Jump to content

Какой мультик лучше и почему?  

16 members have voted

You do not have permission to vote in this poll, or see the poll results. Please sign in or register to vote in this poll.

Recommended Posts

Для меня - это Мартин Воитель. У него самый интересный сюжет, так же как и у книги!

Share this post


Link to post
Share on other sites

жаль я не смотрела Мартин воитель :lol: Если это учитывать то "воин Рэдволла".

Share this post


Link to post
Share on other sites

Мне больше понравился "Мартин Воитель". Сюжет более интересен, из всех трех фильмов наболее приближен к действительному содержанию книги. И вообще, мне бы очень хотелось, что бы экранизировали весь сериал, с мельчайшими подробностями кники и с помощью компьютерных технологий, чтобы животные были не нарисованные, а как настоящие! Что бы было ощущение реальности! Ну как идея?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Мммм... http://fanredwall.fastbb.ru/index.pl?1-1-0...-0-0-1121806493

Если почитаешь атм, наткнёшься на похожие слова.

А если лень залезать, скажу здесь, идея хорошая, только кто за это возьмётся?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Квэндил

Ты хоть догадываешься,скока это стоить будет?

Share this post


Link to post
Share on other sites

Ребя))) Еще раз повторюсь делать КОМПЬЮТЕРНЫЙ мультик типа Шрека о Рэдволле комерчески не выгодно)) Выражаяюсь простым языком денег приносить не будет))

 

А ваще мне Мартин Воитель нравится)) Музыка хорошая))

Share this post


Link to post
Share on other sites

Руссано

Потому)) Потому что денег кучу забабахуют а народ на это не пойдет)))

Share this post


Link to post
Share on other sites

Мда, смотреть невозможно...

Share this post


Link to post
Share on other sites

Харрак Остроклык

Mojet ya ne to kachal... Neto u menya kachestvo mul'ta ujasnoe..((

Share this post


Link to post
Share on other sites

Хех, а за Матиммео никто не голосует... странно...

Share this post


Link to post
Share on other sites

Воин Рэдволла. Для меня он особенный :lol:

Особенно когда мя колбасит когда в Маттимео показываются кадры из Воина Рэдволла-времени настоящих злодеев и настоящих героев...(это мое личное мнение)

Мартин Воитель для меня как легенда :)

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!

Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.

Sign In Now
Sign in to follow this  

  • Recently Browsing   0 members

    No registered users viewing this page.

  • Similar Content

    • By Брагун
      моя версия Мартина Воителя
    • By Брагун
      Бобёр из "Воина Рэдволла"
    • By Мордукан
      Был ли я истинно-верующим зверем, ребята? Сколько помню себя, Великие Сезоны, Тёмный Лес, Адская Бездна и множество безымянных культ, в которые я не собираюсь вникать, всегда казались мне выдумкой. Моя дорогая матушка частенько приговаривала "О, Великие Сезоны!",  но это же не значит, что она была сезонианкой, не так ли?  Я вон, громче всех кричал "Клуни! Клуни! Клуни!",  и клуниастом от того не стал.  Я верил в то, что если желудок не насытить как следует, то  будешь мучаться.  Мы с матушкой жили в такой глуши, что единственной жратвой были ягоды и залетающие голуби, которым хватало глупости свить гнездо прям над нашим домом. Весной можно было сходить до реки, до которой надо было топать четверть дня. Ох, что за пир закатывала матушка! Я был на седьмом небе от счастья. 
      Зима была суровой, но мы выживали за счёт скудных припасов В основном то были ягоды и сушённые насекомые.  Рыба и тушки голубей прежде всего думали о себе,  иначе не протухали бы за несколько дней. Как бы матушка ни пыталась, она не могла обеспечить должных условий хранения. 
      Так проходила наша жизнь. Вы назовёте её скучной, и окажетесь правы. Я не совершал подвигов, не бороздил моря, не заносил на карту неизведанные земли. Я попросту жил, помогая матушке и не зная своего отца.  Матушка замыкалась в себе, когда речь заходила о нём, и я оставил попытки узнать правду.  Я был её единственной опорой.  
      В тот день я пошёл на речку, поблагодарив матушку за доброе пожелание вернуться с большим уловом. Я предвкушал, как поймаю рыбёшку и вечером состоится чудесный пир. В тот день поймали меня. 
      Головорезы, разбойники, пираты. Есть много названий у этого сброда, чёрного пятна на зверином обществе, но ни одно из них не отобразит и доли их натуры. Я был представлен крысе-переростку в рогатом шлеме и с  шипом на хвосте.  Он требовал звать себя Великим Клуни Хлыстом,  но единственное, что было в нём великое, его рост.  Я притворился своим, хорьком без принципов и со странным чувством юмора. Я переживал не за себя,  а за матушку, которую обманывал. Скажи я ей,  кем мне пришлось стать, она бы разочаровалась. Я стал обманщиком и притворщиком, за что сам себя возненавидел. Но больше всего я ненавидел себя за то, что проникся идеями самых презренных зверей мира. 
       
      Я поверил Клуни Хлысту,  что мы сможем захватить аббатство.  О существовании Рэдволла я, к слову, раньше и не догадывался.  Это место казалось мне воплощением изобилия. Жить как король, жить припеваючи, о таком я мог только мечтать.  Моя мечта становилась явью. Не придётся всю зиму есть одни ягоды да закусывать насекомыми.  Я думал, что и матушке найдётся местечко. Клуни разрешит, он знает, что я самый верный его офицер. Я ни разу не подводил Великого.  Это Сырокрад, дуралей эдакий, надумал поставить себя выше.  Я же никогда не предавал Клуни Хлыста.  Он пришёл в наш мир погибелью аббатским и надеждой для таких как я. 
       
      Я рассказал свою историю, - закончил Кроликобой. - Выводы делайте сами. Я никогда не считал себя хорошим рассказчиком. 
      Он поднялся со своего места и отошёл от веселого костра, единственного источника света в сумерках Тёмного Леса. 
    • By крыска
      Небольшое предисловие. Собственно. Потерянные дети, найденные родители и потеря памяти обычно занимают 98% фанфиков. И я решила от этого не отставать.
      Итак, просмотр "Маттимео" на двух языках, перечитывание "Похода Матиаса" в оригинале и в двух переводах не могло пройти бесследно для моего мозга и не могло ничем хорошим закончиться. Это закончилось фанфиком. Более того, что фанфиков про Витча чуть более, чем ничего, а если и начинались, то были недописаны.
       
      Идея фанфика так или иначе пришла в голову еще в далеком 2003 (!) году, а сейчас я решила ее развить.
       
      Необходимое и достаточное предположение для фанфика - что рэдволльцы все-таки могли помочь раненому хищнику.
       
      Итак... Наслаждаемся!
       

      Часть I.
       
       

       
      Рисунок Химика
       
      Удар, боль и темнота. Спасительная темнота, в которой не было ни единого чувства… Витч отдыхал в этом небытии, но затем боль вернулась. Сначала она пульсировала еле слышно, но потом нарастала, ширилась, голову как будто распирало изнутри, шум в ушах нарастал как прибой, как гром…
       
      Он пытался забыться, убежать в безопасную темноту и нечувствие, но боль настигала его и в тот момент, когда стала особенно невыносимой…
       
      - О, клыки ада, моя голова!!!
       
      Витч схватился за виски обеими лапами и сел.
       
      - Я бы на твоем месте не стал трогать повязки, - раздался голос. – Ты серьезно ранен.
       
      Крысенок с трудом разлепил зажмуренные веки и осторожно откинулся обратно на какое-то подобие постели, на котором он лежал.
       
      Перед глазами прыгали мушки, все было мутным и нечетким. Витч с трудом различил очертания мышонка, который сидел рядом с ним.
       
      - Где я? – Тихо спросил крысенок. Это извечный вопрос очнувшихся существ, которые сразу не понимали где они, и что с ними случилось.
       
      - Мы сейчас на Великой Южной Гряде. Уже прошли Ущелье и Лес Крашеных.
      Витч несколько раз моргнул. Он не понял ни единого слова. Эти названия мест ему ничего не говорили.
       
      - Мы возвращаемся в Рэдволл, - добавил мышонок.
       
      Он как-то странно смотрел на Витча, и крысенок тоже забеспокоился.
       
      В голове не было ни единой мысли. Ничего. Только шум и пульсирующая боль.
       
      - Я хочу пить.
       
      Мышонок все также странно смотрел, как будто колебался или хотел что-то сказать. Но потом, решившись, встал и отошел.
       
      Крысенок осторожно повернул голову, пытаясь осмотреться. 
       
      Вокруг был лагерь – стояли палатки и горели костры. Около костров сидели мыши, выдры, белки, какие-то странные маленькие мыши с длинными мордочками и яркими повязками на головах. Вдалеке стоял огромный барсук.
       
      «Мы возвращаемся в Рэдволл» - сказал тот мышонок. Проклятие, почему это ему ничего не говорит?
       
      Витч попытался вспомнить, что с ним произошло, и вот тут он испугался.
      Он внезапно понял, что не помнит ничего.
       
      Вообще ничего.
       
      В голове не было ни одного, даже самого маленького воспоминания.
      Только чернота и пульсирующая боль.
       
      - Вот, - вернулся мышонок и протянул миску с водой.
       
      - Спасибо, приятель, - машинально поблагодарил крысенок.
       
      Удивление опять промелькнуло в глазах мышонка, но Витч отмахнулся от этого. Одним глотком осушив всю миску, он протянул ее обратно.
       
      Стало лучше, оказывается, его сильно мучила жажда. Удивительно, как становится все равно на любое чувство, когда так ужасно болит голова!
       
      Крысенок откинулся назад, опять теряя сознание. Последнее, что он спросил, было:
       
      - А как тебя зовут, приятель?
       
       

      Часть II
       
       
      Теперь в темноте была боль, но приглушенная. Но она таилась за углом, пряталась, чтобы опять напасть и вгрызться в голову своими острыми зубами.
      Витч убегал от нее, прятался, но она опять настигала.
       
      Ему казалось, что его куда-то несут, его тело мягко покачивалось. Какое-то забытое ощущение из далекого детства, будто его качали в колыбели. Но ведь этого не могло быть?
       
      Больше в этом забытьи не было ничего, потому что для образов сна нужны воспоминания.
       
      А их не было.
       
      … Боль вцепилась в голову мертвой хваткой, Витч застонал и поднял лапы к голове.
       
      - Постарайся не двигаться, - раздался строгий голос, и крысенок открыл глаза. 
       
      – Надо сменить бинты.
       
      Взрослый мышь протянул лапы к его голове, и Витч взмолился:
       
      - О, нет-нет, не трогайте! Голова ужасно болит, я просто умираю!
       
      - Придется это сделать, иначе будет хуже, - ответил мышь, накладывая повязки. Витч стиснул зубы, стараясь подавить крик. – Тебе повезло, что ты выжил после такого удара, пусть даже он и пришелся вскользь.
       
      - После какого удара? – Прошептал крысенок, откидываясь назад, когда пытка перевязкой закончилась.
       
      Мышь помолчал. Он явно был обескуражен.
       
      - Ты что, не помнишь? – Наконец, спросил он.
       
      Витч тоже молчал, пытаясь вспомнить. Но в голове не было ничего. Пусто. Только темнота и какие-то всполохи света.
       
      - Нет… Не помню. Я что, упал?
       
      Мышь молчал. Потом он пробормотал что-то вроде «Конечно, такой удар не мог остаться бесследным… Но, может быть, так ему будет лучше…»
       
      - Лучше не думай об этом, - наконец, ответил мышь. – Я тебе принесу поесть. Тебе сейчас важно просто поправиться, а вспоминать будешь потом.
       
      Он удалился, а Витч стиснул виски лапами. Значит, он не упал. А что с ним произошло, что?!
       
      Почему эти мыши ему помогают? Значит, они его друзья? Но почему они так странно смотрят на него?
       
      И… Самое главное…
       
      Клыки ада, кто он?! Как его зовут?!!!
       
      Витч вытянул лапы. Лапы, как лапы. Затем вытянул хвост из-под себя.
      Хвост был как у мыши или как у крысы. Кто же он – крыса или мышь?
       
      Вернулся тот взрослый мышь. Он принес овощного супа и какой-то настой.
       
      - Выпей потом это – травы уменьшат головную боль, и ты сможешь заснуть.
       
      - Хорошо бы. Спасибо.
       
      Мышь отошел, прежде, чем Витч смог его о чем-то спросить. Было какое-то непонятное чувство, что, при том, что они были добры к нему, они как будто делали это через силу, будто заставляя себя. 
       
      Мышь оставил еду – и ушел. Если бы он был близким ему или другом, он бы остался, подождал, пока раненый поест. Это было бы понятно.
       
      Или тот мышонок – он так удивился, когда услышал «приятель».
       
      Витч с трудом съел суп – голова начинала болеть все сильнее. 
       
      - Надеюсь, этот отвар мне поможет, - простонал он.
       
      Может быть, эти мыши так расстроены, что он их не помнит, что не знают, как им себя с ним вести? Ведь он должен их знать, раз они его знают. Насколько хорошо они знают друг друга?
       
      И, проклятие, что же с ним случилось? Это был несчастный случай?
       
      Или нет?!!!
       
      Настой начал действовать, Витча стало клонить в сон. Боль в голове притупилась так, что он почти смог ее не замечать. Закрывая глаза, он опять провалился в темноту.
       

      Часть III
       
       
      … Когда он снова очнулся, было просто прекрасный день. Пели птицы, потрескивали костры, на которых что-то шкварчало. Маленькие мыши с красными повязками переругивались, но это было как-то не всерьез.
       
      Мышонок о чем-то разговаривал с какой-то мышкой, они смеялись.
       
      Его как будто не замечали.
       
      Это было такое знакомое чувство, когда ты вроде бы рядом с другими, но на тебя не обращают внимание. Качество, полезное в шпионаже.
       
      Шпионаже?
       
      «Продолжай шпионить! Ты вернешься в Рэдволл!» - раздался в голове громоподобный голос, страшный голос зверя, который скрежетал так, словно ему кто-то когда-то жестоко сдавил горло.
       
      Витч резко сел на постели и схватился за голову.
       
      Что это? Чей это голос?
       
      Но потом опять была пустота. Ни единой мысли, ни единого воспоминания.
      Боль в голове была не такой сильной, как раньше, и крысенок попытался встать.
       
      Голова кружилась, но в целом, он чувствовал себя лучше. По крайней мере, он не может больше лежать и погружаться в пустоту своего разума.
       
      Наверное, он покачнулся и упал, потому что мыши подбежали к нему.
      Тот мышонок помог ему подняться.
       
      - Ты не должен вставать! – воскликнул он.
       
      Крысенок сел на землю и обхватил голову лапами.
       
      - Я чувствую себя хорошо, - сказал он. – Я не могу постоянно лежать, это сводит меня с ума.
       
      Мыши молчали и испуганно смотрели на него.
       
      - Вы ведь знаете меня, да? – Спросил крысенок. – Расскажите мне… обо мне. Звучит по-идиотски, но я действительно…не помню.
       
      - Ты ничего не помнишь? – Переспросил мышонок. Мышка отвела взгляд и перетаптывалась с лапы на лапу.
       
      Витч вытянул лапы вперед и стал рассматривать их. 
       
      - Я ничего не помню… - Прошептал он, больше обращаясь к себе, чем к мышам. – Я не помню, что произошло… Не помню вас, хотя, видимо, должен знать. Но хуже всего то, что я не помню…
       
      Он поднял глаза и опять схватился за голову.
       
      - Я не помню, кто я! Как меня зовут!
       
      - Тебя зовут Витч.
       
      Это ответил мышонок.
       
      - Витч… - Повторил крысенок. – А я мышь или крыса?
       
      - Крыса.
       
      - Витч…. – Он помотал головой. - Странно, я думал, что когда услышу свое имя, будет что-то вроде: «О да, точно, меня так зовут!», и я все вспомню. Но ничего этого нет.
       
      Он закрыл морду лапами.
       
      - Просто еще мало времени прошло, и ты еще не поправился, - сказала мышка. По-видимому, ей стало его жаль. – Ты все вспомнишь…
       
      - Но ведь вы знаете обо мне еще что-то? – Сказал крысенок и, встав, схватил мышонка за лапу. – Расскажите мне то, что знаете!
       
      Маттимео испытывал смешанные чувства. Он ненавидел Витча, хотел ему отомстить за все. За его насмешки, тычки, помощь Слэгару, за неприкрытое злорадство… Когда он увидел своего врага закованного в кандалы, он хотел оказаться рядом с ним, чтобы проучить…
       
      Но одно дело – желать мести своему мучителю, а другое – видеть его в луже крови, видеть, как страшное оружие работорговца уничтожает живую плоть… Это совсем другое, кто бы что не говорил.
       
      Маттимео очень изменился и теперь, потеряв друзей, почти потеряв надежду увидеть родителей, Рэдволл… Он стал больше ценить жизнь. Любую жизнь, каждую жизнь.
       
      Поэтому он не стал говорить Витчу, что он бывший погонщик рабов, шпион и негодяй, который за это поплатился. И что они помогли ему, просто потому что не могли иначе.
       
      Потому что, если он это узнает – он уйдет.
       
      А если он уйдет – то не выживет в одиночку.
       
      Маттимео это отлично понимал.
       
      - Меня зовут Маттимео, а ее – Тесс. – Сказал мышонок. – Произошло много грустных событий, поэтому мы не хотим об этом говорить. Коротко говоря, лис Слэгар Беспощадный захватил нас в плен и увел далеко от дома. Но наши родители настигли его, и спасли нас. А заодно и наших новых друзей – бывших рабов. А сейчас мы возвращаемся домой.
       
      - В Рэдволл? – Спросил Витч.
       
      Маттимео поднял брови.
       
      - Ты сказал: «Мы возвращаемся в Рэдволл», когда я впервые очнулся.
       
      - А, ну да. 
       
      Крысенок обдумывал информацию, которой так щедро поделился Маттимео. Слэгар Беспощадный… Рабы…
       
      А какое было его участие в этой истории? Что с ним было, и что стало?
       
      Но почему-то Витч почувствовал, что мышонок больше ничего не скажет. Он явно знал больше, чем сказал. Только вот почему?
       
      Ясно было одно – его родителей не было среди этих зверей. Среди них не было крыс.
       
      А это значит, что он – чужой среди них. Не такой, как все.
       
      Вокруг были мыши, белки, два барсука, эти маленькие мыши с повязками – Витч слышал, что их называют «землеройками», выдры. Ни одного хищника. 
       
      Кроме него.
       

      Часть IV
       
       
      Крысенок встал.
       
      - Я могу принести сучьев для костра. Я хочу что-то делать.
       
      - Не думаю, что это хорошая идея, - сказал мышонок. – Ты даже встал с трудом, а если уйти от лагеря…
       
      - Я справлюсь. – Витч осторожно дотронулся до забинтованной головы. – Я не могу постоянно лежать, - повторил он.
       
      Ему почему-то хотелось отойти от всех. Побыть одному. Мыши не стали его останавливать.
       
      - Не ходи далеко! – Крикнула ему в догонку Тесс. – Приноси их к во-о-он тому костру, землеройки будут делать завтрак. А потом мы отправимся в путь.
       
      - Хорошо.
       
      Крысенок углубился в небольшую рощицу около поляны, на которой расположился лагерь. Издалека были слышны смех и шутки. Но он почему-то чувствовал все нарастающую тревогу.
       
      Собирая небольшие ветки привычными движениями – значит, его часто отправляли на такие мелкие поручения – Витч наткнулся на небольшой ручеек.
       
      Он попил воды и смочил водой виски и затылок. Голова стала болеть меньше.
      Рабы… Слэгар Беспощадный… Ну и прозвище!
       
      А этот Маттимео его чем-то раздражал. Витч чувствовал какую-то неприязнь к этому мышонку, хотя и не мог понять, почему.
       
      Около ручья вода сделала ответвление и образовала небольшую лужицу. Крысенок наклонился, пристально разглядывая свое отражение.
       
      Это – он. Острая мордочка крысы, небольшие уши и голова, обвязанная бинтами с красно-коричневыми пятнами крови. 
       
      Витч всматривался. Нет, он не помнит. Не помнит даже себя!
       
      Вздохнув, крысенок поднял сучья и двинулся к лагерю.
       
      Около костра сидела юная полевка. «С ней можно поговорить, - подумал Витч. – Мышки обычно более разговорчивы. Если бы эта Тесс была одна, то она бы все мне рассказала.»
       
      Интересно, откуда у него эти мысли? Про то, кто больше разговорчив? Это ведь тоже очень помогает…
       
      В шпионаже… Шпионаже!
       
      Крысенок подошел к костру и бросил ветки рядом. Он попытался добродушно улыбнуться, хотя выглядел как настоящий ночной кошмар с осунувшейся от болезни мордой и кровавыми повязками на голове.
       
      - Привет! – Витч старался говорить вежливо и жизнерадостно. – Вот, принес сучьев для костра.
       
      Полевка испуганно взглянула на него и отодвинулась. 
       
      - Тебя как зовут? – Спросил крысенок.
       
      Она удивленно моргнула и ответила, спустя довольно продолжительное время:
       
      - Ты же знаешь, как меня зовут.
       
      Витч приложил лапу к голове и попытался улыбнуться:
       
      - Да… Наверное. Но я все забыл. Все-все. Ты ведь поможешь мне вспомнить, правда?
       
      Она молчала, ее взгляд был таким же странным, как и у Маттимео.
       
      - Хотела бы и я все забыть, - наконец, произнесла мышка. В ее голосе звучала печаль и гнев.
       
      - Что забыть? – Спросил крысенок.
       
      - Что моя мать мертва! – Она встала. – Что я вернусь в Рэдволл, а ее больше нет!
       
      - Мне очень жаль… - Машинально произнес Витч фразу, которой обычно встречают такие признания.
       
      Глаза полевки округлились, у нее задрожали губы. Она сжала лапы в кулаки.
       
      - Тебе… не может быть…жаль! – Воскликнула она и убежала.
       
      Крысенок удивленно посмотрел ей вслед. Ему не может быть жаль? Почему?
       
      Он все думал об этом, пока ел нехитрый завтрак и пока ему меняли бинты.
       
      Потом, несмотря на его протесты, взрослый мышь –он сказал, что его зовут Матиас, отец Маттимео, заставил его лечь на носилки.
       
      Две землеройки подняли его, и все двинулись в путь.
       
      Витч мягко покачивался на своем ложе.
       
      Сложив лапы на груди, он смотрел на небо.
       
      Небо, голубое и ясное, с белыми облаками… Оно качалось в такт носилкам.
       
      Качалось, качалось, а еще, бывает и такое, что, небо опрокидывается на тебя миллионами осколков, рвется на части и невыносимо звенит в ушах.
      А потом наступает темнота.
       
      Крысенок опять потерял сознание.

       



      Часть V
       
       
      Теперь, во время забытья, ему снился сон.
       
      Вернее, кошмар.
       
      Он бежал из какого-то темного места, а под лапами все рушилось. Сверху падали камни, блоки, слышны были крики тех, кто падал в бездонную пропасть. Он бежал и бежал.
       
      Падал, оскальзываясь, вставал, и бежал снова. Сердце колотилось где-то в горле, дыхания не хватало. И вот, впереди свет… Дневной свет, яркий, слепящий глаза, такой белый, как раскаленный огонь в середине костра.
       
      Задыхаясь, он двигался туда, к свободе.
       
      Внезапно, мир раскололся, свет выжигал разум. В ушах зазвучал пронзительный крик:
       
      - Нет-нет, пожалуйста! Я ничего не сказал им, и не собирался с ними идти! Они поймали меня!
       
      Нет-нет, пожалуйста!
       
      Пожалуйста!!!
       
      Витч стиснул голову лапами, вскакивая с постели.
       
      Этот крик так и звучал у него в ушах.
       
      Я ничего не сказал им, и не собирался с ними идти! Они поймали меня!
       
      Он встал, вытирая дрожащими лапами морду – по ней струился холодный пот.
       
      Крысенок огляделся – была ночь, и лагерь спал. Горели костры, около которых сидели часовые.
       
      Витч не мог дальше спать – он боялся повторения этого кошмара.
       
      Или воспоминания?
       
      Еще раз вытерев морду, крысенок пошел от лагеря, ему хотелось пройтись.
      Обдумать то, что вспомнил.
       
      Его поймали, это точно. Мыши – не друзья. 
       
      И Маттимео – не приятель.
       
      Но кого он умолял – так отчаянно?
       
      Крысенок сделал еще несколько шагов, как его остановил оклик:
       
      - Стой! Ты куда?
       
      Из темноты выступил он – Маттимео.
       
      Витч молча смотрел на него.
       
      - Ты куда? – Повторил мышонок.
       
      - Никуда. Мне не спится, и я хотел пройтись, - нехотя, ответил крысенок.
       
      Они помолчали.
       
      - Ты что, следишь за мной? – Вдруг спросил Витч. 
       
      - Нет, что ты… - Замялся Маттимео, но им обоим было ясно.
       
      Это была неправда. 
       
      - Почему ты следишь за мной? – Настаивал крысенок. – Что будет, если я не подчинюсь? Если буду ходить, где мне вздумается? Я ведь не могу от вас уйти просто так, не так ли?
       
      «Они поймали меня!» - пронеслось в голове.
       
      - Перестань, - возразил мышонок. – Любой может уйти, но никому не выжить в этих местах в одиночку.
       
      - Значит, ты шпионишь за мной ради моего же собственного блага? – В голосе Витча звучало все больше раздражения.
       
      - Шпионю?! – Маттимео задохнулся от возмущения. – Уж не тебе об этом говорить, Витч!
       
      Он понял, что проговорился, потому что крысеныш схватился за голову.
       
      - Шпионить.. Шпион… Продолжай шпионить… - Забормотал он.
       
      Мышонок взял его за лапу и отвел к носилкам.
       
      - Делай что хочешь, крыса, - проговорил он. – Можешь уходить, никто не тебя не держит. Но на твоем бы месте, я бы спал.
       
      Витч сел на своей постели, не обращая внимания на Маттимео.
       
      Его слова разбудили какие-то отголоски памяти, и он старался их не потерять.
       
      Шпионаж – было основное слово, такое знакомое…
       
      Наверное, он был как-то связан со слежкой. Или сам был шпионом. 
       
      Он скоро вспомнит. Все вспомнит…
    • By Салфин
      Название:: Вечный страж

      Автор:: Салфин

      Переводчик:: -

      Корректировка:: -

      Статус:: закончен

      Предупреждение:: G

      Рейтинг:: G (можно читать всем)

      Жанр:: зарисовка

      Пересечения с книгами:: Поход Матиаса

      Пересечения с другими фанфиками:: -

      Аннотация:: -

      Посвящение и благодарности:: Благодарю Покрыса за то, что он вдохновил меня своим фанфиком "Они смотрят на нас".

       Маттиас проснулся. Похоже, было еще довольно рано, так что Василика и Маттимео спали. Желания ждать, пока остальные проснуться не было, так что он оделся, умылся и вышел из сторожки.
         Солнце уже начинало подниматься над стенами аббатства, его золотистые лучи проходили сквозь розовые облака, словно струны. Маттиас вслушался в шелест листвы, обдуваемой  прохладным ветерком.
         Нахваливая в мыслях всю эту красоту, он, сам того не заметив, дошел до Большого Зала. Осматриваясь, Маттиас заметил на лавке за длинным столом мыша. Он не двигался и лишь смотрел на гобелен. Маттиас внимательней посмотрел на мыша - он никак не мог припомнить, кто это. Вдруг незнакомец повернулся, перекинул ногу и сел вдоль скамьи, опираясь локтем о стол, и улыбнулся, -
      -Привет, Маттиас. Голос был как будто знакомый.
      -Э... привет! А ты кто? Прости, просто, то ли я еще не проснулся толком, то ли ты к нам в аббатство недавно пришел, а я и... собственно, не заметил, или... Мышь внимательно выслушал Маттиаса, когда же убедился, что за последней паузой собеседника ничего не последует, он ответил, -
      -Я там и сам. Маттиас чуть не потерял дар речи.
      -Чего?
      -Я - Мартин-Воитель. Маттиас сел на лавку, спиной к столу, внимательно осматривая Мартина.
      -Ну, я понял, что ты имел в виду. Но как? Что это за шутки?
      -А после того, что я сделал для Рэдволла и для тебя, Маттиас, ты все еще можешь удивляться?
      -Увидеть Мартина-Воителя, вживую? Мне? Нет, нет! Этого просто быть не может, это сон!
      -Ну, во-первых, во сне невозможно догадаться, что это сон. А во-вторых, если это и сон, то что с того? Для тебя так важно, есть ли тело у собеседника? По мне так главное - дух. И вообще, я тебе когда-то уже доказал, что я есть! Или ты забыл? Вспомни мое первое обращение к тебе. Этого мало? А когда ты со мной разговаривал у гобелена? Или ты с гобеленом говорил? А? Мартин рассмеялся и похлопал Маттиаса по плечу. Тот вздрогнул и отпрянул.
      -Хорошо. Хорошо, просто это так... неожиданно.
      -В жизни много неожиданностей.
      -Да. А как ты вообще сюда попал? 
      -Честно говоря, сам не знаю. Понимаешь, для тебя, Василики, Маттимео, для всего аббатства и, вообще, Леса Цветущих Мхов время идет своим чередом. Для меня же оно так идет лишь, когда я нужен Рэдволлу. Как, например, во времена Войны Поздней Розы.
      -Подожди-ка! Ты хочешь сказать, раз ты здесь, нас ждет еще одна война!? Маттиас, весь в тревоге, встал, ожидая от Мартина худших новостей.
      -Не знаю.
      -Как? Ты же Мартин-Воитель!
      -Вот-вот! Вот именно, я - воин, а не ясновидец. И вообще, не перебивай! Так вот, на чем мы там... Ах, да! Когда же я Рэдволлу не нужен, я нахожусь в таком состоянии... я, конечно, все понимаю , но время проходит очень быстро, как во сне. Я обгоняю вас во времени. И лишь, когда я снова нужен Рэдволлу, лишь тогда все снова становится ясным. Непростое чувство, так быстро не опишешь.
      -То есть, ты видел моих внуков?
      -И не только. Но лучше давай поговорим о прошлом.
      -А может, о будущем?
      -Нет.
      -Почему?
      -Так нельзя. По-моему, это неправильно. Тем более, когда-нибудь и так все узнаешь. А теперь спроси меня о чем-нибудь, что было раньше.
      -Хорошо. Маттиас на некоторое время задумался, вспоминая то, о чем стоило бы спросить Мартина.
      -Ну что? 
      -Сейчас. А почему именно я? Почему тогда, перед Войной Поздней Розы ты заговорил именно о мной? Ты мой родственник?
      -О, нет. По крови мы с тобой друг другу никем не приходимся. Зато по духу! У тебя дух воина, это сразу видно. Ты выделялся на фоне остальных, если кому стоило дать возможность стать воителем, так это тебе. Да, если б ты рос на Севере, ты бы и без моей помощи стал воином, это уж точно!
      -Понятно. Маттиас начал обдумывать следующий вопрос.
      -Присядь. Что ты так напрягся? 
      А, хорошо, просто я увлекся. Маттиас сел и вопросительно посмотрел на Мартина.
      -Давай!
      -Ты был в Темном Лесу?
      -Как сказать, и да, и нет.
      -То есть?
      -Я был у Врат Темного Леса, но дальше я не заходил.
      -Но почему?
      -На самом деле, при желании в Темный Лес можно и не идти. Просто, когда ты умер и стоишь у Врат, каждый шаг к Темному Лесу - очень сладкое чувство. И чем ты ближе к Вратам, тем слаще. Это все равно что тебя разбудили, а ты накрылся одеялом и продолжил дремать - такое же приятное чувство. И каждый следующий шаг - приятней предыдущего. Но только ты повернешь назад, тебе станет очень тяжело. В горле как будто ком застрял, на душе становится очень горько, а шаги даются тяжко, как будто ты идешь по дну смоляного озера. Я очень любил Рэдволл, в нем я был по-настоящему счастлив. Это было то редкое место, где мне не нужно было убивать и бояться быть убитым. Мне хотелось остаться в Рэдволле навсегда. Поэтому я не пошел в Темный Лес. Наверно, никто, кроме меня не пытался уйти от Врат, так как я не видел ни одной души, подобной мне. Все воспринимали это как что-то невозможное и отдавались Вратам. По правде говоря, уже потом я пытался найти Темный Лес, но все без толку. Наверно, душе, полностью свободной от тела, такой шанс дается лишь однажды. Маттиас, когда ты сам будешь стоять у Врат, у тебя будет выбор: ждать меня, и отдать мне возможность вечного покоя, уйти от врат в Рэдволл и защищать его вместе со мной, или же спокойно войти в Темный Лес, оставить все как есть. В принципе, я уже привык, потерплю. 
      -Мартин, может, получится вместе войти в Темный Лес, а? Ведь возможно же такое?
      -Пойми, Маттиас, Рэдволл - то место, где живут добрые звери. Они способны на многое, но еще больше тех, кто хотел бы использовать Рэдволл как цитадель, служившую бы их интересам. От Рэдволла  и кирпичика не останется, если он будет без хранителя, меня или тебя. Пока же дух Воителя в Рэдволле, он будет стоять вечно.
         Мартин встал и пошел к выходу из Большого Зала. Когда дверь за ним закрылась, Маттиас поднялся с лавки, шагнул, но лишь упал на пол.
         Маттиас проснулся. Он лежал на полу в сторожке. К нему со свечой в руках нагнулась Василика, - 
      -Маттиас, с тобой все в порядке? Ты не ушибся?
      -Василика, теперь каждое утро, когда я сплю слаще всего, буди меня и заставляй вставать!
      -Э, хорошо. Но зачем?
      -Сделай это ради Рэдволла.
×