока его коленки приятно охлаждают листья подорожника и ветерок колышет гобелен с изображением папы на пиратском корабле, который он вышел сам. Крыска спала и в части, где спали офицеры, и в части, где спали женщины аббатства. Сегодня ей хотелось душевного спокойствия, а не залихватского веселья, поэтому она выбрала второй вариант. Не переодеваясь, она легла в постель. Одежда хранила воспоминания дня и ощущение того, что у нее теперь не один, а два Клуни. Надо заставить Роксану родить третьего. Или целую армию. С этой безумной, но сладкой мыслью она уснула. В комнате, интерьер которой сочетал в себе брутальность и утонченность, Клуни и Роксана, как обычно, спали в крайне причудливой позе. Они переплетались между собой, потому что Клуни физически требовалось много места, а Роксане духовно. Клуни обвивал ноги Роксаны хвостом, как змея посох. Роксана иногда выскальзывала из плена, благодаря своей шелковой ночнушке, но Клуни сквозь сон приковывал ее к себе снова. Крысы, наконец закончившие отмечать, спали в окружении закрывшихся бутонов. Мыши спали там, где должны. Пускай кто-то еще не, а кто уже не, но есть что-то доступное всем возрастам. Не всегда удобное, иногда слишком близкое и раздражающее, но уютное и родное. Наверное, это и есть счастье, неописанное в книгах, но прославленное жизнью. Сердца, бьющиеся в разных ритмах, но омывающиеся одной кровью. Жидкостью, которая порой соединяет нас на всю жизнь надежнее, чем самая нерушимая твердь. 

   

 

 

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!

Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.

Sign In Now
Sign in to follow this  

  • Recently Browsing   0 members

    No registered users viewing this page.

  • Similar Content

    • By Роксана
      Аннотация: Как пройдет встреча Матиаса Воителя и Мартина Воителя? Что будет, если все главные злодеи мира Рэдволла пересекутся? 
      Жанр: Трагикомедия 
      Рейтинг: 12+ или 16+, если вы мастер аллегорий или гиперчувствительны.
       
      Зимние сумерки лишили аббатство цвета. Эти перемены не показались никому удивительными, ведь и не такое может случится в Ночь Забытья. Во дворе уже было припарковано множество повозок, из дверей лилась музыка. И только Матиас еще не спустился вниз, заставив Василику начать волноваться: «Матиас, почему ты еще здесь? Даже все злодеи уже на месте, а они вечно опаздывают». Матиас вздохнул: «Мартин приедет...» Василика забавно нахмурилась: «И что же теперь просидеть тут весь праздник? Разве так ведут себя воители Рэдволла?» Он смотрел в пол, теребя покрывало: «Ну это же он настоящий воитель, а я так — завхоз, умеющий кидаться металлоломом». «Не говори глупости, ты, как и Мартин, победил двух страшных злодеев, к тому же моложе и перспективнее» ,— она ободряюще положила ему лапу на плечо, и они направились к выходу.
        Тем временем в зал прошел зверь, не менее волновавшийся перед встречей с Мартином. Среди копошащихся мирняков Бадранг сразу же заметил высокие силуэты своих коллег и вальяжно сел за стол с черной скатертью. Он со скучающим видом оглядел своих с каждым годом страшнеющих собратьев и тут вдруг заметил невероятно статную по сравнению с местными пухленькими и простенькими бабами крысиную самочку в длинном черном платье, сидящую рядом с Хлыстом. «За сколько отдашь?» — он старался не терять хладнокровие, чтобы попытаться сбить цену как опытный торговец. Клуни гордо хмыкнул: «Этот товар не продается, а если бы и продавался, то у тебя бы все равно столько не было». — «Зря ты такую монополию развел, девки наглеют от этого» ,— он напрягся, раздумывая, как получить желаемое. Тут Роксана присоединилась к их диалогу: «У нас все держится на истинной силе, заслуживающей преданности, а не деньгах и кандалах. К тому же зачем тебе новая рабыня, если есть хорошо забытая старая? Мартин глаз с тебя не сводит». Бадранг усмехнулся: «А ты остра на язычок. Действительно просто так не купишь, но в одном ты ошибаешься: ты все же пленница, причем не у того хозяина. Его скоро свергнет кто-нибудь из солдат или он самоликвидируется, слетев с катушек, а у меня замок на море». Терпению Клуни пришел конец: «Прекрати молоть чушь, старый коврик для ног. Тебя свергли собственные рабы, на тебя напал собственный друг». Бадранг уже набрал воздуха в легкие для ответа, но Слэгар его опередил: «Как вы мне все надоели, я хочу удалиться от вашей группы. Нет, чтобы скооперироваться и работать вместе на Малкариса, так вам только и нужно, что понтоваться и ругаться из-за женщины с манерой поведения, как у моей матери». Клуни осмотрел зал и вдруг радостно заорал: «Села! Иди сюда! Да ты не бойся, второй раз-то я тебя убить не смогу, зато у нас тут твой сын! Увидеться хочет!» Слэгар вскочил как ошпаренный и, перечислив оскорбления на каждую букву алфавита в адрес Клуни, скрылся за дымовой завесой. 
        Войдя в зал с черного хода, Матиас увидел Роксану, купающуюся во внимании Клуни и Бадранга. Здесь он еще раз протер платком Василики свои сверкающие доспехи, надетые для того, чтобы произвести впечатление на Мартина. Затаив дыхание, он прошел к главному столу. Однако кроме брата Гуго, приложившегося к элю, и мыши в лохмотьях и платочке на шее вместе с какой-то монахиней он никого не увидел. Наверное, странники или паломники. Вдруг странник подошел к нему и тепло улыбнулся: «Здравствуй, Матиас, рад наконец познакомиться. Ты достойно охранял наш дом все эти годы». Матиас нервно осклабился в ответ, одновременно ощущая волнение и разочарование.
        Роза и Василика пожали друг другу лапки и пошли к женской половине стола. Там обладательницы цветочных имен столкнулись с Роксаной. Василика обняла бывшую пленницу Рэдволла: «Привет! Как ты здесь оказалась? Роза, не пугайся, она хорошая». Напрягшаяся от вида крысиной самки Роза вежливо поприветствовала ее. Роксана подала Розе свою тонкую, когтистую лапку и ответила Василике: «Мне наскучил спор этих старых хрыщей, и я пришла к вам потанцевать». «Хочешь, покажу классный танец?» — воодушевленно подхватила идею Василика. Так Роксану, умеющую мастерски исполнять восточные танцы, запрягли играть в ручеек. Хоровод девушек пролетел мимо Матиаса и Мартина, пытающихся найти точки соприкосновения. Мартин, кажется, был всем доволен, а вот Матиас пытался найти в Мартине того Мартина Воителя, благодаря которому он стал тем, кто он сейчас есть, и это ему никак не удавалось. К тому же будучи из другого поколения, Мартин иначе воспринимал аббатство и не понимал местных шуток. Вдруг к ним подбежал Маттимео и с нескрываемым любопытством стал рассматривать героя с гобелена: «Живой Вы еще лучше!» Мартин рассмеялся и потрепал его по мягкой шерстке: «Почему же?» Малыш на секунду задумался, но ответил четко: «Там Вы очень серьезный и гордый, а в жизни добрый и простой». Дитя глаголило истину, и Матиасу стало невероятно стыдно за свои сегодняшние мысли. Он принял решение начать все заново, и уже было хотел повернуться к Мартину, как вдруг услышал крики из другой стороны зала. 
        Роксана радостно бежала под лесом из лапок, покачивающихся от задора, пока не врезалась в последнюю мышку из колонны, вставшую как вкопанную. Хоровод расступился, и ее взору предстал Клуни, стоящий подбоченившись. За ним виднелся длинный шлейф убегающих мышек, с ней остались только Василика и Роза. «Значит, танцы, да?» — спросил он интонацией, от которой у всех присутствующих душа ушла в пятки. Роксана выпрямилась и, скрыто возмущаясь от несправедливости, начала оправдываться: «Да, мы просто танцуем, а не выдаем ваши с Матиасом планы. У меня нет подруг, и это моя единственная возможность пообщаться с девочками». Клуни повернулся к Бадрангу и обратился к нему, как родитель, делящийся возмущением с другим родителем: «Видишь, она даже не понимает, что сделала». «А я говорил тебе, что ты ее избаловал. Ну ничего, это исправимо, тем более я наслышан о твоих методах воспитания» ,— на последних словах у Бадранга загорелись глаза. Клуни посмотрел на него с презрительной усмешкой: «Нет, такого удовольствия я тебе не доставлю». Роксана облегченно вздохнула. Клуни резко перевел на нее взгляд: «Рано радуешься, мы еще дома поговорим». Роксана кардинально изменилась в лице. Тут Василика не выдержала: «Да как ты смеешь, она ведь уже почти женщина! Мы даже Маттимео так не запугиваем!» Клуни рассмеялся: «То-то он растет еще более жирным и тупым, чем его папаша. Дети во всем должны быть лучше своих родителей, да? Хотя, может, ты и права, и стоит придумать ей более символичное наказание, которое бы раз и навсегда отучило ее общаться с мирнюками». Выкрав необходимую ей секунду во время их дискуссии о педагогике, Роксана метнулась к Цармине: «Цармина, пожалуйста, поскачем на крышу! Я буду непрерывно тебе чесать за ушком в обмен на это!» Цармина огляделась по сторонам, убедившись, что никто этого не слышал, и, взяв ее зубами за шкирку, посадила к себе на спину и умчала вверх по ступеням. Василика и Клуни уже активно переходили на личности в своем споре, но зрелище Роксаны, оседлавшей Цармину, или Цармины, похитившей Роксану, заставило их разойтись как ни в чем не бывало. Клуни всегда боялся, что у него уведут Роксану, но он никогда не думал, что это сделает Цармина. Со словами «кошачья падаль» он ушел продумывать план, как украсть Роксану обратно, не натолкнувшись при этом на когти правительницы Котира.
        Василика же направилась прямиком к воителям Рэдволла: «Как вы могли просто стоять и смотреть на все это? Может, раньше вы и были героями, но сейчас вы лишь их памятники». Матиас замялся: «Но это же их семейное дело. Да и она все равно к нему вернется. Когда встречаешься с тем, чьим именем пугают детей, нужно быть готовой к подобным вещам. Он и так добр, если это слово вообще применимо в его отношении, к ней насколько возможно». Матиас повернулся к Мартину: «А ты что думаешь, Мартин? Естественно, мне хочется ей помочь, но какой в этом смысл, если она не останется с нами в аббатстве? Мы ей уже предлагали». Мартин вздохнул: «Правда в том, Матиас, что мы герои не потому, что мы хорошо понимаем, кому можно помочь и кому нельзя, а потому что не можем не броситься на помощь. У меня тоже были моменты, когда я об этом забывал, и именно о них я сейчас жалею сильнее всего. К тому же нам надо впечатлить наших дам, и Цармина очень резко меняет свое настроение, уж поверь мне».
        Их разговор краем уха услышал Бадранг, который также собирался сейчас идти к Роксане. Конечно, он хотел ее украсть, а не спасти, но вот странная штука — идея похищения вдруг будто бы перестала удовлетворять его полностью, ему хотелось, чтобы она пошла за ним по собственной воле. Вдохновившись новой игрой, Бадранг ринулся к лестнице, под которой Слэгар Беспощадный прятался от матери. «И этот побежал. Что они там все с ума посходили? Не зря женщин не берут ни на корабль, ни в армию» ,— подумал он. С тех пор как укус Асмодеуса превратил половину его морды в безжизненную кашу, Слэгар перестал полагать, что женский пол может хотеть провести время в его компании без угрозы для жизни. Это не могло не печалить его где-то в самых темных глубинах души, но и радовало, так как благодаря этому он мог считать себя самым беспристрастным и хладнокровным злодеем. Завистливые коллеги даже стали сочинять о нем всякие небылицы, но ничего он еще им покажет. Ведь с тем, что не под силу Куроеду и уж тем более Слэгару, сможет справиться Стеллар Лунарис. 
        Цармина извивалась от удовольствия под умелыми лапками Роксаны, чешущими ей подбородок, животик и, конечно, за ушком. Она даже иногда то ли рычала, то ли мурлыкала. Единственным, что напрягало Цармину, был невероятно вкусный запах Роксаны, от которого она уже начинала захлебываться слюнями. «Мне нужно поохотиться, чтобы не сожрать тебя ненароком. Жди здесь» ,— она скрылась на ветке ближайшего дерева. Роксана была рада наконец отдохнуть и, хрустнув лапками, села на крышу. Но долго побыть одной ей не дали. Увидев в люке поднимающуюся морду Бадранга, она попятилась назад и уже хотела звать на помощь Цармину, думая, что Клуни за ней пришел, но волк объяснил ей, что пришел с миром. Бадранг улыбался ей по-злодейски нелепо, как будто подлизываясь. Так здороваются взрослые с детьми своих друзей. Роксана поняла в чем дело, и со спокойной, уверенной улыбкой приготовилась слушать его тирады.
        Бадранг начал: «Послушай, Роксана, ты, наверное, ошибочно подумала, что я зову тебя таскать булыжники? Ты будешь моей личной рабыней, и тебе не придется делать ровным счетом ничего кроме как доставлять мне радость. У меня огромный замок на море, правда, он ни до конца достроен, но ремонт всегда затягивается, и множество рабов. То есть, все то, к чему так безуспешно стремится твой хахаль. А еще у меня два глаза. Пойми, ты и так рабыня, как бы он тебе не вешал лапшу на уши, и никто не сможет дать тебе больше, чем я. Вы скоро по миру пойдете. Преклони колени, и ты станешь собственностью лорда Бадранга, а значит, тебе не о чем больше будет волноваться». Как можно отказать самому великому злодею современности? Тем более если он такой красавчик. Улыбка Роксаны стала более ласковой: «Спасибо за предложение, Бадранг, но Клуни мне дал столько, сколько не давал никто в жизни. И речь здесь не только про материальные ценности. Я, конечно, понимаю, что в злодейской среде не принято произносить слово на букву «л», но вот она у нас. Та самая особая связь, как у сообщников». Бадранг пытался оставаться легким и веселым, но внутри у него уже начинало все клокотать: «Да он скоро наскучит тебе. Ты пойми, я ведь тоже не собираюсь держать тебя просто как красивую мебель. Мне хочется иметь женщину, поддерживающую меня, и все дела. А ты как раз для этого подходишь: красивая, гордая... остроумная, если у женщины вообще может быть острый ум. В общем, высший сорт. Заметь, это я говорю. Ну чего тебе еще не хватает, а? Обниматься я тоже умею, смотри». Он обнял ее, но это больше было похоже на некрепкий захват. Роксана из вежливости на секунду прикоснулась лапой к его плечу: «Ну просто все так сложилось... Я рада, что ты хочешь завести поддерживающую тебя женщину, и я уверена, что ты найдешь такую». Бадранг перестал играть в добряка, его взгляд стал четок и неподвижен, а голос приобрел привычные басистые нотки: «Скажи, чего тебе не хватает. Только без этих твоих штучек. Прямо. И немедленно». Роксана поняла, что нет смысла ходить вокруг да около, чтобы его не обидеть: «Ты более жестокий. А я хрупкая и трусливая. Тебе нужна другая женщина». «Что ж, с этим сложно поспорить» ,— он потупил взгляд и в развалку отошел назад, как бы размышляя над жизнью. Возможно, смирился. Она вдруг ощутила, как на крыше на самом деле прохладно и как легко она сегодня одета.
        Внизу было море шума и света, отчего Слэгар ощущал себя очень неуютно. Подлинное впечатление он мог произвести только в темноте. Но делать нечего, пришло время выбрать жертву. Роксана? Он все детство смотрел на то, как мать крутит мужиками, поэтому яркая внешность вкупе с женскими уловками вызывали у него лишь скуку и неприязнь, к тому же очередь большая. Мышки? Сероваты и туповаты. Констанция? Лучше еще раз поцеловаться с Асмодеусом. Джесс? Он стал рассматривать белку. Прямой, бесстрашный взгляд, но при этом приветливый. Как странно... К тому же рыженькая. А какой хвост! Слэгар направился к ней. Он вручил ей дымящийся бокал, в котором расцвела черная роза, как только Джесс взяла его в лапы. «Хочешь знать будущее? Твоя красота никогда не испарится, как этот дым, а Стеллар Лунарис принесет в твою жизнь еще много чудес!» — он начал говорить, как бы сам удивляясь глупостям, которые произносит, но закончил действительно живо и загадочно. Джесс подняла бровь: «С чего это ты вдруг? Попал в «плохую» компанию и тоже захотелось иметь девушку?» Слэгар огрызнулся и уже собрался уйти, но Джесс его остановила с весьма серьезным видом: «Подожди. Спасибо, но меня всякими фокусами не впечатлишь. В зверях я ценю способность совершать благородные поступки и только это». «Ищи дурака! Чтобы я еще повелся на твои глазенки...» — он пошел к выходу. «А что с ними? С глазенками?» — крикнула Джесс ему вслед. «По ним видно, что ты не ведешь никакую игру и не ведаешь страха... Дурацкие, в общем!» — он одернул плащ, заставив звезды на нем плясать.
        Звезды на крыше наоборот были безмолвны и холодны. Бадранг по-охотничьи осторожно сделал шаг вперед. Роксана попятилась назад, но тут же уткнулась в край крыши и вжалась в него: «Как бы ты не относился к Клуни, тебе же это невыгодно! Он сильный враг! Он жизнь положит на то, чтобы тебя убить!» Бадранг рассмеялся, оскалив зубы: «Бадранг всегда выходит победителем. Так что ты прыгаешь либо ко мне в объятья, либо с крыши». Роксана опустилась вниз, закрыв голову лапами. Тут сквозь сплетения собственных пальцев она увидела два зеленых огонька. Цармина одним бесшумным прыжком спустила его по лестнице в люк: «Ррр, моя добыча!» Роксана со слезами обняла ее, поблагодарив раз десять. «Мрряу, хватит болтовни, котлетка! Я не смогла найти добычу, так что массируй меня, если не хочешь ею стать» ,— Цармине казалась милой и полезной крысиная самочка с одурманивающе сладким запахом, но она не должна была забывать, кто тут хищник, а кто игрушка. Роксана послушно принялась за работу, хотя по щекам у нее все еще катились слезы. Цармина не могла получать истинное удовольствие, слушая всхлипы, и поэтому сказала: «Ладно! Отдохни немного. И не удивляйся так: все мужики — козлы. Но ничего, больше ты их не увидишь. Поедешь со мной в Котир, будешь меня вычесывать и для меня танцевать, а я всем запрещу тебя есть и буду с тобой каждый день играть».
        Последние слова она сказала чуть ли не мурлыча. Цармина была властной, эгоистичной и жесткой, но все-таки она была женщиной, поэтому глубоко внутри нее ощущались понимание, ласковость и темпераментность. К тому же защитить она могла лучше почти любого мужчины. Но Роксана все же верила и надеялась на свое спасение. Она всегда понимала, но никогда по-настоящему не осознавала, насколько Клуни ограждал ее от их мира, и какой силы у него любовь, если он так относится к ней, будучи из одного теста с этими зверьми. А она сбежала сначала играть в ручеек и потом на крышу. В воздухе все еще осталась тяжелейшая аура Бадранга. Роксана вдруг с улыбкой вспомнила, как они с Клуни еще на острове катались в траве, колошматя друг друга, после того, как признались в своих чувствах. А потом прыгали вместе на волнах, точнее она прыгала, держась за него. Там было все белое: и небо, и вода — будто какая-то сфера. Вдруг в ней она увидела красное отражение и спросила у Клуни: «Это я тебя настолько сильно оцарапала или нас жрет какая-то рыба?», а он улыбнулся и ответил: «Просто любовь причиняет боль». Роксана повзрослела стихийно и естественно. И Бадрангу не удастся украсть ее жизнь, он не выйдет победителем. Она представила, как та белая сфера из воспоминания окутывает всю крышу. У нее из глаз потекли слезы облегчения. Цармина зевнула, щелкнув клыками: «Когда ты уже перестанешь реветь? У тебя там что, целое море?» Роксана улыбнулась: «Да». 
       Матиас победоносно достал меч Мартина: «Вот, держи, он по праву принадлежит тебе». Мартин отвлекся от заточки своего нынешнего меча: «А, этот! Он действительно мой любимый, но ты можешь оставить его себе. В конце концов какая разница, чем сражаться». Матиас вытаращил глаза: «Как какая разница? А... а как же сила, запечатленная в мече?» Мартин по-доброму рассмеялся: «Ну я что колдун какой-нибудь, по-твоему? Если только сила веры». Матиас не успокаивался: «А как же «Я там и сам», ступеньки, луна? Это все для чего?» Мартин почесал голову: «Ну меч же должен достаться самому мотивированному и сообразительному. А «Я там и сам» — это просто игра слов, я думал, что ты понял, раз отгадал загадку». Матиас чуть не уронил меч от разочарования, но затем мысленно призвал себя повзрослеть и будто бы ни в чем не бывало спросил: «Я так понимаю, что ты уже побеждал Цармину. Так каков будет наш план?» Мартин опробовал свежезаточенный меч на какой-то дощечке и удовлетворенно покачал головой: «Герой-любовник нашей жертвы уже утащил бочку с водой для своей операции, так что план у нас может быть только один. Ну ничего, нам не привыкать».
        Тем временем Клуни поднимался по лестнице с бочкой и ковшом и, резко открыв люк, плеснул приготовившейся к атаке Цармине воду прямо в морду. Она, шипя, отскочила на башню, собираясь напасть оттуда, но у Клуни хватило сил плеснуть в нее из самой бочки на такую высоту. Он крикнул Роксане отойти к краю, чтобы ослепленная ужасом Цармина не затоптала ее, но дикая кошка как раз решила использовать этот край как платформу для прыжка. Страшное произошло за долю секунды. Клуни захлестнуло ледяной волной ужаса. И только совершенно кошмарные крики Роксаны, не способной даже выговорить «помогите», привели его в чувства. Он залез на край и попробовал сначала подать ей лапу, а потом подцепить хвостом, но ничего из этого и близко не выходило, так как водосток, на котором она висела, отклонился слишком далеко. Клуни попробовал успокоить задыхающуюся Роксану: «Пожалуйста, не дергайся так, ты его раскачиваешь. И держись изо всех сил, прошу, сейчас я помогу». Роксана прислушалась к его словам по мере сил, теперь она просто тряслась, но не раскачивалась, и беспрестанно что-то шептала. На звуки прибежали Матиас, Мартин, Василика и какие-то зеваки. Василика закричала: «Держись, Роксана! Сейчас я попрошу вынести вниз ковер! Только сейчас держись!» Она побежала вниз, издавая громкий топот маленькими лапками. Матиас подошел к Клуни вплотную: «Подержи меня, я попробую до нее дотянуться, и мы вместе ее вытащим». Клуни не только была отвратительна мысль о том, чтобы принять помощь у своего злейшего врага в спасении Роксаны, он еще и не доверял его способностям. Хорошо, юнец и вправду упертый, но абсолютно неуклюжий, да и Роксана, хоть и очень худенькая, по размерам превосходит его в два раза. Мартин прервал его размышления, затянувшиеся на несколько драгоценных секунд: «У тебя будет еще вся жизнь подумать о своей гордыне, если она погибнет». Клуни вышел из транса: «Да хоть на шею пусть мне залезет! Толку-то? Мы все равно не дотянемся».
        Все находившиеся в зале выбежали во двор и растянули ковер, особенно крепко его держали Констанция и Орландо. Слэгар вышел последним. Джесс хотела позвать его на помощь к остальным, но он вдруг сам повернулся к ней: «Благородный поступок тебе нужен? На, подавись». Лапой, не знающей промаха, он кинул балласами в водосток, и тем самым подвинул его ближе к участвующим в спасательной операции. Клуни схватил Матиаса на руки так быстро, как, пожалуй, хватают только матери своих детей во время опасности, и протянул его к Роксане. Роксана дрожащей лапой взяла лапу Матиаса, и тут же ее вторая лапа отцепилась от водостока. Она с леденящим душу криком повисла на сооружении из Матиаса и Клуни. Воздух сотряс всеобщий облегченный выдох. И только Клуни тихо сказал Матиасу: «Держи ее изо всех сил. У нее совсем нет мышц, но ей нужно подтянуться». Он посмотрел на Роксану: «Знаю, ты этого обычно не можешь, но тут-то ситуация особенная, это должно дать тебе сил. Для спасения тебе нужно подтянуться. Давай, мы тебя держим». Роксана попыталась подняться хоть чуть-чуть, но слабые мускулы не дали ей этого сделать. У нее по щекам потекли слезы, она снова начала что-то шептать и затем взглянула на Клуни: «Я не могу... Послушай, я тебя люблю больше всех на свете. Ты мне самый дорогой зверь. Ты мне и маму, и папу заменил, и всех друзей...» Клуни ужаснулся: «Не надо всего этого! Ты не умрешь! Я могу убить любого зверя, значит, и погибнуть не дам любому зверю!» Роксана, сделав невозможное усилие, наполовину подтянулась. И расцепила лапы. Клуни откинул Матиаса и прыгнул за ней прежде, чем Мартин успел его остановить. Оба воителя зажмурились, пока не услышали звук удара и галдеж.
        Клуни и Роксана лежали на траве, выглядывающей из порванного ковра, будто спящие. Но глаза их были открыты. Послышались крики «Лекаря!» Роксана отделалась несильным ушибом, так как приземлилась на Клуни, схватившего ее в полете, но тряслась так, будто билась в конвульсиях. Дрожащим голосом она сказала: «Урааа, мы живы». Затем повернулась лицом к Клуни и чуть не расплакалась: «Ты... ради меня... Они всегда говорили, что ты меня недостоин, но это я тебя недостойна... Прости меня за все тупое, что я делала: за манипуляции на острове, Бэзила, стрелу, ручеек, Цармину...» Клуни отмахнулся лапой и понял, что, кажется, ее вывихнул: «Ой, ну хватит, недостойна она меня. Да это все ребячество просто, я же знаю, что ты не со зла. Я давно научился видеть зверей, иначе бы мне уже перерезали глотку во сне». Матиас удрученно заговорил с Мартином: «Мне совестно, что я не прыгнул...» Мартин грустно улыбнулся: «Эх, Матиас, пойми есть вещи, о которых лучше не думать. Он прыгнул не столько за ней, сколько следом за ней. Можно спасать, рискуя жизнью, но на верную гибель кинется только любящий зверь, у которого нет больше никого. А у тебя жена, ребенок и целое аббатство».
        Джесс подошла к Слэгару и, немного помявшись, спросила: «Слушай, а с какой стороны у тебя мертвечина вместо лица?» «С этой, а тебе какое дело?» — раздраженно ответил Слэгар. Джесс чмокнула его в противоположную сторону. Затем, подумав, чмокнула его полноценно: «Нет, было бы лицемерием требовать от зверя благородных поступков и потом целовать его только в более привлекательную сторону». Слэгар пытался выглядеть круто, и, может, маска и скрывала его эмоции, но Джесс-то ощутила его восторженную улыбку во время поцелуя. Бадранг наблюдал за всем действом из-за стены аббатства. От увиденного ему захотелось уйти. Нет, даже бежать, догоняя последние тени ночи. В лесу он заметил, что не один. По обочине шла другая беглянка. Цармина сверкнула на него глазами: «А, это ты, падальщик?» Бадранг подхватил ее интонацию: «Ну что, вышла сухой из воды?» Перепалка на этом не кончилась, они оба больше всего на свете любили играть. На ходу меняя правила или вовсе разрушая их, но играть. Села напоила Роксану какими-то снадобьями, которые должны будут ее успокоить и усыпить, вправила Клуни пару костей и надела на него повязки, потому что он сказал «Не в первый раз летаю с ваших крыш и, видно, не в последний» и отказался от постельного режима. Прощаясь с рэдволльцами, Клуни кивнул им в благодарность за помощь, и долго выдавливал, но все же выдавил «спасибо» Матиасу.
        Из-за горизонта выстрелили первые солнечные лучи, будто обнажая истинные облики всех зверей. Яркая маска Слэгара сверкала на свету разными оттенками и сидела так плотно, что можно было вполне принять его за чудаковатого лиса необыкновенной расцветки. Но сам он день не любил, так что скрылся под крышей аббатства вместе с Джесс. С небольшим усилием залезая в повозку, Роксана и Клуни уже были лишены того мрачного лоска, которым они светились вечером. В грязной черной и фиолетовой одежде, отдающей желто-коричневым при свете дня и повязках, они пытались поудобнее устроиться рядом, при этом не задев поврежденные места. Клуни менялся в зависимости от ракурса и освещения: то он действительно походил на страшилище для детей, то производил впечатление привлекательного мужчины. Ему было достаточно лет, но поворачиваясь к Роксане он делался моложе. Роксана потихоньку становилась сонной от выпитых снадобий и на секунду прикрыла глаза. Вся сурьма растеклась у нее по щекам, и все ее безумные поклонники и ярые ненавистники сейчас бы с ужасом могли разглядеть лицо вчерашнего ребенка, одетого в облегающее платье. Мартин сощурился от солнца и жизнеутверждающе улыбнулся Матиасу: «Смотри-ка, твои злодеи устроились гораздо благополучнее, чем мои. Может, ты действительно заколдовал меч?» Матиас подставил лицо солнцу, прикрыв глаза: «Кто знает, но мне кажется, что есть гораздо более древние и проверенные виды волшебства. На них-то и держится аббатство». Мартин последовал примеру Матиаса и тоже начал загорать: «Ты прав. Может, поэтому у нас и происходят такие чудеса». Последняя звезда, затаившаяся между травинок, погасла, перелистнув книгу и возвратив всех персонажей на свои места. Ночь Забытья в этот раз выдалась весьма удачной. 
    • By Роксана
      Беспокойные ветра посетили Рэдволл и его окрестности. Хлопали ставни, в коридорах слышались завывания. Лунный свет делал все вокруг едким и болезненным. Постоянно было ощущение, что кто-то выйдет на беловатую тропу. Этой ночью не спалось никому. Дети плакали, матери успокаивали их, сами не до конца веря своим словам. Юное сердце Василики трепетало от каждого шороха, Матиас напряженно всматривался в темноту, Констанция демонстративно пыталась отвернуться и заснуть, но у нее никак не получалось, аббат Мортимер же боялся, что это дурное предзнаменование. Ему казалось, что какая-то сила приоткрыла завесу, защищающую Рэдволл, и у зла будет больше шансов прорваться. Тут действительно ветром сдуло занавеску, и открылся вид на крысиный лагерь, издали похожий на черные холмы.
        Зло, вопреки выражениям, все же дремало. Клуни видел сон. Двери аббатства наконец с тяжелым скрипом, но покорно раскрылись перед ним как перед победителем. Замок будто был никем и ничем не попран, однако эхо пустых залов теперь звучало в честь него. Вдруг он увидел кого-то в капюшоне, направляющегося к нему. Расстояние развеялось перед ним, как туман, и вот он уже стоял напротив. Клуни оглянулся по сторонам. Гобелен был пуст. Ему стало не по себе. Из под капюшона была видна лишь мышиная морда, заговорившая звучным и пронизывающим голосом: «Поздравляю с победой. Ты действительно заслужил наше аббатство. Не каждый может отдать все за него, даже мы бы не смогли». Клуни не мог уловить смысл этих слов, хоть они и не казались бредом, поэтому озадаченно смотрел на говорящего. Загадочный спутник налил ему и себе непонятно откуда взявшееся вино, и они отправились обратно во двор. Мышь, неторопливо посмаковав вино, непринужденно заметила: «Только вот забавно, что трупы тебе придется убирать самому. Некому теперь больше. Но это ничего, ты быстро управишься. И мы наконец останемся наедине с аббатством и вечностью». Тут он даже не испарился на глазах, а пропал, будто закрасив пространство новым слоем. Клуни напряженно ступил во двор, но вместо плитки почувствовал под собой что-то мягкое. Это была не трава. Его сковал ужас. Весь двор был забит телами его солдат, каждая трещинка в плитке была утрамбована засохшей кровью. Он как в забытье пошел по ним, пытаясь удержать равновесие на скользких животах. Краснозуб, Призрак, Темнокоготь, Сырокрад, Черноклык — все лежали с открытыми пастями, в которых уже копошились мухи, и с пустым взглядом. На их мордах больше не было хитрых ухмылок и детского страха перед своим капитаном. Клуни не понимал что и, главное, зачем ему теперь делать. Знакомый, но до дрожи чуждый голос снова заговорил, но уже из глубины аббатства: «Да, так убивать нашим ребятам не под силу, да и из тебе подобных мало кто на такое способен». Клуни в панике начал рассматривать увечья погибших, в его взгляд врезались до боли знакомые следы от бича, на конце переходящие в колотые раны. Пошатываемый от не укладывающегося ни в какие понятия ужаса, он вдруг почувствовал, как ему на голову упало что-то тяжелое и холодное. Из глубины аббатства послышался крик: «Да здравствует король!» Стены взмыли вверх настолько, что солнце перестало светить. Клуни ощутил, как его начинает сдавливать какая-то разноцветная ткань. Вскоре он не мог даже перевести взгляд. Последним, что он увидел перед тем, как его глаз навеки застекленел, был Мартин Воитель сбоку. Клуни хотел закричать всем своим естеством, но даже близко не ощущал гортани. Его начал переполнять ужас, выходящий за грани возможного. Он переливался через край и в конце концов перетек в явь, заставив Клуни жутко напугать мирно спящую Роксану.
        Длинные волосы заструились по подушке — она подняла голову. Никогда еще она не видела своего избранника таким напуганным: его зрачок, кажется, заполнил весь глаз, уши опустились, а грудная клетка ходила ходуном. На улице послышалось несколько приближающихся голосов и лязг оружия. Роксана быстро вскарабкалась на Клуни и наклонила к нему голову, будто целуя, чтобы не дать офицерам увидеть своего генерала в таком неприглядном состоянии. «Значит, подслушивать вам уже надоело, вы решили еще и подсматривать? Это уже ни в какие ворота, живо вон отсюда!» ,— закричала она. Темнокоготь замялся: «Мы думали на хозяина напали, извините... эээ, спокойной ночи, то есть, хорошего вечера...». Он хотел пожелать еще и доброго утра, но был во время схвачен Краснозубом. Роксана с облегчением опустилась на грудь Клуни, в которой будто билась птица, и хотела начать успокаивать его, но он уже более-менее пришел в себя и хотел оправдаться в ее глазах, попытавшись усмехнуться: «Да, дурацкая у меня привычка орать во сне, но ничего не поделаешь. В следующий раз просто не обращай внимания, это всего лишь минутное помутнение рассудка. Однако я видел, как ты себя повела. Благодарность — это безделушка для мирнюков, а я просто все учитываю и ничего не забываю. Женщины, конечно, создания второго сорта, но ты самая достойная их представительница, и только ты способна быть отражением моего величия». Роксана звонко расцвела смехом: «Ты кричишь только во сне, зато твои враги будут кричать наяву». Клуни удовлетворенно улыбнулся и прижал ее ближе к себе. Они быстро провалились в сон. Однако ночь и не думала выпускать их из цепких объятий. 
         Клуни проснулся. Он услышал непрекращающийся, отвратительный крик птицы, которая то ли извергала что-то, то ли злобно смеялась звуками «да». Только дуновение ветра будто смыло ее в небытие, также подняв вход в шатер, не покачивая его, а заставляя просто парить на одном месте, полностью обнажив лагерный пейзаж, в котором лунными, ослепительными бликами перемигивалось оружие. Клуни напряженно приподнялся с подушки и вышел на улицу. Он оглядел кострище и палатки: все было тихо, даже не было слышно храпа подчиненных. Вдруг в оглушительной тишине он услышал хруст ветки, по громкости сравнимый с клацанием когтей друг об друга. Клуни пошатнулся. Боковым зрением он увидел ясно различимый силуэт кого-то в плаще и ощутил всем своим телом пробирающий взгляд оттуда. Тихо рыкнув для храбрости, он собрал всю волю в кулак и пошел в шатер за мечом. Его взгляд скакал меж ветвей, как от падучей, но ни в каком островке темноты он не мог разглядеть существо в плаще, оно будто было во всех сразу. Наконец он зашел внутрь. Кружась, он смотрел по сторонам, постоянно натыкаясь на то приближающиеся, то отдаляющиеся коряги. В это время за ним наблюдали. 
         Василика, от бессонницы глядя в окно, не понимала, почему кто-то похожий на Клуни метался в такое время по лагерю, а потом и вовсе взял меч и пошел в лес, и главное, зачем ему было поднимать занавеску собственного шатра? Тем более непонятно, как он вышел оттуда незамеченным. Василика съежилась. Ей в лицо начал дуть легкий ветерок, однако уже через секунду он окутал всю комнату песчаной пылью, резко отворив дверь. Она посмотрела в дверной проем и начала падать в обморок. Это был он. Он — это либо Клуни, либо призрак, и неизвестно, кто страшнее. Зверь или нежить в плаще двинулся к ней, расставляя свои чудовищные лапы. Вдруг он споткнулся. «Матиас?! Что ты здесь делаешь?! Ты чуть до смерти меня не напугал!» ,— чуть не плача, закричала Василика. «Прости, я не могу уснуть и подумал, что тебе тем более не спится...» ,— потирая ушибленный бок, ответил Матиас. «Ох, тогда ладно... Я давно смотрю в окно, и знаешь, мне кажется, Клуни что-то замышляет: он бродил по лагерю» ,— смягчившись и засмущавшись, произнесла Василика. «Разве это был Клуни? Мне показалось, что он никуда не выходил, только солдаты к нему прибегали, а потом, видно, один из них, тоже в плаще, подходил к нему и, кажется, шпионил за ним» ,— Матиас озадаченно нахмурился. «Как-то совершенно ничего непонятно, но уснуть я больше точно не смогу... Этот ветер...» ,— Василика села на кровать. «Значит, я буду тебя развлекать. И никакие ветра нам не помеха!» — Матиас укрыл ее, желая показаться уверенным в себе, но тут же чуть не поскользнулся от волнения, хотя и сидел. Так они просидели до утра, наблюдая за таянием луны и слушая последние надрывы ветра. 
         Еще под покровом ночи Клуни, устав от попыток угнаться за тенью из своего кошмара, вернулся в шатер. Скорее всего ему почудилось, но и это не приносило ему облегчения. Что с ним стало? Ведь раньше страх был для него неведом. И если все тени убегают под первыми лучами солнца, то есть кое-что, от чего скрыться невозможно. Он посмотрел на спящую Роксану, ее теплое щекочущее дыхание было гораздо приятнее леденящего ветра. Вдруг он увидел что-то на ее руках. Во рту снова появился привкус кошмара. Тут причина его страха стала ему предельно ясна. Посмотрев на собственные лапы и меч, на котором остались щепки от веток, он узрел нового врага. И страшнее его, пожалуй, никого не было. На утро он наконец-то сладко заснул, как и все в округе. Никто сегодня не встречал рассвет. Разве что только пара птиц и плащ, ночью оставленный кем-то на ветке.
    • By Гилбертсон
      Штош. Дождались! Здесь вам не хиханьки-хаканьки, а почти что настоящий эпик. Не без шуточек, конечно. Много отсылок на 2 предыдущих фанфика. (Читайте их вначале, а то просмотров там меньше, чем у других авторов) Ох и отсидел старый опоссум себе зад, но, надеюсь, оно того стоило! Если честно, то не знаю, зачем я это делаю, когда у меня так много работы и учебы. Писалось под «Пошлую Молли» и Моргенштерна, ну и под всякое такое, да (ладно, на счет Морга шучу, под Би-2, привет Гонфу). А Фортунате привет от меня вообще всегда)
    • By Фенвик
      Воин в алом плаще
       
      Для мышонка в аббатстве не было скучных мест.  На пруду летом можно было ловить рыбу, купаться, или даже кататься на перевернутом столе, пока не прибегут взрослые и не надерут уши. Зимой же пруд превращался в каток и место для снежных баталий.
      В погребах царил загадочный полумрак, вкусно пахло содержимым старинных дубовых бочек, и можно было представлять себя Мартином в темницах Котира, или Дандином пробирающимся сквозь подвалы в замок Терраморта. А если у Хранителя было хорошее настроение, можно было вдобавок получить кружку с земляничной шипучкой. Про кухни и говорить нечего – если помочь с нарезкой овощей, или мытьем посуды, повар всегда рад был угостить диббунов засахаренным каштаном или остатками пудинга.
      Но больше всего мышонок любил чердак. На него почти никто не ходил, и если вдруг шумные игры надоедали, можно было подняться туда по узкой лестнице, откинуть скрипучую – надо бы смазать петли – крышку и оказаться в одном из самых удивительных мест Рэдволла.
      В солнечном свете, пробивавшемся через небольшие оконца, летали пылинки, оседая не бесконечных шкафах, столах, комодах и прочей мебели, стащенной сюда в разное время. Почти вся она была безнадежно сломана, но зато представляла почти неограниченное пространство для игр и исследований. Как-то раз за ширмой  в углу мышонок даже нашел старые латы, ржавые, но от того не менее интересные. Надеть их не получилось, но зато удалось снять шлем, которым он полдня пугал старших, выпрыгивая из-за угла.
      Но самое удивительное открытие подарила ему маленькая дверца, обнаруженная за большим комодом. Мышонок добрый час пыхтел, оттаскивая его, но так и не позвал на помощь – чувствовал, что тайна, скрывающаяся там должна быть его – и ничьей больше.
      Наконец, его усилия были вознаграждены – за комодом обнаружилась дверца, в которую он не без труда сумел протиснуться. А сделав так, мышонок  застыл в изумлении.
      Перед ним была длинная галерея, тянущаяся, судя по всему, вдоль всей стены. Стена, пол и потолок в ней играли самыми яркими, причудливыми красками – так расписал их свет, проходивший через огромный витраж.
      Про него давно все забыли – снаружи витраж казался лишь пыльным окном с нечеткими узорами, но изнутри поражал не меньше знаменитого гобелена. Мышонок медленно шел вдоль разноцветных стеклышек, складывавшихся в бесконечные истории – мыши, белки, ежи, выдры, зайцы, кроты заново проживали дни своего прошлого в таинственно мерцавшем калейдоскопе.
      С тех пор, мышонок стал часто бывать на чердаке – разглядывая витраж, он представлял удивительные истории, участником которых делал себя. Он даже не поленился убрать пыль отовсюду, докуда смог дотянуться – и старое стекло заиграло новыми красками.
      В один из зимних дней игра особенно захватила его: сражаясь с пиратами, он отчаянно размахивал палкой – ей назначено был играть роль меча Мартина Воителя. Прыжок, удар, поворот, еще удар и…
      С хрустальным звоном на пол посыпались разноцветные осколки – в одном из фрагментов витража появилась дыра, сквозь которую немедленно задул холодный ветер. Дыра была небольшой, но мышонок с перепугу увидел зияющий провал, готовый поглотить и витраж, и чердак, и его самого. Приглушенно пискнув, мышонок пустился наутек.
      Спал он неспокойно, хотя о его проступке так никто и не узнал – как и прежде, никто из старших на чердак не поднимался.  Ему было почудилось, что сон уже рядом -  он даже закрыл глаза, но уже через минуту снова распахнул их. Не выдержав, мышонок крадучись выбрался из спальни, и, убедившись, что коридоры пусты, побежал наверх. В галерею он входил с опаской, нутром чувствуя, что что-то н так. Витраж был освещен лунным светом, и казался бледнее обычного. Осколки все также валялись на полу. Внезапно, мышонок услышал легкий перезвон – будто бы шепот. Он прислушался – шепот-перезвон исходил от витража. Мышонок подошел поближе, и тут ему показалось, что картинки на витраже движутся. Он испуганно ойкнул, запнулся и полетел носом прямо в стекло!
      Удара не последовало. Открыв зажмуренные от страха глаза, мышонок увидел, что стоит уже не в галерее, а на зеленой лужайке. Вокруг были деревья, виднелась стена аббатства, но все было каким-то ненастоящим, будто склеенным из кусочков.  Поглядев на свои лапы, мышонок понял, что и сам стал таким же. Догадка осенила его – он попал в витраж!
      Мимо  куда-то спешили звери – все они были также сделаны из кусочков стекла. Они переговаривались между собой, и голоса их звучали тем самым перезвоном, который мышонок слышал ранее. Только теперь ему удалось различить слова: «Катастрофа! Ужасное несчастье!»
      Звери стягивались к тому месту, где заканчивалась лужайка, и должен  был начинаться пруд. На его месте зияла черная пропасть, из которой тянуло могильным холодом. На краю пропасти лежали звери – все они были тяжело ранены – у кого-то недоставало лапы, у кого-то хвоста, а один бедный заяц даже недосчитался головы!
      Вокруг собралась толпа, все шумно обсуждали происходящее, но никто не торопился помочь пострадавшим. Мышонок протолкался поближе и начал расспрашивать бесхвостую белку, стоявшую рядом.
      Оказалось, что причина произошедшего жителям витража неизвестна – по-видимому, это стихийное бедствие (тут мышонок покраснел и потупил взгляд). А помочь раненным никак невозможно, ведь для этого нужно стекло, а спуститься за осколками никто из стеклянных зверей не может. Мышонок уже хотел предложить помощь, но страх остановил его – ведь если жители витража узнают, что это он виноват в случившемся, кто знает, что они сделают с ним. Кроме того, некоторые части от столкновения с полом рассыпались в пыль.
      Терзаемый совестью, он продолжил расспрос. Выяснилось, что помочь можно было и иначе – отдав кусочек своего стекла. Но, к сожалению, никто не хотел лишаться частички себя. Только мышка Бриони с витража, повествующего о войне со Свартом, ходила между раненными с радостью предлагая помощь.  Была она вся какая-то надтреснутая,  но ее осколки никому не подходили. Сама же она, отдав осколок, начинала так страдать, что все почитали за лучшее поскорее вернуть ей недостающую часть.
      Продолжив расспросы, мышонок выяснил, что есть у стеклянных зверей еще одна надежда: где-то на краю витража живет Воин в красном плаще. И, вроде как, должен он помогать всем страждущим, только вот Воина этого давно никто не видел, так что придется видно раненным до конца дней своих быть разбитыми.
      Совесть еще сильнее вгрызлась в мысли мышонка, и он сам не понял, как вызвался разыскать Воина. Идти по витражу было очень интересно – он все время чувствовал себя героем самых разных историй: то он оказывался вместе с Мартином под стенами Маршанка, то поднимался на Саламандастрон, то обнаруживал себя среди хищников Юска. Но какими бы захватывающими не были эти события, его не покидало ощущение того, что все это ненастоящее. Впрочем, неудивительно, ведь это был только витраж. Стеклянные солнечные лучи, стоило перестать думать о них, застывали, становясь на ощупь такими же, как ветви деревьев, хищники  и лесные жители не убивали друг друга, а только вставали в грозные позы да звенели оружием, по морским волнам ты мог плыть на стеклянном корабле, но если надоедало – спокойно шагал по воде, прыгая с волны на волну. Путь был долгим, и постепенно яркие истории перестали занимать мышонка. В голове осталось то единственное, что было настоящим – разбитые звери у черной дыры.
      Наконец, на горизонте замаячили черные стены, словно горы закрывавшие собой горизонт. Приглядевшись, мышонок понял, что это была оконная рама  - он достиг края витража.
      Вдоль края тянулась бесконечная заросль шиповника – она обрамляла собой все окно.
      Сейчас она казалась гигантской – каждый цветок был размером с взрослого зверя, а шипы напоминали острые мечи. Пройти насквозь было невозможно, но мышонок и не собирался этого делать – ведь за шиповником витраж кончался. Вокруг никого не было, и он расстроенно сел на стеклянную траву, разгладившуюся под ним, стоило ему заострить на ней свое внимание.
      Внезапно, один из цветков зашевелился, и мышонок изумленно подскочил. То, что он принял за лепесток, оказалось алым плащом – длинным и широким. Подойдя поближе, он увидел мышь – похожую чем-то и на Мартина и на Матиаса, и на всех прочих мышей - воителей, которых мышонок видел на гобелене и на витраже. Воин в красном плаще спал – его глаза были закрыты, а стеклянная грудь мерно поднималась и опускалась. Посмотрев повнимательнее, мышонок понял, что глаза Воина не просто закрыты – их затянула пыльная паутина, скопившаяся в дальнем углу. Неудивительно, что он спал так долго!
      Он попытался протереть пыль рукавом, но стекло только звякнуло о стекло. Хлопнув себя по лбу – снова звон! – мышонок сосредоточил мысли на рукаве, и он снова стал материей. Боясь, что долго это не продлится, он поспешил убрать пыльную паутину с глаз Воина.
      Стоило последней нити упасть, как веки Воина дрогнули, и он тяжело поднялся.  «Как же долго я спал», - сказал он, глядя мышонку прямо в глаза, - «Зачем ты разбудил меня?».
      Оказалось, что он ушел сюда, к самому краю рамы, добровольно, поскольку прочим жителям витража его помощь была не нужна, а помогать другим – это единственное что он считал целью своей стеклянной жизни. Узнав о случившейся беде, Воин немедленно согласился прийти на помощь пострадавшим. Обратный путь показался мышонку вдвое короче – быть может, так оно и было, ведь Воин шагал впереди, а он знал стеклянный мир вдоль и поперек.
      Наконец, они прибыли на место. Увидев раненных. Воин только вздохнул и принялся за дело. Он мечом вырезал осколки из своего плаща и отдавал их тем, кто в них нуждался. Новые лапы и хвосты сидели как влитые. Разумеется, они были такими же алыми, как и плащ, но никто не жаловался, даже заяц, у которого теперь была красная голова.
      Плащ Воина стал меньше и не таким красивым, как раньше, но все еще был похож на гигантский лепесток шиповника. Мышонок был очень рад, что все закончилось благополучно. Засмотревшись на белку, щеголявшую новым, красным хвостом, он не заметил, как подошел слишком близко к краю провала. Неосторожный шаг – и он с громким воплем полетел в дышащую морозом черную бездну.

      Мышонок вскочил. Сквозь распахнутое окно в спальню проник холодный ветер, который его и разбудил. Мышонок, ежась, вылез из-под одеяла и захлопнул ставни. «Неужели все это был только сон?», - подумал он. До утра этот вопрос не давал ему уснуть .
      Едва закончив завтрак, мышонок побежал на чердак. Все было почти так же, как вчера, но присмотревшись, он понял, что все звери рядом с дырой целы и невредимы. Он смог отыскать и краснохвостую белку, и зайца с алой головой. Придвинув к окну стол и забравшись на него, мышонок уставился на верхний угол витража. Там, по-прежнему маскируясь среди бутонов, сидел Воин. Его плащ стал немного короче.
      С тех пор минуло несколько сезонов. Витражу доставалось еще несколько раз – однажды, во время осады Рэдволла, стрела пущенная хищниками выбила небольшой фрагмент, в другой раз стекло пострадало от града. Каждый раз мышонок бегал проверять витраж, и каждый раз убеждался, что все стеклянные звери целы. А плащ Воина становился все меньше и меньше...

      Это снова была зима. Глупая сорока, увидев отблеск солнца в стекле, шарахнула по нему клювом и выбила очередной осколок. Мышонок как всегда побежал проверить витраж. Все звери снова были невредимы, но Воина теперь хорошо было видно в его любимом углу – алый плащ полностью исчез.
      Мышонок ушел с чердака – в этот день звери праздновали Середину Зимы, и он не хотел пропустить праздник. Но на следующий день лапы снова привели его знакомой дорогой в любимую галерею. В этот раз он вел с собой мастера-Кротоначальника. Решение расстаться с дорогой сердцу тайной было непростым, но желание помочь жителям стеклянного царства оказалось сильнее. Пока толстенький крот пытался распахнуть пошире узкую дверцу, мышонок первым проскользнул внутрь. Ему сразу же показалось, будто что-то изменилось в витраже - словно повсюду появились крохотные белые точки.  Он перевел взгляд на Воина и охнул.
      У того снова был плащ! Не алый, но пестрый, состоявший из сотни крохотных лоскутов-осколков.
      Теперь мышонок понял, что это были за точки – каждый зверь на витраже отдал крохотную часть своей одежды на новый плащ для своего защитника.
      «Хурр, ну и кр-расотища!» - раздался возглас наконец-таки справившегося с дверью мастера.
      С той поры и у мышонка, и у жителей витража все было хорошо.
    • By Greedy
      Ссылка на ГДок.
      ***
      Легкий ветерок сгонял тепло уходящего дня к холодному Восточному морю. Под розовым маревом заката, средь серо–сланцевых скал по песку шел Феллдо. Решительной походкой он шаг за шагом приближался к самому черному камню на побережье – крепости Маршанк. Бывший раб намеревался бросить вызов своему хозяину. Нет, не так. Феллдо убьёт Бадранга.

      Под мышкой нес он связку дротиков, через плечо его на тряпичной перевязи висела верная копьеметалка. Стоило ему закрыть глаза дольше, чем на миг, и плотная вязанка начинала скрипеть, будучи сжатой с непомерной силой, а перевязь грозила порваться, охватывая вздымающиеся мускулы белки–богатыря. Каждый раз, прикрывая давно не знавшие слёз горя очи, Феллдо вспоминал, почему идет прямиком во вражью пасть.

      Он вспомнил крик своей мамы, открепленной от вереницы невольников и отданной аки вещь за право прохода по земле диких белок. Припомнил он вкус крови из прокушенного языка, тогда Хиск впервые высек бельчонка не хлесткими розгами, а кожаным кнутом. Заново возник в его памяти надрывный кашель постаревшего рано отца, сетовавшего на серую пыль в каменоломне, и словно вновь навалилась тяжесть и впились в лапы острые, грубые края каменного блока – Феллдо даже споткнулся на песке от такого – что нужно было носить и носить и носить… Из омута памяти всплывали к сознанию все тягости и невзгоды, всё грязное, страшное и безысходное, всё, от холодного прикосновения первых кандалов до броска последней горсти сухой земли на могилку мышонка Можжевельника, и оттого у Феллдо закипала кровь в жилах.

      Он шел, потому что вся эта тьма не могла быть неотмщенной.

      Только вчера, после похорон вскочившего под обстрелом мальчишки, он понял, что не сможет более держать себя в узде, идти к своей цели шаг за шажком, ждать и лелеять надежду на Мартина Воителя. Что если он погиб? Что если он так и не смог собрать войско, а если собрал, то придет лишь на руины лагеря Бойцов за Мех и Свободу – ведь тиран побережья рано или поздно решит выбить их оттуда, найдет лазейку к их лагерю в густых лесах и высоких скалах.

      Он шел, потому что уничтожить тирана нужно было немедля, но не стал ломиться к цели без подготовки. Феллдо не пошел к крепости с рассветом, ведь перед решающим боем нужно было выспаться. Участие в учениях с Баллау, Дубрябиной и неожиданно хорошим борцом Баклером дало ему нужную разминку, после же вместе с остальными ему не помешала практика в метании дротика. В конце концов, здоровяк хорошо и с аппетитом поел то, что поднесла ему Селандина со словами «моему самому сильному воину». Феллдо использовал каждую возможность, чтобы быть готовым настолько, насколько он никогда не был готов. Только под конец дня он улизнул с маленького представления труппы незамеченным.

      И теперь мститель вышел к южной стене ненавистной крепости. Он шел, не таясь и молча, посередине пустыря меж береговых скал, где не было укрытия от взгляда иль стрелы, но белка не страшился снарядов – опыт подсказывал ему, докуда могла долететь стрела или камень с крепостной стены, и он не подходил ближе. На фоне лиловых закатных облаков зубцы южной стены имели цвет омытых морем булыжников, но посреди строгого ритма их промежутков мешком осела какая–то фигура, судя по силуэту, стражник с копьём. Тяжелый дротик будто сам собой лёг в копьеметалку, но Феллдо, нахмурившись, подавил жажду расправиться с одним жалким бойцом тирана. Он зычно выкрикнул:

       – Эй, ты! – бас его был слышен в безмолвном воздухе чисто и верно. – Зови своего хозяина на разговор! У него ко мне должок.

      Копье подскочило вместе с мешковатым силуэтом, и добрых полминуты его владелец вглядывался в фигуру внизу. Вдосталь насмотревшись и испытав терпение Феллдо, дозорный убежал со стены. Вернулся же скоро не один силуэт и не десять. Теперь между каждым зубцом сидело по мишени для тяжелых дротиков, и Феллдо мог поклясться, как слышал тонкий скрип тетивы каждого из целящих в его сторону луков.

       – Ты соскучился по загону, раб?

      С первыми звуками этого голоса лапы беглеца затряслись, а каждая шерстинка от кончика хвоста до затылка поднялась, став жестче железной щётки.

       – Подойди ближе, трусливая падаль, и отвечай мне, – продолжал меж тем горностай.

      Больших трудов стоило Феллдо не дрогнуть голосом перед этим зверем. Он думал, что всё будет проще.

       – Я пришел вызвать тебя на бой, Бадранг! Ты и я.

      – Поглядите, ребята, раб ставит мне условия. Ну–ну, уже спускаю–юсь!

      Феллдо поборол себя на то время, что нужно было для хорошего броска. Со стальной твердостью и проворством эквилибриста в лапах, «раб» сделал то, что последние дни делал лучше всего – он метнул дротик, чуть разбежавшись и подпрыгнув. Смех нечисти на стенах стал на один голос тише, а спустя миг и вовсе замолк. Феллдо же отбежал назад и зычно крикнул вслед:

       – Твоим ребятам понравилось? Если ты, о властитель, – от собственной язвительности Феллдо захотелось сплюнуть, но голос его был тверд. – не выйдешь один на один на бой со мной немедля, то такими бросками я перебью всех твоих бойцов.

      Ропот на стенах достиг кончиков ушей белки–богатыря, и он, вдохнув вдосталь воздуха, вновь прокричал в сторону Маршанка:

       – Я сожгу склады, кухни, казармы и твой дом, паршивая ты гнида! Куда вам всем тогда будет податься?! Даже если я не убью тебя, то это сделают твои солдаты, которых ты не решился защитить сейчас, прихлопнув какую–то настырную белку!

      Под конец речи Феллдо позволил себе ухмыльнуться. Он заткнул копьеметалку за пояс. В его словах о пожарах почти не было блефа. Горящие дротики, особенно сдобренные смолой и особыми составами для ярких выступлений труппы «Шиповник», могли бы дать отребью побережья прикурить папоротниковых семян с достатком.

      Наверное, это понял и Бадранг, ибо через считанные минуты его одинокая фигура вышагивала от восточной стены в сторону пустыря. Это действительно был он, Феллдо никого бы с ним не спутал, эту походку и движения белка успел чуть ли не выучить за долгие сезоны рабства. Горностай нес на поединок круглый щит, в лапе его отсветами заката поблескивал украденный меч Мартина. Два врага встретились взглядами и на короткий миг исчезли белка и горностай, исчезли жадный до власти тиран и жаждущий отмщения беглый раб. Двое мужчин, вышедших на древнейший ритуал смертельного поединка, поприветствовали друг друга кивками, сами того, наверное, не заметив. И начался их бой.

      Феллдо незамедлительно, издав лишь короткий рык, метнул два заготовленных дротика, тут же доставая третий из связки. Один и другой дробным перестуком вошли в полотно щита, что не замедлил выставить Бадранг. Белка не терял головы и положился на трезвый расчет – он и не намеревался пробить такую преграду, однако теперь орудовать щитом будет не в пример тяжелее.

      Бадранг бросился вперед, прикрываясь потяжелевшей деревяшкой, он был безмолвен, а на его морде читалось лишь сосредоточение и желание убить. Его взгляд, впрочем, выдал ложный выпад с уколом в живот, и Феллдо парировал его дротиком, возвращая противнику молниеносный удар обожженным острием в грудь. Бадранг пошатнулся назад от отскочившего Феллдо, но устоял на песке, лишь хрипло кашлянув. Бывший раб же увидел, во что был одет тиран и что спасло его от участи быть насаженным на кончик грубого копья. Под закатным небом, прикрывая торс, плечи и бедра лорда, скромно блестела прочная кольчуга.

      И всё же кончик дротика «пощекотал» Бадранга, даже через броню и плотную, набитую соломой, стеганую куртку. Страшный удар могучего Феллдо проник за защиту и обагрил его оружие каплей–другой крови. И всё же он думал, что всё будет проще.

      Боковой выпад Бадранга, резкий, словно хлещущий кнут, чуть было не застал противника врасплох, но Феллдо выставил блок. Меч расщепил деревяшку и застрял в ней, и тогда Бадранг сделал шаг вперед в попытке потеснить и заколоть, наконец, противника. Только отскочив в сторону и отведя клинок искалеченным дротиком вправо, Феллдо удалось спастись, но его размеры сыграли с ним плохую шутку – как он не старался, холодное лезвие оставило на его боку глубокую борозду.

      Напоследок белка схватился за торчащий из щита дротик, оттолкнул горностая вбок и тут же бросился к своей вязанке, ведь свое оружие он отпустил. Подняв новый дротик наизготовку, он сквозь свое потяжелевшее дыхание смог различить ремарку врага:

       – Любишь ты этими палками всё портить, а? – судя по голосу, Бадранг почти не устал.

      Особо не целясь, Феллдо метнул дротик, как только успел развернуться к врагу, и третья палка стала новой проблемой в щите Бадранга. Вытянув ещё один снаряд, Феллдо сделал вид, что вновь собирается угостить противника издалека, покуда тот пытался высвободить меч из древесного клина. Тот, не будь дураком, вновь поднял щит, но белка швырнул острую палку совсем не в голову или корпус.

      Впервые за все сражение двух безмолвное побережье огласил крик. Темный обожженный кончик утопал в незащищенной левой голени горностая, почти пригвоздив того к забрызганному бурой кровью песку. Двое вновь встретились взглядами, с треском Бадранг освободил меч из клина и двинулся к Феллдо. Он подволакивал за собой ногу, но на его морде не было видно ни тени негодования или гнева – он лишь морщился от боли, но не отрывал взгляда от противника. Белка двинулся навстречу, с осторожностью отлепляя левую лапу от раны. Забившись шерстью, та, тем не менее, пускала теплую бордовую струйку по его тунике, вниз по широкому темному руслу, что уже успело натечь вниз к босой лапе. Впервые за вечер легкий бриз показался Феллдо по настоящему холодным, а небо тяжелым и тёмным.

      Блеф удался горностаю. Его противник не ожидал такого резкого прыжка с опорой на пробитую лапу. С диким рыком, несущим ярость и боль, Бадранг набросился на Феллдо с чередой яростных выпадов. Три удара оставили на толстом древке дротика зарубки, выбив мелкую щепу меж двумя соперниками. Феллдо смог неуклюже блокировать и четвертый, но железный клинок встретил не твердую древесину, но плоть, лишив белку двух пальцев на левой лапе.

      Слезы брызнули из его глаз сами, погружая мир в марево, но Феллдо не смел забываться, пусть даже кисть его горела одним сплошным очагом боли. Яростно заревев, он схватился за торчащий из щита дротик, он обхватил его всей той силой, что осталась в обезображенной ладони, и, отбив дротиком метящее в него острие меча вбок, потянул противника на себя, словно закручивая. Бадранг отпустил щит, не дав себя бростиь – и тогда Феллдо, перехватив его обеими лапами за торчащие дротики, протаранил горностая, не успевшего завершить взмах мечом.

      Здоровенный раб снес своего бывшего хозяина, словно штормовая волна одинокую шлюпку. Бадранг, кратко вскрикнув, упал и попытался отползти, загребая всеми свободными лапами песок и гальку, выставив меч, но кромка щита в ручищах Феллдо обрушилась на него как молот на гнутый гвоздь.

       – Марша… – уж было выкрикнул властитель, но кромка щита поставила в слове непредвиденную хрусткую точку, врезав горностаю по челюсти.

      Следующий удар выбил лязгнувший меч на песок. Феллдо швырнул щит в сжавшегося лорда, поджал левую лапу под истекающий кровью бок, спрятав культи пальцев в грязную тунику и поднял меч. Без брезгливости или каких–то других чувств – мало что вообще пробивалось сквозь боль и боевой раж – он пинком повернул Бадранга на спину и немедля отскочил от скользнувшей серебристым бликом смерти. В лапе тирана мелькнул маленький кинжал, по этой же лапе Феллдо с чувством рубанул, заставив коварного противника заорать, стоило под мясом показаться кости локтя, а после на эту самую лапу навалиться, перевернувшись из последних сил. Враг замер к нему спиной, скуля и трясясь.

      Феллдо не мог поверить, что всё закончилось. Он победил, но не понял этого. Горячка боя уходила из его головы, оставляя место тяжелой и липкой, как тесто, усталости и сладкому чувству, но то было не похоже на холодное злорадство мести. Нет, Феллдо чувствовал нечто, чего был часто в жизни лишен. Нечто похожее на глоток воздуха на выходе из подкопа Грумма или звук чистого голоса Кейлы, впервые получившего свободу и очутившегося в лагере комедиантов, или радость Брома, чей безрассудный план сработал почти идеально.

      «Победный триумф», – подсказала ему память голосом Баллау. Чувствуя под своей грязной мозолистой стопой исходящую потом шею Бадранга, Феллдо согласно кивнул и улыбнулся.

       – Я победил, – спокойно сказал он Бадрангу, на что тот промычал что–то, силясь подвигать сломанной челюстью. – В конце концов, победил!

      Всё то, что он представлял в своих горячечных мечтах о мести, как он засекает Бадранга насмерть розгами, как набивает ему в глаза и рот песка, пока он не задохнется, все темные и злые образы, что услужливо подсовывала ему память каждую ночь на свободе – всё стало таким неважным. Каждым днем он думал, что он побеждает, дабы отомстить мучителю, Феллдо шел сюда, движимый этой мыслью, но оказалось…

       – Я мстил тебе, чтобы победить.

      Он победил ради тех, кто учил и учился сегодняшним днем в его лагере, победил ради концертов «Шиповника», смеха Селандины и стряпни Гоучи, шутливого гонора Баллоу и простоватых манер Дубрябины. Как глупо было с утра готовиться с ними лишь к какой–то мести, видеть в них лишь знания да напарников его «миссии мщения». Они-то и были целью, и к ним сейчас Феллдо очень хотел вернуться – боли пришлось потесниться и дать место легкой тоске.

      Для Бадранга же места не осталось. Он отнял у многих зверей их лучшие сезоны, а значит, пусть не отнимает более у Феллдо ни секунды. Теперь он ему не невольник, ни телом в кандалах, ни духом, заполненным жаждой мщения. Клинок Льюка Воителя опустился на шею поверженного лорда дважды, для верности. Вытерев меч о труп, Феллдо пошел к своим.

      ***

      До лагеря в Южных Скалах Феллдо не дошел, но очнулся он на лежанке из мягкого мха, покрытого чистой тканью, под цветастым шатром, в котором без труда узнавались узоры труппы "Шиповник". Пробуждение застало его среди друзей, выдвинувшихся тем вечером за ним вослед, отбивших его от преследовавшей раненного героя нечисти и принесших своего богатыря в лагерь, израненного и измотанного.

      В тот день, когда Феллдо смог встать на ноги во многом благодаря возмужавшему лекарю Брому, Баллау собрал всех у импровизированной сцены, комедиантов и рабов, а также зверей из армии пришедшего на подмогу Мартина. На земляном помосте Феллдо, под аплодисменты толпы, передал меч Льюка тому, чьим он был по праву, Мартину. Торжественная формальность длилась недолго – мышь-воитель и его подруга Роза уже не раз навещали Феллдо в лазарете и знали о мече. «Пожалуй, это самое, Баллау устроил этот цирк только чтобы, хурр, найти повод набить живот, вот так!» - блеснул по этому поводу своей кротовьей логикой Баклер. Однако последовавший лесной пир оставил частичку радости и победного задора Феллдо каждому доброму зверю.

      Впереди ждало много труда и даже не кончились ещё бои – нужно было добить разбежавшуюся по лесам и болотам из крепости нечисть – но сейчас Феллдо было хорошо. А потом… Свадьба Мартина и Розы станет новым светлым штрихом в его памяти. Он увидит, как Маршанк из крепости бандитов и подонков вырастет в прекрасный торговый город, узнает семейное счастье с Селандиной, что подарит ему двойню, и услышит немало добрых слов о Броме Целителе, ушедшем одним днем на юг, в Страну Цветущих Мхов, нести мир и просвещение.

      Феллдо ждала впереди хорошая жизнь. Нет, не так. Феллдо обязательно обретет своё счастье.

×