Jump to content

Leaderboard


Popular Content

Showing content with the highest reputation since 10/30/19 in all areas

  1. 5 points
    Солнце, солнце светит Лето к нам идёт! Гонф-хитрец, воришка По́ лесу бредёт. Он идёт в Барсучий Дом С фляжкою под мышкой, Он вино приподнесет Колумбине-мышке. Он украл вино в комнатах Котира, Нет хитрее его на просторах мира. Он спасался от копий и камней, В целом,в целом мире нет его умней! Гонф-хитрец, воришка-он в лесу поёт, Солнце, солнце светит лето к нам идёт!
  2. 2 points
    Когда-нибудь я прекращу страдать от социальной неловкости. Не в смысле совсем избавлюсь (даже при хороших коммуникационных навыках, отточенных в больницах, я испытываю подчас глубокий подсознательный дискомфорт), а прекращу испытывать из-за этого стыд: вот я позвонила/пришла/обратилась в общем чтоб решить какой-то вопрос, решила как могла - не хуже среднестатистического обращенца - и всё, зашибись. Проблемы нет, всё складывается нормально, не надо двадцать раз прокручивать в голове какие-то оговорки или переспрашивания - они бывают у всех. Надо натаскивать себя на бОльшую переключаемость, ей-Мартину.))
  3. 2 points
    С 1 сентября, Опять учёба! Надоело. Но, надо, неучем быть плохо. А лето, уж очень странный предмет - вроде бы было, а вроде и нет....
  4. 1 point
    Я начну. Всю жизнь Клуни поступал, исходя из ненависти. Она фактически была единственной, кого он любил и кому был предан. Но сейчас, в день, когда он исполнил самые дерзкие мечты, нашептанные ею, завоеватель не был счастлив. Все его мысли поглотило существо, которое, пожалуй, не желал больше никто на свете. Тогда-то он и понял, что есть вещи гораздо страшнее призраков и сновидений. Клуни думал убить объект своего воздыхания. Раз и нет. Однако в глубине души он знал: это не поможет. Можно убить зверя, но не искоренить чувства в нему. В тот день было казнено много пленных, и лишь нескольких из них оставили в живых. Но только одно из этих имен волновало крысиного предводителя. Оно состояло из пяти слогов полной нелепости и безграничного обожания. «Крото» —, молвил разум; «Начальник» —, подытожило сердце.
  5. 1 point
    Матиас тихо прокрался в пещеру огромного аспида и уже готов был вернуть меч Мартина Воителя, чтобы показать Клуни Хлысту и его крысам, где их место, как вдруг змей проснулся. -Асмодеу-с-с-с. TO BE CONTINUED. Да, Асматиас. Да, смиритесь)
  6. 1 point
  7. 1 point

    From the album: Поделки Риклы

    Сегодня исполняется 24 года моему брату Теме. Вот то, что я ему подарила: портрет Теминой собаки Шуши.
  8. 1 point

    From the album: Рэдволл через карандаш

    Серия пиратов для Nipworta. Рисунок №3 - лис - пират. Спасибо Artemу, который подсказал пиратские атрибуты.
  9. 1 point
    Попрыгунчик защелкал зубами, даже он понимал, что не все так просто. Но в душе чернохвостого рыцаря уже созрели сомнения. — Она не хотела, чтобы её искали, иначе прислала бы письмо. Искра выбрала свой путь, да и мы тоже. Для нас ничего не изменилось, мы идем на юг, нельзя сбиваться с дороги, иначе никогда не найдем Заповедных земель. Лес лесов. Увидев как Попрыгунчик опустил плечи, Лакки поспешно добавил: — Мы поспрашиваем о ней по пути, уверен, что найдем еще следы, а сейчас уже темно и стоит побеспокоиться о ночлеге. Иначе здесь мы все равно, что в открытом поле. Лакки с дрожью вспоминал боевые вылазки в северные земли, иногда приходилось спать на промерзлой земле. Плохо выбранное место для привала порой означало конец нескольким беличьим жизням. Он не хотел говорить вслух. Хромой бельчонок заметно повеселел. — А что вообще может значит эта “И”? Можно же оставить крестик или закорючку, а не подписываться собственным именем. - не унимался он. Лакк`тайли и сам не знал, на что указывает неожиданный знак из прошлого. Как давно Искра была здесь? Десять лун назад? Год? И сколько пробыла? Куда отправилась потом? От вопросов гудела голова, а с каждой минутой времени на поиск убежища оставалось все меньше. Как последнее солнце погаснет и покажется луна-олениха, то на охоту выйдут звери, которым лучше не попадаться на нюх. Лакки вычертил в воздухе беличий глиф “Незнание”. Удобно разговаривать немыми глифами, когда уже не можешь выдавить ни звука. Попрыгунчик на время замолчал и начал что-то жевать. Они уже подошли вплотную к кустарникам за которыми прятался старый торговый путь. Рыцарь никак не мог выбросить из головы воспоминания о подруге из Валарана. Ведь запах мягкого чая из листьев свежей мяты и плодов спелого крыжовника не мог быть… — Постой. — Лакки резко остановился и схватил Попрыгунчика за воротник. Бельчонок наконец принюхался к вечернему воздуху. Запах ночных цветов и трав сменился более резким ароматом, от которого сразу стынет кровь. Его ни с чем не спутаешь. — Здесь барсуки. Держись рядом. Лакки отпустил Попрыгунчика и потянул за копье. Оружие легко выскользнуло из петли на плаще и легло в беличьи лапки. Тут же со стороны орешника послышалась возня. Лакки так и не проверил округу, болван. Он отругал сам себя и всмотрелся в темноту, окружающую поляну. Попрыгунчик тоже неуклюже вытащил из-за пояса короткий деревянный меч — потертую детскую игрушку с тупым клинком из мягкого тополя. Даже орехи колоть не сгодится. — Не лезь, рыцарь недоделанный. - прорычал Тайли и попятился обратно на поляну. Он схватился за древко оружия поудобнее. Очень вовремя - из зарослей наконец показалась острая морда зверя. В темноте барсук казался цвета грязи от хвоста до кончика носа. Он водил невидящим взглядом по поляне. Из раскрытой пасти капала слюна. — Я тоже могу сражаться. Это всего лишь барсук, сейчас мы ему надаем по макушке! - не унимался лохматый бельчонок и попытался принять боевую стойку. Как воин из какой-нибудь книги для маленьких бельчат. Должно быть выглядело забавно, но сейчас Лакки было не до смеха. Барсук как раз уловил источник запаха и двинулся через траву прямо к беличьим, быстро ковыляя на кривых лапах. Слишком быстро. — Беги к дереву. Живо. — крикнул Лакки. На возражение Попрыгунчика рыцарь ловким ударом древка выбил у него из лап деревянный меч и откинул игрушку в сторону хищника, который с рыком выскочил из травы. Меч ударил зверя по носу и тот даже сначала остановился, но сразу бросился в атаку с удвоенной яростью. Времени на споры уже не осталось. Лакки оттолкнул друга тычком копья, пригнулся и нырнул под пасть барсука, когда он бросился на беличьих. Попрыгунчик ухнул и исчез в траве. В слепой атаке хищник тут же потерял воина с копьем из виду и разозленный, забил когтями по земле. Во все стороны полетели комья земли. Лакки, очутившись под нападающим машинально ткнул копьем ему в живот насколько позволяло пространство. Острие ударило по брюху хищника, но из-за высохшей грязи лишь слегка поцарапало шкуру. Барсук оказался покрыт грязевыми наростами как броней. — Слева еще один, Лакки! - донесся сверху беличий визг. На запах добычи еще один барсук вылетел из травы и ударил другого в бок. Барсуки вместе кубарем покатились по земле, оставив бельчонка лежать на траве с поднятым оружием. Лакк Тайли тут же вскочил на лапы и бросился к дереву напрямик. Он планировал отвлечь этого барсука и увести подальше от поляны. Но не двух сразу! Рыцарь знал на собственном опыте - с одним барсуком справиться возможно, но вот против двоих удачу лучше не испытывать. В отличии от сов или куниц - эти блохастые мешки не обладали даже зачатками разума и рвали напролом, не жалея ни себя, ни жертву. Сзади раздался гул. Со всех сторон зашуршала трава, Лакки отчетливо услышал звуки десятка когтей, скребущих по камням. Зловоние грязных зверей сгустилось. Их не двое. — Сюда! Давай, прыгай! - откуда-то сверху продолжал визжать Попрыгунчик. — А ну не троньте его, барсучьи дети! С дерева дождем посыпались крупные желуди. Один чуть не угодил Лакки прямо по макушке. “Извини, дружище!” донеслось из кроны дуба. Барсуки на обстрел не обратили никакого внимания. Огромная зверюга выскочила из тени прямо перед рыцарем. Барсук раскрыл пасть и обнажил ряд длинных желтых зубов. Каждый мог бы перекусить белку пополам. Лакки не сбавляя скорость выставил вперед копье. Барсук пригнулся, приготовившись к прыжку. В последний момент Лакки ударил наконечником в землю перед собой. Упругое древко согнулось, напряглось, и на ходу выстрелило бельчонком наверх, как из катапульты. Барсук щелкнул челюстью в прыжке и гневно завопил, промахнувшись. Попрыгунчик сидя на дереве восхищенно присвистнул. Лакки мягко приземлился и в два прыжка добрался до дубового ствола, рванулся вверх и вцепился когтями в кору. С дерева посыпался мох и сухие листья. Бельчонок поймал равновесие и через миг уже оказался в густой древесной кроне. Барсуков оказалась целая стая, сверху они походили на кучку рваных теней. Они скулили и наматывали круги вокруг дерева, только пары глаз иногда сверкали в темноте. Некоторые начали рвать когтями ствол, пытаясь взобраться, но собственный вес не позволял. Звери сползали на землю и снова начинали выть. Лакки прижал лапу к груди, успокаивая сердцебиение. Бельчонок наконец оглянулся и обнаружил себя посреди своеобразного гнезда из ветвей и листьев. Попрыгунчик свесился с одной из крупных веток вниз головой и с любопытством наблюдал за барсуками. Убежище в кроне, которое нашел этот сумасшедший, походило на птичьи дома. Ветви и листья плотно укрывали со всех сторон, а пол устилал проросший мягкий мох. Даже специально беличьим не всегда удавалось найти такое удачное место для ночлега. Еще чуть укрепить против дождя и ветра и можно оставаться здесь жить. Лакки без сил опустился на мох рядом с кучкой желудей. Попрыгунчик затараторил вверх тормашками: — У меня чуть душа в хвост не убежала. Думал мне конец. Ловко ты того здоровяка перепрыгнул, еще немного тренировок и можно с бродячими артистами будет выступать. Черный Хвост, укротитель барсуков и всякой дикой твари. Здорово придумал? Эй, ты чего умолк? Лакки запустил в друга одним из желудей, но так, чтобы промахнуться. Попрыгунчик захихикал и начал раскачиваться на ветке взад вперед. Сердце Тайли никак не хотело возвращаться к спокойному ритму. А вот неряха боец с игрушечным мечом похоже ничего не боялся, для него схватка походила на какую-то игру, в которой проигравших трепали за ухом, да отправляли домой пить настойку из рябины и спать до полудня. Едва ли он хоть на мгновение осознал в какой близости от беды бельчата только что оказались. Попрыгунчик перестал раскачиваться и скрестил лапы на груди, глядя вниз. — Они что-то нашли в траве и жуют, даже отсюда слышно. Да с таким аппетитом, аж самому попробовать захотелось. Лакки на секунду нахмурился, а затем тронул себя за плечо. Проклятье! Лакки потянул свои уши лапами пока не стало больно. Словно тучи опустились с небес и легли ему на спину, так сильно он устал. “Как можно быть таким пустоголовым, Лакк`тайли, копье беличьего народа? “ — Я обронил сумку с припасами, Попрыгунчик. — произнес Лакки глядя в потолок из плетеных ветвей. — Они ужинают нашей последней провизией. Попрыгунчик повернулся к другу и улыбнулся. Но с каждой секундой его улыбка гасла все сильнее. Вместе с надеждой, что это только шутка. — Там же книга Эллина. - завизжал Попрыгунчик и рванул по дереву вниз. Лакки еле успел вскочить и схватить друга за хвост. Рыцарь заскрипел зубами от усилия. Лохматый весил как мешок орехов, несмотря на крохотный рост. Лакки дернул друга изо всех сил и затащил в древесное гнездо. Попрыгунчик пискнул и перестал орать, но все равно гневно уставился на возню внизу и защелкал зубами. — Совсем голову потерял. - зашипел Лакки. Кажется, он вывихнул плечо пока пытался удержать этот мешок с едой. - Еще одна такая выходка и я сам тебя в пасть у барсуку запихну, еще и спасибо скажу. Попрыгунчик поглядел на друга и мгновенно сник. В темноте блеснул неуклюжий глиф. То ли Извинение, то ли Печаль, уже было не разглядеть. На какое-то время стало совсем тихо, только хруст и шорохи из травы нарушали ночную тишину. Даже полуночные птицы не спешили появляться. Своей схваткой беличьи распугали всех здравомыслящих зверей. Вряд ли до самого утра хоть кто-то покажет нос из убежища. Попрыгунчик не выдержал тишины и вслух запричитал: — Ты не понимаешь, дружище, её же мне Искра подарила. Еды еще можно раздобыть, а где достать еще одну копию сказок кролика… — Попрыгунчик шмыгнул носом. — Истории о Древних. О единственном лисьем короле, про Миранду похитительницу луны, про Келя - вечного вожака Волчьей стаи. Каждый из них хранит дары. Как нам найти их, если мы даже не будем знать где искать?! Я же не помню всю книгу наизусть. Да я даже половины еще не успел прочитать. Попрыгунчик взобрался на ветку, уткнулся мордочкой в хвост и, кажется, захныкал. Лакки опустил уши с кисточками и начал царапать когтями один из желудей. В желудке требовательно заурчало. Холодная ночь полностью завладела Ллетиенном, воздух уже кусал подушки лап и уши, а у беличьих с обеда и скорлупы от ореха не было во рту. Вдалеке, за листьями, замерцали первые звезды-однодневки, которым не суждено дожить до рассвета. Одновременно с порывом ветра со стороны Волчьей Стаи раздалось эхо далекого воя, знамение полнолуния, а затем снова осталась тишина, которая бывает только в Ничейной роще. Попрыгунчик посмотрел на Лакки выжидающе, и тот наконец сказал: — Знаешь, я не уверен что Эллин действительно знал где искать дары. И сказки его ведь для детей написаны. С чего ты взял, что мы можем верить детской книжке? — Если где-то и есть правда, то только в книгах, сир рыцарь! Кролик точно знал, о чем пишет. В отличии от магистров, у которых солома между ушей. Меня не взяли ни в один из двенадцати орденов из-за этой лапы. - Попрыгунчик сел у края убежища, где было не так темно и вытянул вперед кривую заднюю лапку. Она росла слегка под углом, и неправильно сгибалась при ходьбе. - Потому для меня остались только книги из архива и копии вороньих записей. Пока ты с дружками носился по лесу и втыкал копья во все, что движется, я читал и изучал действительно важные вещи. Впрочем, теперь уже без разницы. Нет книги, нет еды, нет смысла продолжать путь. Радует разве что то, что Искра еще жива. Хоть одна хорошая новость в эту луну! Не знаю, как ты, Лакк`тайли, а я отправляюсь спать. Надеюсь, завтрашний день будет не таким мерзким как сегодня. Попрыгунчик пробрался в гнездо, подтянул лапы и сунул деревянный меч себе под голову. Уже очень скоро он засопел и плотно закутался в дырявый плащ, который каким то чудом успел прихватить с собой на дерево. Для Попрыгунчика все было просто, рыцари были героями сказок и легенд, для рыцарства не было необходимости в длинных титулах или гор поверженных врагов. В мире юного храбреца каждый сам себя назначает рыцарем и обязательно является героем какой-то книги. А Лакки был всего лишь очередным копьем беличьего лорда-правителя и в довесок проклят черным окрасом. Нужно было самому барсуку в пасть залезть и действительно стало бы легче. Лакки вспомнил как приносил присягу на главной площади Валарана, рядом с домом лорда. Под взглядами тысячи белок. Вспомнил, как черный мундир оттенял его и без того черный хвост. Как клинок сира Сияния Рассвета коснулся его плеча дважды, а потом и плечей всех новобранцев по очереди. Каждый опускался на колени пастухом, поваром, плотником, а вставал подданным лорда Виктариана. Рыцарем беличьего народа. Только Лакки как был Черным Хвостом, так и остался. Прозвище приклеилось намертво, многие белки-солдаты даже не знали как Хвоста зовут на самом деле. Сейчас бельчонок вдруг особенно остро почувствовал себя предателем. Оставил родной дом, оставил службу, отправился куда глаза глядят наслушавшись старых легенд. “Ну не безумец ли ты, Лакк’Тайли прозванный Черным Хвостом?” Стало еще холоднее, даже морозно. Мох отсырел и не сохранял тепло, а единственный солнцекамень, который похож на застывшую смолу и долго держит дневное тепло, остался лежать внизу среди остальных вещей. Бельчонок не оставлял надежды, что хоть его то барсуки не сожрут, новый искать замучаешься в этой глуши. Лакки отложил копье и завязал потуже черный мундир, символ службы в рыцарском ордене Сталедрева, и укрылся таким же черным плащом. Хвост цвета смоли обернулся вокруг рыцаря и кажется, даже стало тепло. Бельчонок все равно долго не мог уснуть. Только засыпая к нему приходили крики сов, или ухмылки его братьев по оружию. Многие так и не вернулись с войны. Кого-то он мог бы даже назвать другом. В какой-то момент он видел даже Искорку, которая гладила его по голове и приговаривала, что все будет хорошо. Заваривала свой любимый чай из травы и ягод. Рассказывала неведомые истории, смеялась над Попрыгунчиком и вообще была той самой — Искрой. Но скоро морок развеялся. Лакки проснулся от того, что какая-то тень мелькнула на миг закрыв свет от полной луны, которая чуть светила сквозь дубовую крону. Он схватился за древко копья, но незваный гость больше не появился, сколько Лакки не ждал. Бельчонок успокоился и уселся у края гнезда, свесив вниз лапы. В этот момент он задумался о том, что может и правда Фрейя все время направляла бельчат на этом пути? Так и наступило утро, закапал мелкий дождь. Попрыгунчик никак не хотел просыпаться, поэтому Лакки потянулся и первым выглянул наружу. Поляна опустела и по ней стелился утренний влажный туман, прибитый к земле холодной моросью. Бельчонок осторожно спустился вниз к самой траве и обыскал округу. К счастью барсуки разобрали только еду. Сумка разодрана в лоскуты, но снаряжение и солнцекамень остались лежать нетронутым. Его облепили со всех сторон крупные бабочки и жуки. Камень остыл, но согреть его на солнце в полдень не составит труда. Через пять шагов Лакки нашел разодранную книгу Попрыгунчика. От страниц остались только клочки, похоже барсукам пришлись по вкусу чернила из смолы и клюквы. По периметру поляны не появилось новых следов. Поэтому рыцарь быстро собрал остатки припасов, сложил их в плащ и пошел обратно к гнезду, где спал Попрыгунчик. Лакки кинул быстрый взгляд на кору, где они нашли след беличьей. И обмер. Огромные бабочки, размером с самого беличьего, облепили со всех сторон дерево там, где был выцарапан знак Искры. Длинные крылья чуть вздрагивали, одновременно, как у одного организма. Челюсть бельчонка чуть не стукнулась об грудь от зрелища. Лакки был готов поклясться, будь темнее и он видел бы как бабочки мерцают лунным светом. Бельчонок сделал шаг к дереву, но в тот же миг что-то резко ударило сзади по затылку. Небо погасло и в рот набилась трава. Лакки застонал и потянулся за копьем, но еще один удар выбил последний свет из его глаз. Он начал падать в глубокую черную яму, а вокруг закружили бабочки-гиганты и пытались ухватить его своими лапками. Стоило их коснуться и они гасли одна за другой, рассыпались с хлопком в облаке искр. Лакки попытался схватить одну, но она тут же превратилась в пыль. Бездна все поглощала и поглощала, а беличий размахивал лапами пытаясь найти равновесие. Когда погасла последняя бабочка осталась только непроглядная тьма.
  10. 1 point
    Ролик, представляющий мир Рэдволла на мультифэндомном конвенте EveryCon, прошедшем 14 сентября 2013 года
This leaderboard is set to Moscow/GMT+03:00
×