Jump to content
Квентин

Ревущий Дракон

Recommended Posts

Название:: Ревущий Дракон


Автор:: Квентин


Статус:: не закончен

Рейтинг:: G (можно читать всем)

Жанр:: классика

Пересечения с другими фанфиками:: Угли Бездны


Аннотация:: На дне моря, на самой границе доступной глубины обнаруживают легендарный корабль некогда принадлежащей великому герою и владыке Саламандастрона – Берилу Сокрушителю Чудищ.

Какие же тайны хранит судно? Почему даже спустя века Саламандастрон неустанно ищет его, и что за испытание владыка Берил приготовил для того, кто отважиться достичь корабля?!

Если не страшитесь морских глубин и притаившихся в ней чудовищ, то позвольте пригласить вас в мрачную, опасную, но всё же бесконечно манящую океанскую бездну.

Пролог

"Летом нужно мечтать о море и морских приключениях…"

 

Камень бесшумно коснулся дна, подняв в воду небольшое облачко морского песка. Молодой выдр сезонов девятнадцати огляделся по сторонам: всюду его окружала абсолютная практически осязаемая тьма. Лишь только бледный свет горящего в воде факела сиял на расстоянии в две дюжины шагов, подобно звёздочке в кромешной ночи и от того, особенно ярко и пронзительно.

 

Выдр, которого звали Кевин, отпустил конец верёвки опутывающей булыжник, притянувший его ко дну, и поплыл к горящему факелу.

 

Как и всегда при затяжном нырянии выдр чувствовал ужасную «тяжесть» глубины. Более всего это походило на то, словно он оказывался в огромной мягкой, но очень крепкой лапе, всё сильнее стискивающей его стальной хваткой с каждым гребком вниз. И всё же… Это было не объяснимым, однако Кевин, как и множество других ныряльщиков, испытывал странное умиротворение и спокойствие на большой глубине. Он будто оказывался в родной стихии, а вовсе не в месте, где малейшая ошибка была чревата смертью, а каждое мгновение жизни сочтено. Словно его влекла глубина, влекла бездна.

 

Подплыв к уже начинающему потухать факелу, выдр поднял его высоко над головой. Испугавшись света, бросилась врассыпную стайка серебристых рыбёшек, спешно засеменил прочь по дну большой серый краб. Тускнеющий белый свет выхватил область жёлтого песка растелившегося вокруг. Кевин даже зачерпнул лапой его горсть и рассыпал через перепончатые пальцы.

 

«Словно на дне реки», - отметил он про себя.

 

Далее ныряльщик направился в сторону полу зарытого в песок чугунного якоря, расположенного в двадцати шагах по левую лапу. От якоря вверх, словно лестница в беспросветные небеса, устремлялся длинный канат усеянный узлами через равные промежутки. Смерив канат взглядом выдр двинулся дальше и спустя каких-то тридцать шагов перед ним открылся зияющий чернотой обрыв.

 

Бездна.

 

Кевин мысленно кивнул, удостоверившись в правильности догадки. Ему рассказывали, что когда забрасывали якорь, тот погружался в пустоту на всю длину верёвки и лишь с пятой попытки коснулся дна.

 

Желательно было определит примерную глубину пропасти, но для этого…

 

Выдр извлёк из заплечной сумки ещё один факел. Он воткнул его рукоятью в мягкий песок, а затем сломал хрупкую восковую печать на верхушке. Тот час началась бурная реакция, и, вместе с громким шипением и роем пузырьков, факел засиял пронзительным белым свечением.

 

Даже прищурив глаза от ударившего в них острого света, Кевин выдернул факел из песка, а потухающий бросил в пропасть. Тот начал мерно погружаться во тьму и его ещё недавно яркий огонь стал превращаться в едва заметный тлеющий уголёк. Скоро факел окончательно исчез из виду, так и не достигнув дна, которое могло быть как в пятидесяти выдриных хвостах(1) ниже, так и в пяти тысячах, словом, недоступным даже для самого искушённого ныряльщика.

 

Но было одно обстоятельство, несколько насторожившее Кевина. Когда факел уже почти полностью растворился в чернильной тьме, его свет вдруг померк, чтобы через мгновение возникнуть вновь, как если бы был перегорожен чьим-то исполинским силуэтом.

 

Сделав определённое заключение выдр повернулся и, наметив примерное направление, двинулся прочь от обрыва освещая себе путь. Нужно было торопиться: время пребывания под водой было точно вымерено, и треть из него уже истекла.

 

Кевин плавно парил над пологими морскими дюнами, работая задними перепончатыми лапами и длинным широким хвостом, скользя в морской толще словно змея. Гладкую поверхность золотистого песка  испещрённого узором причудливых волн местами пронзали куски скал, выступающих подобно зубам исполинского чудища.

 

Проплыв примерно сто шагов выдр уже начал подумывать о том, что ошибся направлением и стоит изменить область поисков, как вдруг едва не выпустил воздух из лёгких… Потому что большой тёмный силуэт на пути обернулся вовсе не очередной скалой, а головой дракона разинувшего зубастую пасть в беззвучном рёве и свирепо взирающего на незваного гостя.

 

Сердце тут же отозвалось громкими ударами в ушах. Кевин инстинктивно отпрянул назад, выкинув вперёд лапу с шипящим факелом, а другой потянувшись к ножу, закреплённому на поясе.

 

Лишь только со второго взгляда выдр понял, что кренившийся на бок дракон вовсе ненастоящий, а каменный, и от этого осознания сердце забилось ещё быстрее, но уже не от страха, а из-за радости.

 

Выдр спешно подплыл к исполинскому ящеру, на самом деле являющимся носовой фигурой самого легендарного судна когда-либо бороздившего воды побережья, и осветил пространство за ним.

 

 Завалившись на левый борт, корабль, казалось, просто спал на постели из золотистого песка. Среднего размера, хорошо сработанное судно длинной под пятьдесят выдриных хвостов, рассчитанное на путешествие нескольких зверей. Сомневаться не приходилось, это был корабль Берила Сокрушителя Чудищ – «Ревущий Дракон». Несмотря на то, что судно пролежало на дне без малого двести сезонов, оно, в отличие от других кораблей, уже доводившихся видеть выдру, казалось совершенно не тронутым, что не могло не вызвать удивление. Даже все мачты были целы и длинными чёрными спицами развалились на песке.

 

Кевин смотрел на корабль не в силах отвести взгляд. Вот же он перед ним, знаменитый «Ревущий Дракон» застывший на самой границе доступности глубины, как будто специально ждал именно его. Какие же тайны он хранит? Что же произошла тогда, века назад во время «Нашествия Чёрных Скелетов»? Почему Саламандастрон так рьяно искал судно и даже спустя столетия, когда, казалось, любая надежда отыскать его была утеряна, готов был заплатить огромную цену за любую весточку о нём?

 

Опомнившись, Кевин мотнул головой, сбрасывая наваждение. У него осталось не так много воздуха, тем более что путь к поверхности является весьма длинным, так что сейчас было вовсе не время восхищаться красотой затонувшего корабля, путь даже и такого легендарного.

 

Выдр спешно оплыл судно, внимательно осматривая его, касаясь дерева и заглядывая в редкие щели в корпусе. Когда предварительный осмотр был сделан и жар в груди уже настойчиво набирал силу, Кевин решил, что видел достаточно и пора уходить. Он уже собирался с оттолкнуться лапами от дна и устремится к поверхности, но в самый последний момент передумал.

 

Осталась ещё одна вещь, которую он хотел проверить. Быстро скользнув к носу затонувшего судна, выдр остановился напротив внушительного склонившегося на бок колокола сплошь покрытого тиной и серым налётом. Это был он – знаменитый «Зов Монстров» с которого когда-то и началось рождение легенды.

 

На беглый взгляд казалось, что колокол сплошь проржавел и недвижим как каменная глыба. И всё же Кевин протянул лапу и осторожно надавил на краешек колокола… И, отзываясь на движение, массивный колокол качнулся будто готовый огласить морские глубины своим воинственным звоном.

 

* * *

 

С громким всплеском Кевин вынырнул из воды, жадно глотая сладким морской воздух. Там в глубине властвовала беспросветная тьма, но здесь на поверхности во всю сияло жаркое солнце, заливая теплом и светом весь мир. Вокруг расстилалось тёмно-синее море, а вверху бездонное голубое небо.

 

- …Смотрите! Он выплыл! – раздался громкий крик над водой.

 

Немного отдышавшись, Кевин мерно поплыл к небольшому судну стоящему на якоре в ста шагах от него, откуда, собственно и донёсся крик. У борта поджидала целая толпа весьма разношёрстных зверей: выдры, ежи и землеройки вперемешку с хорьками, ласками и горностаями. Все глаза присутствующих с ожиданием уставились на глубоководного ныряльщика.

 

- Ну что? – с нетерпением спросил старый седой хорёк с тростью, по виду главный на корабле.

 

- Да, это он. «Ревущий Дракон» лежит на дне, - утвердительно кивнул в ответ Кевин.

 

В следующий миг воздух огласился громкими восторженными криками. Кто-то из команды корабля даже бросился в пляс от радости и судно, словно подхватывая, закачался в ответ. Но среди множества обрадованных зверей нашёлся-таки один не присоединившийся к всеобщему ликованию. Высокий молодой выдр, по возрасту являющимся ровесником Кевина и обладающий более тёмным окрасом шерсти, протянул лапу, помогая другу взобраться на палубу.

 

- Думаю, всё не так просто, - холодно обронил он, не заметив большой радости на мордочке товарища. – Верно Кевин?

 

Вспышка веселья сразу же потухла, обратившись напряжённой тишиной. Глаза всех присутствующих вновь оказались прикованы к ныряльщику, вытянувшегося на палубе, сложив лапы за затылок и греющегося на солнце после холодного пребывания в водной пучине.

 

- Я не смог в точности осмотреть корабль, но его корпус цел, а все ходы… Запечатаны, - задумчиво проговорил Кевин. – Просто так в не него не проникнуть. Кроме того «Ревущий Дракон» сделан из морского орешника…

 

Услышав последнюю новость, второй выдр, Рон, недовольно цокнул языком.

 

- Так в чём же заключается трудность? – обеспокоенно спросил седой хорёк.

 

- Морской орешник является древесиной, которая с годами пребывания на большой глубине становится только крепче, - мрачно пояснил Рон. – У нас уже был подобный случай год назад, и мы изрядно намучались: корабль «Утренняя Заря» пролежала на дне около века, за это время его доски стали твёрды как камень. Думаю корпус «Ревущего Дракона» будет много твёрже.

 

- Сколько же времени вам понадобилось, чтобы пробить палубу «Утренней Зари»? – удивлённо осведомился высокий могучий выдр из толпы.

 

- Две недели, - отозвался Рон, вызвав удивлённые возглас зрителей. – И это при том, что корабль залегал на глубине в шестьдесят выдриных хвостов, а нас было целых пять ныряльщиков. Но «Ревущий Дракон» находится так глубоко, что добраться до него способен только лишь Кевин.

 

- Но ведь он и сейчас сможет взломать корпус корабля, только за дольше время, не так ли? – с надеждой спросил хорёк.

 

- Кевин способен задерживать дыхание на восемь кружек воды(2), - принялся разъяснять Рон. - Может показаться, что это много, но подобное возможно, только если совершенно не двигаться. Интенсивное плаванье и тяжёлая работа сокращает запас дыхания в разы. А ведь глубинное погружение уже забирает чуть ли не половину всего времени. – Выдр тяжело вздохнул. -  Вот и получается, что Кевин способен проработать на дне не более кружки воды. С такими темпами он будет ломать корпус «Ревущего Дракона» больше года, уже не говоря о том, что каждое подобное ныряние смертельно опасно.

 

Рон перевёл взор на синюю гладь моря плещущегося за боротом, словно обращая взгляд к лежащему далеко внизу легендарном судну:

 

- Там на дне вовсе не гнилой полуразвалившийся корабль как вы, наверное, себе представляете, о нет! Там настоящий каменный саркофаг, который почти невозможно вскрыть на подобной глубине.

 

Снова наступила тишина, но на сей раз гнетущая и мрачная.

 

- Я так и знал! – в отчаянье выдохнул старый хорек, сокрушённо свесив голову. – Нет на свете зверя, способного достать «Грозовую Секиру»!

 

И вдруг Кевин задиристо улыбнулся, словно бросая вызов:

 

- А это мы ещё посмотрим!..

 

 

---------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

 

Единицы измерения:

 

1 – выдриный хвост приблизительно равен 1-му метру

2 – «кружка воды» равняется одной минуте (время за которое наполняется кружка)

 

 

П.С. - Я считаю, что фантазия хранит в себе необычайные силы. Одна из них это вдохновение. Так, например, вдохновлённый идеей именно этого рассказа я решился получить сертификат по дайвингу )

Edited by Квентин
  • Неплохо 1
  • Плюс 1

Share this post


Link to post
Share on other sites

Мне понравилось. Вопросы вызывает состав факела для подводных исследований (мб подобный химический фокус позволит прорваться за не менее мифический, чем достижения МинРэдволлХимПрома, "Морской Орешник"), но да ладно, простить можно. Как и парочку замеченных канцеляритов и ошибочек поменьше.

По сюжету... Чуть больше экспозиции на героев, не совсем почувствовал окружения Кевина, но мб это все дальше.

 

Жду проду.

Share this post


Link to post
Share on other sites

@Greedy

Благодарю за комментарий. Рад что сумел тебя заинтересовать )

 

Вопросы вызывает состав факела для подводных исследований

 

Ну да... Понимаю как звучит... Но идею мне подал фильм "Человек Амфибия" где как раз использовался такой факел. Во вторых небольшие научные изыскания говорят, что в мире много химически-активных веществ которые "горят" в воде. Магний, натрий, фосфар, щёлочи и другие. Добыть их наверняка не так просто, но в принципе вероятно. Предположительно у морских выдр есть мастера занимающиеся созданием подводных факелов (оберегающие свои секреты). Работа эта сложная и недешёвая.

В любом случае без факелов в истории никак ))))

 

А "Морской Орешник" кстати взять с Морённого Дуба:
"Древесина дуба замывается песком или илом и без доступа кислорода в течение многих лет, десятков и даже сотен, накапливает прочность и по этому показателю становится сравнимой с камнем."

 

 

Как и парочку замеченных канцеляритов и ошибочек поменьше.

А если не сложно, можно указать где? (желательно в личке)

Стиль нужно дорабатывать...

 

Касательно продолжения -  постараюсь не затягивать, но первая часть получается чуть ли не самой большой и информационной и потому идёт плоховато. Надеюсь через пару недель выложу )

Edited by Квентин

Share this post


Link to post
Share on other sites

Весьма неплохо. Буду ждать продолжения :)

Share this post


Link to post
Share on other sites

Магний, натрий, фосфар, щёлочи и другие. Добыть их наверняка не так просто, но в принципе вероятно.

 

Работа эта сложная и недешёвая.

 

Допустим. Сколько же тогда стоила работа по пробитию "Утренней Зари" только в этих самых чудо-факелах?.. И стоила ли она того вообще? Это вообще выгодно экономически, мм?

 

Но таки  да, это элегантнее, чем опускать на дно огромный герметичный фонарь на мазуте с продувом или ещё что монстырить.

 

 

А "Морской Орешник" кстати взять с Морённого Дуба:

 

Допустим.

 

 

А если не сложно, можно указать где? (желательно в личке)

 

В личке? Чего боимся? Ща выделю здесь.

 

Канцеляриты и неоправданно сложные конструкты, перегрузки и прочие речевые кеки, которые я лично бы поправил:

 

  1. абсолютная практически осязаемая тьма - П.
  2. при затяжном нырянии выдр чувствовал ужасную «тяжесть» глубины - Т.
  3. Подплыв к уже начинающему потухать факелу - "затухающему"
  4. кивнул, удостоверившись в правильности догадки - К.
  5. Желательно было определит примерную глубину пропасти - К.
  6. уже почти полностью растворился - П.
  7. Сделав определённое заключение выдр - К.
  8. повернулся и, наметив примерное направление, двинулся - К.
  9. работая задними перепончатыми лапами - П.
  10. начал подумывать о том, что ошибся направлением и стоит изменить область поисков - К.
  11. на самом деле являющимся носовой фигурой - К.
  12. в отличие от других кораблей, уже доводившихся видеть выдру - они видели выдру или что? Сомнительное построение.
  13. что не могло не вызвать удивление - "вызывать" лучше
  14. осмотр был сделан - К.
  15. осматривая его, касаясь дерева и заглядывая в редкие щели в корпусе. Когда предварительный осмотр  - Т.
  16. Все глаза - П.
  17. старый седой хорёк с тростью, по виду главный на корабле - по биологическому виду?
  18. выдр, по возрасту являющимся ровесником Кевина и обладающий более тёмным окрасом шерсти, - немного тянет на К.

 

Есть также орфография: ошибки согласования, пропущенные буквы, слитное/раздельное написание слов, ться/тся. Их я указывать не буду, я не твой редактор.

 

И где окончание "Первой Сабли"?

Edited by Greedy

Share this post


Link to post
Share on other sites

@Kata Rios

Спасибо! Постараюсь не разочаровать :)

 

@Greedy

 

Допустим. Сколько же тогда стоила работа по пробитию "Утренней Зари" только в этих самых чудо-факелах?.. И стоила ли она того вообще? Это вообще выгодно экономически, мм?

Я даже удивлён, что эта тема так часто всплывает)

Когда подымали сокровище с "Утренней Зари" - по моим прикидкам - потратили всего около дюжины чудо-факелов. А всё потому, что на глубине в 60 метров дно ещё можно разглядеть и корабль тоже. Факелы использовались лишь по проникновению в сам корпус. Общая цена где-то пять серебряных монет. А вот "Ревущий Дракон" оказался на такой глубине, где даже в ясный полдень свет не проникал и потому без стороннего освещения там никак... хотя, в дальнейшем будут использоваться и другие методы освещения ;)

Прозрачность воды это вообще отдельная тема - она в разных регионах очень сильно разница (где и на ста метрах можно разглядеть солнце, а где и на тридцати уже полная тьма).

 

 

В личке? Чего боимся? Ща выделю здесь.

 

Да просто не хотелось тему засорять рабочими моментами )

Но, большое спасибо за указанные недочеты - сторонний взгляд в этом очень важен.

 

 

И где окончание "Первой Сабли"?

 

Эх... Уже который сезон пылится на винчестере.

Каждый год себе обещаю доделать и всё лапы не доходят...

Share this post


Link to post
Share on other sites

Общая цена где-то пять серебряных монет.

 

И сколько это в ценностях жизни для среднего выдры? В рационах, материалах, активах, типа лодок и инструментов?

 

Цена, взятая с потолка, мало мне говорит об экономической целесообразности этих чудо-факелов.

 

 

тему засорять

 

Высокого ты мнения об указании на недочеты, я гляжу.

Давайте тогда и отзывы не писать, чо.

 

Каждый год себе обещаю доделать и всё лапы не доходят...

 

Реще, или допишу порно-продолжение. хД

Edited by Greedy

Share this post


Link to post
Share on other sites

* * *

Эта история началась примерно двести сезонов назад, когда владыкой Саламандастрона стал молодой барсук по имени Берион. Как и положено своей породе и призванию, это был могучий и бесстрашный воин должный оберегать побережье от полчищ пиратов и бандитов что временами наведывались с далёких северных или южных морей. Но была в его характере черта, особенно выделявшая его среди других правителей горы – страсть к путешествиям. Так что когда наступали мирные времена, Берион собирал походную сумку, клал верную секиру на плечо, и, оставив Саламандастрон на попечение верных зайцев, отправлялся в странствие.

 

В один такой поход он и забрёл в край рек и болот – «Топи Плещущего Леса» где под раскидистыми кронами исполинских деревьев всегда царил полумрак, а под листвой струились бесчисленные ручьи и речушки. В скорости барсук наткнулся на небольшое поселение землероек. Казалось, там произошло настоящее стихийное бедствие: глядя на покосившиеся здания, перевёрнутые и разбитые в щепы лодки, невольно представлялось буйство яростного шторма, но ведь погода стояла спокойной много дней?!

 

Берион спросил обитателей деревни, что же у них приключилось и в ответ ему сообщили, что прошлой ночью в посёлке бесчинствовала «Белая Смерть». Так в «Плещущем Лесу» прозвали гигантскую белую гадюку, что вот уже многие десятилетия наводила ужас на всю округу. Ещё прадеды помнили, когда в реках и болотах впервые объявился этот огромный свирепый хищник. Ночами она нападала на деревни и лодки, хватала зверей и утаскивая их в мрачные глубины рек. За многие сезоны змея погубила сотни жизней, превратившись в настоящее проклятие края, от чего многие предпочли бежать из «Плещущего Леса».

 

Услышав о невзгодах землероек Берион, не колеблясь, предложил свою помощь, но те лишь понуро развели плечами. Как оказалось многие пытались выследить «Белую Смерть»: ставили сети и капканы, устраивали долгие засады, но гадюка была совершенно неуловима. Она словно за милю чувствовала подстерегающие опасности и неизменно обходила их, а сама всегда нападала неожиданно, так что её атаки были совершенно непредсказуемы.

 

И всё же Берион не мог оставить землероек в беде и решил во чтобы то ни стало покончить с «Белой Смертью». Он провёл целый месяц на болотах пытаясь выследить гадюку и вызывать её на поединок, но та ни разу не показалась и, мало того, словно в отместку, разорил ещё две деревни в разных местах края.

 

Берион ощутил беспомощность: не смотря на свою силу и боевую выучку, он ничего не мог поделать с врагом, не желавшим идти сражаться. Вот тогда-то к нему и обратился один землерой-старец. Он поведал барсуку, что является потомственным литейщиком колоколов, и однажды его деду удалось открыть особое звучание колокола. Услыхав его, слабый противник испугается и бросится прочь, а сильный наоборот придёт в неистовство и ринется в схватку. Так что если Лорд Берион согласится, они вместе могут попробовать изготовить колокол что вызовет монстра на бой.

 

Барсук, конечно же, принял предложение потомственного литейщика, а далее закипела работа. Старец объяснил, что колокол должен быть достаточно крупным, дабы вселить ярость даже в такую гигантскую змею как «Белая Смерть»: требовалось много руды и внушительная форма для отливки, а ещё огромная печь и жаркое пламя, которое надо было поддерживать днями. Но, благо, ему помогла барсук – могучий зверь и прирождённый кузнец.

 

Работа была сложная: процесс изготовления колокола состоял из множества этапов, малейшая неточность в которых грозила разрушить требуемое звучание. Но судьба оказалась благосклонна к литейщикам, и, спустя месяц напряжённых усилий, колокол был готов. При ударе об него раздавалось долгое дивное звучание, от которого у любого кто его слышал, кровь начинала бурлить в жилах, а сердце трепетать от жажды сражения.

 

Берион поблагодарил землероя-старца от всей души и, погрузив колокол в лодку, отправился в самый цент «Плещущего Леса»… Но через три дня вернулся ни с чем, ведь, сколько бы он не бил в колокол, ничего не менялось.

 

Старый литейщик призадумался, а после предположил, что большинство змей являются глухими(1). Посему надо было погрузить колокол в воду, чтобы «Белая Смерть» смогла ощутить его звон через собственную кожу.

 

Берион вновь отправился в центр «Плещущего Леса» и, затопив колокол в реке, принялся бить в него так сильное, что дивный звон наверняка распугал рыбу на целые мили вокруг. А скоро вода вспенилась от движения исполинского тела.

 

Никогда ещё Берион не встречал столь огромного и опасного противника. Гадюка была длиной почти два десятка барсучих шагов, а толщиной с небольшой бочонок. По силе она явно превосходила даже могучего барсука и без труда сумела бы, схватив, утащить его на дно реки, или же сломать все кости, обвив кольцами. Становилось не удивительным, как этот монстр топил лодки и ворочал целые дома. Но что особенно изумляло, так это удивительный белоснежный цвет чешуек змеи, напоминавших сверкающие кристаллы, и тёмно-красные гипнотические глаза. Всё это говорило об огромном возрасте реликтовой твари - истинный древний ужас.

 

Но Берион бесстрашно ринулся в бой наперевес со своей знаменитой «Грозовой Секирой». Поединок был долгим и изнуряющим: «Белая Смерть» то и дело скрывалась в тёмной глубине реки, но звон колокола неизменно выманивал её на поверхность, как если бы она не могла перенести его гула. В конце концов барсук, уже на исходе сил, отсёк гадюке голову, прервав многолетний кошмар края. С того момента и родилась легенда Бериона Сокрушителя Чудищ.

 

Вскоре после этого знаменитого подвига Берион построил свой легендарный корабль, поместил на него колокол, ставшим, впоследствии, известным как «Зов Монстров» и отправился путешествовать по морям и рекам, сокрушая чудищ страны Цветущих Мхов. Кроме того, Берион был большим любителем старинных реликвий и посему, для пущей важности, даже уместил на носу корабля голову каменного дракона, коей в были времена властители Саламандастрона отпугивали пиратов, разместив её на вершине горы(2). Благодаря именно этой статуе корабль и получил прозвище «Ревущий Дракон», а его броский силуэт пугал любого пирата на побережье и радостно приветствовался мирными зверьми.

 

Каждый детёныш любой приморской деревни и по сей день смог бы без труда перечислить всех чудовищ, которых в своё время сокрушил Берион. Это был и гигантский «Песчаный Скорпион», наводивший страх на караваны «Закатной Пустыни». И огромная летучая мышь «Северного Леса» – «Ужас Ночи». И гигантский кальмар «Тёмной Лагуны», что утаскивал в морскую бездну целые суда. И даже кровожадная акула, обосновавшаяся в «Хрустальной Бухте», и многие-многие другие.

 

За свою жизнь Берион совершил множество ратных подвигов вместе со своим неизменным спутником - выдрой Диланом. Много позже, когда лорд Саламандастрона состарился, он решил, наконец, исполнить свою сокровенную мечту – отправиться в дальнее плаванье к загадочным южным берегам. И потому, когда наступило мирное время, он оставил Саламандастрон на попеченье своего приёмника – барсука Джейкоба и отплыл в месте с закадычным другом Диланом к краю земли.

 

И вот тут начиналась самая загадочная и неясная часть истории.

 

 

1 -  Привет от Шерлока Холмса и "Пёстрой Ленты"

2 - Кто не понял, речь идёт о каменной голове дракона что упоминалась в книге "Война с Котиром"

 

П.С. - Искренне извиняюсь за столь большой перерыв и такой небольшой фрагмент истории, но... Не сложилось. Обещаю в следующие две недели выложить еще одно продолжение.

Edited by Квентин
  • Неплохо 2

Share this post


Link to post
Share on other sites
5 часов назад, Квентин сказал:

И огромная летучая мышь «Северного Леса» – «Ужас Ночи».

that's racist :0

  • Неплохо 1

Share this post


Link to post
Share on other sites
16.10.2018 в 04:19, Greedy сказал:

that's racist :0

Неее! Это как бы намёк ?

К слову говоря, по задумке Берион сражался отнюдь не  с каждым монстром, а лишь с теми что доставляли хлопот. Если же он понимал, что монстр попросту защищал свою территорию на которую вероломно вторгались, он отказывался сражаться.

В рассказе я оставил это объяснение за кадром, так как ему не было ни повода, ни места.

Edited by Квентин

Share this post


Link to post
Share on other sites

Минуло пятнадцать сезонов. За это время на побережье наступила смута. Много пиратов объявилось с далёких северных краёв, много разбойничьих шаек стало гуляли по дорогам страны Цветущих Мхов. Саламандастрон разослал боевые отряды для охраны деревень, но их было слишком мало чтобы охватить всё побережье.

 

Особенно же стало плохо, когда объявились  «Чёрные Скелеты» - целый пиратский флот состоящий из свирепых чёрных крыс прибывших с дальнего Ледяного моря. Тогда для побережья настали истинно тёмные дни: захватчики брали в плен целые поселения, уводя жителей в рабство и сжигая деревни дотла, а если кто-то решался сопротивляться, беспощадно убивали бунтовщиков. Из-за этого множество зверей были вынуждены оставить дома на разорения пиратам и отправиться в более безопасные места.

 

Солдаты Саламандастрона старались дать опор «Чёрным Скелетам» но тех было слишком много и разрозненные отряды зайцев раз за разом терпели поражения.

 

После очередного такого проигрыша, вернувшись в Саламандастрон, Лорд Джейкоб встретил там Лорда Бериона, внезапно возвратившегося после долгих странствий, уже одного, без верного спутника выдры. Какой разговор произошёл в горе между «отцом» и «сыном» известно, наверное, лишь её властителям. Но слухи гласят, что Берион оказался не доволен правлением своего приёмника допустившего подобный хаос на побережье, потому как в дальнейшем, Джейкоб более не жил в Саламандастроне, хоть и всю жизнь странствовал по берегам, защищая их, за что получил прозвище Шатун.

 

Чтобы не произошёл в горе, но после этого армия Саламандастрона разделилась: Берион отправился защищать побережье по восточною часть крепости, а Джейкоб по западную.

 

Спустя пол сезона жестоких и кровопролитных боёв «Черные Скелеты» были разгромлены и навеки изгнаны с побережья сплочённой армией морских жителей и зайцев Саламандастрона под предводительством Лорда Джейкоба. Что же касалось Лорда Бериона, то он вместе со своим знаменитым кораблём бесследно исчез.

 

С той поры минуло почти два века. Казалось, корабль, пропавший столько сезонов назад, безвозвратно утерян, однако, по непонятной причине, всё это время Саламандастрон отчаянно искал «Ревущего Дракона», а если быть точнее – «Грозовую Секиру», легендарное оружие Бериона, которым тот и сокрушил всех чудовищ. Властители Саламандастрона объясняли причину поисков тем, что «Грозовая Секира» являлось историческим наследием не имеющим цены, однако в горе хранилось множество подобного оружия, так что данное объяснение по неволе вызывало сомнение.

 

Как бы там не было, Лорды Саламандастрона обещали огромную награду за любую достоверную весточку о корабле. За прошедшие века нашлись сотни зверей, которые уверяли, что знали, где покоится легендарное судно, однако ни одно из свидетельств так и не подтвердилось.

 

Но четыре сезона назад история с кораблём приобрела новый оборот.

 

Тогда один горностай рыбак по имени Том из посёлка Изумрудная Лагуна, заплыл необычно далеко на восток, где берег дробился множеством небольших островков. Неделю он странствовал по краю, ища наилучшее место для улова и сбора раковин, и одним утром случайно уронил любимый котелок в воду. Огорчённый этим горностай нырнул следом пытаясь настичь ускользающую пропажу. Благо прозрачность воды позволяла видеть весьма далеко и пловец погружался всё глубже и глубже, пока вдруг не произошло такое, от чего он мгновенно забыл обо всём на свете - Том отчётливо расслышал в воде далёкие переливчатые удары колокола.

 

Не веря своим ушам, горностай всплыл на поверхность, и, как только отдышался, принялся нырять ещё и ещё. Он был знаком с приёмами глубокого ныряния, так что, в конце концов, сумел погрузиться на глубину аж сорок выдриных хвостов. И чем глубже погружался Том, тем явственней он слышал звон колокола, доносящийся откуда-то из черноты морской бездны.

 

В его голову сразу же пришла невероятная мысль, мысль о знаменитом колоколе «Зове Монстров» и легендарном утерянном корабле на котором тот был установлен.

 

Но, что странно, в дальнейшем таинственный подводный звон ни разу не повторился: Том провёл у того места где слышал удары колокола целых три дня, но сколько бы не нырял, вода хранила лишь безмолвие. Мало того, в дальнейшем никто также не слышал таинственного звона, который мог бы подтвердить слова горностая.

 

По возвращению в посёлок Том в секрете поведал главе обо всём произошедшем. Однако проверить догадку рыбака оказалось не так легко, ведь глубина в указанном им месте оказалась внушительна, а странный звук, слышанный им из пучин, не повторился, дозволяя хоть что-то утверждать. И всё же Том был свято убеждён, что звон колокола ему не померещился и на дне должен был находиться корабль.

 

И вот спустя сезоны появился веский повод проверить догадку Тома.

 

На берегах стало неспокойно. Объявился очередной пиратский король крыс Дрег Черношкур. На своём корабле «Фантоме» он совершил множество налётов на мирное побережье, тем самым бросая вызов Саламандастрону. Крепость выслала отряды зайцев для охраны деревень и охоты на пиратов, но шайка Дрега во истину была неуловима, раз за разом грабя неохраняемые поселения и набирая всё больше и больше сторонников.

 

В такие времена защита Саламандастрона была очень нужна, в особенности такой удалённой деревни как Изумрудная Лагуна. Однако она являлась чуть ли не последней, кто смела хоть о чём-то просить властителя горы. Причина заключалась в её истории.

 

Изумрудная Лагуна располагалась на самом краю  восточного побережья, и с самого её основания повелось так, что её обитатели были самых разных пород и ремесел: не только мирных рыбаков и землепашцев, но и любителей лёгкой наживы. В прошлом посёлок не раз являлся пристанищем для разного рода сброда на любой вкус. Именно поэтому за Изумрудной Лагуной закрепилась дурная слава.

 

Лишь единожды Саламандастрон решился защитить деревню, когда множество сезонов назад в море разбойничала шайка Златоуха. Этот кровожадный хорёк совершил массу кровавых набегов на восточную часть побережья, и за каждое особенно удачное нападение он вешал себе на ухо золотую серёжку которых, в конце концов, набралось под два десятка.

 

Многие крупные поселения тогда попросили гору о защите, и Изумрудная Лагуна не был исключением. Тогдашний правитель крепости Лорд Джорах оказался весьма великодушным. Приняв во внимание помощь деревни при выслеживании пиратских кораблей, он впервые за всё время отправил зайцев на её охрану… Что оказалось ловушкой: глава Изумрудной Лагуны тогда предал доверие Саламандастрона и отряд солдат оказался полностью перебит в неравной схватке.

 

С той поры минуло больше пятидесяти сезонов. За всё это время Изумрудная Лагуна ни разу более не участвовала ни в каких обманах или разбоях, старательно заслуживая репутацию благовоспитанной деревни, но лорды Саламандастрона слишком хорошо помнили былое и не собирались прощать некогда вероломное предательство.

Именно по этому, когда вновь наступили тревожные времена, просителя из Изумрудной Лагуны даже не пустили в гору. Многие обитатели поселения стали опасаться за свою участь, и, раз их отвергали с одной стороны, предлагали обратиться к другой – договориться с пиратами, как делали многие другие деревни: оказывая определённые помощь бандитам, они, таким образом, защищали свой дом.

 

Однако староста Изумрудной Лагуны решил твёрдо отказаться от мрачного прошлого и получить поддержку Саламандастрона. Тут-то он и вспомнил о «Ревущем Драконе» и награде, что обещали в крепости тому, кто найдёт «Грозовую Секиру». Если преподнести её в подарок, властитель горы не сможет отказать в просьбе. Словом открытие горностая Тома могло оказать огромное значение на дальнейшую судьбу деревни.

 

И вот вначале лета Изумрудная Лагуна наняла известного ныряльщика выдру Филиппа. Тот согласился на работу, но дно оказалось слишком глубоко даже для искушённого и отчаянного ныряльщика. Максимум насколько мог нырнуть Филипп, составляло восемьдесят выдриных хвостов, а замер глубины показывал, что дно располагалось на ста десяти. Выдр сделал больше дюжины погружений, но так и не смог хоть что-нибудь разглядеть на дне: прозрачность воды оставляла желать лучшего, так что даже на глубине в восемьдесят хвостов выдр едва различал свет яркого полуденного солнца.

 

И всё же Филипп не сдался и в последние два погружения стал бросать в глубину горящие факелы, дабы осветить непроглядное дно… и один из факелов вдруг выхватил из тьмы контуры лежащего на боку корабля. Что это было за судно, определить не удалось, но тот факт, что в указанном месте на дне действительно лежал корабль, сильно обнадёживал.

 

И всё же этого было мало. Мало найти корабль и удостовериться в том, что это действительно «Ревущий Дракон». Надо ещё в него проникнуть и достать легендарное оружие. Но как? Ведь даже талантливый ныряльщик не смог достичь корабля. С таким же успехом тот мог оказаться хоть на луне.

 

И тогда обитатели Изумрудной Лагуны и прибыли к берегам Перламутровой Раковины. Они хотели попросить о помощи самого легендарного ныряльщика всего побережья, того, кто в возрасте шестнадцати сезонов сумел погрузиться в ужасную пропасть и выплыть из неё с «Углем Бездны» в лапе.

 

Вот так закадычная парочка друзей и искателей приключений оказались в Изумрудной Лагуне и в данный момент созерцали великолепие берегов деревни.

  • Плюс 1

Share this post


Link to post
Share on other sites

Та выглядела весьма живописно: высокие каменные берега, словно ладони укрывали небольшую укромную бухту от свирепых ветров и волн. Сами же скалы от верхушек, до самой воды, утопали в густой изумрудной зелени, за что, собственно, деревня и получила своё название.

 

Яркое утреннее солнце заливало берега золотисто-оранжевым светом, заставляя пышную зелень буквально сверкать в его лучах, а воду в бухте искриться тысячью бликов. Небо было пронзительно голубым и безоблачным, предвещая хороший день.

 

Кевин и Рон стояли на деревянном пирсе выступавшим далеко в воду и наблюдали как неказистый, потрёпанный жизнью, и, тем не менее, самый крупный и надёжный корабль в посёлке, снаряжали для ответственного плаванья. Судно носило выразительно название Бесхвостый. В своё время Рон, к несчастью, поинтересовался историй столь необычного названия. В ответ капитан корабля, седой одноглазый хорёк, с важным видом указал на обрубок своего хвоста и объяснил, что это называние приносит ему удачу и так он называл уже свой третий по счёту корабль. Далее выдр ничего слушать не стал, почтя за лучшее остаться в неведенье.

 

- Не нравится мне всё это, - мрачно произнёс Рон, окидывая взглядом готовящийся к отплытию корабль, - Совсем не нравится…

 

- Фух, ну слава небесам, - с облегчением выдохнул Кевин. – Уже целую неделю от тебя этих слов не слышал. Даже волноваться начал…

 

- Это не смешно! – осадил друга выдр.

 

Кевин принял за лучшее промолчать. Дело и вправду выглядело очень мутным, словно вода в болоте.

 

- Ты уверен, что справишься? – уже в тысячный раз осведомился Рон.

 

- Мы ведь уже делали так раньше, - невинно пожал плечами Кевин.

 

- Не на такой же глубине! – вспылил выдр. – На пятидесяти хвостах я ещё мог тебя страховать, но сейчас-то ты будешь один!

 

- Я буду очень осторожен. Вначале пробные ныряния и только потом работа, - уверил друга Кевин. – Если что-то будет не так – сразу всё прекратим и уплывём. Я может и увлечённый, но не дурак, - с важностью добавил он.

 

Рон смерил товарища пристальным взглядом и тот потупил взор - прошлый опыт не раз доказывал обратное.

 

- Ладно, а что ты думаешь по поводу самого дела? – сменил тему разговора выдр. – Я имею ввиду вообще всю эту историю связанную с «Ревущим Драконом» и «Грозовой Секирой».

 

Кевин нахмурился:

 

- Вроде как очевидно, что «Грозовая Секира» легендарное оружие и Саламандастрон просто хочет сохранить её как часть истории…

 

- И все прекрасно понимают, что причина в чём-то другом, - тут же добавил товарищ.

 

С данным утверждением трудно было не согласиться: за многовековую историю в Саламандастроне скопилось множество сокровищ и легендарного оружия, и «Грозовая Секира» Бериона являлась лишь одной из них. Так почему же Саламандастрон именно её так отчаянно искал на протяжении веков?! И дураку было ясно, что что-то здесь нечисто.

 

- Как думаешь, что тогда произошло в горе? Действительно ли Берион и Джейкоб поссорились, и почему? – неожиданно спросил Рон.

 

- Ну, старик Томас мало что сумел поведать. Слишком много воды утекло с тех пор, - товарищ многозначительно почесал затылок. - Но всё сводится к тому, что Берион оказался не доволен правлением Джейкоба. Тем, что он позволил пиратскому флоту высадиться на побережье.

 

Как и положено профессиональным кладоискателям Рон и Кевин внимательно изучили все, что только можно об истории предстоящего дела. В подобных вопросах им очень часто помогал житель их деревни старик выдра Томас, являющийся настоящей живой библиотекой легенд и слухов побережья.

 

- И только? – усмехнулся Рон словам собеседника. – Сомневаюсь, что даже Берион смог бы предотвратить нападение «Чёрных Скелетов». Может это и выглядит правдивым, но так ли всё просто? Ведь имени после той ночи  Джейбок более никогда не жил в Саламандастроне, хоть и продолжал охранять его. И, кстати, именно он был первым кто начал поиски «Грозовой Секиры».

 

- Думаешь, эти события как-то связаны? – задумчиво уточнил Кевин.

 

Рон лишь пожал плечами:

 

- Если это кому и известно доподлинно, то, наверное, лишь Лордам горы. Но, по мне так, связь очевидна. И да, ты же помнишь, Том поведал, что в истории у Лорда Джейкоба было два прозвища. Первое - Шатун, за то, что он непрерывно странствовал по побережью. А второе…

 

- …Одноклык, - докончил за друга Кевин. – И, если верить слухам, зуб ему выбил не кто иной, как сам Берион в ту памятную ночь.

 

На некоторое время, словно подчёркивая важность сказанных слов, воцарилось молчание, нарушаемое лишь криком чаек, глухим шумом волн, да перебранкой рабочих на палубе «Бесхвостого».

 

- А что насчёт самого корабля? – решил задать новый вопрос Рон. – Ты ведь говорил, что он словно… Запечатан, - напомнил он слова друга.

 

- Да, - кивнул в ответ тот. – Я такого никогда раньше не видел.

 

Кевин нырял к «Ревущему Дракону» пять раз, чтобы как следует его рассмотреть и выяснить обстановку. Корабль был почти везде цел и невредим, лишь небольшие трещины в корпусе - казалось, подыми его на поверхность, подлатай и он продолжит плаванье. Это разительно отличало «Ревущего Дракона» от тех судов, что уже доводилось лицезреть выдру на морском дне, в большинстве случаев являющихся прогнившими и покорёженными развалинами.

 

- Все окна и дверь крепко забиты изнутри – просто так их не открыть, - продолжил говорить Кевин. - Так же, не похоже что корабль наткнулся на рифы или был терзаем бурей… Честно говоря ума не приложу каким образом он вообще затонул, - в словах выдра послышались нотки озабоченности. – Конечно, «Ревущий Дракон» мог хлебнуть воды при шторме, но у меня ощущение… Что Берион специально его затопил.

 

- Может ли быть так, что барсук упокоился в нём? Мог ли он решить умереть вместе с любимым кораблём? – сделал предположение Рон.

 

- Я думаю также, - согласился с другом Кевин и задумчиво почесал подбородок. – Именно поэтому склоняюсь к мысли, что секира находится внутри.

 

- Раз так, может не стоит вообще тревожить Бериона? - неожиданно предложил Рон, заставив товарища удивлённо моргнуть. – Раз он затонул с кораблём и запечатал все входы, может он не хотел, чтобы его беспокоили? Что если на корабле есть какая-то тайна того времени, которую Берион хотел, во что бы то ни стало, сохранить?

 

Кевин оказался не на шутку озадачен  этим предположением: побеспокоить покой самого владыки Саламандастрона, это могло принести немалую беду, да и слова друга звучали весьма убедительно. Однако… Выдр уже же давно ощущал, что что-то не так во всей этой истории.

 

- Я думаю, здесь слишком много совпадений, - после долгой паузы ответил Кевин. – Если бы Берион действительно хотел бесследно исчезнуть, то он бы затопил «Ревущего Дракона» в любом другом месте, где до морского дна был бы дальше, чем до вершин горных пиков. Однако судно находится на самом пределе глубины. Долгие поиски секиры и даже наглухо забитый корабль - у меня ощущение, что всё это один большой замысел, придуманный для того, чтобы достать секиру было так не просто… Словно это испытание, - подобрал наконец слова выдр.

 

- Возможно, - с сомнением отозвался Рон. Барсуки, а в особенности правители горы, обладали как огромной силой, так и великой мудростью. Чего только стоил овеянный мифами знаменитый «Зал Судьбы» Саламандастрона в котором, по преданию, можно было увидеть грядущее. - Но что насчёт таинственного звона, который слышал Том? Что ты думаешь по поводу него? - внезапно перевёл выдр тему разговора.

 

Вот тут Кевин впервые за всю беседу показался несколько испуганным. Он явно не знал, что ответить.

 

- Хоть звон колокола и слышал лишь один единственный зверь, после находки корабля в этом уже нельзя усомниться, - продолжал напирать Рон.

 

- Я-я не знаю… - наконец признался Кевин. – Если бы не глубина, я бы предположил, что волнение моря или приливные течения раскачивали колокол. Но сто выдриных хвостов слишком много как ни посмотри и погода когда нырял Том стояла тихая. Да и, кроме того, более звон колокола никто никогда не слышал, а ведь за четыре сезона в том месте побывали десятки зверей… Не знаю! Может какая-то морская тварь задела колокол, проплывая мимо, или же произошёл подводный оползень, породивший водный поток…

 

- Или же сам Лорд Берион бил в колокол с глубины, - невинно предположил Рон и не смог сдержаться улыбки, заметив, как собеседник явственно вздрогнул. Рон знал, что друг весьма суеверен и потому иногда подтрунивал над ним.

 

- Ладно, ладно, - примирительно поднял лапы выдр, а затем вдруг посерьёзнел. – Но есть ещё одна вещь, которая не на шутку тревожит меня, - Кевин внимательно посмотрел на товарища, уловив в его словах мрачный оттенок. - В этот раз мы имеем дело не много не мало, а с самим «Ревущим Драконом. Ты ведь помнишь, че закончилось дело со «Звёздным Крестом»?

 

Кевин молча кивнул, понимая, куда клонит Рон. Два сезона назад им было предложено интересное дело связанное с поднятием сокровищ с торговой шхуны «Звёздный Крест». Как оказалось, одному выдру рыбаку посчастливилось найти на диком берегу деревянную часть судна и догадаться, что корабль должен был быть где-то неподалёку. Спустя два сезона напряжённых поисков и ныряний он сумел обнаружить корпус корабля на дне, однако тот лежал на глубине целых шестьдесят хвостов, и был изрядно занесён песком. Словом, без опытных помощников не обойтись.

 

Рон с Кевином тогда с радостью согласились на предложение. Они заплыли в секретное место и, вместе с двумя другими пловцами, целый месяц ныряли на дно, чтобы отрыть корабль из песка и достать сокровища. В конце концов, работа оказалась выполнена, и целый сундук серебряных монет был поднят со дна - обильный улов, что ни говори. Однако Кевин отчётливо запомнил тот момент, как проснувшись поутру, он со страхом понял, что зверей в их лагере вдруг стало в три раз больше.

 

На берегу находилась целая шайка хищников, а руководил ими ласка по прозвищу Ник Щедрый - мелкий, пронырливый бандит, промышляющий на побережье. Как оказалось, весть о том, что они ищут затонувший корабль с сокровищами давно просочилась в порту и Ник в месте со своей бандой только того и ждал когда будут собраны все драгоценности, чтобы потом их беспрепятственно забрать.

 

Кевин никогда не забудет, как впоследствии они всем отрядом три дня добирались до ближайшей деревни по дикому берегу, не имея ни ножа, ни даже возможности разжечь костёр. Конечно, ведь Ник Щедрый, присвоил себе не только сокровища, но даже лодку со всем снаряжением, сохранив в качестве своей безмерной «щедрости» жизни ныряльщиков, тем самым полностью оправдывая своё язвительное прозвище.

 

Вот так вместо награды, за которую целой деревни можно было безбедно жить несколько сезонов, они лишь потеряли время и силы. Урок был горек, но поучителен. Именно тогда Рон и Кевин с ясностью осознали, что охота за сокровищами очень авантюрное дело, и добыть их с риском для жизни далеко не всё - надо ещё суметь их сохранить от чужих лап. Этот вопрос был особенно уместен сейчас, когда целью являлся сам «Ревущий Дракон», а наградой - «Грозовая Секира».

 

- Опасаешься, что кто-то может положить глаз на секиру? – предположил Кевин.

 

- Конечно! – тут же отозвался выдр. – «Грозовая Секира» великое богатство. Скорее всего, самое ценное из тех, что мы когда-либо доставали. И всё же я боюсь не этого, - с важностью скрестил на груди лапы Рон. – Дрег Черношкур бросил вызов Саламандастрону. Ходят слух, что он даже хочет собрать флот, дабы штурмовать крепость. Он готов на всё! Но, как мы уже предполагали, Саламандастрону отчаянно нужна «Грозовая Секира». Что если, завладев ею, Дрег получит не просто богатство, что если он получить власть над Саламандастроном?!

 

Вопрос так и повис в воздухе. Он по-своему внушал страх. Такая опасность – не шутка! Кевин подумал, что если Рон прав, их открытие могло обернуться в дальнейшем огромными бедами. Может всё-таки следовало пригласить солдат из Саламандастрона или хотя бы сообщить в крепость о находке корабля.

 

Но с другой стороны, каков шанс, что секира вообще окажется на «Ревущем Драконе»? К тому же Саламандастрон всегда утверждал, что это не более чем дорогое древнее оружие, быть может, все тайны по поводу секиры лишь выдумки, а опасность, озвученная Роном, не более чем преувеличение.

 

Но, всё же главной причиной сохранения тайны о находке корабля являлось опасения старосты деревни, что узнав, где находится «Ревущий Дракон» Саламандастрон сам решит достать секиру. Тогда оставалось бы только гадать, посчитал бы властитель крепости услугу, оказанную Изумрудной Лагуной, достаточной для её прощения. А ведь время поджимало, пираты могли напасть на беззащитную деревню уже этим летом. Словом, Кевин прекрасно понимал беспокойство старосты.

 

- Корнелиус утверждал, что никому не рассказывал, что и где лежит на дне, - напомнил другу Кевин. - Пока мы первый раз не сплавали к кораблю, никто не знал, что мы ищем. Пираты также должны были быть в неведенье.

 

- Ха, зато теперь новость о найденном корабле наверняка разлетится по всему побережью, - язвительно усмехнулся Рон – Не удивлюсь, если нас уже взяли на крючок.

 

- И всё же я доверюсь старосте, - после недолгого размышления твёрдо сказал Кевин. – Если секиру захватят по вине Изумрудного Берега, то Саламандастрон может окончательно ополчиться на деревню. Так что я верю, Корнелиус сделает всё, чтобы секира не попала не в те лапы.

 

– Может ты и прав, - недовольно уступил Рон и тяжело вздохнул. - Эх, такое дело – куда не нырни, то скалы, то мели… Ладно, пойду на «Бесхвостый». Завтра отплываем, а надо как следует проверить бочку и канаты. От этого зависит всё дело и твоя жизнь, - особенно выделил он, и уже уходя, добавил. – Да, кстати, «хвостик» пришёл.

 

Edited by Квентин
  • Неплохо 1

Share this post


Link to post
Share on other sites

Мотивация Саламандастрона во что бы то ни стало достать Секиру интригует, а таковая у жителей Изумрудной Лагуны вполне обоснованна и понятна, но пожалуйста, можно это как-то вплести в действо, по ходу дела, а не постоянно сыпать экспозицией о том, что как и где? Не спорю, это важно, задумка у автора большая, и всё же аккуратнее с читателем - за обилием салата и вина на аперитив, он может не дождаться мяса самого действа. ?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Greedy

23.02.2019 в 19:32, Greedy сказал:

Мотивация Саламандастрона во что бы то ни стало достать Секиру интригует, а таковая у жителей Изумрудной Лагуны вполне обоснованна и понятна, но пожалуйста, можно это как-то вплести в действо, по ходу дела, а не постоянно сыпать экспозицией о том, что как и где? Не спорю, это важно, задумка у автора большая, и всё же аккуратнее с читателем - за обилием салата и вина на аперитив, он может не дождаться мяса самого действа.

Эх, немного грустно это слышать, ведь предчувствуя подобное, я сократил данную главу практически на треть. Но, как оказалось, этого было мало )

Насколько я понял, именно концовка выделяется особенно сильно, но мне нужно было чтобы читатель с этого момента и до конца рассказа почувствовал  опасность ситуации и держал в голове что ЭТО может произойти в любой момент. Так что я попал в своеобразный сюжетный капкан.

Ну, зато следующая часть будет во многом НАУЧНАЯ :)

А можно такой вопрос - история с Ником "Щедрым" получилась нормальной по объёму, или  её следовало сократить до одного абзаца?

Комиссар Лурц

Благодарю, рад что понравилось )

Edited by Квентин

Share this post


Link to post
Share on other sites
1 час назад, Квентин сказал:

А можно такой вопрос - история с Ником "Щедрым" получилась нормальной по объёму, или  её следовало сократить до одного абзаца?

Она вроде была к месту и даже с действом, но всё же да, ящитаю, надо было вплетать этот флешбек в диалоги/воспоминания/детали основной истории.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!

Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.

Sign In Now

  • Recently Browsing   0 members

    No registered users viewing this page.

×