Jump to content

Leaderboard


Popular Content

Showing content with the highest reputation since 05/25/19 in all areas

  1. 3 points
    Воин в алом плаще Для мышонка в аббатстве не было скучных мест. На пруду летом можно было ловить рыбу, купаться, или даже кататься на перевернутом столе, пока не прибегут взрослые и не надерут уши. Зимой же пруд превращался в каток и место для снежных баталий. В погребах царил загадочный полумрак, вкусно пахло содержимым старинных дубовых бочек, и можно было представлять себя Мартином в темницах Котира, или Дандином пробирающимся сквозь подвалы в замок Терраморта. А если у Хранителя было хорошее настроение, можно было вдобавок получить кружку с земляничной шипучкой. Про кухни и говорить нечего – если помочь с нарезкой овощей, или мытьем посуды, повар всегда рад был угостить диббунов засахаренным каштаном или остатками пудинга. Но больше всего мышонок любил чердак. На него почти никто не ходил, и если вдруг шумные игры надоедали, можно было подняться туда по узкой лестнице, откинуть скрипучую – надо бы смазать петли – крышку и оказаться в одном из самых удивительных мест Рэдволла. В солнечном свете, пробивавшемся через небольшие оконца, летали пылинки, оседая не бесконечных шкафах, столах, комодах и прочей мебели, стащенной сюда в разное время. Почти вся она была безнадежно сломана, но зато представляла почти неограниченное пространство для игр и исследований. Как-то раз за ширмой в углу мышонок даже нашел старые латы, ржавые, но от того не менее интересные. Надеть их не получилось, но зато удалось снять шлем, которым он полдня пугал старших, выпрыгивая из-за угла. Но самое удивительное открытие подарила ему маленькая дверца, обнаруженная за большим комодом. Мышонок добрый час пыхтел, оттаскивая его, но так и не позвал на помощь – чувствовал, что тайна, скрывающаяся там должна быть его – и ничьей больше. Наконец, его усилия были вознаграждены – за комодом обнаружилась дверца, в которую он не без труда сумел протиснуться. А сделав так, мышонок застыл в изумлении. Перед ним была длинная галерея, тянущаяся, судя по всему, вдоль всей стены. Стена, пол и потолок в ней играли самыми яркими, причудливыми красками – так расписал их свет, проходивший через огромный витраж. Про него давно все забыли – снаружи витраж казался лишь пыльным окном с нечеткими узорами, но изнутри поражал не меньше знаменитого гобелена. Мышонок медленно шел вдоль разноцветных стеклышек, складывавшихся в бесконечные истории – мыши, белки, ежи, выдры, зайцы, кроты заново проживали дни своего прошлого в таинственно мерцавшем калейдоскопе. С тех пор, мышонок стал часто бывать на чердаке – разглядывая витраж, он представлял удивительные истории, участником которых делал себя. Он даже не поленился убрать пыль отовсюду, докуда смог дотянуться – и старое стекло заиграло новыми красками. В один из зимних дней игра особенно захватила его: сражаясь с пиратами, он отчаянно размахивал палкой – ей назначено был играть роль меча Мартина Воителя. Прыжок, удар, поворот, еще удар и… С хрустальным звоном на пол посыпались разноцветные осколки – в одном из фрагментов витража появилась дыра, сквозь которую немедленно задул холодный ветер. Дыра была небольшой, но мышонок с перепугу увидел зияющий провал, готовый поглотить и витраж, и чердак, и его самого. Приглушенно пискнув, мышонок пустился наутек. Спал он неспокойно, хотя о его проступке так никто и не узнал – как и прежде, никто из старших на чердак не поднимался. Ему было почудилось, что сон уже рядом - он даже закрыл глаза, но уже через минуту снова распахнул их. Не выдержав, мышонок крадучись выбрался из спальни, и, убедившись, что коридоры пусты, побежал наверх. В галерею он входил с опаской, нутром чувствуя, что что-то н так. Витраж был освещен лунным светом, и казался бледнее обычного. Осколки все также валялись на полу. Внезапно, мышонок услышал легкий перезвон – будто бы шепот. Он прислушался – шепот-перезвон исходил от витража. Мышонок подошел поближе, и тут ему показалось, что картинки на витраже движутся. Он испуганно ойкнул, запнулся и полетел носом прямо в стекло! Удара не последовало. Открыв зажмуренные от страха глаза, мышонок увидел, что стоит уже не в галерее, а на зеленой лужайке. Вокруг были деревья, виднелась стена аббатства, но все было каким-то ненастоящим, будто склеенным из кусочков. Поглядев на свои лапы, мышонок понял, что и сам стал таким же. Догадка осенила его – он попал в витраж! Мимо куда-то спешили звери – все они были также сделаны из кусочков стекла. Они переговаривались между собой, и голоса их звучали тем самым перезвоном, который мышонок слышал ранее. Только теперь ему удалось различить слова: «Катастрофа! Ужасное несчастье!» Звери стягивались к тому месту, где заканчивалась лужайка, и должен был начинаться пруд. На его месте зияла черная пропасть, из которой тянуло могильным холодом. На краю пропасти лежали звери – все они были тяжело ранены – у кого-то недоставало лапы, у кого-то хвоста, а один бедный заяц даже недосчитался головы! Вокруг собралась толпа, все шумно обсуждали происходящее, но никто не торопился помочь пострадавшим. Мышонок протолкался поближе и начал расспрашивать бесхвостую белку, стоявшую рядом. Оказалось, что причина произошедшего жителям витража неизвестна – по-видимому, это стихийное бедствие (тут мышонок покраснел и потупил взгляд). А помочь раненным никак невозможно, ведь для этого нужно стекло, а спуститься за осколками никто из стеклянных зверей не может. Мышонок уже хотел предложить помощь, но страх остановил его – ведь если жители витража узнают, что это он виноват в случившемся, кто знает, что они сделают с ним. Кроме того, некоторые части от столкновения с полом рассыпались в пыль. Терзаемый совестью, он продолжил расспрос. Выяснилось, что помочь можно было и иначе – отдав кусочек своего стекла. Но, к сожалению, никто не хотел лишаться частички себя. Только мышка Бриони с витража, повествующего о войне со Свартом, ходила между раненными с радостью предлагая помощь. Была она вся какая-то надтреснутая, но ее осколки никому не подходили. Сама же она, отдав осколок, начинала так страдать, что все почитали за лучшее поскорее вернуть ей недостающую часть. Продолжив расспросы, мышонок выяснил, что есть у стеклянных зверей еще одна надежда: где-то на краю витража живет Воин в красном плаще. И, вроде как, должен он помогать всем страждущим, только вот Воина этого давно никто не видел, так что придется видно раненным до конца дней своих быть разбитыми. Совесть еще сильнее вгрызлась в мысли мышонка, и он сам не понял, как вызвался разыскать Воина. Идти по витражу было очень интересно – он все время чувствовал себя героем самых разных историй: то он оказывался вместе с Мартином под стенами Маршанка, то поднимался на Саламандастрон, то обнаруживал себя среди хищников Юска. Но какими бы захватывающими не были эти события, его не покидало ощущение того, что все это ненастоящее. Впрочем, неудивительно, ведь это был только витраж. Стеклянные солнечные лучи, стоило перестать думать о них, застывали, становясь на ощупь такими же, как ветви деревьев, хищники и лесные жители не убивали друг друга, а только вставали в грозные позы да звенели оружием, по морским волнам ты мог плыть на стеклянном корабле, но если надоедало – спокойно шагал по воде, прыгая с волны на волну. Путь был долгим, и постепенно яркие истории перестали занимать мышонка. В голове осталось то единственное, что было настоящим – разбитые звери у черной дыры. Наконец, на горизонте замаячили черные стены, словно горы закрывавшие собой горизонт. Приглядевшись, мышонок понял, что это была оконная рама - он достиг края витража. Вдоль края тянулась бесконечная заросль шиповника – она обрамляла собой все окно. Сейчас она казалась гигантской – каждый цветок был размером с взрослого зверя, а шипы напоминали острые мечи. Пройти насквозь было невозможно, но мышонок и не собирался этого делать – ведь за шиповником витраж кончался. Вокруг никого не было, и он расстроенно сел на стеклянную траву, разгладившуюся под ним, стоило ему заострить на ней свое внимание. Внезапно, один из цветков зашевелился, и мышонок изумленно подскочил. То, что он принял за лепесток, оказалось алым плащом – длинным и широким. Подойдя поближе, он увидел мышь – похожую чем-то и на Мартина и на Матиаса, и на всех прочих мышей - воителей, которых мышонок видел на гобелене и на витраже. Воин в красном плаще спал – его глаза были закрыты, а стеклянная грудь мерно поднималась и опускалась. Посмотрев повнимательнее, мышонок понял, что глаза Воина не просто закрыты – их затянула пыльная паутина, скопившаяся в дальнем углу. Неудивительно, что он спал так долго! Он попытался протереть пыль рукавом, но стекло только звякнуло о стекло. Хлопнув себя по лбу – снова звон! – мышонок сосредоточил мысли на рукаве, и он снова стал материей. Боясь, что долго это не продлится, он поспешил убрать пыльную паутину с глаз Воина. Стоило последней нити упасть, как веки Воина дрогнули, и он тяжело поднялся. «Как же долго я спал», - сказал он, глядя мышонку прямо в глаза, - «Зачем ты разбудил меня?». Оказалось, что он ушел сюда, к самому краю рамы, добровольно, поскольку прочим жителям витража его помощь была не нужна, а помогать другим – это единственное что он считал целью своей стеклянной жизни. Узнав о случившейся беде, Воин немедленно согласился прийти на помощь пострадавшим. Обратный путь показался мышонку вдвое короче – быть может, так оно и было, ведь Воин шагал впереди, а он знал стеклянный мир вдоль и поперек. Наконец, они прибыли на место. Увидев раненных. Воин только вздохнул и принялся за дело. Он мечом вырезал осколки из своего плаща и отдавал их тем, кто в них нуждался. Новые лапы и хвосты сидели как влитые. Разумеется, они были такими же алыми, как и плащ, но никто не жаловался, даже заяц, у которого теперь была красная голова. Плащ Воина стал меньше и не таким красивым, как раньше, но все еще был похож на гигантский лепесток шиповника. Мышонок был очень рад, что все закончилось благополучно. Засмотревшись на белку, щеголявшую новым, красным хвостом, он не заметил, как подошел слишком близко к краю провала. Неосторожный шаг – и он с громким воплем полетел в дышащую морозом черную бездну. Мышонок вскочил. Сквозь распахнутое окно в спальню проник холодный ветер, который его и разбудил. Мышонок, ежась, вылез из-под одеяла и захлопнул ставни. «Неужели все это был только сон?», - подумал он. До утра этот вопрос не давал ему уснуть . Едва закончив завтрак, мышонок побежал на чердак. Все было почти так же, как вчера, но присмотревшись, он понял, что все звери рядом с дырой целы и невредимы. Он смог отыскать и краснохвостую белку, и зайца с алой головой. Придвинув к окну стол и забравшись на него, мышонок уставился на верхний угол витража. Там, по-прежнему маскируясь среди бутонов, сидел Воин. Его плащ стал немного короче. С тех пор минуло несколько сезонов. Витражу доставалось еще несколько раз – однажды, во время осады Рэдволла, стрела пущенная хищниками выбила небольшой фрагмент, в другой раз стекло пострадало от града. Каждый раз мышонок бегал проверять витраж, и каждый раз убеждался, что все стеклянные звери целы. А плащ Воина становился все меньше и меньше... Это снова была зима. Глупая сорока, увидев отблеск солнца в стекле, шарахнула по нему клювом и выбила очередной осколок. Мышонок как всегда побежал проверить витраж. Все звери снова были невредимы, но Воина теперь хорошо было видно в его любимом углу – алый плащ полностью исчез. Мышонок ушел с чердака – в этот день звери праздновали Середину Зимы, и он не хотел пропустить праздник. Но на следующий день лапы снова привели его знакомой дорогой в любимую галерею. В этот раз он вел с собой мастера-Кротоначальника. Решение расстаться с дорогой сердцу тайной было непростым, но желание помочь жителям стеклянного царства оказалось сильнее. Пока толстенький крот пытался распахнуть пошире узкую дверцу, мышонок первым проскользнул внутрь. Ему сразу же показалось, будто что-то изменилось в витраже - словно повсюду появились крохотные белые точки. Он перевел взгляд на Воина и охнул. У того снова был плащ! Не алый, но пестрый, состоявший из сотни крохотных лоскутов-осколков. Теперь мышонок понял, что это были за точки – каждый зверь на витраже отдал крохотную часть своей одежды на новый плащ для своего защитника. «Хурр, ну и кр-расотища!» - раздался возглас наконец-таки справившегося с дверью мастера. С той поры и у мышонка, и у жителей витража все было хорошо.
  2. 2 points
    Покров полностью является следствием так называемого воспитания. С одной стороны - вечно отмазывающая его от всех обвинений яжмать Бриони, внушающая мелкому, что на него наговаривают, потому что он хищник, а на самом-то деле он хороший, с другой - недоверие всех остальных, типа, раз ты хищник, то от тебя только и жди беды. Шансы, что при таких условиях вырастет кто-то вменяемый и хороший, не слишком высоки, независимо от происхождения.
  3. 2 points
    В чем причина такой популярности теорий а-ля "сюжет книги/фильма - глюк/сон/фантазия ГГ"? Ну то есть мне норм когда история заведомо сказочная и разница яви и фантазии очевидна (привет, "Жизнь Пи"!), но я не могу понять, почему любая травма/рана/болезнь/возраст/смена декораций служит для людей поводом обесценить вполне скомпонованное реалистичное повествование. Как бы вам понравился ход, что весь сюжет "Мартина Воителя" - это сон маленького Мартина после того, как его стукнули копьем по маковке при первой встрече с Бадрангом? Чисто ИМХО, но подобные теории отвратны.
  4. 1 point
    Темы, посвящённой этой книге, не было... теперь будет. Перечитал вторую книгу цикла Рэдволл, называется «Mossflower». Впервые я с ней ознакомился 12 лет назад, и вот настала пора вспомнить, что там за история. Читал без иллюстраций, хотя с ними было бы проще и веселее. Надо найти хорошие иллюстрации к Рэдволлу, а то человекоподобные карлики со звериными головами, не выражающими никаких эмоций, меня не устраивают. Мои мысли об этой книге: 1. Начало интригующее: зима, холод, мрачная крепость феодала и жалкие хижины его рабов; солдаты врываются в дома, грабят мирных жителей; голод, нищета и разруха. Обездоленные крестьяне против могучего тирана: да разве смогут они его победить? Конфликт в этой сцене мощный, поэтому возникает желание узнать, что же будет дальше. 2. Очень скоро мирные жители бегут в соседний лес к партизанам, а там есть всё: и тёплое логово, отлично спрятанное от врагов, и всегда полно еды, и армия Робин Гудов, которые бьют без промаха и заговорены от стрел и копий. Красота! Ну чем не Merry England? А у них ещё и гигантская боевая щука есть. Уровень драматизма резко падает: видимо, автор решил, что детям не следует показывать ужасы феодализма, и сменил обстановку. Дальше читать уже не так увлекательно. 3. Но в этот раз у положительных героев нет крепости, за стенами которой они могли бы укрыться, зато такая твердыня есть у врага. Чтобы помочь добрым зверюшкам, автор уменьшил уровень интеллекта злодеев в несколько раз. Прислужники королевы невероятно тупы, значительно глупее крысиной банды Клуни. Эти дурни атакуют друг друга по ошибке, не умеют пользоваться щитами и луками, не способны действовать скрытно, постоянно дерутся между собой и нелепыми способами выпиливают себя сами. Как такое «воинство» сумело захватить эту страну и обратить в рабов её жителей, понять трудно. От крепостных стен никакого толку: лес возвышается над ними, и белочки легко и весело стреляют в обитателей Котира, сидя на веточках, а кривые хорьки ни одной белки подстрелить не могут. Матушка-государыня тоже умом не блещет: однажды она вывела из крепости всю свою орду до последнего солдата, и туда немедленно явились партизаны, которые всё осмотрели и придумали хитрый план ликвидации Котира. А если бы мирняки по тоннелю протащили туда своих Робин Гудов и заперли ворота изнутри? Да киса бы утопилась в речке от стыда. Гонф ходит в крепость как к себе домой, ворует еду из кладовой, которую в тех условиях должны были охранять супер-тщательно, и не забывает при этом песенки петь. Птица-шпион периодически появляется в Котире, но этого никто не замечает. Не верю! 4. Да, и крепости обычно строят на холмах, горах, утёсах, а Котир стоит в яме ниже уровня воды. Слышал я, что Рэдволл возвели на месте Котира: неужели строители аббатства не сообразили, что река, когда-то изменившая русло, однажды может вернуться? Мышам тогда придётся срочно превращаться в выдр, и киса в аду будет довольна. Саламандастрон выглядит впечатляюще, но его функция не ясна. Для чего нужна эта гора на пустынном берегу? Страну мирных зверей от пиратов и тиранов она не защищает, это точно. Кого может защитить отряд из нескольких зайцев и барсука? Верно, барсук силён, однако он всё же слился в бою с полчищами крыс. Затем зайцы отправились помогать будущим рэдвольцам, оставив Саламандастрон без гарнизона: видимо, решили, что с пиратами покончено навеки, хотя барсук вроде бы не всех негодяев убил, и море по-прежнему кишит разбойниками. И где раньше были эти зайки? Сидели в горе и свистели? Почему барсук забыл о дочери, о своей стране? 5. Зато ясно, где зайки берут жратву, которую так любят: у них сады на склоне горы. А откуда у лесных партизан столько еды? Ну не вор же им принёс из замка. Они у себя в лесу выращивают томаты, хлеб, морковь, перец? А если где-то выращивают, то зачем эти зверьки так долго терпели власть тирана? Давно бы сбежали в лес или куда подальше и жили там припеваючи. Как известно, любая тирания существовать может лишь тогда, когда рабам некуда бежать. Ну что это за феодализм такой: стоит одинокий замок, а вокруг него огромные земли, благодатные и пустые, где можно жить спокойно и свободно. Говорилось в тексте, что солдаты Вердоги защищали крестьян от бандитов, но такое объяснение не годится: если в том мире необходимо спасаться от разбойников и прочих угроз, там повсюду бы стояли замки феодалов или хотя бы деревни, окружённые частоколом, а не одинокие хаты, наподобие той, в которой поселился брат королевы. А ведь там ещё и гигантские хищные птицы есть, и другие монстры! Хорькам и мышам надо бы объединиться и вместе вычистить мир от орлов и сов, дабы не дрожать каждый день, поглядывая на небо. А эта салтычиха глупая и её отец-деспот: как они допустили, что все их крестьяне разбежались? Куда смотрела армия Котира? И ещё: почему злая кошенция не убила Мартина и своего брата? Зачем ей эти двое? Сидят они в темнице и едят хлеб, которого солдатне Котира не хватает. Тоже не верю. 6. Опять чепуха с загадками, которые сочинил древний мудрец, чтобы поиздеваться над потомками. Опять главного героя посылают за тридевять земель, чтобы привёл подмогу, хотя все интересные и важные для сюжета события происходят там, откуда он ушёл. При этом легендарный воитель умудряется попадать во все засады и ловушки, какие повстречаются ему на пути, и его отряд ложится спать, не выставив часового. Казалось бы, события книги «Martin the Warrior» должны были научить этого деревенщину вести себя осторожнее. Его в Котире заразили глупостью? 7. Джедайский меч Мартина не только режет хорьков надвое, но и одним взмахом отрубает кусок от наковальни. Восхитительная магия! Но кошка та ещё ведьма: меч большого вреда ей не нанёс, а лишь слегка поцарапал её. А Мартина она так отшлёпала, что его пришлось с того света вытаскивать: видимо, тогда мышонок и узнал, что существует такая ценная вещь как «щит». Хотя нет, щит вряд ли помог бы ему. Мартин ведь в броне и шлеме явился на битву, но киса очень быстро раздела его своими джедайскими когтями. Вообще, Мартин мало похож на легендарного героя: он просто ещё один боец, не лучше и не хуже остальных. Восхвалять нужно не Мартина, а его супероружие, с которым любой станет супервоителем. 8. Как можно замаскировать выдру под белку? Или под хорька, лисицу? У всех обитателей мира Рэдволл форма тела одинаковая? Значит, они действительно являются человекоподобными карликами со звериными головами: им достаточно надеть фальшивую морду, и готово перевоплощение. Ну, это же скучно. Почему бы не добавить рэдвольским героям больше звериных черт? Морда длинная зверю ведь не для красоты нужна: она даёт ему мощное обоняние, но я не замечал, чтобы у кого-либо из персонажей Рэдволла был чуткий нюх. 9. Рыба умеет говорить? А вдруг и те рыбы, которых едят рэдвольцы, тоже говорящие? Не аббатство мирных мышей, а логово каннибалов получается. Хотя вряд ли мышки стали бы стесняться этого: они дружат с хищными птицами, а те уж точно каннибалы. 10. Персонажи в этой книге, как и в предыдущей, не вызывают интереса; их жизнь тоже скучновата. Когда их стало слишком много, мне уже было без разницы, кто из них произносит ту или иную реплику, потому что это не так уж и важно: почти все они безликие, одинаковые. В чём отличие одного крота или хорька от другого? Речь кротов я и вовсе пропускал: сил нет расшифровывать этот поток латинских букв (в оригинале). 11. Есть ли в романе запоминающиеся моменты? Их четыре: а) начало романа, где зима; б) когда барсук с венком на голове и посохом появился перед героями: напомнил мне одного из моих персонажей; в) когда куница понял, что дела плохи, и свалил из крепости, и никто его не съел; г) когда ёжики встретились с котом в темнице. Из этого кота получился бы интересный герой, но автор вскоре вышвырнул его из сюжета; затем кот вернулся, но уже в роли «ещё одного мирного жителя». Я ожидал, что Джиндживер скажет пару слов над трупом любимой сестрицы, но этого не случилось, а ведь была бы клёвая сцена. Ладно, почитаем теперь «Mattimeo»...
  5. 1 point
    Не согласна с утверждением "меньше знаешь - крепче спишь" в том плане, что знание многих, пусть и неприятных вещей спасает от обескураживающих выпадов, лжи и манипуляций. Правду, пусть и отвратительную, лучше узнавать заблаговременно и молча, со спокойным видом переваривать и обдумывать. Примерно так я обычно действовала и продолжу действовать и впредь. Хотя последнее откровение до сих пор не начало перевариваться и вызывает неослабевающий рвотный рефлекс. Занять бы себя чем-то эмоционально и физически затратным, чтобы не зацикливаться на одних и тех же переживаниях, жаль, что из дома сейчас далеко нельзя выходить...
  6. 1 point
    22-я глава готова! Осталась небольшая постобработка и проверка на грамматические ошибки, но учитывая ее ужасающие размеры и мою занятость... на это уйдет еще несколько дней. Но по сравнению с более чем годовой паузой, надеюсь, ожидание покажется недолгим.)
  7. 1 point
    Оу, спасибо, ребята, очень приятно получить эти поздравления)
  8. 1 point
    Война с Котиром; первые сражения Предпосылки Первые донесения о государстве хищников, расположившемся на юге от молодой империи, поступили от бойцов воздушной разведки - соколиного дозора, глаз и ушей дальнего фронтира. Точная дата неизвестна, но считается, что первые стычки (дозорные птицы были обстреляны патрульными отрядами чужестранцев) состоялись во время закладки Агнибанда (1315-1321) и покорения Долины цветущих мхов. Организованное сопротивление и высокая технологическая оснащенность неизвестных заставила императора и совет герцогов проявить осторожность и временно отозвать воздушные отряды с линии соприкосновения, подготовив несколько отрядов обученных лазутчиков для проникновения на чужие земли с целью стратегической разведки. Главными задачами было выявление военной и промышленной мощи потенциального противника, и, по возможности - сведения о его властвующей династии. Проникновение удалось организовать проще, чем предполагалось - границы королевства, которое именовалось Котир, охранялись лишь редкими патрулями княжеских дружин. Однако, сбор сведений представил собой куда более тяжелую задачу; военные заставы и подходы к стольному граду, замку с одноимённым названием, охранялись на удивление тщательно, опытными воинами в качественной экипировке. Размеры владения так же были велики - раскинулось оно минимум на сотни миль как вглубь суши, так и в стороны между океанами. Кроме того, народ королевства крайне недружелюбно и недоверчиво относился к странникам, и полностью отрицал торговлю. Лазутчиков, отправленных в Котир под видом купцов, оставили без товара - "конфисковав" утварь в пользу королевской семьи. Таковую представляла собой стареющая королевна Цармина, её дочери и советник Ясеневая Лапа, некая лесная куница о которой удалось узнать даже меньше, чем о главе правительства. Появление сильного противника обеспокоило не только совет Анклава, но и многих купцов и ремесленников, не желавших более селиться на южных границах империи. Для стабилизации обстановки, в провинцию Агни были переброшены дополнительные армейские силы, а дружины герцога - усилены ветеранами войны за Северное Побережье. В срочном порядке возводились укрепления (именно благодаря возникшей угрозе возник один из самых крупных и боеспособных замков Анклава - форт Агни) и перебрасывались материалы. Однако, не имея точных данных о силе противника, имперское командование не рисковало выводить к фронтовой линии лучшие из своих отрядов, наполняя ряды защитников рубежа неопытными новобранцами с целью проведения "разведки боем". летом 1335-го года в Котир были направлены гонцы с целью установления дипломатических отношений и деэскалации напряженности между государствами, однако кошачья династия отказалась от переговоров, пленив посланников и выдвинув тяжело вооруженные войска к границам с целью отодвинуть присутствие Анклава за правый берег реки Калиска, негласно разделяющей нации. Как оказалось, Цармина категорически переоценила свои силы, полагая, что столкнулась с очередной волной обычных захватнических стай, время от время пребывающих с моря или через кряж Долины цветущих мхов. Её жизненный опыт диктовал стратегию "шока и трепета" - демонстрации силы, которая раннее работала достаточно успешно, мотивируя иноземцев отступить и поискать более лёгкую добычу. Не осознавая масштаба и мощи нового противника, королевна ввязалась в войну на истощение - войну, для которой Котир не имел мобилизационного ресурса. Битва Четырёх Холмов Дата: Лето Великой Охоты, 1335 Место: Правый берег Калиски, тридцать миль к западу от форта Вархаунд Силы сторон: Анклав Пяти Звёзд: ~2000 легко вооруженных пехотинцев (дружины герцога и армейские рекруты), более 500 лучников Гвардейского Имперского корпуса, 10-15 крупных боевых птиц, более 50 малых птиц - воздушных разведчиков, неизвестное количество вспомогательной пехоты и обслуживающего персонала Королевство Котир: ~300-350 тяжеловооруженных латников, ~500 тяжелых пехотинцев-копейщиков, неизвестное количество легкой пехоты, ~200 наёмных арбалетчиков Земли Льдов и Снегов под предводительством Бейна-лисы, неизвестное количество княжеских дружинников. Армии Котира форсировали Калиску почти не встречая сопротивления. Небольшие передовые отряды дружинников Агнибанда быстро отступали, а налёты имперских боевых птиц, скидывающих зажигательную смесь и флешеты, не наносили передовым частям сколько-нибудь значительного урона (хотя не раз уничтожали переправы и вредили колоннам снабжения, что сказывалось на темпе продвижения королевских войск). Вдохновлённые лёгкими победами, котирцы приняли решение продвигаться дальше вглубь провинции вместо того чтобы укрепить позиции на правом берегу реки и возвести полевые укрепления. В это время лорд Синешкур, опытная норка, возглавляющая оборону центрального сектора наступления, закрепился на возвышенностях известных как "четыре холма" широким фронтом приблизительно в полторы мили, прикрытый с левого фланга густым лесом и оврагами, а с правого - заброшенной рыбацкой деревней и размытым руслом Калиски, непроходимой для тяжелых пехотинцев распутицей. Его солдатам удалось возвести насыпи, которые служили препятствием для наступающих по основному направлению удара. Штаб полевого госпиталя был развернут дальше к северо-западу, по основному тракту, что позволяло быстро перемещать обозы. Его противниками выступал некий воевода Янтарь, дикий кот, и командиры лис-наёмников, чьи имена история не сохранила. "Двоевластие" в воинстве Котира сыграло дурную шутку, плохо сказываясь на организации сил. Уверенные в очередной лёгкой победе, королевские тяжелые латники выступили к позициям Синешкура с намерением атаковать его "в лоб" несмотря на занимаемые им главенствующие высоты. Их поддерживали наёмные арбалетчики; понимая, что им придётся штурмовать возвышенность вместе с латниками, многие из них оставили тяжелые павезы в расположении ставки Янтаря. Наступление обернулось кошмаром для атакующих; за линиями легкой пехоты Синешкур расположил предварительно переброшенных из Маршанка Гвардейских лучников, лучших и наиболее опытных стрелков Анклава. Используя длинные тисовые луки, им удалось создать такую плотность огня, что даже закованные в тяжелые латы воины Котира потеряли темп наступления. Для лисьих арбалетчиков потери оказались чрезмерно тяжелыми - и оба отряда покинули поле боя, отступая к ставке. Янтарь принял их бегство за предательство, и приказал казнить отступающих, что ещё более внесло смуту в ряды котирцев. Задержка бойцов первой линии заставила воеводу ввести в бой вспомогательные силы, практически оставляя собственные позиции без защиты. Легкой пехоте он приказал обойти укрепления с правого фланга, через заброшенный посёлок; ожидая подобного манёвра, Синешкур приказал выжечь поселение, детонировав предусмотрительно заложенные пороховые заряды и поджигая хворост силами боевого охранения. Неся тяжелые потери, воевода Янтарь был не намерен отступать; его силы атаковали войска Анклава более пятнадцати раз, но даже когда воины обессилили, кот продолжал гнать их в атаку. В то же время со стороны форта Вархаунд имперская армия подвела свежие подкрепления, возглавляемые герцогом Агнибанда, росомахой Герро Кровавым Клыком. Их поддержали с воздуха соколы и степные орлы имперских воздушных сил, отвлекая на себя огонь оставшихся стрелков противника и разбрасывая флешеты над передовой линией. Фланговый манёвр был сокрушителен; охрана ставки не смогла сдержать натиска прибывших сил, и большинство котирских командиров, включая Янтаря, были взяты в плен, в то время как Кровавый Клык продолжил наступление и ударил измотанным частям фронтовой линии в тыл. Сражение было окончено.
  9. 1 point

    From the album: Рисунки Фортунаты

    Для ослепительной красоты не мешало бы и второй глаз на камушек поменять. )) Сегодня завалила Короля гнилью, играя за Барнаби: профукала на последнем ходу престиж, и все же, мышь меня защекочи... Десять единиц гнили против восьми! Как же это было весело!... Даром половину ходов не могла толком здоровье восстановить, а еще эти долбанные Круги Камней... Очередь Амбер (всех персов вообще-то по памяти рисовала, посему и наряд другой - не отложился): Ну, и немножко ролевой Ждите новых работ!))

    © Фортуната

  10. 0 points
    Лапусь, с др! Всего самого доброго, успешного и красочного!
This leaderboard is set to Moscow/GMT+03:00
×