Jump to content

Сакстус

  • Content Count

    1537
  • Joined

  • Last visited

Community Reputation

126

5 Followers

About Сакстус

  • Rank
    воин
  • Birthday 04/10/1996

Контакты

  • Сайт
    http://
  • ICQ
    0

Информация

  • Gender
    Мужской
  • Интересы
    Рэдволл пробудил интерес к истории, географии, языкам, животным и растениям. Это очень много!

О Рэдволле

  • Favorite book:
    Изгнанник
  • Animal
    Мышь
  • Attention! Required field! What do you like about Redwall?
    Рэдволл - увлекательная и очень добрая сказка. Книги содержат в себе столько тепла и уюта, что разлюбить их невозможно. Природа, романтика Средневековья, христианская любовь в образе мышиного братства, захватывающие приключения, неповторимые персонажи с развитыми характерами и много ещё чего.

Recent Profile Visitors

2153 profile views
  1. Сакстус

    Мэриел из...

    С этим Западным морем вообще беда. Надо брать все книги, где оно фигурирует как место действия, и составлять карту островов, скал, айсбергов, выдриных колец и водоворотов - их очень много. Судя по всему, море тесное и глазу всегда есть за что уцепиться. Если не ошибаюсь, в "Трисс" был как раз такой остров, населённый лесными жителями аля ЛСМ. Так что Джозеф и Мэриэл могли быть оттуда. Надо понимать, что их родина должны быть более-менее цивилизованной, иначе откуда литейное искусство? Я сейчас читаю последнюю книгу, и не очень понимаю, где расположен остров Иргаш - на западе или на востоке? И надо ли понимать, что океан окружает мир Рэдволла не с двух, а с трёх сторон, потому что "Зелёный саван" нападал на берега с обеих сторон, а своё первое крушение потерпел на севере, там, где жило племя Пса Секиры? То есть, Северное море должно лежать сразу к северу от тех мест, которые описаны в "Мартине Воителе", а за эти морем лежит Страна льдов и снегов, где живут волки, песцы, лисы, росомахи и горностаи-альбиносы. Интересно, что Бадран разбился у Западнго побережья, а своего приятеля Клогга встретил на Восточном. Значит, пираты могли свободно на кораблях перемещаться из Западного моря в Восточное и наоборот, явно не плавая на таинственный юг, пределы которого по книгам неизвестны.
  2. Сакстус

    Художества Сакстуса

    Соболиная королева Вилайя и её наперсница крыса Дирва
  3. Сакстус

    Ящерицы

    ОКО 75 Это тем более примечательно, что этот же экипаж под командой своего прежнего капитана Конвы вырезал целое племя выдр где-то на севере (как обычно, подобные триумфы хищников всегда остаются за рамками повествования). Так что такое сокрушительное поражение пиратов от ящериц вызывает вопросы. Выдры могут выгнать ящериц с их острова, голодные и замёрзшие ящерицы могут перебить пиратов на их же корабле, а эти несчастные пираты могут уничтожить племя выдр на суше. Я всё больше склоняюсь к мысли, что хищники в Рэдволле - это всё-таки хищники в буквальном смысле слова. Гуло и его солдаты удивляли всех тем, что пожирали врагов на поле боя, ели сырое мясо, и могли есть своих. Но в других книгах часто упоминается мясоядение как норма. Во-первых, все хищники едят птиц. Но и зверей они готовы есть, о чём мы узнаём из их угроз, намерений и страшилок, которые рассказывают друг другу мирные звери. Я сейчас читаю последнюю книгу серии, и там рядовые разбойники из СЦМ угрожают двум пленным ежам, что они их съедят, если те не будут слушаться. В "Изгнаннике" целая банда лисиц пыталась выманить ежей и кротов из их пещеры, чтобы съесть. И таких примеров довольно много.
  4. Сакстус

    Художества Сакстуса

    Martenfur Так это вопрос стиля. Мне больше нравится, когда эти персонажи по возможности приближены к реальным животным, да и у реальных животных достаточно выразительные взгляды. Мне достаточно экспрессивности без подобной стилизации. Фортунату очень уважаю, но рисую по-другому. Когда я только начинал, я ориентировался на иллюстрации в книжках "Азбуки".
  5. Сакстус

    Художества Сакстуса

    Martenfur Не надо икать. Я пытаюсь понять твоё замечение, потому что я пока такой проблемы не вижу. Зверь на предложенной тобой картинке пытается смотреть на свой нос и тоже особо ничего не выражает в плане эмоций, и я не очень понимаю, что я могу тут взять за образец.
  6. Сакстус

    Художества Сакстуса

    Martenfur Животные в принципе смотрят иначе из-за другой формы черепа. Тут, конечно, непривычный и для меня угол зрения на зверя (сверху, как бы из вернхнего угла условной комнаты), но, по-моему, полёвка смотрит в ответ на смотрящего, а не куда ты провёл пунктир. Может быть, я ошибся с бликом, или стоило более явно обозначить верхнее или нижнее веко. Или ту же тень под или над глазом. Спасибо, подумаю, что тут можно сделать, чтобы такого впечатления не было.
  7. Сакстус

    Художества Сакстуса

    Мартин Спасибо! Martenfur Глаз там всего один, и мне он не кажется мёртвым. Может, тени не хватает, или что ты имел ввиду?
  8. Сакстус

    Художества Сакстуса

    Мамзи из "Соболиной королевы". Добрая полёвка-отшельница из Леса цветущих мхов. Больше всего на свете любила малышей, и в конце своих сезонов была приглашена в Рэдволл воспитывать диббунов (вероятно, вместо матушки-барсучихи)
  9. Сакстус

    Обсуждение книги

    Kate Ravine Спасибо! Про Гурвел совсем забыл, хотя, она была только помощницей главного повара-выдры в этой книге. Ромуальд Ещё в "Саламандастроне" фигурировала отдельная южная фракция Гуосима, связанная с Великим южным потоком. У них даже была реликвия в виде чёрного камня.
  10. Сакстус

    Обсуждение книги

    Книга замечательная, что меня приятно удивило, потому что я уже привык замечать в последних книгах серии некую вымученность. В «Думвайте» Джейкс во многом вернулся к самым первым книгам серии, но при этом добавил интересные новшества. Из старого – мышь в роли главного героя (Биски, прямой потомок Гонфа); огромный змей (Балисс, прямой потомок Асмодея); отставной бродяга-заяц (лэрд Боузи, «типологический потомок» Бэзила, Тарквина и Звездохвата); крашеные (потомки крашеных, хе); дружба Рэдволла с большими птицами (филин Алуко); поиски реликвий с решением загадок; раскрытые персонажи второго и третьего планов; и НИКАКИХ БЕШЕНЫХ БАРСУКОВ, за что отдельно спасибо. Из нового – нешаблонный сюжет. В кои-то веки перед нами на очередная Последняя битва добра со злом и не кровавая мстя выжившей зверушки (хотя такая имеется в лице выдры Заран, но её линия далеко не основная), а просто жизнь с богатым повседневным содержанием. Что интересно, в книге нет центрального конфликта. Есть поиски драгоценностей рэдволльцами и птицами Корвуса Скарра, которые сами собой вызывают некоторые опасные последствия, при этом две стороны сталкиваются только в самом конце, и, во многом, случайно. Что ещё более интересно, правда на этот раз формально на стороне хищников. Корвус Скарр ищет реликвию своего рода. Рэдволл выступает как коллективный вор, не желающий возвращать драгоценности законному владельцу, потому что-де эти драгоценности когда-то похитил друг Мартина Воителя, чтобы потешить свою жёнушку, а потом спрятал их в аббатстве. А мораль? В данном случае полная амораль или, говоря точнее, «жизнь – сложная штука», тот компонент, которого часто в книжках о Рэдволле не достаёт. К «усложнению» мира Рэдволла стоит отнести и мышиное племя профессиональных воров, образ жизни которого не вызывает особенных нареканий со стороны рэдволльцев (лишь бы у нас не крали, а так, пусть живут), ежиху-садистку Блодд, поведение которой никого особо не поразило (как если бы она была хищницей), более явное описание любви между зверями (особенно линия Биски и Спинго), ссоры и конфликты между рэдволльцами (понравился понурый брат-целитель Торилис – этакий катализатор «усложнений»). Несомненно, к плюсам последних книг надо отнести более сложную подачу жизни хищников. Хорошо показано различие между разными классами животных. Традиционные хищники-звери уже не выглядят такими злыми на фоне хищников-птиц и хищников-рептилий. Во всей книге фигурируют только две крысы и горностай, которые становятся жертвами Гибельных огней. Между птицами и рептилиями идёт вражда, хотя они живут вместе, при этом птицы неизбежно побеждают, пока не появляется уже абсолютное зло в лице змея Балисса, который уничтожает просто всё без разбора. Традиционный злодей (ворон Корвус Скарр) и его советник (змея Сикарисс) находятся в антагонизме, у каждого своя голова на плечах и свои интересы. Рядовым хищникам-птицам знакомы дружба, любовь, опять же сознание своего достоинства и своих интересов. Как ни страшен Корвус Скарр, он теряет власть по объективной причине своей несостоятельности как лидера. И это не значит, что Корвус Скарр – слабый персонаж, нет, просто его подчинённые более раскрыты как личности, в отличие рядовых хищников в других книгах, и чтобы управлять ими, недостаточно быть просто самым сильным. Что особенно порадовало, так это то, что Джейкс наконец-то дал волю кротовой удали. Во-первых, Кротоначальник Галлуб продемонстрировал ранее неизвестное свойство своего вида – устойчивость к алкоголю. Он единственный, кого не свалила медовуха чокнутой ежихи (а она свалила двух юных белок Двинка и Перрит и Командора Рорга – в меру упитанную выдру в расцвете сил!), и смог без оружия убить врага и спасти друзей. В это же самое время в другой части ЛСМ его брат, Монах Скарпул, временно подменивший его на посту Кротоначальника, во главе кротовой артели организовал спасательную операцию, в ходе которой героически погибли он сам и три его товарища. Вот это настоящие кроты-воители, а не поехавший берсерк с тёмным прошлым Акстель Твёрдокогть из «Соболиной королевы». Также в этой книге впервые появляются аббат-соня Глисэм, первая замужняя аббатиса Перрит, первый повар-крот Монах Скарпул, первый повар-землеройка Дабл. Впервые Гуосим отрёкся от своего Лог-а-лога. Наконец-то мы узнали, кто такие крашеные. Если не ошибаюсь, впервые обозначен статус Командора (Шкипера) в Рэдволле. Раньше я думал, что это просто племя выдр, которое подолгу гостит в аббатстве, но в «Думвайте» чётко обозначено, что Командор выдр – это защитник Рэдволла. Воины-обладатели меча Мартина появляются редко, и обычно их выбирает дух Мартина, а Командоры со своим отрядом живут в Рэдволле постоянно и несут такую же конкретную службу, как, например, кротовая артель. У Папы Римского есть его швейцарцы, а Аббата Рэдволльского - выдры. Главная проблема, на что уже не раз указывалось, - это сомнительная хронология. Если бы Джейкс не упоминал колоколов Матиаса и Мафусаила и змея Асмодея, мы могли бы ещё предположить, что действие книги происходит где-то между «Колоколом Джозефа» и «Воином Рэдволла» (там как раз большая лакуна в истории, заполненная только книгой «Саламандастрон»), но Джейкс упомянул и колокола и змея. Чисто гипотетически можно предположить, что гонфелины – это потерянное колено потомки Дандина и Мэриэл, которые действительно ушли из Рэдволла. Красивая легенда об изгнании всего рода из аббатства за фамильную страсть к воровству могла появиться позднее. Но гонфелины – полбеды, есть ещё линия потомков Гонфа внутри Рэдволла, которая на протяжении всех известных нам страниц из истории аббатства (после Бриони и Дандина) никак себя не обнаружила. С Балиссом всё проще. Большие змеи живут долго и редко впутываются в сложные зверушкины заварушки, и вполне могли уцелеть. Да и в этой книге прямой потомок Асмодея стал активным участником событий не по своей прихоти. Но уже совсем не в какие ворота не пролазит мрачное царство Корвуса Скарра в ядовитых пещерах прямо под боком у Рэдволла, которое существует или столько же времени, сколько аббатство, или даже древнее его. Про «сладкий народец», живущий со времён Гонфа в половине дня пути от Рэдволла, я вообще молчу. Немного смутила сцена пира в конце книги. Аббат Глисэм поминает четверых погибших кротов, но ничего не говорит о гонфелинах и землеройках, сражавшихся в финальной битве – неужели никто из них не погиб? В целом, книга вышла на ура, и отдельный поклон энтузиастам-переводчикам за такой подарок для всех ценителей книг о Рэдволле.
  11. Сакстус

    В норе под землей жил-был...

    ОКО 75 Кроме маленьких размеров, тут надо учитывать прожорливость землероек, а также демократическое устройство их сообществ. Всё это свойственно и хоббитам. Но есть очень существенное различие – хоббиты живут под землёй, побаиваются воды, очень привязаны к дому, и терпеть не могут всякие приключения и путешествия. Исключения – беспокойное семейство Тукков (незабвенный Перегин (Пиппин) и его предки, Бильбо и Фродо Бэггинсы, которые по материнской линии были Тукками), а также живущие на самой окраине Шира Брендибаки (эти ещё и воды не боятся; самый известный представитель – Мериадок Брендибак. В этом плане образцовая землеройка – это как раз Мерри. Неслучайно в «ВК» из четвёрки хоббитов он оказался самым смелым, сильным и сметливым. На роль Девяти я бы предложил Белолисов. А лидером можно поставить соболя Звилта Серую Тень (помимо очевидных внешних сходств можно вспомнить его охоту на детёнышей в СЦМ – чем не охота назгулов на хоббитов в Средиземье?). Scalrag Едва ли не самая эпичная сцена во всей книжной серии – это пролог в «Саламандастроне». Зима, снежные хлопья, разорённое барсучье жилище, и этот голубоглазый красавчик с кинжалами, заваливший двух (!) взрослых (!) барсуков (!), и не пожелавший убивать их маленьких детёнышей из ПРЕЗРЕНИЯ (да-да, презрения к барсукам). Я могу ошибаться, но, по-моему, в книге не упоминаются мотивы убийства им барсуков. Понятно, что все лидеры хищников были убийцами, но Фераго – единственный, кого стали называть Убийцей с большой буквы. Это не просто убийца, а убийца монстров, чудовищ, великанов, что-то вроде Тесея или Геракла, настоящий герой хищнической мифологии. По поводу пускания орков в расход. Надо иметь в виду, что в этом отношении (как и в некоторых других) экранизации сильно разнятся с книгами. В данном случае вся эта резня – чисто для «экшена». В книгах батальных сцен в разы меньше, и они в разы короче, и не так масштабны.
  12. Сакстус

    В норе под землей жил-был...

    Брагун ОКО 75 В одном из интервью Джейкс говорил, что ни книг Толкина не читал, ни даже экранизаций не смотрел, и что заимствования искать не надо. Хотя, конечно, очень хочется. Я в своё время думал, как бы выглядело Братство кольца в СЦМ. Гэндальф - барсук-табура, Арагорн и Боромир - выдры, Леголас - белка или мышь, Гимли - крот, а Фродо, Сэм, Мерри и Пиппин - землеройки.
  13. Сакстус

    Мшистая река

    Глава 11 После полудня Уилл, Несса и Краснокогть устроили привал. Пройдя несколько часов по заваленному сугробами снегу, они порядком устали. Никто из них и не предполагал, что найти Кожедёра будет такой проблемой. Три горностая устроились у поваленного вяза, который мог укрыть их от ветра. В лесу не было никаких следов, и все понимали, что поиски Кожедёра становятся бессмысленными. — Где же его носит нелёгкая? — недоумевал Краснокогть, пытаясь развести костёр. — Где-то носит — отвечала Несса. — Отсюда далеко не уйдёшь. Не провалился же он сквозь землю. — Сквозь землю не провалился, а сквозь снег – вполне себе мог — рассуждал Уилл, растирая ладони. — Как та сорока, которую мы откопали из-под снега. Увы, мы не такие тяжёлые, как Осрик. Могли пройти мимо. Несса сняла мешок со спины и вытащила оттуда завёрнутый в полотенце хлеб. — Как хотите, это всё, что я взяла — извиняясь, заметила она. — Никак не думала, что придётся столько бродить по такому холоду. Уилл с аппетитом принялся уплетать свою краюху. — Куда бы Кожедёр ни пошёл, следов не найти. Похоже, наш великий и ужасный убийца попал в беду — с насмешкой продолжал рассуждать Уилл, — не мог же он удрать? Время и место не те, да и зачем ему уходить? Скорее, стая сбежит от Кожедёра, чем он от неё. — Признаться, ребята, мне не очень хочется, чтобы мы его нашли — сказал Краснокогть, который наконец-то смог раздуть пламя и осторожно подкладывал в ещё робкий огонь тонкие веточки. — Небось, погнался за кем-то и заблудился или угодил в ловушку. Как бы нам самим потом вернуться? Краснокогть озвучил то, что было у всех на уме. Уилл с минуту подумал и предложил свой план действий: — Предлагаю поесть и немного погреться, а потом взять строго на юг, и по реке вернуться к тому месту, где Гваур показал нам мёртвый бук – его хорошо видно с реки. — Разве зимой не все буки мёртвые? — засомневался Краснокогть. — Я не настолько туп, как ты, и смогу отличить нужное дерево, — резко оборвал Уилл, — В конце концов, я просто помню, как оно выглядит. Лучше раздуй огонь как следует, вон, добавь туда сухой вязовой коры. Лежачее дерево точно мёртвое, и хорошо горит. Разбойники подождали, когда их небольшой костёр прогорит. Затем, насадив куски хлеба на тонкие веточки, они принялись подогревать остатки своего незамысловатого обеда. Получились горячие гренки с румяной корочкой. «Натереть бы их чесноком и запить крепким элем» — подумал Краснокогть и сглотнул слюну. Закончив есть, он потёр лапы снегом и ещё немного их погрел над горячими углями. Прежде, чем Краснокогть убрал лапы, Уилл засыпал через них костёр несколькими пригоршнями сухого снега. — Поаккуратней, приятель — обидчиво заметил Краснокогть, отряхивая лапы. Уилл взял копьё и бросил на Карснокогтся испытующий взгляд. Пряча глаза, тот было зашарил лапой по поясу, пытаясь нащупать рукоять меча, но поймал взгляд Нессы, которая отрицательно качала головой. «Не теперь» — безмолвно говорила горностаиха, сочувствуя своему другу, который постоянно подвергался колкостям со стороны Уилла. Все три хищника быстро собрались и стали пробираться на юг, где за старыми стволами вязов, буков и елей уже проглядывалась белая пелена открытого пространства реки. *** Сквайр Терри шёл во главе отряда из шести копейщиков и двух лучников. На спине начальник гвайффоновской стражи нёс свой тяжёлый треугольный полосатый щит. Оружие все ежи держали наготове. Терри знал, что по берегу Мшистой реки селятся многие лесные жители — кто-то только на один сезон, кто-то стремится обосноваться надолго. Уже попалось несколько пустых, недавно покинутых домов и нор. Звери бежали не то от суровой зимы, не то от какой-то другой опасности. Копейщик Чёрный шип поравнялся с командиром, чтобы задать вопрос, который интересовал всех: — Сквайр, когда привал? Терри смерил его недовольным взглядом. — Это всё, что тебя беспокоит? — спросил он строгим голосом, — Мы не остановимся, пока не найдём хоть одну живую душу. — Или хотя бы мёртвое тело — мрачно сострил кто-то сзади. Терри остановился, и вместе с ним остановился весь отряд. Повернувшись, он посмотрел на сытые мордочки своих подчинённых, которые переминались с лапы на лапу и кутались в свои тёплые серые плащи. — Я смотрю, вы слишком засиделись в тепле — начал он свою короткую отповедь. — Как сквайр тэна Марты Толстопятки и начальник стражи Гвайфона, я отдаю вам приказы, а не выслушиваю ваши предложения и жалобы. Сейчас тот самый редкий момент, когда мы действительно на службе, и я имею полное право изгнать любого из вас или лишить головы, если будете мне перечить! Ежи опешили и понуро склонили головы. Терри понял, что он услышан, и продолжил заметно мягче: — Тёмные дела творятся в Лесу Цветущих мхов, и наш долг это выяснить. А теперь – марш. Не дожидаясь реакции, он повернулся к отряду спиной и уверенно зашагал вперёд. Словно поддерживая его слова, в спину ежей подул порыв западного ветра, и они тоже двинулись в путь. Холмы на правой стороне сменились низиной, и оба берега на время уравнялись. Впереди снова виднелись холмы, а пока что по обеим сторонам шли плотные заросли камыша. Уверенность Терри скоро себя оправдала. Отряд наткнулся на два галочьих трупа. Все в недоумении обступили припорошённые тела с чёрным оперением. Словно две торфяные кочки, торчали они из-под снега. Ёж-копейщик Керд первым подал голос: — Я разве что в сказках слышал о таком холоде, чтобы птицы замерзали на лету и падали замертво. Вздох ужаса разнёсся после его слов. — Пустое! — отрезал Терри, и склонился над мёртвыми галками, щупая их тела. — Эти птицы убиты стрелами из обычных луков наподобие наших. — Осмелюсь заметить — снова подал голос Чёрный шип, — что тот, кто охотился на галок, почему-то их не съел. А убил, надо полагать, давно. Терри вытащил меч из ножен и стал озираться по сторонам. Камышовые заросли зловеще шевелились на ветру. — В галок стреляют не для того, чтобы их есть, — отвечал он своему подчинённому. — Они бывают очень вредными и опасными птицами. А мясо их всё равно никуда не годиться. Разве что с голоду, но даже в такую зиму на них никто не позарился. Дальше отряд двигался заметно медленнее, рассредоточившись в круг, ощетинившийся копьями во все стороны. Сверху это выглядело так, будто один большой ёж, свернувшийся клубком, катился по льду реки с запада на восток. В центре шли два лучника — Джайр и Уголёк. Находясь под защитой своих товарищей, они держали стрелы на тетивах своих луков, готовые выстрелить в любой момент. То, что открылось взору ежей через какие-нибудь полчаса, заставило дрожать от страха даже храброго и бывалого сквайра Терри. На одной из ветвей старого граба, который нависал над рекой, висело обезображенное до неузнаваемости тело кроваво-розового цвета. Со зверя была содрана шкура! Все с содроганием и отвращением отвернулись, а три стражника тут упали на колени, не в силах сдержать приступ тошноты. Превозмогая страх, сквайр Терри повернулся к повешенному телу. — Джайр, Уголёк! — обратился он к лучникам, сглатывая комок в горле, — Подрежьте верёвку, надо посмотреть, кто это, и похоронить его. Джайр и Уголёк выпустили по стреле, но оба промахнулись – лапы у них дрожали. Только со второй попытки стрела Джайра попала в цель, повреждённая верёвка моментально разошлась в одном месте, и закоченевшее тело с глухим ударом упало на тонкий снежный покров закованной в лёд реки. — Думаю, это белка, или молодая выдра, судя по размеру — предположил Керд, который первый набрался смелости и подошёл к ободранному телу. Терри склонился над трупом, посмотрел на хвост и форму головы. — Нет, это кто-то из хищников. Ласка или горностай — заключил сквайр. Тут он обнаружил, что встал на какую-то тряпку. Сгребши её одной лапой из-под снега, он поднял её и отряхнул. Это была перемазанная кровью зелёная туника. *** За этой сценой наблюдали сидевшие чуть дальше, на ветвях ели, три горностая. — Пропади я пропадом, если это не бедняга Кожедёр! – прошептал Краснокогть. Уилл толкнул его в бок локтём, призывая к молчанию. Все три горностая тихонько спустились вниз и припустили в чащу. Удалившись на безопасное расстояние, они повернули снова на восток, чтобы выйти к реке в другом месте. Уилл шёл чуть впереди, сжимая обеими лапами копьё. — Мы видели то, что видели – начал он говорить, не оборачиваясь — Когда в следующий раз сорока прилетит в Зимовье, надо его расспросить, что это за ёжики сдирают с хищников шкуры живьём! — Я видела у них оружие, — заметила Несса, — Они не похожи на простых лесных жителей. — Тем лучше, разомнём лапы в бою с настоящими воинами, — скалясь, процедил Краснокогть. — Ты уже размял себе голову в бою со старухой – съязвил Уилл. Краснокогть пропустил оскорбление мимо ушей, и с улыбкой произнёс: — Содрать кожу с Кожедёра – это же надо было сообразить, ха! Гиене бы понравилось! Через несколько шагов хищники к удивлению для себя выбежали на то самое место, куда выводил тоннель, через который они покинули Сокровищницу. — Отлично! – сказал Уилл, радуясь тому, что не придётся искать старый бук на холме. Несса схватила его за лапу. — Подожди! – предостерегающе сказала она, показывая пальцем на едва заметные углубления на снегу, идущие с другой стороны. – Наши следы давно замело снегом, а там свежие. — Может, наши ушли? – предположил Краснокогть. — Я не давал такого приказа! – отрезал Уилл. – Идём внутрь. Я пойду первым, а ты, Краснокогть, меня прикрывай. Несса, спрячь наши следы здесь и хорошенько закрой дверь изнутри, когда войдёшь. Осторожно открыв проход, Уилл с копьём наперевес нырнул в темноту. Краснокогть, обнажив меч, последовал за ним. Хищники молчали, неуверенно продвигаясь вперёд по тёмному земляному тоннелю. Под лапами лежали мёрзлые комья земли. Ничего было не слышно, а когда Несса закрыла за собой наружную дверь, стало ещё и ничего не видно. Наконец, кончик копья Уилла упёрся во внутреннюю дверь. Она так же была не заперта. В большой центральной комнате, где за день до этого произошла кровавая расправа над Широким ртом и кротовым семейством, теперь лежали три белых хищника с отрезанными головами – это были те, кого Уилл оставил стеречь Сокровищницу. Не хватало только ласки Лисохвоста. Дрожь пробежала по спине Уилла. —Заприте дверь! – сказал он Нессе и Краснокогтю, когда те вошли следом и хотели броситься к мертвецам. Уилл прошёл по периметру комнаты, проверяя остальные двери. Все оказались запертыми, кроме одной. Словно какой-то смертоносный вихрь залетел с улицы, прошёл через Сокровищницу и улетел наружу. Уилл закрыл последнюю дверь и подошёл к очагу. Оттуда тянуло жаром. — Желтоклык, Кожедёр, теперь эти трое… – начал он рассуждать. — Лисохвост, должно быть, удрал – заметила Несса, — Он всегда умел скрытничать. Уилл тяжело опустился на табуретку у очага. — Выяснять мы это не будем. Наших надо закопать. Видать, это нора теперь будет кладбищем, а не домом. — А что потом? – спросил Краснокогть. — Потом собрать еды, сколько сможем унести, и рвать когти отсюда. Кто бы здесь не побывал, это опасный зверь. Кажется, лёгкая нажива кончилась. Пора стае выступать всей своей силой!
  14. Сакстус

    В норе под землей жил-был...

    Так-с. Ну, тут речь, наверное, не столько о жилищах, сколько о социальной организации разных видов. В этом аспекте книжки о Рэдволле очень интересны. Верно подмечено, что крепости строят (как правило, лапами рабов) обычно хищники-пираты. При этом все хищники, как правило, живут довольно большими группами, причём, редко межуются по видовому признаку. Всякие там крашенные, сальнорыла, или хорьки из «Белых лисов» - это исключения, причём, неслучайно, все они в каком-то полудиком состоянии. Другое дело – не-хищники. За пределами аббатства Рэдволл они, как правило, живут кланами, причём выдры живут с выдрами, ежи – с ежами, кроты – с кротами и т. д. обычно в норах, дуплах и пещерах. Конечно, тоже есть исключения – нормальные поселения типа Флорета, Полуденной долины, Лагеря Кочка. В таких местах какой-нибудь вид (белки-короли, мышь Уран Во, зайцы из семьи Кочек) принимает на себя роль аристократов, которые правят остальными зверями. Но есть примеры, когда вид сохраняет свою монолитность и при этом создаёт сложную общественную структуру и строит большие сооружения, как выдры на Зелёном острове, белки в роще Аральтума (эти не построили ничего, но хотя бы организовались), наконец, мыши в Глинобитной обители (их опыт потом переносится в Рэдволл, но там уже изначально смешанное население). Примечательно, что белки и выдры чаще оказываются воинственными и жестокими, в отличие от других лесных жителей (что сближает их с хищниками), а мыши – самые, так сказать, цивилизованные, не признают власти родовых связей (кроме одичалых Гонфелинов). Так что если в СЦМ и будет не хищническое государство, то оно будет, скорее всего, беличьим или мышиным (в меньшей степени выдриным, потому что с ними меньше примеров). У землероек и зайцев замкнутые чисто военные организации. При этом у зайцев своя крепость, созданное природой (кстати, интересный вопрос, кто раньше занял Саламандастрон, зайцы или барсуки?). Ежи похожи на выдр (тоже живут кланами), но, как и землеройки, часто кочуют, причём тоже по рекам (на больших плотах). Сони и полёвки, пожалуй, самые неорганизованные. Живут в одиночестве или семьями, без всякой структуры. Барсуки – отдельная песня. Это такие сверхзвери, которые просто созданы для одиночества. У нас есть только какие-то смутные намёки на существование больших барсучьих семей. Барсуки всегда были самыми могущественными в СЦМ, но что они смогут без опоры на армию зайцев? Это просто громилы, некоторые из которых знаются с духами (то, что в «Непобедимой Моди» названо словом «табура»), то есть они могут быть очень крутыми лично и как военные лидеры, но едва ли они когда-то создадут что-то типа государства. В этом плане интересно сравнить их с котами и росомахами. Коты – сильные воины, но также созидатели и организаторы, а росомахи – такие же бестолковые танки, как и барсуки. Если переходить к хищникам, тут на вершине, безусловно, коты. Смертельное копьё, Вердога, Унгат Тран, Цармина, Ригу Фелис – настоящие полноценные государи со своими (пусть и отобранными у других) замками. Близко к котам находятся соболи – Армук и Вилайя со Звилтом. Вроде бы соболи – обычные главари кочующих банд, НО они умеют ставить стратегическую цель (захват власти в СЦМ с опорой на крепость Рэдволла) и, судя по всему, умеют передавать власть по наследству. Сюда же стоит отнести Белолисов и Белохорьков, которые явно выходят из рамок своего вида. Это, скорее, особый подвид, живущий нуклеарной семьёй в своём замке, берегущий чистоту крови и жаждущий власти над другими зверями. Малькарисс – просто хорёк, Ублаз – просто куница, но они слишком индивидуальны, чтобы на их примере делать выводы. Крысы, особенно морские – очень цивилизованные, как и мыши. Это они создают мощные пиратские корпорации с базами на островах, объединяются во флотилии, ведут игру на равных с котами и барсуками. Они могут даже оседать на большой земле, чтобы создать своё королевство (Кривоглаз и Клуни). Даже если они подчиняются кому-то другому, то занимают привилегированное положение (например, при кунице Ублазе (гвардия Сагитар), при лисе Ургане, при хорьке Малькариссе). О волках мы знаем только по гардеробу Ургана Нагру да по легендам Юскабора, так что они остаются вне поля зрения. Лисы, как барсуки, часто живут одиночками, но славятся больше магией, чем силой. Но они могут выступать и как лидеры прочих хищников (тот же Урган, а также пираты Плагг Огнехвост, Виска Длиннозуб и Расконса). Опять же, есть исключения – мелкие банды типа тех, что упоминаются в «Изганнике», живут вместе. Хотя, часто лисы фигурируют и как рядовые вояки (начиная где-то с «Саламандастрона»). Мои любимые ласки, хорьки и горностаи, увы, на самой нижней ступени. Расходный материал, рядовые вояки. Только отдельные их представители могут добиться успеха (например, знаменитые пираты рэдволльской древности – Вилу Даскар, Трамун Клогг и Бадран Тиран – все трое горностаи, кочующие разбойники ласка Фераго Убийца и хорёк Сварт Шестикогть), но, как правило, успеха они добиваются только для себя любимых без ясных перспектив на будущее. Интересно, что и Фераго и Сварт осаждали Саламандастрон не столько из желания им править, сколько из желания убить барсука (у первого это было хобби, у второго – жажда мести), а также занять делом свои беспокойные орды. Разве что хорёк Сони Рат смотрел несколько дальше своего носа, но Юска – тоже кочевники, которые как раз не притязают на территориальную оседлую власть, да и живут они больше по своим клановым традициям, чем по воле вожака (+ влияние лис-пророчиц, опять эти лисы-одиночки!). Короче говоря, самые «прогрессивные», на мой взгляд, виды, которые могут внести качественные изменения в зацикленную жизнь мира, который создал Джейкс, – это мыши, белки, крысы, коты и, может быть, соболи. Только их лапами можно создать города и прочную социальную организацию. Scalrag ОКО 75 Всё-таки орки у Толкина - это почти материализованное зло. Они были сотворены Морготом из похищенных эльфов как пародия на светлые творения Илуватора, это "ужасная, искалеченная форма жизни", как говорит Саруман в экранизации "ВК". С хищниками в мире Рэдволла всё-таки не всё так безнадёжно.
  15. Сакстус

    Мшистая река

    ОКО 75 Спасибо за ответ! Пока особо комментировать не буду, чтобы не опережать дальнейшее повествование, отмечу только, что крот в Кровавом гневе каноничен (Акстель Твёрдокогть из "Соболиной королевы"), и что Гунтер пока не умер. Кстати, Акстель в книге Джейкса появляется из ниоткуда, у него нет никакой истории. Он просто бродит по свету и убивает хищников из гигиенических соображений. Такая подача чересчур крута даже для барсуков, и стереотипных мстителей типа того же Фэллдо или Грат. Возможно, Акстель из обычной кротовой скромности не стал никому ничего рассказывать, а, может, он и правда такой идейный убийца. Я тоже хочу написать что-то по канону, но для этого надо перечитывать канон. У Джейкса огромная масса неразвитых намёков на нерасказанные истории)
×