Jump to content

Варра

  • Posts

    1181
  • Joined

  • Last visited

Reputation

198

1 Follower

About Варра

  • Birthday 11/24/1994

Информация

  • Gender
    Женский
  • Интересы
    териантропия, животные, куньи, коллекционирование, игрушки, фэнтези, природа, сеттинги

Контакты

  • Skype
    Missopeho

О Рэдволле

  • Favorite book:
    Поход Матиаса
  • Animal
    Росомаха
  • Attention! Required field! What do you like about Redwall?
    Рэдволл - дивная серия книг, с неповторимой атмосферой, эпичными сражениями и незлобливым юмором. Красочные описания, дружба и тайны. Захватывающие истории. Очень импонирует то, что герои книг - звери.

Recent Profile Visitors

5600 profile views
  1. Очень приятно было увидеть другие твои рисунки, помимо тех, что ты нарисовала для меня. Очень добрые и совершенно очаровательные! Твори в том же духе!
  2. Ого, как неожиданно! Спасибо всем!
  3. Оууууууррр, какая вкусная тема, какой вкусный художник! Твори ещё! Это просто потрясающе! Ах! Какая куница шикарная!
  4. Ах, какой Гуло! Какой Фераго! Какие шикарные куньи, куру мне в глотку!
  5. Ах, как всегда приятно зайти в тему Фортунаты и насладиться великолепными рисунками!
  6. >>Первое и второе - коммишн и трейд<< Не гони, ты мне трейд так и не отдал ХР
  7. Урррур, всем спасибо! Меня ещё помнят Всех люблю!
  8. Ну, здравствуйте, уважаемые зверьки - мыши, выдры, барсуки и прочие Встречайте скромную росомаху с её скромным творчеством. На самом деле, я рисую давно, но не всякую мою работу можно соотнести с Рэдволлом. Буду тут выкладывать наиболее близкие по духу. Хотя в дальнейшем, если будет вдохновение, обещаю нарисовать что-нибудь и по Рэдволлу непосредственно. И вот, встречайте, это мой персонаж, то есть я. Правда, в весьма необычном для неё образе. Как раз под Рэдволл старалась.
  9. А теперь расскажу о своих крылатых куничках. Они тоже живут в Миролапье. Сильная духом, решительная и отзывчивая, Инеива искренне любит свою стаю и заботится о своих подопечных. Она не так общительна как Летовей, и шумным посиделкам предпочитает уединённое созерцание рассветов. Полёт - это её всё. Мчаться по небоскату, прорезая пурпурную закатную синь - ради этого стоит жить. Брат Инеивы - Летовей. Погиб от когтей Урки. Инеива пошла искать Урку, чтобы отомстить за брата. За ней увязался ласка Чернолип. Инеива напала на Урку. Глоткой и всей грудной клеткой куница ощутила стальную тяжесть эсбэчьей лапы. Забилась, затрепыхалась в преддверии скорой кончины. Всё, проигрыш. Конечно, это было безрассудно. Надеяться на помощь Пракуницы и Кволке-Хо в затее, которая с самого начала обречена на провал? Глупо, ибо единственное, что могло помочь Инеиве в этом поединке - это личное вмешательство богов. Конечно, этого не произошло, и теперь дочь крылиты пересчитывала хребтом все неровности Младшей из Сестёр-Сопок, придавленная одним выверенным ударом опытной вояки. Урка сбила её, как котёнок мотылька. На мгновение Инеива задумалась о том, что, должно быть, и Летовей перед смертью видел тоже самое, что и она. Ту же испещрённую шрамами рожу, тот же раздражающий яркий хохолок. И ту же недосягаемую толстокожую шею, в которую так и не посчастливилось вонзить клыки на полную длину. Только в этот раз на этой шее болтается потёртый череп. Истлевшая голова любимого брата, павшего в битве с этой эсбэкой несколько лет назад. Реликвия, которую Инеива поклялась вернуть или пасть в попытке это сделать. Что, собственно, уже почти и произошло. Воздуха не хватало. Этого чистого горного воздуха, разрывающего сознание непревзойдённой свежестью - и не хватало. Инеива отчаянно когтила мощную лапу, пытаясь освободить свои лёгкие. - Ты, куница, совсем полоумная, - прогремело откуда-то сверху. - Но и храбрая. И я, наконец, поняла, почему ты пришла ко мне. Не за этим ли? Тяжесть улетучилась, и горный дух чуть не распорол нутро куницы. Она закашлялась, утёрла крылом кровь с губы и встала на четыре лапы. Грудь её раздувалась как мехи. Перед маленьким крылатым зверьком возвышалась белая громадина, такая же жёсткая и обветренная как сами сопки. Морда Урки выражала безмятежность и смирение, а в поднятой лапе болтался на шнурке похищенный череп Летовея. - Я пришла за твоей жизнью, - дочь крылиты со всей возможной злобой повторила свои слова, произнесённые перед нападением. - Голову за голову! И она готова была снова броситься в атаку, но эсбэка как ни в чём не бывало продолжила разговор: - Голову за голову? Хорошо. Забирай. Лопнул натянутый шнурок, и желтоватый череп родного брата мягко опустился в лапы Инеивы, вытянутые в боевом движении. Куница опешила и посмотрела на своего заклятого врага с непониманием. - Вот что скажу, - Урка смотрела Инеиве прямо в глаза. - Дура я. И поступила как последняя дрянь, забрав это с собой. Похвалялась тем, чего надо стыдиться. Долго не понимала простых вещей, нарекала себя благородным воином. Как же несправедливо такое наречение. - Ты... коришь себя за убийство моего брата? - холодно осведомилась куница, прижимая к груди такой родной, такой любимый череп, ещё хранящий в себе осколки знакомого образа. Воительница покачала головой. - Нет. Твой брат пал смертью защитника. Вышла случайность, недоразумение. Он защищал своего подопечного, а я своего. И поступить иначе не могла. Но вот то, что я сделала дальше, ни коим образом не создаёт мне чести. Я очень рада, что ты нашла меня. Забирай то, что должно быть у тебя, и прими мои искренние извинения за такой поступок. Не нападай, не ставь себя под новый удар. Ты жить должна, ибо ты - последняя. - П... Последняя... - эхом отозвалась Инеива и крепче обняла череп. - Больше нет таких как ты. Береги себя и ступай с миром, - сердоликовые глаза огромной кошки лучились неподдельным состраданием. Как же она выросла за один только день. Урка хотела помочь. Закалённая в битвах, кошка была скупа на слова, и не знала, как лучше выразить чувства, захлёстывающие её как бурная океанская волна.Только сегодня она поняла, какую ужасную вещь сотворила, годы назад осквернив тело павшего противника. Противника, который защищал свою семью, члена своей стаи. Это долг любого вожака, и Летовей с честью его выполнил. Долг защитника выполнила и Урка, отбив атаку сына крылиты и избавив своего маленького напарника Кыра от гибели. На этом печальном перепутье тропки куниц и эсбэк должны были разойтись навсегда, если бы не тщеславная страсть воительницы. Только сейчас, увидев над собой крылатый силуэт и услышав вопль ярости и боли, рвущийся из горла неутешной сестры, Урка поняла, что это не игра, а страшная подвеска на её шее - не просто украшение или трофей. Из этих глазниц когда-то взирали на Миролапье прекрасные очи, а зубы когда-то разрезали сочащийся жиром ломоть прожаренного мяса. Нос, от которого осталась лишь пористая дыра, вбирал головокружительные запахи весеннего леса. Были и мягкие ушки, в которые лилась дивная музыка и шелест крон. И усы, приветственно касающиеся усиков так любивших Летовея малышей-кунчат, ласочек, горностайчиков... Всё было, а теперь не осталось ничего. Но в жёлтом черепе, пахнущем сухой костью, хранятся тысячи благородных и добрых историй, произошедших с тем, над чьим телом жестоко и беспричинно надругались. Как же долго Урка видела в отсечённой голове лишь украшение и иллюстрацию к её мерзостной похвальбе. - Ступай с миром, - горная тишь откликнулась слабым звоном, и Урке показалось, что она слышит себя со стороны. - Такие как ты не должны умирать так глупо. Ты проживёшь долгую жизнь. Прими мои извинения. Я надеюсь, что когда-нибудь искуплю вину. Недостаточно слов, мало слов, очень мало. Но что ещё сказать? Что ещё можно тут сказать? Огнегривая эсбэка почувствовала, что больше ничего не сможет из себя выдавить. Слишком сложные эмоции, слишком мало времени для осознания. Круто развернувшись, она мощным прыжком одолела небольшую расселинку, разбившую скалу на две части. И побрела прочь, не оглядываясь, опустив обрубок хвоста и прижав уши. Стыд глодал её. Инеива же несколько долгих минут стояла на месте как вкопанная, нелепо развесив крылья, и всё смотрела в спину удаляющейся кошке. Потом она взлетела на ту скалу, с которой спустилась к Урке. Ласка Чернолип преданно ждал свою спутницу там, где она велела, и бросился к ней в объятия как только получил такую возможность. Дочь крылиты села, облокотившись спиной на прохладный камень, нежно прильнула своим меховым лбом к гладкому лбу брата... И зарыдала. Когда Инеива получила череп Летовея и отправилась в обратный путь, она выбрала не совсем правильное направление. Забрала немного к северу и оказалась в Далетравье, где её с Чернышом волей печального случая сцапали Метёлка и Куцая - гиены, ловцы рабов. К счастью кунице удалось спастись благодаря Чернышу, которого ловцы не заметили. Инеива успела увидеть Подлый Город со всеми его ужасами, и с ней случилась настоящая истерика. Она очень хотела помочь всем несчастным, оказавшимся там, но это было не в её силах. Ослабленная от пережитого кошмара, куница уснула в дупле, отлетев от Подлого Города как можно дальше. Каково же было её удивление, когда на заре она под своим дуплом увидела эти две мерзкие рожи. Они выследили её. Ещё бы, их работа предполагает развитый навык следопыта. Инеива и Черныш не могли улететь: у гиен наготове были камни и палки, которыми они метко сбили её тогда, при первой поимке. Дочь крылиты отчаялась. Но внимание Метёлки привлекло движение в кустах, она пошла посмотреть, и..... ...Из кустов выскочила Урка! Она отпихнула полосатую гиену и кинулась на Куцую, прижав её к дереву. Огромная эсбэка-воин вцепилась в лапу ловчихи, визжащей от неожиданной атаки. В это время Метёлка очухалась и набросилась на кошку сзади, зажевав толстую шкуру на могучей шее. Не выпуская раздробленную лапу Куцой из пасти, Урка скогтила полосатую за плечо, на всю длину погрузив в неё свои красные когти, и отшвырнула прочь. Сильно потрепала эсбэка ловцов, живого места не оставила на двух гадинах. А когда закончила, то бросила их тела с обрывчика в болото. Воительница думала, что убила их, но Метёлке удалось прийти в сознание и с большим трудом вытащить подругу и себя. Инеива в ужасе спустилась с дерева к своей спасительнице и узнала, что Урке во сне явился Летовей и сказал, что она может искупить свою вину, если пойдёт за дочерью крылиты и отведёт от неё беду. Куница была искренне благодарна той, кого ещё пару дней назад считала своим злейшим врагом. Урка решила поступить на службу в Бросхадом, чтобы избавить Далетравье от ловцов рабов. Она стала ловцом ловцов. И весьма успешным, надо сказать. Подлый Город сильно пострадал от неё, и многие ловцы отказались от работы.
  10. Как же давно я тут не публиковалась. Ух. А арта накопилось мно-о-о-ого. Так что весь показать не смогу. Только выборочно несколько картинок. Итак, сначала моя аватарка в группу с творчеством. На ней я и мой мир - Миролапье. А это я и моя подруга Кора-рысь. И по Миролапью рисунки. Хозяйка Студёной Волны, Морская Норка, Заноза-В-Море, Игрица... У неё много имён, но есть и настоящее, первое, никому почти не известное - Барикка. - Ууух, Заноза-В-Море окаянная, тьфу! - пыхтит одинокий морской путник, силясь справиться с управлением своей утлой скорлупкой на пороге шторма. А Морская Норка смеётся и с лап до усов окатывает несчастного солёными волнами. Барикка - божество северных морей. Хитрая и коварная норка, переворачивающая скорлупки ради забавы. Она ворует рыбу у сухопутных зверей, а так же всячески подшучивает над ними и обводит вокруг когтя. Её младшая сестра - Океаническая Выдра - напротив, доброе морское божество, помогающее зверям, но о ней я расскажу в другой раз. Норка размером с крупного калана, а так же она меняет цвет своей шкуры в зависимости от сильных эмоций. Контролировать это она не может, что в некоторых ситуациях позволяет облегчить выход из ловушки, в которую она вас затащила. Например, Игрица никогда не обманет вас, притворяясь спящей. Конечно, если вам известно, что во сне она неизменно бывает чёрного цвета. В гневе становится сиренево-синей, а при нежных чувствах - маджентовой. Первичный же цвет у неё как на рисунке: белый с рыжеватыми плавниками. Барикку не любят и боятся, но она ловко умеет втираться в доверие, а потом подставлять и предавать. Обычно приморские звери приносят ей жертвы: рыбу и другую пищу, чтобы задобрить Норку. Но это не всегда срабатывает, особенно, если кто-то из тех зверей впоследствии начнёт ругать её. Мерцание лавандовых свечей напоило уютный вечер лёгким ароматом нежных цветов. Страж Склок - могучая росомаха с шерстью чернее смолы - молчаливо нёс свою одинокую вахту. Сновали вокруг него разные зверьки, вечно занятые своими делами - маленькие непоседы, ждущие, что в их жизни произойдёт что-то непредсказуемое. Иногда они наступали Склоку на лапу или хвост, и тут же вздрагивали до кончиков ушей, увидев как сама тень повернула к ним голову. В остальных же случаях его совершенно не замечали. Привычная картина, бросхадомский натюрморт: пара сиреневых огарков на столе из живого дерева, едва вызревшие яблочки белого налива и он - Склок - безмолвная статуя стражника подле стола. Некоторым обитателям Дуба казалось, что даже деревянные фигуры из зала Одги-Ферса ощущаются более живыми порой, чем этот Склок, наряженный в тугую жилетку, которая чудом застегнулась на его широкой груди. Маленькие глазки, замечающие всякую мелочь. Несимпатичная морда с нелепым горбатым носом. Ломанная речь, с трудом покидающая его горло. И чуткое сердце благородного защитника. Вот он какой - Склок, страж бросхадомский. Никто не заметит его скромного каждодневного подвига искренней преданности своему делу. Никто не задумается, что и такой грозный зверь может быть бесконечно одинок в цветастой столичной круговерти морд и хвостов. Сварливая норка Усти и её необычное увлечение - постройка башенок из камешков на берегу водоёмов. Это помогает ей успокоиться и отвлечься от склок и скандалов. Но с появлением потомства уединяться ради постройки башен стало горааааздо тяжелее... Приходится тренировать свои нервы, чтобы и башенку построить и мелюзгу отборной бранью не покрыть невзначай.
  11. Снюх Златогривых Склонов. (Октябрь 2017 года) Скользкие спуски и рдяные листья, ​Восемь пар лап. Хрупкие травы, снежок серебристый Кто-то озяб. Там, за речушкой, на тёплом пригорке Вьётся дымок. Сядь у костра, обогрейся с дороги, Коли промок. Южные кошки и волки лесные, Куний собрат. Мех и урчанье, оскалы незлые - Каждый был рад. Осень танцует, в хвосте рыжеватом Вьюгу несёт. Плавится небо свинцовым закатом, Стонет и ждёт. Спину подставила добрая Ива. Волчьи следы. Пел, засыпая, откос златогривый Подле воды. Пели и мы, провожая с надеждой Крохи тепла, Чтобы зима добродушной и нежной С нами была.
  12. Интересный челлендж. Сама бы не отказалась поучаствовать, но там все себя в виде людей рисуют, а это несколько не моё. А есть какие-то правила конкретные?
  13. Солёные слёзы цветущей прогорклой воды Стекают со льдин островерхих, ветрами подбитых. И капают вниз, не сбиваясь с печального ритма. Их волны уносят, стараясь расстроить лады. Тревожное небо задумчиво хмурит лицо, Закатных ржавеющих туч разбивая преграду. И ветер всё тянет и тянет скупую балладу, А скалы почти незаметно смыкают кольцо. Стоишь ли на гладких камнях, попирая гранит, Бредёшь ли вдоль зыблемой кромки бесцветного моря... Цепочкой следы на песке. В тускло-сером просторе Белёсая тень над водой молчаливо парит.
  14. Тиран. ********************************************************************************************** Снова приключения рысёнка и росомашонка с нарисованными рысьими пятнами. Реальный случай из моего детства. Закат пламенел над Валкеасаари, золотя крыши домиков и пронизывая последними лучами пушистые кроны, шумящие на горизонте. Росомашка - совсем юная - топталась на дощатых ступенях, ожидая подругу. Она уже собиралась идти домой, и хотела попрощаться с маленькой рысью - её неизменной товаркой по играм и приключениям. День был насыщенный, и росомаха с большим удовольствием провела его в гостях у своей лучшей подруги, но теперь солнце неспешно ныряло в гущу леса, веля всем маленьким зверятам разойтись по логовам. Наконец, на пороге дома показалась рысенька. Устало выдохнув, она подошла к росомахе и улыбнулась. Но зверёк из рода куньих выглядел сосредоточенным и серьёзным. - Я смотрю на эту птицу, - задумчиво проговорила росомаха, указывая лапой вдаль, туда, где над посёлком возвышалось жутковатое голое древо. - Смотрю, и не понимаю. Она сидит совершенно неподвижно, а я не свожу с неё глаз всё то время, пока ты помогала своей бабушке. - Да, оно верно, - ответила рысь, щурясь на закат. Она оглядела горизонт и остановила взгляд на сороке, замершей у ствола, - Сорока сидит неподвижно. Уже много лет так сидит. Она сухая. У росомашонка на холке невольно поднялась шерсть. - Как это - сухая? Мёртвая что ли? - Да. Знаешь, где это дерево растёт? На старой руине. Помнишь, на той, где ты нашла кобылий череп. Посреди непролазных зарослей вырастает голое древо с белыми ветвями, ну а ствол его напоминает обглоданную кость. И на белых ветвях белого древа молчаливо восседает чёрно-белая птица, которой уже никогда не суждено подняться небо. Вот, ты сама можешь в этом убедиться. - Чудеса, - прошептала росомаха, абсолютно поражённая историей. Рысь проводила подругу до калитки, а затем накинула на воротный столб обруч, не дающий дверце открываться, и удалилась домой. Пить чай. И росомаха побежала домой - к себе. К своей росомашьей маме, чтобы тоже выпить с нею чаю. А мёртвая сорока продолжила нести свою унылую вахту, озирая погружающийся во тьму Валкеасаари немигающим взглядом. Да, это правда. У нас посреди Белоострова торчало сухое дерево, на котором много лет подряд в одной и той же позе сидела сорока. Но потом она исчезла. Мы побежали на участок с руиной, чтобы найти сороку (мы думали, что она упала), но не смогли и подобраться к дереву из-за колючих густых кустов. Как эта сорока умерла, почему так долго просидела на ветке, и куда исчезла - загадка. Но она в моём сознании стала неким символом той части моего детства, в котором я думала, что я рысь.
  15. Асео-трейд с Суэйн. ******************************************************************************************************* "...Её глаза - два светлых аметиста. А взгляд пронзительный и добрый. Ручейку Подобен голос: тихий, нежный, чистый. Фиалками покрылся след в снегу..." Иктина Пёстрая по праву считается самой мягкосердечной и добродушной Ольхевой за всю историю Стран Слапа. Молодая рысь, достаточно рано занявшая место на троне Вьюнодома, с первого взгляда очаровывала собеседника своей простой теплотой и редким состраданием. Голос её всегда звучал тихо, на полутонах, и все звери умолкали, лишь стоило Иктине открыть рот, ибо все они боялись пропустить хоть одно её слово. Юркие горностаи - вечные спутники Ольхевы, были спасены ею в далёком детстве, когда мать-горностаиху сцапала хищная птица. Рысь не знала имён двух крошек, поэтому нарекла их сама: Крыло Неба (с розовым кольцом на лбу) и Крыло Ветра (с голубым). Впоследствии они отомстили за свою спасительницу, ослепив гиену Пежгу - убийцу Иктины. Сами при этом погибли. Мудрая, добрая и справедливая, Иктина никогда никого не осуждала и всегда переживала за свой народ, искренне делая всё возможное, чтобы помочь ему. И, как следствие, первой же сгинула в клыках врага, став первой жертвой Луголесской Войны. И по сей день все жители бывшего Лесья вспоминают о своей Ольхеве с невероятным признанием и скорбью, но больше всего скорбит о ней её возлюбленный - Кьорсак. **************************************************************************************************************************** ТРАВЛАСТЬ - божество Миролапья, рождённое от Празвёздной Куницы. В легенде о сотворении зверей говорится, что все животные появились из упавших в Изначальное Озеро шерстинок и перьев Празверей и Праптиц. Травласть тоже родилась именно так. Ещё раньше, подготовив извергнутую из пасти Первозверя Твердь к заселению, Звёзды, конечно, облагородили её, вытянув на свет сокрытые в толще почвы семена. И тогда горы, низины и равнины покрылись высокими деревами, шумящими под порывами ветра. Но кроме деревьев и кустов на земле не выросло больше ничего, потому что все семена трав, уготованные для рассеивания, случайно слиплись вместе, погрязнув в иле Изначального Озера, и Звёзды с Солнцем не смогли их найти. И вот, одна из шерстинок Пракуницы, вылезая, зацепила хвостом этот иловый сгусток, и плотно-плотно прилип он к новорождённой зверице. И ходила она по Тверди, по Миролапью, а в хвосте у неё с каждым днём вырастало всё больше травинок, былинок, цветков-стебельков, листочков и метёлок, зонтиков и корзинок, да и ягодок тоже. Все возможные травы и цветы нашли приют на хвосте Травласти. А тем временем многие расселившиеся по земле звери голодали и гибли от болезней, если не успевали найти Травласть и попросить целебного корня, листа, соцветия... Но когда пришёл срок, и все растения созрели, Травласть, повинуясь советам Звёзд, поднялась над Миролапьем и четыре раза взмахнула над ним хвостом, заканчивая каждый взмах сильным ударом по земле. И спелые семена просыпались, попали в почву и проросли. Так Миролапье покрылось цветастым благоуханным ковром, и травоядные звери насытились, а больные могли сами искать лекарственные растения. Травласть научила зверей различать травы и узнавать среди них целебные. Дочь Празвёздной Куницы не ушла в Небесное Гнездо, она осталась жить в Миролапье, ибо чувствовала сильную связь с землёй. Она и по сей день бродит по лугам и полянам, ухаживая за дикорастущими травами. Иногда она являет себя знахарям, чтобы дать совет или наделить особым знанием, ведь ей известны все свойства всех существующих растений. И она очень злится, когда кто-то рвёт цветы без почтения и без нужды. Травласть является куньем неопределённого вида. В её хвосте навсегда сохранился каждый вид травянистых растений и кустарничков. Так что если какому-то растению будет грозить беда в виде вымирания, то Травласть всегда сможет заново засеять этот вид или сорт. Когда она отдыхает в поле, то кладёт свой хвост на землю, и его можно запросто принять за длинный холм, поросший разнотравьем. Но если через какое-то время холм исчезает, то звери смекают, что рядом с ними, оказывается, спала сама Травласть. Почитающие её звери, прознав о месте её привала, вечером оставляют ей дары - блюда из растительной пищи, например, пироги, хлеб, салаты, варенье. Спустя ночь, они возвращаются за своей посудой. И если богиня оценила вкус кушанья, то утром на дне пустой тарелки обнаружится один из ингредиентов блюда. Например, если Травласти понравилось брусничное варенье, то на дне миски повариха найдёт свежую ягодку. А если ей угодил хлеб - то на тарелке останется колосок ржи. И обрадованные звери забирают эти маленькие подарочки и берегут как зеницу ока, ведь считается, что они приносят огромную удачу. Зиму Травласть не любит. Когда наступают холода, она уходит на тёплые южные хъярны. А весной возвращается к нам, на Ско-Хъярн, и на другие северные земли.
×
×
  • Create New...